Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Судебная реформа 1864 г. как этап в процессе демократизации судебной системы России | История государства и права
Научные статьи
20.03.12 14:46

вернуться

 
ЕврАзЮж № 2 (45) 2012
История государства и права
Милосердова Л.Ф.
Судебная реформа 1864 г. как этап в процессе демократизации судебной системы России
В статье рассматривается роль судебной реформы 1864 г. в демократизации судебной системы Российской империи. Раскрывается сущность понятия «демократизация» применительно к судебной системе.

                                                                                                                                                                           
      Проблемы демократизации судебной системы активно обсуждаются в современных научных кругах, но при этом остается неясным точный смысл данного термина применительно к судебной системе и ее развитию, как в исторической ретроспективе, так и в современных условиях. Поэтому мы должны, прежде всего, уточнить, что же будем понимать под демократизацией судебной системы.

    Понятие демократизации происходит от термина «демократия». В современной науке теории государства и права под демократией понимают определенный политический режим. Политический режим – это совокупность приемов и методов осуществления государственной власти, уровень гарантированности демократических прав и политических свобод личности в государстве. Политический режим может быть не только демократическим, но и антидемократическим: авторитарным, тоталитарным и т. д.

    Демократический режим характеризуется такими признаками, как разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, многопартийностью, равными возможностями для политических партий, политическим плюрализмом, реальными гарантиями реализации прав и свобод человека и гражданина.

     Исходя из этого, демократизация представляет собой процесс, направленный на формирование и укрепление демократических начал во всех сферах государственной и общественной жизни. Применительно к судебной системе демократизация означает создание равных возможностей граждан для доступа к правосудию, а также справедливость и беспристрастность правосудия. Демократическое правосудие «должно быть организованно и по форме, и по содержанию на началах права, в первую очередь таких как формальное равенство, признание равного масштаба свободы для всех субъектов и справедливости».

     Рассматривая формирование отечественной судебной системы в исторической ретроспективе и исследуя процессы ее демократизации, мы будем принимать во внимание, прежде всего, положительную динамику в обособлении судебной власти, повышении ее самостоятельности, преодоление сословного характера судебной системы, совершенствование судебного процесса в плане отхода от его инквизиционного характера и усиления начал состязательности.

    Традиционно в научной литературе, говоря о демократизации судебной системы Российской империи, имеют в виду, прежде всего, судебную реформу 1864 г. При этом, как справедливо отмечает И.В.Минникес, конструкция «судебная реформа 1864 г.» не отражает реального положения дел. В 1864 г. были подписаны нормативные акты, преобразующие судоустройство и судопроизводство в стране – судебные уставы. «Но самой реформы в 1864 г. не было и быть не могло. Вопрос о реализации Уставов решался Высочайше утвержденным «Положением о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 г.», которое содержалось в именном императорском указе от 19 октября 1865 г. При этом ввести в действие новые установления планировалось в течение нескольких лет», начиная с 1866 г.

    Соглашаясь с данными аргументами, отметим, что в историко-правовой науке конструкт «судебная реформа 1864 г.» давно устоялся и является общеупотребительным.

    Нет сомнений, что рассматриваемая судебная реформа стала одним из кардинальных преобразований отечественной судебной системы за все время ее существования. Причем это были именно преобразования демократического характера. В результате реформы в России был создан новый суд: бессословный, основанный на принципах гласности и состязательности, с адвокатурой и присяжными заседателями, с мировой юстицией. По словам английского исследователя Р.Уотмана, «Реформа 1864 г. наделила судебную власть тем положением и правомочиями, которых у нее никогда до этого не было. Она возложила ответственность за отправление правосудия на лиц, получивших юридическое образование, и создала институты, воплотившие в себе современные принципы судопроизводства».

    Высоко оцениваемая как современниками, так и потомками, судебная реформа 1864 г., тем не менее, в процессе практической реализации встретила многочисленные затруднения. На смену ей через несколько лет пришла контрреформа, ликвидировавшая ряд демократических институтов, включая мировой суд. «Новая судебная система вступила в противоречие с самодержавной монархией, которая не могла смириться с существованием независимой от администрации судебной власти».

   Объяснить, почему судебная реформа, будучи достаточно прогрессивной и демократичной, не получила своего логического продолжения в последующих преобразованиях, возможно только с учетом анализа всех условий и причин ее проведения.

    Главной причиной судебной реформы 1864 г., определившей демократический характер ее направленности, стала отмена крепостного права в 1861 г. Освобождение крестьян от крепостной зависимости неминуемо повлекло за собой преобразование всех основных общественных институтов, так как изменило правовой статус значительной части населения страны. В то же время освобождение крестьян не сопровождалось демократизацией внутриполитической системы. Слова «гласность» и «оттепель», появившиеся в самом начале правления царя-освободителя, имели весьма ограниченное практическое распространение. Население не получило новых политических прав и свобод, политические институты государства не стали более демократичными.

    Демократизация судебной системы также требует наличия определенных социальных предпосылок. Главной социальной предпосылкой является наличие значительного количества материально обеспеченного и экономически активного населения – среднего класса. Именно средний класс, который в рассматриваемый период представляла нарождавшаяся буржуазия, испытывает потребность в демократичной судебной системе, которая позволяла бы эффективно отстаивать его экономические интересы. Но средний класс в период «великих реформ» еще не сложился. Подавляющее большинство населения проживало в сельской местности. Среди крестьян преобладала беднота. Численность предпринимателей и купцов, как и количество дворян, составляла около 1 %. В целом доля богатых лиц в общей массе населения была мала по сравнению со странами Западной Европы.

    Таким образом, приходится констатировать, что демократизация судебной системы в середине ХIХ столетия не имела политических и социальных предпосылок.

    Еще одно важнейшее условие демократизации судебной системы – это развитое правосознание населения. В этом отношении ситуация также обстояла не лучшим образом. В русском национальном правосознании сформировалась такая черта, как этикоцентричность, превалирование этических начал над правовыми. Жить честно совсем не означало для русского человека жить по закону.

    Не способствовала росту авторитета судебной власти и та ситуация, которая существовала в отечественной судебной системе до реформы 1864 г. Большое число судебных органов с нечетко определенной компетенцией, существовавших в России в дореформенный период, приводило к запутанности судебного процесса и процессуальных требований, огромным, иногда десятилетним срокам рассмотрения дел, процветанию взяточничества.  Министр юстиции И.Г.Щегловитов отмечал в 1904 г.: «Положение нашего уголовного правосудия до издания судебных уставов императора Александра II было поистине вопиющее. Судебная власть была судебною только по названию; суды, организованные по сословному началу, были не более, как придатком администрации… Письменность процесса, его негласность, господство в нем теории формальных доказательств, отсутствие защиты – все эти резкие недостатки так называемого инквизиционного процесса делали уголовное правосудие того времени совершенно непригодным для ограждения не только прав личности, но и интересов государства… Сам министр юстиции граф Панин при совершении рядной записи в пользу своей дочери для ускорения дела дал надлежащим судебным чинам взятку в сто рублей».

   Несмотря на явное отсутствие выраженных предпосылок для демократизации судебной системы Российской империи, реформа 1864 г. внесла в организацию работы суда демократические начала. Судебная реформа ввела в практику судопроизводства такие принципы, о которых в России до этого большинство населения даже и не думало: презумпцию невиновности, гласность и состязательность процесса, право обвиняемого на защиту, участие в процессе представителей народа. В результате судебный процесс стал отвечать самым высоким демократическим стандартам своего времени.

   В организационном плане судебная система получила такие демократические институты, как мировой суд и суд присяжных.

    Мировой судья избирался на 3 года представительными органами местного самоуправления (уездными земскими собраниями или городскими думами) из среды местных обывателей на основе образовательного, служебного и имущественного ценза. Ему были подсудны уголовные дела, если предусмотренное в законе наказание не превышало 1 года лишения свободы, или гражданские с суммой иска не свыше 500 руб. Выборность мировых судей стала важным демократическим нововведением.

   Институт присяжных заседателей, заимствованный из судопроизводства, построенного на принципах англо-саксонской правовой семьи, вызвал неоднозначные оценки. Одним из влиятельных противников суда присяжных был К.П.Победоносцев, который писал: «Неразумно и легкомысленно было вверять приговор о вине подсудимого народному правосудию, не обдумав практических мер и способов, как его поставить в надлежащую дисциплину, и не озаботившись исследовать предварительно чужеземное учреждение в истории его родины, и со сложною его обстановкой».  На практике введение суда присяжных резко увеличило количество оправдательных приговоров в России.

    Несмотря на свои прогрессивные основы, новый судебный строй сохранял остатки сословных судов (волостные суды по крестьянским делам), «инородческие» суды, значительная масса судебных дел подпадала под церковную юрисдикцию.

     Несмотря на это, можно согласиться с тем, что значение судебной реформы 1864 г. выходит далеко за рамки сферы судопроизводства. Эта реформа фактически стала первым шагом на пути формирования в России системы разделения властей, отделив власть судебную от административной, о чем непосредственно говорилось в Учреждении судебных установлений.  И не случайно в современных условиях в процессе демократизации судебной системы России она восприняла целый ряд принципов и институтов судебной реформы 1864 г.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика