Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

НИКОЛАС РОБИНСОН:
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В ЭПОХУ АНТРОПОЦЕНА

Интервью с профессором Юридической школы им. Элизабет Хауб Университета Пейса (США, Нью-Йорк).


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Некоммерческие организации: статус и виды деятельности
Научные статьи
20.03.12 11:43

вернуться


 
ЕврАзЮж № 2 (45) 2012
Гражданское право
Бурцева А.А.
Некоммерческие организации: статус и виды деятельности
В статье рассматриваются актуальные вопросы расширения организационно-правовых форм некоммерческих организаций и новых видов их деятельности, обусловленных совершенствованием системы гражданского законодательства РФ.

      Модернизация системы государственных услуг в социальной сфере обусловила принципиальное обновление организационных правовых форм некоммерческих организаций вообще и учреждений в частности. И это не случайно, поскольку учреждения являются самым распространенным видом некоммерческих организаций, деятельность которых позволяет удовлетворить широкий спектр социально-экономических, политических, иных потребностей и законных интересов общества. Именно поэтому наблюдается тенденция постоянного обновления правового регулирования их деятельности. К примеру, в ФЗ «О некоммерческих организациях» в период с 1 января 2010 г. по 31 декабря 2011 г. вносились изменения и дополнения десять раз!  Нормы статьи 120 «Учреждения» ГК РФ также неоднократно совершенствовались.  Кроме того, приняты специальные федеральные законы, регламентирующие деятельность отдельных видов учреждений.

     В то же время известные отечественные цивилисты отмечают,  что отсутствует единая система правового регулирования организационно-правовых форм некоммерческих организаций. В частности, к некоммерческим организациям в полной мере применяются общие положения о юридических лицах (§ 1 гл. IV ГК РФ); статьи 116–123 ГК РФ регулируют лишь некоторые вопросы правого статуса пяти отдельных форм некоммерческих организаций, а именно: потребительского кооператива, общественной и религиозной организации (объединения), фонда, учреждения и ассоциации (союза). Поэтому центр тяжести правового регулирования лежит на специальных законах, среди которых в первую очередь следует назвать федеральные законы от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях».

    Нормы, регулирующие правовое положение отдельных видов некоммерческих организаций, содержатся и во многих иных нормативных актах. Так, особенности правового положения образовательных организаций установлены в Законе РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-I «Об образовании»,  а организаций культуры – Основами законодательства РФ о культуре от 9 октября 1992 г.  Перечень можно продолжить, но приведенного материала достаточно, чтобы сделать вывод об отсутствии единой законодательной базы для некоммерческих организаций.

      Многие авторы, в их числе Н.А.Захарова и О.А.Кожевников, справедливо отмечают, что отдельные виды юридических лиц вообще ошибочно отнесены к некоммерческим организациям. Так, потребительские кооперативы в действительности являются коммерческими организациями – производственными кооперативами, поскольку п. 5 ст. 116 ГК РФ предоставляет его членам право распределять между собой доходы, полученные потребительским кооперативом от предпринимательской деятельности, осуществляемой кооперативом в соответствии с законом и уставом. Аналогичная ситуация складывается и с товарными и фондовыми биржами, а также негосударственными пенсионными фондами, деятельность которых направлена на систематическое извлечение прибыли. Вне всякого сомнения, полагают исследователи, такие структуры следует признать хозяйственными обществами.

     Отмечая недостатки и противоречия норм отечественного законодательства, регламентирующего деятельность некоммерческих организаций, Н.А.Захарова и О.А.Кожевников пишут, что выделение некоммерческих организаций в отдельные виды, которым соответствуют и особые организационно-правовые формы юридических лиц, нередко проведено искусственно, при отсутствии практически значимых признаков, характеризующих особенности их гражданско-правового положения, либо при отсутствии для этого реальной потребности. Так, объединения работодателей и торгово-промышленные палаты по существу являются объединениями юридических лиц; общественные фонды – обычными фондами, от которых практически не отличается автономная некоммерческая организация; огороднические и дачные «некоммерческие товарищества», общества взаимного кредитования и взаимного страхования, общины коренных малочисленных народов не имеют принципиальных формообразующих отличий от потребительских кооперативов; государственные академии наук по существу являются бюджетными учреждениями с несколько расширенными правомочиями (право создания других учреждений – институтов и территориальных отделений и центров) и т. д.

     Излишним, по мнению вышеуказанных авторов, представляется существование некоммерческого партнерства, которое по целям своей деятельности и организационной структуре близко к ассоциации (союзу). Особой организационно-правовой формой юридического лица по закону считается орган общественной самодеятельности, которому статус юридического лица не нужен.

    Эти же авторы ссылаются на то, что значительное число некоммерческих организаций создается исключительно с целью материального обеспечения своей основной деятельности, не являющейся предметом гражданско-правового регулирования, в связи с чем приобретают строго целевую правоспособность.

    Приведенные факты убедительно свидетельствуют о постоянном расширении нормативной правовой базы, прямо или косвенно затрагивающей статус или деятельность учреждений как вида некоммерческих организаций. Вместе с тем, правоприменительная практика дает основания утверждать, что обновленное законодательство по-разному решает многие проблемы деятельности таких организаций, создавая тем самым дополнительные проблемы для некоммерческих организаций. Многие правовые акты о некоммерческих организациях далеки от совершенства, они нередко изобилуют пробелами, повторами и противоречиями. Кроме того, имеется ряд сфер деятельности некоммерческих организаций, законодательно регулируемых явно недостаточно.

    Для преодоления сложившейся ситуации и придания этому процессу прозрачности и объективности Президент РФ поручил Правительству доработать нормативно-правовую базу участия некоммерческих организаций в системе оказания государственных социальных услуг. При этом расширить использование конкурсных механизмов их финансирования.

     Конечно, этими вопросами не исчерпываются проблемы создания и деятельности некоммерческих организаций. Например, в связи с опубликованием Проекта изменений ГК РФ  особую дискуссию вызывают (применительно к теме настоящей статьи) критерии различий приносящей доход и предпринимательской деятельности. Дело в том, что предпринимательская деятельность некоммерческих организаций по ныне действующему законодательству имеет ряд существенных ограничений, в частности она:
– не может быть основным видом деятельности;
– должна быть обязательно отражена в уставе;
– должна соответствовать целям и задачам создания и деятельности данной некоммерческой организации;
– не должна быть направлена на систематическое получение прибыли;
– прибыль, полученная от такой деятельности, не распределяется между учредителями.

    В связи с изложенным можно вполне обоснованно сделать вывод, что в такой деятельности отсутствуют необходимые для предпринимательства признаки. Поэтому предполагаемые изменения в системе правового регулирования некоммерческих организаций, касающиеся их деятельности, можно признать положительными. Конечно, приносящая доход деятельность более соответствует статусу некоммерческих организаций.

    Между тем законодатель не запрещает некоммерческим организациям осуществлять предпринимательскую деятельность при условии соблюдения всех установленных требований и ограничений.

     Таким образом, складывается довольно интересная ситуация – некоммерческие организации могут одновременно заниматься предпринимательской деятельностью и осуществлять приносящую доход деятельность. Вместе с тем, коммерческие организации могут выполнять те же виды деятельности с той лишь разницей, что предпринимательская деятельность для них является основной и полученная прибыль может распределяться между участниками.

     В то же время многие некоммерческие организации осуществляют свою основную деятельность на условиях возмездности, например, образовательные. По сути, эти учреждения осуществляют предпринимательскую деятельность, которая не признается законодателем таковой при условии, что полученная прибыль не распределяется между учредителями. Если учесть, что на практике многие коммерческие организации не распределяют прибыль, а используют ее для развития и модернизации своего производства или расширения сферы оказания услуг, то возникает вопрос о целесообразности разделения юридических лиц на коммерческие и некоммерческие.

      Конечно, ответ на поставленный вопрос можно дать лишь с учетом налогового законодательства, поскольку система налогов и иных обязательных платежей принципиально различается по принадлежности организаций к коммерческим или некоммерческим. Вместе с тем, каждая совершенная сделка подпадает под определенную ставку налогов в зависимости от цели и нужд, на которые будет использована полученная прибыль (или доход). Иначе говоря, некоммерческая организация, совершившая предпринимательскую деятельность, обязана уплатить с такой деятельности такие же налоги, как и коммерческая. И наоборот, коммерческая организация, совершившая некоммерческую сделку, не включает полученный от нее доход в прибыль от коммерции.

      Таким образом, суть вопроса состоит не в субъекте, а в виде деятельности, им осуществляемой. Поэтому, с нашей точки зрения, законодателю целесообразно сосредоточить свое внимание на модернизации правового регулирования видов деятельности, скажем, принять во внимание социальную значимость выполняемой некоммерческой организацией работы или оказываемых услуг.
Кстати говоря, есть довольно интересный международный опыт возмездной деятельности некоммерческих организаций в социальной сфере, так называемое социальное предпринимательство, которое активно используется как в экономически благополучных зонах, так и в странах третьего мира. В силу новизны и актуальности этой идеи остановимся на ней подробнее.

     Итак, социальное предпринимательство, по мнению западных авторов, представляет собой новый способ социально-экономической деятельности, соединяющей в себе социальные цели создания и деятельности некоммерческих организаций и обеспечение их устойчивого финансового положения за счет активного использования принципа самоокупаемости.

   Побудительной причиной осуществления социального предпринимательства является неблагоприятная социальная ситуация в какой-либо сфере общественной деятельности, которая требует новаторского подхода и нестандартного решения. В числе наиболее вероятных причин называют безработицу в среде этнических меньшинств, «умирание» рабочих поселений в связи с закрытием основного производства, социальную изолированность инвалидов и т. п.

     Преодолеть сложившуюся социальную проблему обычными способами экономической деятельности, как правило, уже невозможно. Требуются именно нестандартные социально- экономические мероприятия, характеризующиеся в первую очередь своей социальной направленностью, которая в данных случаях имеет большую значимость по сравнению с целью – получить доход или прибыль.

     Опыт России свидетельствует, что в такой деятельности принимают участие не только частные лица, но государственные и муниципальные органы. К примеру, по решению местного органа власти устанавливаются квоты рабочих мест для определенных слоев населения, разрабатываются программы оказания им бюджетных услуг начального профессионального образования. Так, М.Н.Головнев, анализируя условия и порядок оказания коренным народам Крайнего Севера услуг начального профессионального образования, обращает внимание, что эти процессы должны поддерживаться государственной политикой и тесным взаимодействием социальных партнеров в сфере занятости населения и развития людских ресурсов по следующим направлениям:
– совершенствование системы информации о рынке труда;
– повышение эффективности государственной политики и качества государственных услуг в сфере занятости;
– улучшение качества рабочей силы и развитие ее профессиональной мобильности;
– совершенствование правового регулирования в сфере рынка труда и занятости;
– повышение эффективности внешней трудовой миграции и стимулирование внутренней территориальной мобильности трудовых ресурсов.

    Далее М.Н.Головнев пишет, что для решения указанных задач принят ряд важнейших, в том числе международных документов,  которые призваны обеспечить выполнение комплекса мероприятий в сфере профессионального обучения населения и создания экономических условий для его трудовой иммиграции.

     Все изложенное заслуживает поддержки и одобрения. Однако при этом не следует забывать, что основные функции по выполнению работ или услуг, имеющих социальную направленность, осуществляют именно некоммерческие организации, перед которыми, как правило, стоят двуединые задачи – выполнить социально значимую работу или оказать услугу и получить прибыль, которая обеспечит им не только самофинансирование, но и позволит развить сферу своей деятельности.

    С учетом изложенного сформулируем вывод: социальное предпринимательство как вид деятельности некоммерческих организаций сформировался не только за рубежом, но и в России. Однако в отличие от ведущих стран мира в РФ данный вид важнейшей социальной деятельности пока не получил официального признания.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика