Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Социокультурные детерминанты правового поведения
Научные статьи
11.05.12 11:34

вернуться



 
ЕврАзЮж № 4 (47) 2012
Теория и история государства и права
Абакачева М.Б.
Социокультурные детерминанты правового поведения
В своем реальном функционировании правовая культура существует в двух основных деятельных формах: во-первых, духовной, включающей социальный опыт, правовые традиции, правовые ориентации, установки и символы, способы выражения чувств; во-вторых, предметно-функциональной – это определенные способы, формы, образцы организации правовых институтов, средств правовой деятельности, материализующей достижения правоведческой мысли, форма социального процесса. Эти формы тесно взаимосвязаны и предстают в социальном процессе в виде определенных образцов правового сознания, поведения и организации правовых институтов.

       В последнее время растет интерес к теориям, базирующимся одновременно на двух моделях – на теориях, которые пытаются вовлечь в поле зрения структуру и действие, и рассмотреть взаимосвязи между ними. Именно эти теории могли явиться основой выявления социокультурных детерминант правовой культуры. Социокультурные теории делают акцент преимущественно на развитии рефлексивного мышления, основанного на когнитивной дифференциации. Эти теории подразумевают то, что субъект должен концептуально освободиться от ограничений, создаваемых их социальным окружением для того, чтобы стать независимым мыслителем. Концепция правовой культуры, напротив, фокусируется, в первую очередь, на тех формах мышления, которые являются упрощенными, автоматизированными, менее рефлексивными. Это мышление, которое возникает как раз из ограничений, воздвигаемых социальным окружением и мешающим человеку мыслить независимо. Такое мышление, инкорпорируясь в символическое социальное окружение, осваивается людьми в бессознательной деятельности.

    Методология исследований правовой культуры с самого начала была ориентирована на анализ изменчивости обыденного сознания в условиях современного общества, которое должно быстро реагировать на инновационные интервенции. Эмпирические исследования последнего десятилетия были посвящены различного рода новым явлениям, которые составляют предмет общественного и межличностного дискурса – это агрессивное поведение, правонарушения, криминализация, другие темы были типичными для исследований правовой культуры.

      Поскольку правовая культура представляет собой поведенческий аспект социальных отношений, то она отражает взаимосвязь правового сознания и правового поведения, раскрывает механизм реализации феноменов правового сознания в правовой деятельности. В правовой культуре принято различать рациональный и эмоционально-волевой уровни. Рациональный уровень складывается на основе коренных социально-экономических и правовых интересов, социального статуса, а также формируемых на базе этих интересов соответствующих ориентаций, установок и др. Эмоционально-волевой уровень – на основе разнообразных рассудочных и иррациональных элементов и феноменов, которые определяются социально-культурными и социопсихологическими факторами – это интересы и стереотипы. Если рациональные компоненты предполагают, что человек действует в соответствии со своими интересами, статусом, разумно соотносит цели и средства их достижения, то наличие неосознанных компонентов ориентаций человека в правовой сфере связано с его эмоционально-чувственным восприятием мира, некритическими архетипами мышления, воспроизводством предрассудков, предубеждений и т.д. Понятно, что присутствие в сознании иррационального, задающего собственную, нередко искаженную логику поведения, сильно затрудняет объяснение процессов формирования и функционирования правовой культуры, проявляемой в поведении субъектов социального взаимодействия.

     Таким образом, социокультурные детерминанты, определяющие динамику развития правовой культуры, целесообразно сводить к познавательным, ценностным и поведенческим.

    Познавательные элементы правовой культуры проявляются через понимание субъектами права социальных интересов – личных, коллективных, государственных, общественных, региональных, глобальных и других, знание Конституции и других законов страны, основных правовых норм и процедур. Поэтому, интегративным элементом правовой культуры можно считать правосознание, составляющее часть общего мировоззрения отдельного человека, отдельной группы или иной социальной общности. Характер использования юридического знания есть показатель  определенного социального опыта, который определяет стереотипные способы действия и восприятия событий. В широком смысле слова под социально-правовым опытом понимается не только полезная для деятельности информация, но и сама правовая деятельность, правовая практика в ее социальном срезе. Социально-правовой опыт фиксирует, во-первых, то, что уже реализовано на практике, закреплено и апробировано ею; во-вторых, он включает те формы организаций и деятельности, цели, средства, попытки, которые не получили окончательной реализации.

     Ценностные элементы правовой культуры предполагают анализ существующих в обществе социально-культурных ценностей, что является ключевым моментом изучения характера и особенностей его правовой культуры. Причем наибольшее влияние на характер правовой культуры и  поведение могут оказывать те социально-правовые ценности, которые относятся к категории устоявшихся, получивших определенную эмоционально-чувственную окраску, «пропущенные» через сознание социального субъекта. Ценность представляет собой и критерий, и способы оценки значимости объекта и явлений окружающего мира для человека и общества, выраженные в нравственных принципах и нормах, идеалах, установках. Они лежат в основе выработки интересов, социально-правовых позиций и ориентаций, придавая им определенную форму и направленность. Именно в ценностных категориях выражены предельные ориентации знаний, предпочтений, увлечений, убеждений и, конечно, интересов, в которых зафиксированы те критерии, социально признанные данным обществом и социальной группой, на основе которых развертываются более конкретные и специализированные системы нормативного контроля, соответствующие институты и сами целенаправленные действия. Усвоение этих критериев составляет необходимую основу формирования интересов личности и поддержания нормативного порядка в обществе. Уровень развития ценностных ориентаций – признак зрелости, показатель меры социальности и правовой зрелости человека. Именно они лежат в основе осознания каждым человеком смысла и характера права, выработки собственного отношения к нему, понимания в нем своей роли.

     Поведенческие элементы правовой культуры включают систему поведенческих ориентаций и разделяемых индивидом правил социально-правового участия. Поскольку правовая культура – это не просто особые формы взглядов на правовую систему, то сама структура правовой культуры есть совокупность устойчивых ориентаций, отражающихся в социально-правовом поведении. Иначе говоря, правовая культура является долговременным фактором, влияющим в конечном счете на развитие и обновление правовой системы общества.

    Следующим социокультурным фактором становления и развития правовой культуры являются социальные интересы.

    Первые попытки объяснить общественную жизнь и социально-правовое поведение  с помощью общественных интересов предпринимали французские философы К. Гельвеций, П. Гольбах, Д. Дидро. В интересах они усматривают реальное основание нравственности, правосознания, законопослушания, общественного строя в целом: «…если физический мир подчинен закону движения, - пишет К. Гельвеций, -…то мир духовный не менее подчинен закону интереса».

   Важную роль в развитии теории интереса сыграл немецкий философ Ф. Гегель.  Интерес, по Гегелю, есть нечто большее, чем  содержание  намерения и  сознания, который проявляется в конечных результатах человеческих деяний, связан с абсолютной идеей, осуществляющей себя в истории через бесконечное многообразие потребностей и интересов.

     Социальные интересы являются основной категорией для обозначения реальных причин и коренных, наиболее глубоких стимулов правового поведения людей, стоящих за их непосредственными побуждениями – мотивами, помыслами, идеями и т. д.  Именно социальные интересы способствуют согласованности во взаимодействии различных социальных групп и слоев в ходе непрерывного приспособления к изменениям, формирующим это взаимодействие . Признание  того, что социально-правовые отношения между субъектами проявляются в виде их социальных интересов, приводит нас к определенным обобщениям.

     Поскольку социальные интересы есть форма выражения социальных отношений, очевидно, что каждой общественной системе присуща своя особая структура этих интересов, свой специфический способ их взаимодействия.  В этом плане весьма плодотворной представляется структурализация устойчивых социальных интересов в их связи с глубинными характеристиками общественной жизни. Она осуществляется: во-первых, через развитие и закрепление определенных стратегий за соответствующими группами, которые характеризуются своими особыми интересами; во-вторых, через формирование определенных форм поведения через различия в той роли, которую играют разные социальные группы в  социально-правовой жизни общества; в-третьих, через производство форм общения как компонентов, составляющих образ жизни людей в данном обществе; в-четвертых, через персонификацию общественных отношений, то есть через выработку определенных личностных типов, социальных характеров, наиболее пригодных для функционирования данного общества.

     Во всяком обществе на основе развертывания его внутренних противоречий складывается определенная иерархия общественных интересов, причем удовлетворение и реализация интересов более общего порядка представляет собой условие удовлетворения интересов меньшей степени общности. Вопрос о соотношении общих и частных, постоянных и ситуативных социальных интересов  имеет огромное  значение  для  выработки стратегии и ее реализации в тактических решениях текущих вопросов. Общий социальный интерес обобщает все частные интересы целого, представляя собой генеральную линию развития этого целого . Частные и общие социальные интересы представляют собой разные стороны социальной практики. И те и другие существуют реально и вовлекают в сферу своего действия определенные социальные слои и группы, связывающие с этими интересами свои потребности, ожидания. Выдвижение целей социально-правового развития без учета частных интересов оказывается утопическим. Пренебрежение общими социальными интересами, восприятие их в качестве идей, маскирующих интересы иного порядка, ведет к  дезорганизации социально-правовых действий. Иными словами, общий социальный интерес – это взаимная зависимость частей целого (социальной практики), между которыми распределяются те или иные функции.

      Выявление взаимозависимости между социальным интересом и социальным поведением, уровнем его активности приобретает значение закономерности. «Идея неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от интереса» . И люди всегда будут жертвами обмана и самообмана, пока не научатся за любыми нравственными, религиозными, правовыми, социальными фразами, заявлениями и обещаниями разыскивать интересы тех или иных социальных групп. Определить мотивы и причины социально-правового поведения – значит ответить на вопросы: в интересах каких и за счет каких общественных групп они осуществляются? Сколь глубокими являются сдвиги в положении этих групп, в какой мере задеваются их социальные интересы? Какие группы служат движущей силой социально-инновационных процессов, иными словами, приобретают статус субъектов этих процессов? Закономерность взаимосвязи социальных интересов и состояния социально-правовых отношений выражается в том, что социально-правовые отношения, проявляясь в социальных интересах, приобретают характер движущих сил развития, побудительных мотивов социально-правового поведения. Сегодня общественность констатирует стремительно падающий интерес к закону, снижение масштабов повседневного участия молодежи в мероприятиях, традиционно считающихся социально-правовыми.

      Социальный интерес – это основная категория для обозначения реальных причин и коренных, наиболее глубоких мотивов социально-правового поведения людей, стоящих за их непосредственными побуждениями – мотивами, помыслами, идеями и т. д.  Основной каркас такой структуры образуют социальные интересы общества и социальных групп, индивидуальных субъектов. В свою очередь, именно социальные интересы составляют основу зарождения и функционирования социально-правового стереотипа, который является фактором изменения правового мышления. К сожалению, исследований проблемы правового стереотипа практически не проводилось. Поэтому проблема правового стереотипа, факторов, способствующих формированию, поддержанию и воспроизводству социально-правовых стереотипов, весьма актуальна и нуждается в глубоком изучении. Соблюдение законов и правопослушания соответствует интересам всех социальных групп.

    Таким образом, социально-правовые, экономические  отношения каждого данного общества проявляются, прежде всего, как интересы. Социальные интересы обусловлены положением тех или иных социальных групп, но вместе с тем они не сводятся к этому положению, поскольку не существуют вне того или иного их выражения в виде взглядов, позиций, морали, идеологии этих социальных групп.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика