Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Федеральное Собрание и Конституционный Суд Российской Федерации в системе u1088 разделения властей
Научные статьи
20.03.12 11:46

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (45) 2012.
Конституционное право
Омаров С.М.
Федеральное Собрание и Конституционный Суд Российской Федерации в системе u1088 разделения властей
В статье рассматриваются теоретические вопросы конституционного принципа разделения властей. Исследуются вопросы распределения властных полномочий между различными ветвями власти и их взаимное уравновешивание; место и назначение Конституционного Суда и Федерального Собрания в системе разделения властей; обеспечение принципа разделения властей и осуществление контроля за его соблюдением всеми органами государственной власти. Рассматривается также характеристика принципа разделения властей в решениях Конституционного Суда РФ.
Исследуя указанные проблемы, автор приходит к выводу, что Конституционным Судом за двадцатилетний период своей деятельности были выработаны правовые позиции, направленные на обеспечение снятия конфликтов в развитии государственно-правовых отношений, а также на повышение авторитета государственной власти в целом и ее отдельных ветвей.

     Купить бюстгальтер для беременных сегодня совсем не сложно. При этом важно, чтобы белье для будущей мамы было не только функциональным, но и красивым и современным. Купить бюстгальтер для беременных, вся подробная информация на сайте http://www.garmonialtd.com
Впервые в Российской Федерации на законодательном уровне принцип разделения властей был закреплен в Декларации о государственном суверенитете РСФСР, принятой 12 июня 1990 года Съездом народных депутатов.  В пункте 13 Декларации было установлено, что разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства. В последующем этот принцип был закреплен в новой редакции Конституции РСФСР 1978 года. Изменениями и дополнениями, внесенными 21 апреля 1992 года в Конституцию РСФСР 1978 года,  было закреплено, что разделение властей является одной из незыблемых основ конституционного строя России; система государственной власти в Российской Федерации основана на принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией, ее субъектами и местным самоуправлением.

     В связи с закреплением на конституционном уровне принципа разделения властей возникала необходимость в его гарантиях, в осуществлении контроля за его соблюдением всеми органами власти. С образованием Конституционного Суда РСФСР в 1991 году этот высший орган контрольной власти стал дополнительным гарантом соблюдения и реализации принципа разделения властей. В преамбуле к Закону «О Конституционном Суде РСФСР» от 12 июля 1991 года  было отмечено, что «в согласии с принципами разделения властей конституционный контроль передается в ведение судебной власти как наиболее беспристрастной и независимой. Учреждение Конституционного Суда РСФСР должно послужить укреплению конституционного строя Российской Федерации, утверждению начал законности в правотворчестве и правоприменении».

     Следует отметить, что принцип разделения властей в тот период сосуществовал с конституционными нормами, закрепляющими правомочность Съезда народных депутатов и Верховного Совета принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению Российской Федерации. Таким образом, полновластие законодательного органа являлось нарушением принципа разделения властей как одной из основ конституционного строя. На это обратил внимание Конституционный Суд в своем послании Верховному Совету Российской Федерации от 5 марта 1993 года, в котором было отмечено: «одну из причин противостояния законодательной и исполнительной власти Конституционный Суд видит в игнорировании ими конституционного принципа разделения властей». 

     В Конституции Российской Федерации 1993 года принцип разделения властей закреплен в качестве одной из основ конституционного строя. Статья 10 Конституции гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

       Идея принципа разделения властей предполагает не только распределение властных полномочий между различными ветвями власти, но и их взаимное уравновешивание, невозможность одной из них подчинить себе остальные. Можно согласиться с мнением Б.Н.Топорнина, что «разделение властей, перешагивающее разумные пределы, может обернуться для общества потерей управляемости и разгулом стихии. Взаимосвязанность и взаимообусловленность властей, последовательное соблюдение требований системы сдержек и противовесов – это предпосылки необходимого единства всей государственной деятельности. Ни одна власть не может игнорировать другую без ущерба для себя и общества в целом».

     Такая характеристика принципа разделения властей нашла отражение во многих решениях Конституционного Суда Российской Федерации. Так, Конституционный Суд в Постановлении от 18 января 1996 года № 2-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края отметил, что «разделение единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную предполагает установление такой системы сдержек и противовесов, которая исключает возможность концентрации власти у одной из них, обеспечивает самостоятельное функционирование всех ветвей власти и одновременно – их взаимодействие».

    В.Д.Зорькин справедливо отмечает приспособляемость теории к меняющейся общественной ситуации: не застывшее состояние обособленных структур, а работающий, действующий механизм, достигающий единства на основе сложного процесса согласования и специальных правовых процедур, предусмотренных в том числе и на случай конфликта и экстремальных ситуаций.

     Конечно, у каждой власти есть свое место и назначение, закрепленное в Основном законе страны и развивающееся в конституционном законодательстве. По мнению отдельных авторов, если по отношению к разделенным властям применить ставшее расхожим определение «первая среди равных», то такой, несомненно, стала бы законодательная власть, так как именно в ее сферу входит разработка фундаментальных программ, утверждение бюджета и издание законов, на которых строится организация и деятельность всего государства. Принципам, закрепленным в законе, обязаны следовать учреждения исполнительной власти, на их основе функционирует и судебная власть.  Представляется, что смысл теории разделения властей состоит не в определении иерархии органов, а в формировании механизмов взаимодействия, позволяющих избежать конфликтов, порождаемых противоборством властей.

    Конституция РФ относит принятие законов к исключительному ведению законодательных органов. Согласно статье 15 Конституции РФ органы государственной власти обязаны соблюдать Конституцию и законы. Принцип законности в деятельности Федерального Собрания РФ распространяется и на его законодательную функцию. Данный принцип подразумевает обязанность изложения норм принимаемых законов в соответствии с нормами Конституции РФ. Вместе с тем, в процессе выполнения Федеральным Собранием законодательной функции, а также итогового принятия федеральных конституционных и федеральных законов может иметь место нарушение конституционных норм.

      Независимость законодателя в системе разделения властей выражается в возможности регулирования отдельных вопросов в пределах его исключительной компетенции. Органы государственной власти вправе вмешиваться в данный процесс в строго определенных рамках, установленных Конституцией РФ и другими законодательными актами. Вмешательство Конституционного Суда РФ в случае принятия федерального закона Федеральным Собранием РФ допускается только лишь, если законодатель вышел за рамки предоставленной ему свободы действий и нарушает конкретный принцип или норму, закрепленные в Конституции РФ.

     По мнению судьи Конституционного Трибунала Республики Польши М.Мазуркевича, принцип разделения властей прежде всего предполагает специфическую модель отношений между судебной властью и другими ветвями власти. В соответствии с данной позицией определенные формы взаимовлияния и сотрудничества допустимы только между законодательной и исполнительной властью, допустимо и пересечение или совпадение компетенции органов этих ветвей власти. Однако их отношения с судебной властью должны основываться только на принципе «разделения», а беспристрастность судей и независимость судов являются необходимыми составляющими принципа разделения властей.

    Из трех ветвей власти только судебная формируется не на политической, а на профессиональной основе. Судебная власть не участвует в формировании законодательной и исполнительной власти. По Конституции РФ суды не обязаны отчитываться перед законодателем и исполнительной властью, и наоборот, политические ветви власти не являются каким-либо образом подотчетными судебной власти.

    Независимость Конституционного Суда РФ, да и в целом системы судов, включает в себя два аспекта – процессуальную независимость в решении конкретных дел и институциональную независимость, охватывающую организационную и финансовую самостоятельность.

   Конституция Российской Федерации содержит положения, регламентирующие взаимоотношения всех ветвей власти: Федерального Собрания и Президента; Правительства и Федерального Собрания; Президента и высших судов Российской Федерации; Федерального Собрания и высших судов Российской Федерации и т. д. Однако положения Конституции не всегда находят однозначное толкование у названных органов государственной власти. В такой ситуации возникшие споры зачастую становятся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

     В процессе рассмотрения конституционного принципа разделения властей возникает вопрос о гарантиях не только указанного принципа, но и в целом Конституции. Важно отметить, что еще до принятия Конституции 1993 года Конституционным Судом вырабатывались позиции, направленные на обеспечение принципа разделения властей.

   Так, например, в Постановлении от 26 февраля 1993 года № 4-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики о досрочном прекращении полномочий народного депутата Российской Федерации  Конституционным Судом было отмечено, что лица, входящие в состав Правительства Российской Федерации, не могут быть народными депутатами Российской Федерации, согласно принципу разделения властей, независимо от порядка их назначения. При этом народные депутаты не лишаются депутатских полномочий – их полномочия досрочно прекращаются.
Другим примером обеспечения принципа разделения властей является Постановление Конституционного Суда от 2 апреля 1993 года № 6-П , в котором совместное Постановление Президента Российской Федерации и Председателя Верховного Совета Российской Федерации было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации. Другими словами, Конституционный Суд РФ признал издание совместного правового акта органами разных ветвей власти противоречащим конституционному принципу разделения властей.

    Таким образом, уже на начальном этапе деятельности Конституционного Суда РФ принцип разделения властей наполнялся новым конституционным содержанием. Им была предпринята попытка реформирования конституционной и политической систем, создания российского государства как правового, с наличием института разделения властей как одной из основ конституционализма.

     Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» в статье 94 закрепляет положение, согласно которому Конституционный Суд  рассматривает споры о компетенции исключительно с точки зрения установленных Конституцией Российской Федерации разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, что указывает Конституционному Суду на необходимость обеспечения принципа разделения властей.

     Конституционному Суду в своей практике приходится рассматривать достаточно острые вопросы взаимоотношений, возникающие между различными ветвями власти. Рассмотрим некоторые примеры разрешения Конституционным Судом конфликтных ситуаций между Президентом и Федеральным Собранием.

    Так, в связи с запросом Государственной Думы Конституционный Суд в Постановлении от 11 декабря 1998 года № 28-П  дал толкование положений части 4 статьи 111 Конституции РФ, согласно которым после трехкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства РФ Государственной Думой Президент назначает Председателя Правительства, распускает Государственную Думу и назначает новые выборы. По мнению заявителя, Президент не вправе повторно представлять одну и ту же кандидатуру Председателя Правительства, а Государственная Дума может быть распущена Президентом только после отклонения ею трех разных представленных им кандидатур Председателя Правительства, т. е. под «представленными кандидатурами», по мнению Государственной Думы, в части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации подразумеваются разные лица.

      В результате рассмотрения конституционных положений Конституционный Суд пришел к выводу, что Президент Российской Федерации при внесении в Государственную Думу предложений о кандидатурах на должность Председателя Правительства Российской Федерации вправе представлять одного и того же кандидата дважды или трижды либо представлять каждый раз нового кандидата. При этом Конституционным Судом было отмечено, что право Президента предлагать ту или иную кандидатуру и настаивать на ее одобрении, с одной стороны, и право Государственной Думы рассматривать представленную кандидатуру и решать вопрос о согласии на назначение – с другой, должны реализовываться с учетом конституционных требований о согласованном функционировании и взаимодействии участников этого процесса, в том числе на основе предусмотренных Конституцией Российской Федерации или не противоречащих ей форм взаимодействия, складывающихся в процессе реализации полномочий главы государства и в парламентской практике.

     Таким образом, Конституционным Судом в результате толкования части 4 статьи 111 Конституции было интерпретировано, что процедура назначения Председателя Правительства предполагает поиск согласия между Президентом и Государственной Думой с целью устранения возникающих противоречий по поводу кандидатуры на данную должность, что возможно на основе предусмотренных Конституцией Российской Федерации или не противоречащих ей форм взаимодействия, складывающихся в процессе реализации полномочий главы государства и в парламентской практике.

      Отдельно хотелось бы остановиться на разрешении Конституционным Судом конфликтной ситуации, возникшей между Президентом и Федеральным Собранием относительно пределов влияния Президента на законодательный процесс. Основанием к рассмотрению дела по запросу  Государственной Думы, Совета Федерации и Президента явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании положений статьи 107 Конституции Российской Федерации, связанных с понятием «принятый федеральный закон», с процедурой отклонения федерального закона Президентом Российской Федерации, а также с повторным рассмотрением федерального закона палатами Федерального Собрания в «установленном Конституцией Российской Федерации порядке». Наиболее существенное значение имело истолкование положений об отклонении федерального закона Президентом. В интерпретации Конституционного Суда не является отклонением в смысле части 3 статьи 107 Конституции возвращение Президентом федерального закона в соответствующую палату Федерального Собрания, возможное только в случае нарушения палатой установленных Конституцией требований к порядку принятия федеральных законов и предусмотренных ею условий и процедур.
 
     В период отсутствия развитой системы законодательства (1990–2000 гг.) перед Конституционным Судом стояла задача найти адекватные механизмы сдержек и противовесов на основе разграничения компетенции между Федеральным Собранием и Президентом Российской Федерации. Это было вызвано тем, что в связи с наличием пробелов в законодательном регулировании Президентом издавалось большое количество нормативных правовых актов, зачастую конкурировавших с принимаемым парламентом законом, что являлось причиной их оспаривания на конституционность.

     Согласно Конституции РФ Президент является гарантом Конституции, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Он также наделен полномочиями издавать указы и распоряжения, которые не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Однако при использовании Президентом конституционных полномочий в сфере нормотворчества возникала вероятность им выхода за пределы, установленные Конституцией и, как следствие, нарушения конституционного принципа разделения властей.

      В целях недопущения данной ситуации Конституционным Судом была сформулирована правовая позиция, согласно которой не является противоречием Конституции Российской Федерации издание Президентом указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 года № 11-П по делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 года № 1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации…» Конституционным Судом было отмечено, что «Указ Президента носит временный характер и предусматривает в качестве альтернативы возможность выборов глав администраций. Следовательно, являясь временной мерой в условиях отсутствия соответствующего законодательства и имея целью обеспечить согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, Указ не отрицает принцип выборности глав исполнительной власти, вытекающий из статьи 3 (часть 2) Конституции Российской Федерации в ее взаимосвязи со статьей 32, закрепляющей право граждан избирать органы государственной власти».

     Подобная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом и в Постановлении от 31 июля 1995 года № 10-П.  В нем Конституционный Суд отметил, что Президент РФ действует в установленном Конституцией порядке, а для случаев, когда этот порядок не детализирован, а также в отношении полномочий, не перечисленных в статьях 83–89 Конституции Российской Федерации, их общие рамки определяются принципом разделения властей (статья 10 Конституции) и требованием статьи 90 (часть 3) Конституции, согласно которому указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции и законам Российской Федерации.

    На наш взгляд, указанная правовая позиция Конституционного Суда объяснялась условиями переходного периода и явилась адекватным реагированием на сложившуюся ситуацию. Возможность нормативного правового регулирования указами Президента отдельных сфер в отсутствие законодательного регулирования имела важное значение для обеспечения единства правовой системы, а также эффективного функционирования страны.

    Указанное полномочие давало возможность Президенту в переходный период в опережающем порядке регулировать различные вопросы экономического и социального характера, требующие незамедлительного решения.

     На основании изложенного можно сделать вывод, что Конституционным Судом за двадцатилетний период деятельности были выработаны правовые позиции, направленные на обеспечение снятия конфликтов в развитии государственно-правовых отношений, а также на повышение авторитета государственной власти в целом и ее отдельных ветвей.

    Как полагает В.Зорькин, существование конституционного правосудия становится гарантией удержания властей в границах их компетенции, очерченной конституцией, позволяет цивилизованным способом разрешать возникающие между ними конституционно-правовые споры.

      Как показали рассматриваемые примеры, Конституционный Суд, сталкиваясь с конфликтными ситуациями между отдельными ветвями власти, в рамках системы разделения властей, более или менее успешно разрешает их и помогает прийти конфликтующим сторонам к согласию, не теряя свойственной правосудию сдержанности. При этом следует признать, что ни законодательная, ни исполнительная ветвь власти не обладают таким набором полномочий, которые позволяют непосредственно осуществлять защиту конституционного принципа разделения властей


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика