Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы преемственности и изменчивости в правовом регулировании отношений общей собственности на жилые помещения в советской и современной России
Научные статьи
11.05.12 09:02

вернуться

  
ЕврАзЮж № 4 (47) 2012
Теория и история государства и права
Олениченко Е.Н.
Проблемы преемственности и изменчивости в правовом регулировании отношений общей собственности на жилые помещения в советской и современной России
Статья посвящена проблемам развития правового регулирования отношений общей собственности на жилые помещения в России за период более 90 лет. В ней проведен сравнительный анализ советского и современного законодательства о праве общей долевой и совместной собственности на жилые помещения. Сравниваются также тенденции в судебной практике,прослеживаемые в советский и в современный период. Статья может оказаться полезной для научных исследований проблем права общей собственности.

          1 января 1994 года вступила в силу часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ). С этого момента прошло 17 лет – период, вполне достаточный для того, чтобы выявить все его достоинства и недостатки, в том числе и для того, чтобы оценить опыт гражданско-правового регулирования общественных отношений, накопленный в советский период, так как далеко не все законодательство, которое существовало  на  данном этапе развития РФ, следует оценивать со знаком «минус». Не случайно была разработана и в настоящее время активно реализуется концепция изменений и дополнений не только части 1, но и других частей действующего ГК РФ.

     Все сказанное касается правового регулирования отношений общей собственности на жилые помещения. Проблемы правового регулирования этой сферы отношений можно причислить к разряду не просто актуальных; они относятся по степени своей остроты к числу «жгучих», «пронзительных» проблем в условиях современной России, когда резкое изменение государственной жилищной политики поставило перед значительной частью населения вопрос о необходимости приобретения жилых помещений в собственность. Понятно, что если жилище приобретает семья, то в подавляющем большинстве случаев оно приобретается в общую собственность. Соответственно рост числа жилых помещений, находящихся в общей собственности,  неизбежно приведет к увеличению числа споров  по поводу владения, пользования и распоряжения такими жилыми помещениями. Если прибавить, что  в абсолютном большинстве случаев жилые помещения приобретаются в многоквартирных домах, то следует учесть также споры, связанные с содержанием общего имущества многоквартирного жилого дома, которых в советский период жизни России попросту не существовало, если не считать незначительного имущества в индивидуальных жилых домах.

    Как известно, достоверность любого научного исследования существенно повышается от обращения к истории, от оценки современности в историческом аспекте. Это касается правового регулирования отношений общей собственности на жилые помещения. Советский нормотворческий и правоприменительный опыт правового регулирования этих отношений заслуживает внимания прежде всего потому, что именно в советский период помимо индивидуального жилищного строительства зародилось строительство многоквартирных жилых домов, находящихся не только в собственности жилищно-строительных кооперативов, но также в коллективной собственности граждан. Поэтому сравнение советского законодательства с современным представляется не только желательным, но и необходимым.

     После Октябрьской социалистической революции 1917 года гражданское право, как известно, подверглось значительным изменениям. ГК РСФСР 1922 г. представлял собой закон социалистического права, центральным институтом которого признавалось право собственности, а государственной форме собственности уделялось особое внимание. Право общей собственности регулировалось ГК 1922 г. только пятью статьями. Согласно ст. 61, право собственности может принадлежать двум или нескольким лицам сообща, по долям (общая собственность). Как видим, указанная норма не разграничивает общую долевую и общую совместную собственность. По выражению М. Рейхеля, статьи ГК РСФСР 1922 г., посвященные общей собственности, представляли собой «абстрактную конструкцию, ...они были абстрагированы от характера объекта собственности, цели установления общей собственности и характера отношений между участниками общей собственности».  Некоторые ученые, в частности, М.Г. Шах и М.Г. Маркова, выступали за единый институт права общей собственности, т.е. они не видели смысла в делении права общей собственности на долевую и совместную.

    Статья 62 устанавливала, что владение, пользование и распоряжение общей собственностью должно производиться по общему согласию всех участников, а в случае разногласия - по большинству голосов. Также было предусмотрено преимущественное право покупки при отчуждении постороннему лицу (статья 64).

     В последующие периоды развития советского гражданского права в нем произошли существенные изменения. С принятием нового ГК 1964 г. уже разграничиваются не только общая долевая и совместная собственность (супругов и колхозного двора), но и появляется ряд новых норм по общей собственности.

     Характеризуя право общей собственности по ГК 1964 г., нужно указать на такую важную норму, как статья 116. Согласно указанной норме,  имущество может принадлежать на праве общей собственности двум или нескольким колхозам или иным кооперативным и другим общественным организациям, либо государству или одному или нескольким колхозам или иным кооперативам и другим общественным организациям, либо двум или нескольким гражданам. Первое, что бросается в глаза, - перечисление возможных участников общей собственности. В советский период для права общей собственности существенное значение придавалось субъектам права, т.к. возникал вопрос, могут ли быть участниками общей собственности разнородные субъекты: государство, социалистические организации, граждане. В советском гражданском праве вопрос этот поднимался потому, что в зависимости от субъекта права менялись вид и форма права собственности. Нельзя было допускать существования общей собственности государства и граждан на один объект: право общей собственности государства и граждан, кооперативных или других общественных организаций и граждан подлежит прекращению в течение одного года, исчисляемого со дня возникновения общей собственности (ст. 123 ГК РСФСР).

     Статья 534 гласила: «Каждый гражданин может оставить по завещанию все свое имущество или часть его (не исключая предметов обычной домашней обстановки и обихода) одному или нескольким лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным, кооперативным и другим общественным организациям. Т.е. жилой дом или часть жилого дома могли быть переданы по наследству разным субъектам - гражданам и организациям. В принципе, образование общей собственности между разнородными субъектами гражданского права было возможным, но оно носило лишь временный характер: производился или раздел имущества в натуре (если раздел был возможен), или доля государства продавалась гражданам. Как правило, общая собственность в советский период возникала  чаще всего между гражданами. При этом основными чертами общности имущества, принадлежащего гражданам на праве личной собственности, были: а) производность от социалистической собственности и б) потребительское назначение, которое проявлялось в том, что личная собственность служила целям «удовлетворения материальных и культурных потребностей в тех целях, когда такое совместное использование является необходимым или желательным».  Вообще надо отметить, что жилые дома оформлялись семьям в общую совместную собственность.

     Что касается долевой собственности колхозов, иных кооперативных или общественных организаций, то здесь значение сводилось в основном к «сотрудничеству, взаимопомощи социалистических организаций и объединения их усилий в достижении конкретной хозяйственной или иной цели».   Значительное распространение общая долевая собственность в СССР получила в межколхозном хозяйстве. Также велось активное строительство государственно-колхозных, иных государственно-кооперативных или межколхозных объектов недвижимости, что не исключало возможности строительства такого рода многоквартирных жилых домов, в которых общее имущество должно было находиться в общей долевой собственности. Значит, допускалась либо общая долевая собственность организаций, либо общая долевая или совместная собственность граждан на жилые помещения.

    Еще одной характерной чертой ГК 1964 г. по сравнению с предшествующим законодательством является появление четких норм, более детально регулирующих правомочия общих долевых собственников. При этом закон разграничивает осуществление собственником своих правомочий как в отношении общего имущества, так и в отношении их долей. Например, статья 121 ГК гласит: «Каждый из участников общей долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

     Если соглашение о способе выдела не достигнуто, то по иску любого участника имущество делится в натуре, поскольку это возможно без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению; в противном случае выделяющийся собственник получает денежную компенсацию».

     В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по разрешению споров, связанных с правом собственности на жилой дом» от 31.07.1981 г. указано: «Выдел по требованию участника общей долевой собственности на дом, принадлежащей ему доли (раздел дома) может быть произведен судом в том случае, если выделяемая доля составляет изолированную часть дома с отдельным входом (квартиру), либо имеется возможность превратить эту часть дома в изолированную путем соответствующего переоборудования. Если выдел доли технически возможен, но с отступлением от размера долей каждого собственника, суд с учетом конкретных обстоятельств может увеличить или уменьшить размер выделяемой доли при условии выплаты денежной компенсации за часть дома, присоединенную к доле выделяющегося собственника, либо за часть принадлежащей ему доли, оставшейся у остальных собственников. При разделе дома суд обязан указать в решении, какая изолированная часть дома конкретно выделяется и какую долю в доме она составляет. Следует также указать, какие подсобные строения передаются выделяющемуся собственнику. Выдел доли (раздел дома) влечет за собой прекращение общей собственности на выделенную часть дома (ст. 121 ГК РСФСР и соответствующие статьи ГК других союзных республик) и утрату остальными участниками общей долевой собственности права преимущественной покупки при продаже выделенной доли». 

     В пункте 13 этого же постановления указано: «По смыслу ст. 121 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик при невозможности выдела участнику общей долевой собственности на жилой дом его доли денежная компенсация вместо принадлежащей части дома может быть выплачена ему остальными собственниками при его согласии. В отдельных случаях суд в соответствии со ст. 37 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик может и при отсутствии согласия выделяющегося собственника обязать остальных участников общей собственности на жилой дом выплатить ему денежную компенсацию за принадлежащую ему долю, что должно быть мотивировано судом. В частности, выплата денежной компенсации может быть произведена, если доля в общей собственности на дом является незначительной и не может быть реально выделена, а выделяющийся собственник в доме не проживает и обеспечен другой жилой площадью. С получением денежной компенсации утрачивается право собственности на долю дома».

     Также появилась возможность преобразования общей совместной собственности супругов в долевую. В соответствии со ст. ст. 50, 51 Указа Президиума Верховного Совета  РСФСР от 30.09.1965 года «Об утверждении положения о государственном нотариате РСФСР», государственная нотариальная контора по совместному заявлению супругов выдает одному из них документ на долю в общем имуществе, приобретенном во время брака . А если один из супругов умирал, то по заявлению второго супруга ему выдавалось свидетельство на долю, но не более чем на ½.

    С 1989 года закон предоставил гражданам возможность покупки в личную собственность квартиру в многоквартирном доме. Пунктом 7  Постановления Совета министров РСФСР и ВЦСПС от 21.04.1989 г. №134 допускалась продажа квартир по желанию и с согласия всех совершеннолетних членов семьи в общую собственность . Правда,  в данном Постановлении содержалась оговорка, что в частной собственности можно было иметь либо только квартиру, либо только жилой дом. При покупке квартиры, находящийся в собственности, жилой дом подлежал отчуждению путем продажи либо передаче в пользу государства. С появлением возможности приобретения квартиры в многоквартирном жилом доме  возникает необходимость более детального правового регулирования отношений общей собственности в многоквартирном жилом доме.

    В последующем в гражданское законодательство были внесены существенные изменения. В частности, пунктом 1 ст. 3 Закона «О  собственности РСФСР» от 24 Декабря 1990 г. N 443-1 уже «допускалось объединение имущества, находящегося в частной, государственной, муниципальной собственности и собственности общественных объединений (организаций), если иное не предусмотрено законом».  Также это было предусмотрено и Законом СССР от 06.03.1990 г. №1305-1 «О собственности в СССР».

    31 мая 1991 года Верховным советом Союза ССР были утверждены «Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик» N 2211-1, статья 46 которых гласила: «Имущество может находиться в общей собственности двух или нескольких собственников с определением долей каждого из них в праве собственности (долевая собственность), а в случаях, предусмотренных законодательными актами, - без определения долей (совместная собственность)».

     После принятия Конституции РФ, ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) и Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 10 июня 2003 года  в правовом регулировании общей собственности произошли качественные изменения, хотя  сохранилась преемственность в общем принципиальном подходе к определению видов общей собственности. В настоящее время пункт 2 ст. 35 Конституции Российской Федерации гарантирует право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Нормы о праве общей собственности регулируются главой 16 ГК РФ, в которой дается понятие и основания возникновения общей собственности (ст. 244), способы определения долей в праве общей долевой собственности (ст. 245), осуществление распоряжения, владения и пользования (ст. ст. 246, 247), также определено преимущественное право покупки (ст. 250),  основания и порядок  выдела и раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и обращения взыскания на долю должника (ст. 252), регламентированы отношения по владению, пользованию, распоряжению имуществом, находящимся в совместной собственности (ст. ст. 253, 254); дано понятие общей собственности супругов (ст. 256), а также собственности крестьянского (фермерского) хозяйства и разделе такого имущества (ст. ст. 257, 258). Правовой режим имущества, находящегося в общей совместной собственности супругов, детально урегулирован главой VII СК РФ (ст. ст. 33-39); субъектам права общей совместной собственности предоставлена возможность преобразования ее в общую долевую собственность без раздела имущества в натуре (п. 4 ст. 244 ГК РФ). 

      Уместно подчеркнуть, что, по мнению ряда ученых, с которым следует согласиться, вряд ли оправдано дублирование в правовом регулировании отношений общей совместной собственности супругов нормами гражданского и семейного права. Как справедливо отмечает А.М. Рабец, на сегодняшний день ГК РФ, который в течение двух лет (до даты введения в действие СК РФ, т.е. до 1 марта 1996 года) был единственным законодательным актом, регулирующим данные отношения, уже сыграл свою роль. Вполне достаточно было бы урегулировать все отношения по поводу общей совместной собственности супругов  Семейным кодексом РФ, если, конечно, при этом будут устранены противоречия между ГК РФ и СК РФ, которые никакими причинами не вызваны и ничем не оправданы. 

    Таким образом, правовое регулирование отношений общей собственности, с одной стороны,  приобрело качественно новый уровень  и создало надежную базу для регулирования данных отношений применительно к жилым помещениям. Необходимо отметить, что по примеру ГК РФ многие республики, ранее входившие в состав СССР,  использовали данную модель правового регулирования общей  собственности. В частности, обращает на себя внимание сходство главы 16   ГК РФ и главы 26 гражданского кодекса Украины, и это неудивительно, учитывая общую историю двух государств. В гражданском кодексе Украины право общей собственности регламентировано 26 главой. В ней предусмотрена как общая долевая, так и общая совместная собственность, преобладающее право покупки доли в праве общей долевой собственности (ст. 362).

      С другой стороны, следует констатировать, что многие положения, содержащиеся в главе 16 ГК РФ, основаны на прошлом опыте, т.е. весьма сходны с положениями, содержащимися в ГК РСФСР 1964 года. Поэтому нет никаких оснований для безапелляционного утверждения о том, что опыт правового регулирования отношений общей долевой и общей совместной собственности на жилое помещение в принципе оказался неприемлемым  при разработке действующего ГК РФ. 


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика