Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы правового регулирования суррогатного материнства в Российской Федерации. Скрытое наружное наблюдение(слежка) Днепропетровск
Научные статьи
11.05.12 09:05

вернуться

  
ЕврАзЮж № 4 (47) 2012
Семейное право
Пурге А.Р.
Проблемы правового регулирования суррогатного материнства в Российской Федерации. Скрытое наружное наблюдение(слежка) Днепропетровск
В статье раскрываются проблемные аспекты правового регулирования отношений при суррогатном материнстве в соответствии с законодательством РФ. Дается характеристика современного законодательного закрепления суррогатного материнства в России, раскрываются правовые проблемы договора о суррогатном материнстве, приводятся доводы о необходимости принятия специального закона о суррогатном материнстве в РФ.

Профессиональное наружное (скрытое) наблюдение (слежка) относится к категории самых востребованных услуг нашего детективного агентства. Детективное агентство «Частный детектив Днепропетровск» в городах Днепропетровск, Вольногорск, Днепродзержинск, Жолте Воды, Кривой Рог. Скрытое наружное наблюдение(слежка) Днепропетровск вся подробная информация на сайте http://detective-dnepropetrovsk.com
 
Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) как метод вспомогательных репродуктивных технологий используется в мировой практике в терапии бесплодия с 1976 года, и термин «суррогатное материнство» уже стал привычным в современном обществе.

     Российская Федерация относится к числу тех стран, где суррогатное материнство законодательно разрешено. Более того, как отмечает К. Свитнев, действующее российское законодательство является одним из самых либеральных в мире в том, что касается применения репродуктивных технологий . Однако законодательное закрепление суррогатного материнства не снимает всех вопросов, возникающих в связи с применением данного метода. На сегодняшний день правовое обеспечение суррогатного материнства - один из самых сложных вопросов в современной юридической практике РФ.

     Основополагающей в суррогатном материнстве является медицинская сторона вопроса, которая закреплена в федеральном законе РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» , вступившем в действие с 1 января 2012 г. и приказом Министерства здравоохранения «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» . Эти нормативно-правовые акты затрагивают  медицинские аспекты, среди которых показания и противопоказания к применению данного метода, объем обследований пациентов, медицинские требования, предъявляемые к суррогатной матери, и показания, которые могут служить основанием для женщины по поводу обращения к услугам суррогатной матери.

       Однако немаловажным является и вопрос юридического сопровождения данных правоотношений. К законодательным актам, направленным на правовое оформление процессов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), относятся Семейный кодекс РФ  и федеральный закон «Об актах гражданского состояния» , которые регламентируют установление происхождения ребенка, государственную регистрацию рождения ребенка и сведений о родителях.

        Во избежание ряда крайне важных для сторон проблем в отношениях по вынашиванию ребенка, как и иные гражданско-правовые отношения, суррогатное материнство регулируется договором, заключенным между сторонами, к которому в настоящее время применяются правила главы 39 Гражданского кодекса РФ «Возмездное оказание услуг» (п. 2 ст. 779 ГК РФ).

     Таким образом, на сегодняшний день вопросы суррогатного материнства регулируются несколькими отраслями права: медицинским, административным, семейным и гражданским.

     Нельзя также не отметить тот факт, что при регулировании отношений суррогатного материнства происходит взаимопроникновение отраслей права. Так, существование суррогатного материнства предусмотрено нормами Семейного кодекса РФ, при этом сам договор между суррогатной матерью и биологическими родителями ребенка не может быть заключен и исполнен без применения норм гражданского законодательства. Развивающиеся отношения в области современных репродуктивных технологий позволяют сделать вывод о дальнейшей интеграции отраслей семейного и гражданского законодательства.

     Вместе с тем указанные нормативные акты явно недостаточны для правового регулирования столь сложного правового явления, как суррогатное материнство, поскольку они не могут решить весь комплекс проблем, возникающих в связи с применением данного способа рождения детей. Действующие законы и нормативные акты, принятые в разный период времени, носят разрозненный, порой не скоординированный между собой характер.

     Существует противоречие между позицией, закрепленной в Приказе Минздрава Российской Федерации № 67 от 26.02.2003 и в федеральном законе РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» по поводу того, могут прибегать к помощи суррогатных матерей только бесплодные пары или же наличие медицинских показаний в данном случае не обязательно.

    Ограничение на использование суррогатного материнства приказом Минздрава противоречит федеральному закону РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которая предоставляет право каждой совершеннолетней женщине детородного возраста вне зависимости от ее семейного положения и фактора бесплодия прибегнуть к суррогатному материнству.

      Учитывая принцип иерархии нормативных актов (Федеральный закон РФ и Приказ Минздрава), можно сделать вывод, что прибегнуть к услугам суррогатной матери могут не только бесплодные женщины или те, которым опасно рожать, но и женщины, желающие избежать трудностей, связанных с беременностью и родами.

     На основании федерального закона РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», право на имплантацию эмбриона предоставлено не только лицам, состоящим в браке, но и одиноким совершеннолетним женщинам. Тем не менее, из анализа правовых норм, содержащихся в Семейном кодексе Российской Федерации (п. 4 ст. 51, п. 3 ст. 52), в Законе «Об актах гражданского состояния» (п. 5 ст. 16), в Приказе Минздрава № 67 (п. 7) вытекает, что обращаться к услугам суррогатной матери может лишь супружеская пара.

    В России на законодательном уровне не определены также требования, предъявляемые к заказчикам. На практике зачастую возникают случаи, когда в качестве биологических родителей желают выступить лица предпенсионного возраста или с явно заметными психическими отклонениями. Поскольку в приказе Минздрава № 67 от 26.02.2003 сказано лишь о медицинских показаниях к суррогатному материнству, центры ЭКО сталкиваются с проблемой - на каком основании отказывать таким потенциальным заказчикам.

     До последнего времени однозначным минусом действующего российского законодательства являлось то, что суррогатная мать не обязана была давать свое согласие на запись биологических родителей в качестве родителей выношенного ею ребенка и, в принципе, могла оставить ребенка себе. Медицинское учреждение выдавало справку, согласно которой мамой ребенка значилась биологическая мать только при наличии согласия суррогатной матери, и если такое согласие отсутствовало, приоритетное право решать судьбу ребенка принадлежало суррогатной матери. Таким образом, законодательство отдавало предпочтение женщине, родившей ребенка.

    Согласно новому федеральному закону РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», родителями ребенка автоматически записываются его биологические родители, согласия суррогатной матери здесь не нужно. Вместе с тем, хотелось бы отметить, что формулировка п. 8. ст. 51 вышеуказанного закона не представляется достаточно конкретной. Она гласит: «Перенос эмбриона(ов) третьему лицу - суррогатной матери, которая будет вынашивать и рожать ребенка с тем условием или договором, что родителями рожденного ребенка будет один или оба человека, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, возможен при наличии информированного добровольного согласия этого лица». Как видно из данной формулировки, однозначно не следует обязанность суррогатной матери передать ребенка биологическим родителям.

     Кроме того, не внесены соответствующие поправки в иные нормативные акты, регулирующие данный вопрос. Учитывая опять же принцип иерархии нормативных актов (Семейный кодекс РФ и Федеральный закон РФ), можно заключить, что  суррогатная мать по-прежнему имеет приоритетное право решить судьбу ребенка. При этом надо отметить, что случаи, когда суррогатные матери отказываются отдавать новорожденного ребенка его биологическим родителям, не редки, и никакой ответственности за отказ отдавать ребенка его биологическим родителям суррогатная мать не несет.

    Вместе с тем, в практике случаются и обратные ситуации, когда родившегося ребенка отказываются забирать его биологические родители. Поскольку обязанность биологических родителей забрать ребенка у суррогатной матери на законодательном уровне не прописана, то, как верно отмечает Е.С. Митрякова, и ответственность по ст. 393 Гражданского кодекса РФ  о взыскании с них убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, к ним применить нельзя.

     Следовательно, можно заключить, что данный вопрос, несмотря на принятие нового федерального закона РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», также остается до конца не урегулированным.

      Е.С. Митрякова верно отмечает, что женщина, согласившаяся на роль суррогатной матери, должна четко представлять себе правовые последствия такого действия. Поэтому представляется целесообразным согласиться с мнением Е.С. Митряковой, которая, во избежание возможных конфликтов, предлагает дополнить п. 2 ст. 51 Семейного Кодекса РФ положением о том, что суррогатная мать должна дать согласие на передачу ребенка еще до его зачатия, через подписание соответствующего документа (договора), который приобретает юридическую силу сразу же после подписания, а не после его подтверждения суррогатной матерью после рождения ребенка.

     Одной из ключевых проблем в сфере правового регулирования суррогатного материнства является отсутствие на нормативном уровне соответствующего понятийного аппарата, закрепляющего определения «суррогатное материнство», «суррогатная мать», «биологические родители» и т.п., что в правоотношениях суррогатной матери и биологических родителей является важным. Семейный кодекс РФ вообще не содержит понятийного раздела, хотя многие вновь появившиеся в нем положения являются новацией, и наличие дефиниций существенно в целях правильного правоприменения. Как верно отмечает Пестрикова А.А., отсутствие легальных определений «суррогатной матери» и «суррогатного материнства» является недопустимым, поскольку может привести к возникновению ошибок в правоприменительной практике.

     Много вопросов вызывает и договор, заключаемый между суррогатной матерью и биологическими родителями ребенка. Прежде всего, это связано с тем, что заключение, исполнение и какие-либо правоотношения, возникающие по данному договору, в законодательстве не определены, что вызывает большое количество сложностей и вопросов, связанных с нормативной основой правового регулирования данного договора, его правовой природы, его особенностей, места в системе гражданско-правовых договоров, механизма его реализации и пр.

    Основным законодательным актом, регулирующим процесс заключения, действия и прекращения договора о суррогатном материнстве, является Семейный кодекс РФ, который, однако, подробным образом не регулирует вопросы реализации указанного договора. Семейный кодекс РФ не предусматривает и обязанности заключения договора, норма статьи 51 является диспозитивной, а Гражданским законодательством предусмотрена свобода договора и возможность заключения непоименованных договоров.

       С учетом правового положения сторон и содержания возникающего обязательства к отношениям суррогатного материнства в настоящее время применяются нормы договора о возмездном оказании услуг. Однако пунктом 2 ст. 779 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что правила гл. 39 «Возмездное оказание услуг» применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных. Так как в настоящий момент законодатель не оговорил в Гражданском кодексе РФ возможность применения норм гл. 39 «Возмездное оказание услуг» к договору о суррогатном материнстве, данный договор следует считать непоименованным договором.

     Следует также согласиться и с мнением Журавлевой, что договор о суррогатном материнстве не может быть отнесен к группе договоров об оказании услуг, поскольку услуги, работы как объекты гражданских прав имеют известную имущественную ценность, а денежное или иное возмещение может иметь место в качестве благодарности биологических родителей за оказанную суррогатной матерью помощь стать родителями своего ребенка.

    Кроме того, как отмечает А.А. Пестрикова, несмотря на разрешение Семейного кодекса РФ в диспозитивном порядке определять отношения между сторонами данного договора, формулировка ст. 51 Семейного Кодекса РФ, которая определяет, что лица, состоящие в браке и давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, после рождения ребенка могут быть записаны в качестве родителей в книге записей рождения только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), ставит под сомнение юридическую силу данного договора. А так как законодательное регулирование на этом исчерпывается, то на практике возникает вопрос: как защитить стороны, заключившие договор о суррогатном материнстве.

     Следовательно, в настоящее время договорное обеспечение суррогатного материнства на законодательном уровне также представляется недостаточно урегулированным. Ни Семейный кодекс РФ, ни федеральный закон РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», ни какой-либо другой закон не регулируют договор о суррогатном материнстве и не могут решить всех проблем, возникающих при его реализации, что не позволяет сторонам, заключившим такой договор, быть уверенными в его надлежащем исполнении. Другими словами, до сих пор в России не существует ни специальных нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения, возникающие между сторонами договора суррогатного материнства, ни сложившейся судебной практики.

    Разрешить возникающие проблемы, как отмечает А.А. Пестрикова, можно только на законодательном уровне, придав юридическую силу договору о суррогатном материнстве. Л.К. Айвар также полагает, что необходимо ввести в законодательство четкие положения регулирования суррогатного материнства, где бы обе стороны и, в первую очередь, ребенок были защищены, их права и законные интересы были бы гарантированы.

    Таким образом, представляется, что в настоящее время необходимо принятие специального закона о суррогатном материнстве, в котором, прежде всего, должен содержаться раздел о правовом регулировании договора о суррогатном материнстве и условия об ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора суррогатного материнства.

      На целесообразность принятия такого закона указывает также и С.П. Журавлева , которая полагает, что данный закон должен включать особенности договора о суррогатном материнстве, условия по соблюдению конфиденциальности сведений, связанных с применением вспомогательных репродуктивных технологий, иные условия, вытекающие из существа обязательства. При этом договор о суррогатном материнстве, по ее мнению, должен иметь обязательную письменную форму.

     Представляется, что получение согласия суррогатной матери на передачу ребенка биологическим родителям необходимо признать существенным условием такого договора, что позволит избежать проблем относительно отказа в передаче ребенка биологическим родителям. Закрепив такое согласие в договоре, биологические родители смогут осуществить государственную регистрацию ребенка как собственного. И тогда, даже если суррогатная мать будет препятствовать передаче ребенка биологическим родителям, последние смогут использовать механизм защиты родительских прав, предусмотренный ст. 68 Семейного кодекса РФ.

     Е.С. Митрякова в своей работе также говорит о необходимости принятия комплексного нормативно-правового акта (например, Федерального закона РФ «О репродуктивных правах»), где были бы урегулированы все спорные моменты, касающиеся суррогатного материнства, и который будет содержать основания возникновения правоотношений по нему, требования к сторонам договора, их права и обязанности, возможность отказа от договора и разрешит вопросы, связанные с установлением происхождения ребенка. Существование подобного документа, по ее мнению, позволит в некоторой степени устранить пробелы в законодательстве и решить спорные вопросы, касающиеся применения данного способа вспомогательных репродуктивных технологий.

      Рассматривая вопрос о порядке заключения договора о суррогатном материнстве и его форме, Е.С. Митрякова считает целесообразным закрепление на законодательном уровне необходимости нотариального удостоверения договора. «В настоящее время никаких последствий в случае, если женщина стала суррогатной матерью без согласия супруга, законодательством не предусмотрено. При этом наличие согласия супруга суррогатной матери на заключение договора было бы целесообразно закрепить как одно из условий удостоверения договора нотариусом».

     Представляется также, что и легальное определение суррогатного материнства должно быть основано на договоре, заключаемом сторонами, для того, чтобы обозначить характер возникающих отношений.

     Однако для того, чтобы предлагаемые положения в специальном законе могли быть реализованы, вместе с принятием специального закона необходимо внести ряд соответствующих изменений в уже существующие законодательные акты, регулирующие институт суррогатного материнства, а именно в Семейный кодекс РФ, в федеральный закон РФ «Об актах гражданского состояния» и в Гражданский кодекс РФ.

     Так, Семейный кодекс РФ должен соответствующим образом отражать, что лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений, если иное не предусмотрено договором о суррогатном материнстве. Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине (генетические родители) в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка, в случае если это прямо предусмотрено договором о суррогатном материнстве.

       Федеральный закон РФ «Об актах гражданского состояния» должен содержать положение о том, что при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине (генетические родители) в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен письменный договор о суррогатном материнстве, содержащий обязательное условие о записи генетических родителей в книге записей рождений родителями такого ребенка или документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери, на запись генетических родителей родителями ребенка еще до его рождения.

   Гражданский кодекс РФ необходимо дополнить самостоятельной главой, регулирующей новый неизвестный ранее законодателю договор о суррогатном материнстве.

      Необходимо также внести соответствующие дополнения в федеральный закон РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и Приказ Министерства здравоохранения от 26 февраля 2003 г. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия». Как отмечает И.В. Афанасьева, это повысит правовую ответственность суррогатной матери, а также будет способствовать исключению обеспокоенности супругов остаться впоследствии без долгожданного ребенка и осмысленному принятию супругами ответственного решения по выбору нетрадиционных методов деторождения.

      Таким образом, несмотря на то, что вопросы регулирования отношений, возникающих в рамках института суррогатного материнства, на сегодняшний день регулируются несколькими отраслями права, действующее законодательство в этой области является пробельным.  При этом в России данный способ рождения детей развивается и с каждым годом приобретает все большее распространение. Следовательно, можно заключить, что в настоящее время совершенно очевидна необходимость принятия специального закона о суррогатном материнстве в Российской Федерации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика