Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Недра как объект конституционно-правового регулирования: основные направления
Научные статьи
10.04.12 12:22

вернуться

   
ЕврАзЮж № 3 (46) 2012
Конституционное право
Ильина О.Ю.
Недра как объект конституционно-правового регулирования: основные направления
В статье на основе анализа различных подходов к определению понятия предмета конституционного права выявляются три основных направления конституционно-правового регулирования недр. Автором сделан вывод о том, что все три направления тесно связаны и взаимодействуют между собой: недостаточность и нечеткость такого регулирования на одном направлении незамедлительно сказываются на других направлениях.

        Недра как жизненно важный компонент природной среды и природный ресурс являются исключительно значимым для российского народа объектом, по поводу которого складываются и переплетаются общественные отношения, требующие конституционно-правового регулирования.

    Впервые конституционализация недр была осуществлена Декретом II Всероссийского съезда «О земле», которым отменялась помещичья собственность на землю немедленно и без всякого выкупа; признавались самыми справедливыми путями решения земельного вопроса отмена, раз и навсегда, частной собственности на землю и обращение ее во всенародное достояние; переход всех недр земли, руды, нефти, угля и т. д. в исключительное пользование государства.

    В отношении недр и других природных ресурсов на протяжении конституционной истории России проделано крутое пике от приоритета общественной собственности (применялись категории «национальное достояние», «всенародное достояние» «достояние народов, проживающих на соответствующей территории»)  до плюрализма форм собственности: частной, государственной, муниципальной и иных.

    Недра и их компоненты (полезные ископаемые, подземные пространства) в числе других природных ресурсов и сегодня, без всякого сомнения, находятся в центре взаимоотношений, если не сказать политической борьбы различных социальных сил.

     Отсюда также целый спектр проблем: соответствует ли конституционно-правовое регулирование недр реальным общественным отношениям, какую перспективу оно имеет, в чем трудности применения норм Конституции РФ в отношении недр и другие.

     Сегодня недра выступают в конституционно-правовом регулировании как объект использования и охраны (ч. 1 ст. 9, ст. 58 Конституции РФ), объект права собственности (ч. 2 ст. 9, ч. 2 ст. 36 Конституции РФ), часть государственной территории РФ (ч. 1 ст. 67 Конституции РФ), предмет ведения и разграничения полномочий органов государственной власти РФ и ее субъектов, а также органов местного самоуправления (п. «в» ст. 72 Конституции РФ и др.). Кроме того, за пределами государственной территории недра континентального шельфа РФ и недра исключительной экономической зоны РФ являются объектом отдельных суверенных прав РФ.

     Сложность конституционно-правового регулирования вызвана, кроме всего прочего, двойственным положением недр как объекта хозяйствования и как объекта охраны, и все это в одном качестве, более высоком, чем обычный объект имущественно-правовых отношений, отвечающий потребностям гражданско-правового оборота, – компонент природной среды, являющийся основой жизни и деятельности российских народов.

     Для уяснения вопросов, связанных с недрами как объектом конституционно-правового регулирования, имеет большое значение раскрытие природы, выявление специфики такого регулирования, его места в системе конституционно-правового регулирования, принципов. Для этого, прежде всего, следует определить, какие общественные отношения составляют предмет конституционно-правового регулирования.

     Решение этого вопроса невозможно без теоретического анализа всей системы общественных отношений, входящих в предмет конституционного права, их типологии с целью последующего выделения среди них особого комплекса отношений, объектом которых являются недра.

     Вопрос о предмете конституционного (государственного) права длительное время сохраняет остроту и дискуссионность. О.Е.Кутафин, наиболее фундаментально исследовавший имеющиеся подходы к определению предмета конституционного права в новейшее время, отмечает, что в теории конституционного права осталось много вопросов, не получивших однозначного решения в силу различных представлений о предмете исследования. Н.А.Богданова полагает, что длительные, часто неконструктивные споры о предмете конституционного (государственного) права, его месте в правовой системе негативно влияли на разработку системы отрасли, а значит, и на структурирование знания о ней.

     Дореволюционные государствоведы Н.М.Коркунов, И.Андреевский, А.Д.Градовский, Н.И.Лазаревский относили к предмету государственного права исключительно отношения государственного властвования.  Особую точку зрения высказал А.С.Алексеев, впервые предложивший включить в предмет государственного права не только отношения властвования, но и правовое положение граждан.

   Наиболее активно продолжалась дискуссия в советский период. В юридической литературе того времени можно выделить два основных подхода к предмету государственного права. Одна группа исследователей (В.Ф.Коток, С.М.Раввин и др.) исходила из того, что отношения, составляющие предмет государства, охватывают организацию общественно-политического и государственного строя, экономической системы государства.  Другие ученые считали, что эти отношения охватывают только сферу организации и осуществления государственной власти в центре и на местах, взаимоотношения организации государственной власти с гражданами в связи с реализацией последними своих прав и обязанностей.

    К сторонникам второй концепции следует отнести, прежде всего, А.И.Лепешкина, который указывал, что «нормы советского государственного права, прежде всего, выражают и закрепляют форму организации государственной власти, как в центре, так и на местах (в лице Советов депутатов трудящихся), структуру этих органов, принципы их организации и деятельности и основные вопросы полномочий».

     В постсоветский период также не было выработано единой позиции в понимании предмета конституционного права, как стала именоваться данная отрасль.

     По мнению В.А.Рыжова, конституционное право регулирует общественные отношения, которые образуют основу всего устройства общества и государства и непосредственно связаны с осуществлением публичной, главным образом государственной, власти.

    С.А.Авакьян указывает, что сводить предмет конституционного права лишь к государственной власти и властеотношениям не совсем верно, хотя и отмечает, что такой подход имеет право на существование, так как вопрос о принадлежности и о сути власти является кардинальным в любой социальной системе.

    По мнению М.И.Кукушкина, в предмет регулирования конституционного права входят отношения, связанные с установлением основ организации государства и гражданского общества, чем обеспечивается единство общества и характер его государственной организации; основы правового статуса человека и гражданина в этом обществе; формы и механизм осуществления государственной власти.

      С точки зрения Е.И.Козловой, конституционное право регулирует отношения, складывающиеся во всех сферах жизнедеятельности общества: политической, экономической, социальной, духовной и пр.  При этом предметом конституционного права являются только те отношения, которые можно назвать базовыми, основополагающими в каждой из областей жизни, которые образуют фундамент сложной системы социальных связей, подлежащих правовому воздействию.

      М.В.Баглай придерживается позиции, согласно которой предмет конституционного права охватывает две основных сферы общественных отношений: а) охрана прав и свобод человека (отношения между человеком и государством); б) устройство государства и государственной власти (властеотношения). 

      В.И.Червонюк также выделяет две основные группы отношений: во-первых, отношения, связанные с охраной и реализацией основных прав и свобод человека и гражданина, или гражданские свободы; во-вторых, отношения, связанные с функционированием системы власти, или властеотношения.  По мнению этого автора, гражданские свободы и государственная власть – суть важнейшие объекты конституционно-правовых отношений, а отношения, возникающие по поводу этих объектов, составляют главное в предмете конституционного права.

   По мнению О.Е.Кутафина, предмет конституционного права складывается также из двух групп общественных отношений. Важнейшей составной частью предмета конституционного права, по его мнению, выступает группа общественных отношений, складывающихся в процессе воплощения в жизнь основных признаков государственной организации общества и лежащих в ее основе. Вторую группу образуют отношения, имеющие основополагающее значение для тех сфер, в которых они складываются.

    Е.И.Колюшин полагает, что предмет конституционного права составляют три основные группы общественных отношений, возникающие: а) при установлении основ общественного строя; б) при установлении и регулировании конституционно-правового статуса гражданина в России; в) при установлении и регулировании организации и деятельности государства и государственной власти.   По его мнению, исключение из предмета конституционного права отношений, возникающих при установлении основ общественного строя, обедняет предмет конституционного права, не соответствует позитивному конституционному праву России.

   Е.М.Ковешников указывает, что предмет конституционного права составляют общественные отношения, определяющие основы конституционного строя, форму государственного устройства, основы правового статуса личности, систему государственной власти, организацию местного самоуправления.

     С.А.Авакьян выделяет четыре группы общественных отношений, составляющих предмет российского конституционного права: 1) связанные с основами конституционного строя Российского государства, сущностью и формами власти народа; 2) связанные с основами правового положения личности в РФ; 3) по поводу государственного устройства РФ; 4) связанные с установлением системы, порядка формирования, принципами организации и механизмами деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в РФ.

    Многими учеными отмечалось своеобразие предмета конституционного права. Особенность конституционно-правового регулирования общественных отношений, по мнению О.Е.Кутафина, состоит в том, что в одних сферах жизни общества конституционное право непосредственно и в полном объеме регулирует общественные отношения, а в других лишь основополагающие, т. е. такие, которые предопределяют содержание остальных отношений в этих сферах.  А.Н.Кокотов отмечает, что конституционное право действует на двух основных направлениях.  На первом оно выступает как «обычная» отрасль права, детально регулирующая отношения, составляющие ее собственный предмет (устройство политической системы общества, осуществление высшей государственной власти). На втором направлении конституционное право выступает в качестве фундамента российского права в целом, всех его отраслей.

    По мнению В.И.Червонюк, направлением конституционно-правового регулирования, свойственным исключительно конституционному праву, являются общественные отношения, возникающие в процессе реализации суверенитета российского народа во всех его формах, обеспечения функционирования институтов представительной и непосредственной демократии.  Специальная роль и назначение такого правового регулирования заключается в обеспечении полновластия народа во всех сферах жизнедеятельности общества.

     Таким образом, анализ различных подходов к предмету конституционного права позволяет согласиться с теми авторами, которые выделяют три основных направления его воздействия: 1) общественные отношения, связанные с установлением основ конституционного строя; 2) общественные отношения, связанные с установлением правового статуса личности; 3) общественные отношения, связанные с осуществлением государственной власти и местного самоуправления.

   Представляется, что конституционно-правовое регулирование недр вбирает все три направления.

     На первом направлении конституционно-правовое регулирование недр связано с положениями главы 1 Конституции РФ, закрепляющей основы конституционного строя. Под конституционным строем одни ученые понимают общественные отношения, другие – форму и способ организации государства. Так, Н.А.Богданова полагает, что конституционный строй – это общественные отношения по организации публичной (государственной и муниципальной) власти и общества в целом.  По мнению В.И.Червонюка, конституционный строй есть совокупность конституционных отношений, устоявшаяся конституционная практика, представляющая собой разновидность государственного и общественного строя, основанного на принципах народовластия, разделения властей, признания человека, его прав и свобод высшей ценностью общества, подчинения государства приоритетам и интересам гражданского общества.  Е.И.Козлова, О.Е.Кутафин полагают, что конституционный строй – это определенная форма, способ организации государства, закрепленный в его конституции.  К основам конституционного строя, по мнению этих авторов, следует отнести основополагающие отношения, определяющие устройство государства, общества.

      На этом направлении недра являются объектом как прямого, так и косвенного конституционно-правового регулирования, воплощающего в жизнь устройство государства и общества.

      Прямое конституционно-правовое регулирование закреплено в статье 9 Конституции РФ, которая устанавливает в ч. 1 охрану и использование природных ресурсов, в том числе недр, как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. В ч. 2 этой же статьи закрепляется, что недра, как и другие природные ресурсы, могут находиться в разных формах собственности. Таким образом, статья 9 Конституции РФ закрепляет экологическую основу конституционного строя в ряду других его основ – экономической, политической, социальной и т. п. В отечественной науке вопрос о существовании экологической основы в качестве самостоятельной долгое время не рассматривался. Между тем, следует согласиться с мнением А.О.Миняева, что обострение экологической ситуации, осознание ее обществом требуют появления новой обособленной характеристики конституционного строя – экологической. 

      К косвенному конституционно-правовому регулированию относятся, прежде всего, положения о форме правления, форме государственного устройства, государственном режиме (ст. 1), а также о разделении властей (ст. 10); характеристике государства как правового и социального (ст. 1 и 7), положения о формах собственности: частной, государственной и муниципальной (ч. 2 ст. 8) и другие.

     На втором направлении такое регулирование связано с охраной и реализацией права каждого на благоприятную окружающую среду, свободой каждого осуществлять свои права по владению, пользованию и распоряжению недрами, не нарушая при этом права и законные интересы других лиц и не нанося ущерба окружающей среде, обязанностью каждого сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам.

    Данные права вкупе с обязанностями, изложенными в ст. 58, на конституционном уровне закрепляют эколого-правовой статус личности в Российской Федерации. По мнению В.П.Покатовой, эколого-правовой статус един и всеобщ, он не зависит от тех конкретных связей, в которые вступают конкретные люди.  Таким образом, то обстоятельство, что гражданин не является недропользователем (в соответствии с Законом РФ «О недрах»), вовсе не лишает его тех прав и обязанностей, которые предоставлены ему и возложены на него Конституцией РФ. Причем любой гражданин вправе потребовать реализации своих экологических прав, но в то же время обязан исполнять эколого-юридические обязанности.

     На третьем направлении конституционно-правое регулирование недр связано с установлением пространственных основ государственного суверенитета, осуществлением отдельных суверенных прав Российской Федерации за пределами ее государственной территории, разграничением предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ в области охраны и использования недр.

      Пространственная основа государственного суверенитета Российской Федерации устанавливается в ч. 1 ст. 67 Конституции РФ, определившей, что территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. На недра в пределах, обозначенных на земной поверхности государственной границей РФ, в соответствии с данной нормой распространяется суверенитет Российского государства, так как недра являются составной частью государственной территории.

       Стержневым элементом государственного суверенитета является территориальное верховенство (территориальный суверенитет), то есть верховенство власти государства по всему пространству, составляющему его государственную территорию.  Государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации.

    В недрах государственной территории РФ лежит нижний предел действия суверенитета Российской Федерации. И если верхний предел территориального суверенитета проходит там, где заканчивается воздушное пространство и, соответственно, начинается безвоздушное (космическое) пространство,  то нижний предел действия государственного суверенитета Российского государства проходит там, где, согласно логике российского законодателя, заканчивается земная кора и начинается мантия.

       В соответствии с Законом РФ «О недрах»  недра – это часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающаяся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения.

    Отечественный законодатель оказался лишенным амбиций, установив нижние пределы недр в рамках земной коры, исключив такие геосферы, как мантия и ядро, в отличие, например, от американского законодателя, установившего правовой принцип протяженности недр с поверхлежащим земельным участком «до ядра Земли».

     На недра континентального шельфа РФ и исключительной экономической зоны РФ, то есть на недра, находящиеся за пределами государственной территории РФ, осуществляется не государственный суверенитет, а отдельные суверенные права Российской Федерации в целях разведки и разработки природных ресурсов.

      К третьему направлению конституционно-правового регулирования относятся также вопросы разграничения компетенции между Российской Федерацией и субъектами РФ, органами государственной власти РФ и ее субъектов, органами местного самоуправления в сфере правотворческого, иного регулирования недр, так как недра, их ресурсы одновременно являются значимыми для федерации и для развития регионов и муниципальных образований. Процесс недропользования оказывает также существенное воздействие на социально-экономическое развитие коренных малочисленных народов.

     По мнению В.П.Покатовой, здесь на первом месте находится не отраслевое содержание тех или иных полномочий, предметов ведения, а их относимость к федеральному или региональному уровню власти.  В соответствии с позицией некоторых ученых  такие вопросы относятся к собственному предмету конституционного права и получают не только базовое, но и более конкретизированное конституционно-правовое регулирование.

      В соответствии со ст. 72 Конституции РФ вопросы владения, пользования и распоряжения недрами, а также законодательство о недрах относятся к совместному ведению. К исключительной компетенции Российской Федерации относятся вопросы владения, пользования и распоряжения недрами в территориальном море, морской исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

     В отечественной науке отношение к установлению предметов совместного ведения является неоднозначным. Позиции расходятся – от признания статьи 72 Конституции новым словом в мировой практике федерализма до полного неприятия этой статьи, когда она расценивается как свидетельство неспособности законодателя разделить власть между федерацией и ее субъектами.  Именно в модели совместного ведения реализуется кооперативный федерализм, который в настоящее время, по мнению И.А.Умновой, находится на этапе становления в Российском государстве.  Появление совместного ведения (совместной компетенции) есть показатель более совершенных федеративных связей, когда механизм разделения и реализации государственной власти – это не только конституционно фиксированное размежевание, но и отношения партнерства (сотрудничества и солидарной ответственности).

     Политическая практика пошла по пути разграничения совместного ведения и полномочий, что можно расценить как незрелость российского федерализма.

        Все три направления конституционно-правового регулирования недр тесно связаны и взаимодействуют между собой. Недостаточность и нечеткость такого регулирования на одном направлении незамедлительно сказываются на других. Так, неэффективное регулирование разграничения предметов ведения и полномочий между РФ и субъектами РФ, органами государственной власти РФ и ее субъектов, органами местного самоуправления по поводу недр (третье направление) вызвано ненадлежащим воплощением в жизнь федеративного устройства Российского государства, реализацией принципа охраны и использования недр как основы жизни и деятельности российских народов (первое направление), при этом отражается на регулировании, связанном с охраной и реализацией права каждого на благоприятную окружающую среду, свободу каждого осуществлять свои права по владению, пользованию и распоряжению недрами, не нарушая при этом права и законные интересы других лиц и не нанося ущерба окружающей среде (второе направление).

коврики в салон


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика