Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Теоретико-правовые аспекты преступлений, мотивированных ненавистью на почве национальной, расовой, религиозной принадлежности или вражды
Научные статьи
11.05.12 09:09

вернуться


 
ЕврАзЮж № 4 (47) 2012
Теория и история государства и права
Рыбников А.В.
Теоретико-правовые аспекты преступлений, мотивированных ненавистью на почве национальной, расовой, религиозной принадлежности или вражды
В статье рассмотрены теоретико-правовые аспекты борьбы с преступлениями, совершаемыми на почве национальной, расовой, религиозной принадлежности или вражды.

      Одним из негативных последствий глобализации является усиление нетерпимости во всем мире. Глобализация ускорила процесс миграции, смешение рас, этносов и культур, религий и обычаев. Это, в свою очередь, приводит к взаимному непониманию, раздражению по поводу «их» нравов, обычаев, привычек, стиля жизни и т. п. Вместе с тем, нетерпимость во всех ее проявлениях служит серьезной угрозой существованию отдельных обществ и человечества в целом.

     Национальные и международные вооруженные конфликты только обострили трения между сообществами и стали дополнительным стимулом к проявлению ненависти расистского и ксенофобского характера в отношении иммигрантов и групп меньшинств.

      К примеру, представители народности рома и синти, а также другие группы меньшинств зачастую становятся жертвами расистских и ксенофобных нападений. Были отмечены многочисленные инциденты антисемитского характера в отношении отдельных евреев, а также еврейских памятников и символов. Мотивированный ненавистью дискурс также растет и, в частности, в отношении еврейских и мусульманских сообществ, и зачастую в связи с событиями на международной политической арене. Во многих случаях различные акты нетерпимости совпадают и пересекаются, как и восприятие отдельных групп, одновременно религиозных и национальных.

      Несмотря на национальные и международные инициативы по ограничению использования сети Интернет для выражения расизма и нетерпимости, а также для побуждения к нему, средства массовой информации и, в частности, Интернет, все больше используются для передачи мотивированных ненавистью сообщений и пропаганды. Они имеют двойное воздействие. Имеют место, с одной стороны, побуждение к совершению насильственных действий, а в некоторых случаях даже разглашение щепетильной информации личного характера, что представляет собой серьезную угрозу для потенциальных жертв. Помимо этого транснационального феномена, общественный дискурс, проявляющийся в СМИ и в Интернете, имеет свойство способствовать появлению атмосферы нетерпимости и росту напряженности в отношении отдельных групп, либо лиц, принадлежащих к ним.

    В ряде случаев ухудшилась и сама природа насилия, что представлено переходом от угроз и причинения ущерба имуществу к насильственным нападениям и убийствам.

    О реальной опасности преступлений, мотивированных ненавистью на почве национальной, расовой, религиозной принадлежности или вражды (далее «преступления на почве ненависти») свидетельствует и тот факт, что их число ежегодно возрастает даже в традиционно демократических и толерантных странах.

     Преступления на почве ненависти представляют собой сложное явление. Они демонстрируют наиболее опасные проявления нетерпимости и дискриминации по признаку расы, пола, языка, религии или убеждений, национального или социального происхождения, неполноценности или на других основаниях. Однако мотивацию к совершению подобных преступлений и цель, с которой они совершаются, нелегко выявить или доказать.

     Стоит отметить, что проявления нетерпимости в форме насилия имеют глубокие последствия не только для непосредственной жертвы, но и для группы, с которой она себя идентифицирует. Они подрывают сплоченность общества и социальную стабильность.

    Понятие преступления на почве ненависти уходит корнями в несколько дисциплин, включая криминологию, политологию, историю, социологию и право, а также находится под влиянием национального опыта и попыток международного сообщества выявить и систематизировать общие черты таких преступлений.

    В своих исследованиях Дж. Джейкобс и К. Поттер подчеркивают, что преступления на почве ненависти - прежде всего преступления, порождаемые предубеждением, предрассудком (bias, prejudice) по отношению к лицам другой расы, нации, цвета кожи, религии, сексуальной ориентации и т. п.

     По мнению отечественного исследователя К.Н. Бабиченко, преступления на почве ненависти представляют собой социальный конструкт, т.е. социальный феномен, не имеющий онтологических оснований и «естественных» границ.  Это «обычное» насилие, но совершаемое в силу определенных, перечисленных в законе мотивов.

     Преимущество, которое дает использование терминологии преступлений на почве ненависти, заключается в том, что она позволяет отойти от традиционного уделения внимания на расистской и ксенофобной составляющей и обратить его, в том числе, на «направленность преступлений против тех, которые являются «другими»: такими, как этнические группы, сообщества гомосексуалистов, различные религиозные группы и кочевые народности, иными словами, против тех лиц, образ жизни которых может восприниматься как другой».

     В этой связи термин «преступления на почве ненависти» является инклюзивным в том смысле, что он охватывает проявления и преступления, мотивированные бесконечно длинным перечнем видов предубеждений. Он может включать деяния, совершенные на почве религии жертвы, ее этнической принадлежности, пола, физических и умственных способностей, сексуальной ориентации или в связи с другими отличительными признаками жертвы.

      Преступления на почве ненависти попирают идею равенства всех членов общества. Норма о равенстве людей относится к основополагающим ценностям и направлена на достижение полноты человеческого достоинства и на предоставление каждому человеку возможности полностью реализовать собственный потенциал. Значение нормы о равенстве очевидно из того, что она регулярно упоминается в фундаментальных документах по правам человека. В своей первой же строке Всеобщая декларация прав человека ООН упоминает «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их» . Итак, преступление на почве ненависти – деяние, мотивированное предубеждением, нетерпимостью к тем или иным группам лиц. Именно этот мотив отличает их от других видов преступлений.

    Преступления на почве ненависти относятся к преступлениям против идентичности личности. Именно эта особенность отличает их от обычных преступлений. Преступления на почве ненависти направлены против такой стороны личности, которую нельзя изменить или без которой человек не может чувствовать себя самим собой. Такие признаки обычно очевидны – в частности, цвет кожи. Вместе с тем, не все неизменяемые или фундаментальные признаки являются основанием принадлежности к той или иной группе. При определении защищаемых признаков необходимо выделять те, которые являются особенными или исключительными. Например, хотя голубые глаза и можно отнести к неизменяемым признакам, однако голубоглазые люди не причисляют себя к какой-либо  группе, как и не делают этого окружающие, поэтому цвет глаз не считается основанием групповой идентичности. И, наоборот, некоторые признаки изменчивы, но, тем не менее, являются фундаментальными. Например, хотя человек и может сменить религию, религия, тем не менее, широко признается в качестве метки групповой принадлежности, принуждать к изменению или сокрытию которой недопустимо.

       Определение признаков требует, в первую очередь, знания текущих социальных проблем, а также возможных исторических и политических фактов угнетения и дискриминации. При этом следует включать не только признаки, лежащие в основе современных инцидентов, но также и признаки, служившие причиной нападений и преследования на протяжении человеческой истории.

     Наиболее распространенными защищаемыми признаками являются «раса», «национальное происхождение» и «этничность», непосредственно за которыми следует «религиозная принадлежность». Несмотря на то, что эти признаки включены в качестве защищаемых практически во всех законодательствах европейских государств, универсального определения этих признаков нет, а применяется лишь ряд общих понятий, с частично совпадающими значениями. Толкование этих терминов различается не только в разных государствах, но и внутри одной и той же правовой системы.

     Стоит отметить, что такие категории, как «раса» и «национальность», поддаются различным интерпретациям, и термин «раса» в последние годы был признан неудовлетворительным, тогда как «национальность» (т.е. этническая принадлежность) считается более приемлемым термином, относящимся к динамичному, а не статичному, представлению человека о себе . Об этом шла речь еще в Заявлении ЮНЕСКО о расе 1950 г., составленном по итогам встреч с ведущими биологами, антропологами и учеными других специальностей. В заявлении отмечалось, что «желательно вообще убрать термин «раса» из рассуждений о человеческих расах и вместо него говорить об этнических группах» . Международный союз антропологических и этнологических наук в своем заявлении о расах предложил дополнить заявление ЮНЕСКО и еще раз заявил, что «чистых рас в смысле генетически однородных популяций человека как биологического вида не существует, как не существует и доказательств того, что они когда-либо существовали в истории человеческого семейства».

     Ввиду своей неясности термин «раса» может также привести к трудностям в толковании со стороны судов и правоохранительных органов. По этим причинам наиболее целесообразно использовать альтернативные термины, такие как «происхождение», «национальное происхождение» или «этничность».

     Хотя многие международные организации и некоторые государства в настоящее время избегают употребления термина «раса», такие родственные ему слова как «расизм» и «расовая дискриминация» по-прежнему используются. Как отмечает Агентство ЕС по основным правам человека, «до сих пор не существует термина, которым можно так же эффективно и кратко описать дискриминацию по этническому признаку, как это продолжает делать термин «расизм» в отношении целого ряда дискриминационных идеологий и практик» . Используемый в Конвенции ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации термин «расовый» недвусмысленно включает в себя такие понятия как «раса», «цвет кожи», «происхождение» и «национальное или этническое происхождение».

    В наиболее крайних своих проявлениях преступления на почве ненависти включают геноцид, этнические чистки и массовые убийства. «В более мягкой, но, тем не менее, опасной форме преступления на почве ненависти могут включать нападения, изнасилования и/или многочисленные «менее серьезные» инциденты, такие как словесные оскорбления, акты притеснения или осквернения, которые угрожают качеству жизни жертв и ухудшают его».

     Преступления на почве ненависти отличаются от обычных не только мотивацией, но и последствиями. Они могут подвергать их жертв гораздо большим эмоциональным и психическим переживаниям, чем такие же преступления, совершенные без предубеждений. Жертвы могут испытывать повышенную тревогу, злость, сильный страх, чувства отчужденности и уязвимости, депрессию. У многих это унижение и эмоциональная травма оставляют более глубокие шрамы, чем физические ранения.

    Среди тенденций в области насилия на почве ненависти была отмечена новая волна насилия в отношении отдельных сообществ во многих странах, а также изменение форм его проявления. Во многих случаях нападения на мигрантов и иностранных студентов совершались в контексте кампаний ксенофобского характера в печатных и радиовещательных СМИ, а также в контексте кампаний, проводимых зарегистрированными политическими организациями и неформальными политическими группами. Представители национальных меньшинств становились объектами агрессии и насилия, зачастую в связи с политическим дискурсом дискриминационного и клеветнического свойства, что часто сопровождалось насилием на почве ненависти в отношении иностранных граждан той же этнической либо национальной принадлежности.

     Случаи, когда люди становились объектом нападения по причине их расы, цвета кожи, происхождения или национальной принадлежности, включали следующие:
- В Соединенном Королевстве водитель такси южно-азиатского происхождения в возрасте сорока одного года был до смерти избит в Вест Йоркшире в ходе нападения, которое полиция охарактеризовала как расовое. Двое 19-летних нападавших были затем осуждены и приговорены к 25 и 21 году тюремного заключения соответственно, по обвинению в убийстве при отягчающих обстоятельствах расового свойства. Двое других подростков были приговорены к 17 годам тюремного заключения за участие в нападении.

    - Группа скинхедов совершила нападение на гражданина Франции тоголезского происхождения в городе Брюгге в Бельгии, избив пострадавшего до потери сознания; другу пострадавшего, являющемуся бельгийцем, также были нанесены ранения. Основная жертва происшествия находилась в коме в течение двух месяцев, и к концу года ее состояние оценивалось как тяжелое. По сообщению в местной газете, три человека были задержаны в связи с нападением, и в их отношении выдвигалось возможное обвинение в убийстве в случае гибели жертвы.

    - В Мойгашеле (Северная Ирландия) неизвестные забросали кирпичами, к которым были прикреплены записки с угрозами, окна семи домов, населенных иммигрантами из Польши и Литвы . Также в Северной Ирландии неизвестные совершили поджог дома, где проживала польская пара в Каррикфергусе, и тяжело избили мужчину-латвийца в Лисбурне . Государственные власти Северной Ирландии отреагировали на эти инциденты на различных уровнях. Полицейская служба Северной Ирландии заявила, что июньские нападения рассматриваются как имеющие расовый характер.  В дополнение к этому Министр безопасности Северной Ирландии с сожалением отметил в своем выступлении повышение случаев преступлений на почве ненависти на 15% за предыдущий год. При этом он заявил, что «преступления на почве ненависти - это зло, и нетерпимости любого рода нет места в современном обществе». 

    - Инцидент, произошедший во Франции после матча между парижской командой «Сен-Жермен» и израильской командой «Тель-Авив Хапоэль», представил собой комбинацию расистского и антисемитского насилия. Болельщики команды «Сен-Жермен», выкрикивая «Убейте евреев» и «Грязные евреи должны умереть», напали на 25-летнего еврейского болельщика, а впоследствии напали на чернокожего офицера полиции, которой поспешил на помощь к болельщику. Государственный прокурор заявил, что толпа «выкрикивала такие оскорбления, как «грязный еврей», «грязный негр» и имитировала обезьяньи крики, при этом изображая нацистское приветствие». Толпа напала как на болельщика, так и на офицера полиции. В ответе представителей верховной власти Франции подчеркивалась важность искоренения расизма и антисемитизма в футбольных играх и, в частности, выступлений расистского характера. Министр внутренних дел Франции потребовал немедленных действий, даже если бы они включали запрет допуска болельщиков на матч. После встречи с официальными лицами футбольных игр и представителями болельщиков он заявил прессе: «Мы предпочитаем видеть трибуны пустыми, чем заполненными нежелательными людьми». Он добавил: «Мы больше не желаем видеть расистов, нацистские приветствия и обезьяньи крики на стадионах. Футбол - это не война».

      Чувства страха и тревоги, вызванные преступлениями на почве ненависти, затрагивают, однако, не только жертв преступлений, но и распространяются на их семьи и более широкие круги сообщества, членами которого они считаются. Они чувствуют себя жертвами, а членам других групп это также напоминает об их уязвимости в отношении таких же нападений. Жертвы преступлений на почве ненависти и группы, к которым они принадлежат, могут начать избегать посещений отдельных магазинов или улиц, менять свои ежедневные занятия, одежду или внешность в страхе подвергнуться насилию.

  «Преступления на почве ненависти причиняют больше боли» :
Признания потерпевших в том, что они пережили:
    «Если кто-то набросится на меня и начнет избивать, обзывая меня «черным», и скажет: «Мы знаем, кто ты такой», то, во-первых, это наверняка сделает из меня жертву, а также жертвами будут мои друзья и моя семья. А те темнокожие, которые об этом прочитают или услышат, получат ясное сообщение о том, что они могли бы оказаться на моем месте. Это дает им понять, что они тоже являются потенциальными жертвами такого насилия».

     «Часто бывает, что жертвы одних и тех же преступлений переживают это в разной степени. Почему? Потому что человек не может перестать быть чернокожим, чтобы защитить себя, избавившись от черты, которая сделала его уязвимым и привела к этому нападению. Как правило, преступления на почве ненависти происходят на основании отличительных признаков, которые нельзя изменить».

     «Это оставляет более глубокие следы в сознании жертвы. Как жертве мне кажется, что мне намного труднее говорить о том, что я попал в больницу, потому что я гомосексуалист или потому что я латиноамериканец, или потому что я женщина... Тебя бьют или обижают из-за того, кем ты являешься. Это целенаправленное и умышленное преступление... на самом деле это посягательство на твою сущность... ты не можешь изменить то, кем ты являешься. С этим гораздо сложнее... Потому что преступление на почве ненависти говорит жертве: «Ты недостоин жить в одном обществе со мной. Я не считаю, что у тебя такие же права, как у меня... Ты хуже меня, а я лучше тебя».

   «Это затронуло всю семью. Никто не гуляет один по ночам. Если он идет домой из синагоги, то он надевает обычную шляпу и просит кого-нибудь сопровождать его... Еврейские родители говорят своим детям, чтобы они не носили ермолки на улице, и чтобы они прятали под одежду свои цепочки со звездой Давида...»

      «В полиции мне сказали, что ничего нельзя сделать, и что лучше забыть об этом. «Не зацикливайся», – сказали они. Всего два слова, но я не могу выкинуть их из головы».

     Таким образом, понятие преступления на почве ненависти используется при описании широкого спектра деяний, начиная с нарушений прав человека на международном уровне и заканчивая распространением пропаганды крайне правого толка.

     Преступления, мотивированные ненавистью, являются особенно тяжкими, потенциально более опасными и, как таковые, несут вероятность угрозы безопасности и стабильности как внутри сообществ и государств, так и  между ними.

     Именно обеспечение и защита прав человека становятся в настоящее время основной задачей, основным мотивом в деятельности международных институтов и организаций. Но для того, чтобы эта задача была выполнена, необходимо наличие двух основных условий. Это законодательно определенный механизм такой деятельности и наличие политической воли эту задачу выполнить. Только тогда каждый человек сможет доверять государству и при этом быть действительно законопослушным членом действительно гражданского общества.

     Поэтому согласованное и консолидированное продвижение международного сообщества государств и народов к указанным гуманитарным стандартам равнозначно решению одной из глобальных и болезненных проблем человечества.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика