Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA

Фарида Мамад:
О праве человека – взгляд Комиссара по правам человека Республики Мозамбик


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Специальное назначение и роль следователя в уголовном процессе
Научные статьи
11.05.12 08:51

вернуться


 
ЕврАзЮж № 4 (47) 2012
Уголовное право и процесс
Макарова З.В.
Специальное назначение и роль следователя в уголовном процессе
В статье обосновывается вывод автора о том, что следователь выполняет не уголовно- процессуальную функцию обвинения, а уголовно-процессуальную функцию расследования, в которой главным является всесторонность, полнота и объективность исследования всех обстоятельств уголовного дела.

       Аренда экскаватора-погрузчика для выполнения ремонтных и дорожно-строительных работ: копка траншей, демонтаж объектов, погрузочные работы, уборка. Аренда экскаватора в Москве вся подробная информация на сайте http://www.g-s-t.ru


Среди участников досудебного производства в уголовном процессе одним из самых значимых является следователь, ибо только он уполномочен осуществлять предварительное следствие – основную форму предварительного расследования по уголовным делам. От его действий и решений зависят ход и исход предварительного следствия, а также дальнейшее движение дела. Пункт 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ устанавливает: следователь уполномочен САМОСТОЯТЕЛЬНО (выделено мною – З.М.) направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Таким образом, согласно закону, следователь занимается расследованием.

    Значение слова «расследовать» (подвергнуть всестороннему рассмотрению, изучению ) позволяет утверждать, что деятельность следователя не является и не может являться односторонней. Всесторонность включает в себя собирание и исследование всех необходимых доказательств - как обвинительных, так и оправдательных, проверку всех версий, - как обвинения, так и защиты. Следовательно, расследование – это не только уголовное преследование, обвинение.

  Следователь является непредвзятым, незаинтересованным участником уголовного процесса (в противном случае он подлежит отводу – ст. 62 УПК РФ), то есть он объективно, беспристрастно исследует все обстоятельства уголовного дела, собирает доказательства не с целью подтверждения во что бы то ни стало подозрения, а чтобы разобраться в деле, во всех его обстоятельствах, дать им правильную оценку; и результатом такого исследования должен быть вывод, дающий основание либо направить дело прокурору, а затем – и в суд, либо прекратить его, либо приостановить.

     Важнейшее значение для установления обстоятельств уголовного дела имел принцип всесторонности, полноты и объективности, который был предусмотрен в УПК РСФСР, но которого нет в УПК РФ. Тем не менее «осколки» данного принципа остались и в УПК РФ /ч. 2 ст. 154 и ч. 2 ст. 325 УПК РФ.  Стало быть, законодатель все-таки требует всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела. О полноте, которая представляет собой установление всех обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, в УПК РФ не упоминается. Однако Верховный Суд РФ постоянно обращает внимание на необходимость всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела.  Поэтому представляется, что законодателю ничего не остается, как предусмотреть в УПК РФ принцип всесторонности, полноты и объективности, в соответствии с которым следователь должен проводить расследование, а суд – разбирательство уголовного дела. Хотя надежды на это мало, так как наш законодатель менее всего обращает внимание на изучение пригодности своих законов для общества.

    Если в досудебном производстве его главным участником является процессуально самостоятельный следователь, то в судебном производстве – независимый суд. Слова «самостоятельный», «независимый» по сути имеют одинаковое значение. Это лицо, действующее по собственной инициативе, без постороннего влияния, чужой воли, свободно и процессуально не подчиняющееся никому, кроме закона. Следователь – «во многом должность, равнозначная должности судьи».  Он принимает итоговое решение для досудебного производства, а суд – итоговое решение не только для судебного производства, но и для всего уголовного процесса в целом. Такие решения должны принимать самостоятельные, независимые участники уголовного судопроизводства.

      Каждый участник уголовного судопроизводства играет в нем определенную роль и выполняет свое специальное назначение. Это требуется для того, чтобы производство по уголовному делу  в целом достигло своей цели и исполнило свое правовое и социальное назначение, а потому для определения уголовно-процессуальной функции участника уголовного судопроизводства необходимо исходить из общих положений уголовно-процессуального законодательства и, прежде всего, из задач уголовного судопроизводства. Но УПК РФ, в отличие от других кодексов, не устанавливает задачи ни уголовно-процессуального законодательства, ни уголовного судопроизводства. Разумеется, защита прав и законных интересов потерпевших от преступления, защита личности от незаконного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ) весьма важны, как и любая защита человека, гражданина, его прав и свобод. Но исполнением, достижением чего будет осуществляться такая защита именно в уголовном процессе? Ответ на этот вопрос был дан в ст. 2 УПК РСФСР «Задачи уголовного судопроизводства», которыми являлись быстрое и полное раскрытие преступления, изобличение виновных (чем достигается защита потерпевшего) и обеспечение правильного применения закона (чем достигается защита от необоснованного обвинения, осуждения) с тем, чтобы каждый совершивший преступление  был подвергнут справедливому наказанию, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (чем достигается истина в уголовном процессе).  Как мы видим, в УПК РСФСР были четко сформулированы задачи и цель производства по уголовному делу, чего нет в УПК РФ, но что позволяло устанавливать назначение каждого участника уголовно-го процесса в соответствии с этими задачами.

   Специальное назначение и роль для большинства участников уголовного процесса и, в первую очередь, для государственных органов определяется, полагаю, ведущей процессуальной обязанностью и целевым установлением прав для потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, ибо в обязанностях и правах отражена сущность их уголовно-процессуальной деятельности.  Законодатель в УПК РФ по непонятным причинам тщательно избегает слова «обязанность», тем не менее полностью «вытравить» его из УПК РФ не удалось. Статья 21 УПК РФ именуется «обязанность осуществления уголовного преследования», а часть вторая данной статьи гласит: «В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим кодексом меры по установлению  события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления». Хотя в данном тексте нет слова «обязан», однако в контексте с наименованием ст. 21 УПК РФ можно сделать вывод: следователь обязан устанавливать событие преступления и лицо, совершившее преступление. Для этого он наделен полномочиями по производству предварительного следствия – расследованию обстоятельств уголовно-го  дела, собиранию, проверке  и оценке доказательств.

     Согласно ст. 21 УПК РФ, следователь обязан осуществлять уголовное преследование, содержание  которого раскрывается в вышеуказанной части второй данной статьи. Пункт 55 ст. 5 УПК РФ определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Различия в понятиях уголовного преследования, данного в ч. 2 ст.21 и п. 55 ст. 5 УПК РФ, очевидны. Статья 21 УПК РФ в понятие уголовного преследования включает не только меры по изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, но и установление события преступления, что вполне логично, так как прежде, чем изобличить кого-либо в совершении преступления, необходимо установить событие преступления и лицо, совершившее преступление. Кроме того, следует установить и состав преступления, о чем не упоминается ни в ч. 2 ст. 21 УПК РФ,  ни в п. 55 ст. 5 УПК РФ. А ведь отсутствие в деянии состава преступления влечет отказ в возбуждении уголовного дела или прекращение уголовного дела либо уголовного преследования. Поэтому в содержании понятия уголовного преследования следовало включить также и установление в деянии состава преступления.

     В п. 55 ст. 5 УПК РФ речь идет только об изобличении подозреваемого, обвиняемого, однако, как уже было отмечено выше, сначала нужно установить, кто совершил преступление или кто подозревается в его совершении, а затем уже изобличать установленных конкретных лиц - подозреваемого, обвиняемого. До этого же момента, пока не установлены данные конкретные лица, следователь проводит следственные и иные процессуальные действия, направленные на установление события преступления, состава преступления и лица, совершившего преступления, которое может стать подозреваемым, а если подозрение под-твердится, то - обвиняемым.

    Итак, согласно ст. 21 УПК РФ, следователь обязан осуществлять уголовное  преследование. В соответствии с п. 47 ст. 5 и главой 6 УПК РФ, следователь относится к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения, то есть он осуществляет обвинение. В связи с этим возникает вопрос: как же соотносятся между собой уголовное преследование и обвинение? По данному вопросу в литературе имеются многочисленные точки зрения. Представляю свой ответ на данный вопрос.

      Предусмотренные УПК РФ три функции – обвинения,  защиты и разрешения уголовного дела (ч. 2 ст. 14) оставили за пределами данных функций уголовно-процессуальную деятельность по установлению лица, совершившего преступление, без чего не может появиться ни подозреваемый, ни обвиняемый, которых надо изобличать. Существительное «изобличение» происходит от глагола «изобличать» - обнаружить в ком-нибудь предосудительное, уличить в чем-нибудь , то есть изобличить, доказать виновность . Таким об-разом, изобличить можно только конкретное лицо. Деятельность по изобличению подозреваемого, обвиняемого является деятельностью по доказыванию его вины, которую осуществляет не только сторона обвинения, но и суд в своем приговоре, за исключением особого порядка судебного разбирательства, где суд не исследует доказательства виновности подсудимого и не обосновывает ее в приговоре.

     Уголовное   преследование в виде оперативно-розыскной деятельности начинается еще до возбуждения уголовного дела, которое хотя и не является процессуальным, но, как и процессуальное уголовное преследование, направлено на установление лица, совершившего преступление. После возбуждения уголовного дела уголовное  преследование входит в рамки процессуального закона и заканчивается признанием изобличенного лица виновным в приговоре суда, вступившим в законную силу. Тем самым общая задача уголовного процесса выполнена: преступник установлен, вина его доказана, он признан виновным приговором суда, приговор вступил в законную силу.

     П.С. Элькинд, по моему мнению, правильно считала, что понятие уголовного преследования вы-ражает не столько роль, специальное назначение того или иного участника уголовного судопроизводства, сколько общее направление уголовно-процессуальной деятельности, а разграничение роли и назначения участников уголовно-процессуальной деятельности на определенные функции связано не с этим общим, а с особенным. Поэтому П.С. Элькинд полагала, что об уголовном преследовании следует говорить в смысле общих задач уголовного судопроизводства.
 
    В ст. 73 УПК РФ указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию. Кто обязан доказывать данные обстоятельства - закон не устанавливает. Если исходить из логики толкования закона, то следователь обязан осуществлять лишь уголовное преследование, обвинение. Следовательно, ему надлежит доказывать обстоятельства, предусмотренные в п. п. 1-4 ст. 73 УПК РФ.

    Из всех указанных в данных пунктах обстоятельств только обстоятельства, характеризующие  личность  обвиняемого, в равной  степени могут относиться как к уголовному преследованию, обвинению, так и к защите. Остальные  же  вышеуказанные  обстоятельства  носят четко выраженный обвинительный характер, и их должен устанавливать и доказывать следователь, согласно ч. 2 ст. 21 УПК РФ. А кому же надлежит доказывать обстоятельства, предусмотренные  в  п. п. 5 - 7 ст. 73 УПК РФ? На подозреваемом,  обвиняемом и его защитнике не лежит обязанность защищаться или защищать, не возложена на них и обязанность что-либо доказывать. В отношении адвоката-защитника может идти речь о профессиональной обязанности доказывания, защиты. А в отношении подозреваемого, обвиняемого никакой обязанности по защите и доказыванию нет и не может быть в силу принципа презумпции невиновности. Как уже было отмечено ранее, следователь не обязан по УПК РФ всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела. В силу этого сторона обвинения, к которой, согласно УПК РФ, относится следователь, на предвари-тельном следствии вполне может обойтись и обходится только уголовным преследованием, обвинением. Обвиняемый нередко оказывается беззащитным перед мощью государственного аппарата обвинения. Что-бы этого не допустить, необходим действительно самостоятельный, независимый от ведомственных начальников следователь и доступность квалифицированной юридической помощи каждому лицу, привлекаемому к уголовной ответственности.

    Исследование любой деятельности требует анализа ее внутренних системных связей. К тому же «деятельность представляет собой процесс, который характеризуется постоянно происходящими транс-формациями» . Системные связи уголовно-процессуальной деятельности регулируются за счет выполнения участниками уголовного процесса своих уголовно-процессуальных функций, поэтому отдельные направления уголовно-процессуальной деятельности различных участников уголовного судопроизводства могут сов-падать. Так, защита прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса и, в первую очередь, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого как отдельное направление уголовно-процессуальной деятельности свойственна всем участникам уголовного судопроизводства – государственным органам. Более того, это их обязанность в соответствии со ст. 2 Конституции РФ. Обвинение как направление уголовно-процессуальной деятельности имеет место в деятельности следователя, прокурора, потерпевшего. Однако при всем многообразии содержания уголовно-процессуальных функций участников уголовного судопроизводства каждый из них имеет свое специальное назначение и играет определенную, только ему присущую роль.

     Специальное назначение и роль следователя заключаются во всестороннем, полном и объектив-ном выяснении, исследовании всех обстоятельств  уголовного дела, подлежащих установлению и доказыванию, то есть в расследовании. Таким образом, уголовно-процессуальная функция следователя – это расследование, в котором ведущими направлениями его уголовно-процессуальной деятельности являются уголовное преследование, трансформируемое в обвинение после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также защита прав и свобод участников предварительного следствия (ст. ст. 9, 10, 11 УПК РФ). Кроме того, следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений (ч. 2 ст. 158 УПК РФ).
Таким образом, реализуя уголовно-процессуальную функцию расследования, следователь тем самым выполняет свое социально-правовое назначение.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика