Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Квалифицированные виды составов преступлений, предусматривающих ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий
Научные статьи
14.06.12 11:29

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Уголовное право и криминология
Жоков Д.В.
Квалифицированные виды составов преступлений, предусматривающих ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий
В статье представлены квалифицированные виды составов преступлений, предусматривающих ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий. Приведены статистические данные количества групповых преступлений, совершенных вовлеченными несовершеннолетними. Сформулированы предложения по изменению и усилению уголовной ответственности в редакции ч. 4 ст. 150 УК РФ.

       В последнее время, несмотря на общее снижение преступности в России и уровня преступности несовершеннолетних в частности, каждое десятое преступление в среднем по стране совершается несовершеннолетними или при их соучастии.

    В особенной части УК Российской Федерации большинство составов преступлений содержат квалифицирующие признаки. Статьи 150 и 151 УК не являются исключением. За вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и (или) иных антиобщественных действий, если они совершены при наличии квалифицирующих признаков, предусмотренных частями 2, 3, 4 ст. 150 и частями 2 и 3 ст. 151 УК РФ, законом установлено более строгое наказание. Данные квалифицированные составы требуют более подробного рассмотрения. Учитывая, что квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. ч. 2, 3, 4 ст. 150 и ч. ч. 2 и 3 ст. 151 УК РФ, в целом схожи, следовательно, проблемные вопросы, связанные с их применением, будут рассмотрены одновременно для обоих составов.

      Как известно, в ч. 2 ст. 150 и 151 УК РФ установлена повышенная ответственность за совершение данных преступлений родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Так как субъект данных преступлений специальный, то возникает необходимость более детального рассмотрения его признаков. Предусмотренная законом повышенная ответственность для данных субъектов не случайна, так как родители или лица их заменяющие (педагоги) оказывают на подростка непосредственное влияние. На данных лиц возложена обязанность по воспитанию детей, забота не только об их физическом, но и психическом, духовном и нравственном воспитании, однако многие из них не только не выполняют своих прямых обязанностей, возложенных на них обществом, но и вовлекают несовершеннолетних в совершение преступлений или антиобщественных действий.

     Нами посчитано — по материалам, изложенным в юридической литературе, таких ученых как Л. Ежова, Р.Р. Галиакбаров, Н.А. Егорова, диссертационных работах И.В. Литвиной, Н.Н. Косовой, Д.В. Бельцова и др., а также статистических данных по Московской и Смоленской областях, г. Кемерово, Республики Мордовия, что из общего количества родителей, которые были привлечены к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 150 и 151 УК РФ, 90 % характеризуются как неблагополучные, злоупотребляющие спиртными напитками, неработающие, а также ранее судимые.

      Проведенный автором сравнительный анализ судебной практики Верховного Суда РФ 2005-2011 гг. показывает, что в более чем 35 % из числа лиц, привлеченных к уголовной ответственности по ч. 1, 3, 4 ст. 150 и ч. 1, 3 ст. 151 УК РФ, в качестве субъекта выступает супруг родителя, при всем этом эти лица не были привлечены к уголовной ответственности по ч. 2 статьи 150 и 151 УК РФ. Это объясняется тем, что они формально не считаются родителями подростка, однако, проживая совместно с ним в семье, принимают участие в его воспитании. Вследствие этого возникает вопрос, будет ли считаться правомерным привлечение такого лица к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 150 и 151 УК? По данному поводу высказывала свое мнение Н.Н. Косова о целесообразности применения к этим лицам ч. 2 ст. 150 УК РФ. Но на практике к этой категории лиц ч. 2 ст. 150 УК РФ не применяется, и им выносится более легкое наказание, а это неправильно, так как не достигается цель наказания.  По нашему мнению, точка зрения Н.Н. Косовой является вполне обоснованной. В настоящее время, после того как заключаются повторные браки, супруг родителя не всегда желает усыновлять ребенка от предыдущего брака, однако, как уже было отмечено, принимает непосредственное участие в воспитании данного ребенка и имеет на него большое влияние.

       Также до сих пор не ясен вопрос o привлечении к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 150 и 151 УК РФ других родственников вовлекаемого. Согласно данным нормам УК, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преcтупления и (или) иных антиобщественных действий, кроме родителей и педагогов, к ответственности могут быть привлечены иные лица, на которые законом возложены обязанности по воcпитанию детей. Однако в настоящее время в отечественном законодательстве отсутствует определение — кого следует понимать под иными лицами. Если cледовать логике, то к их числу должны относиться дедушка, бабушка, братья, сестры, так как они являются родственниками несовершеннолетнего и принимают участие в его вoспитании. Тем не менее, такие родственники иногда влияют на несовершеннолетнего не только положительно, но и отрицательно. Таким образом, согласно статьям 93 и 94 Семейного кодекса РФ, братья и сестры, дедушки и бабушки могут быть обязаны содержать своих несовершеннолетних братьев, сестер и внуков. То есть, если ссылаться на СК РФ, данные родственники обязаны нести материальную ответственность за своих несовершеннолетних родных, а, следовательно, они должны и принимать участие в их воспитании. В результате, по нашему мнению, под иными лицами, на которых законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, следует понимать: дедушек, бабушек, братьев и сестер несовершеннолетнего, супруга его родителя, усыновителей, опекунов, попечителей, представителей органов опеки и попечительства.

    В качестве квалифицирующего признака ч. 3 ст. 150 УК РФ указаны способы вовлечения, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения. В ходе проведенного обзора судебной практики по ст. 150 и 151 УК РФ Кемеровского областного суда было установлено, что вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и (или) иных антиобщественных действий с применением насилия или с угрозой его применения составляет лишь 5 % от общей доли данной категории преступлений. Следовательно, взрослые преступники воздействуют на несовершеннолетнего, не прибегая к насилию, т.е. без особых усилий; достаточно предложить несовершеннолетнему участие в преступлении, пообещав какие-либо блага, и тем самым вовлечь  несовершеннолетнего в его совершение. Однако все же имеются случаи вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления с применением насилия или с угрозой его применения, поэтому необходимо рассмотреть данный вопрос более подробно.

      Ни в уголовном законе, ни в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации никаких пояснений на этот счет не содержится. Соответственно, это приводит к тому, что в правоприменительной практике действия виновных лиц могут квалифицироваться по-разному. Некоторые ученые считают, что под насилием или под угрозой его применения следует понимать побои, причинение какого-нибудь вреда здоровью, например, связывание и запирание в помещении и т.д. Однако в данном разъяснении не указывается, какой именно вред здоровью может быть причинен, вероятно, что в данном случае имеется в виду любая степень тяжести  причиненного вреда здоровью, включая также тяжкий вред. Такой же точки зрения придерживается Н.Н. Косова, считающая, что под насилием понимается физическое насилие — как опасное, так и не опасное для жизни и здоровья потерпевшего (связывание, запирание, побои).  Таким образом, если учитывать, что в результате вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий ему и так причиняется вред не только моральный, но порой и физический, а в результате применения насилия причиняется еще и вред здоровью, что совершенно негативно сказывается на дальнейшем развитии подростка, то и ответственность за данные деяния должна быть более суровой. Также дискуссионной является точка зрения, в соответствии с которой предлагается считать, что если вовлечение сопровождалось причинением вреда здоровью несовершеннолетнему лицу, то такие действия должны подлежать самостоятельной квалификации.

     На этот счет наиболее обоснованным является мнение, в соответствии с которым под вовлечением несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий, совершенных с применением насилия или с угрозой его применения, следует понимать причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью несовершеннолетнему. Если в результате здоровью подростка был причинен тяжкий вред или наступила смерть, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ или ч. 3 ст. 151 УК РФ.

     Чтобы при квалификации по ч. 3 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК РФ в правоприменительной деятельности не возникало различных затруднений, необходимо внести определенные дополнения в разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и сформулировать их следующим образом: «Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления и (или) иные антиобщественные действия, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, следует понимать нанесение побоев, истязаний, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, незаконное лишение его свободы либо угрозу причинения указанных последствий».

     Что касается квалифицированного состава ч. 4 ст. 150 УК Российской Федерации, то им является совершение вовлечения несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.

     Рассматривая данный вопрос, необходимо учитывать то, что совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления, согласно ч. 4 ст. 15 УК РФ, само по себе уже влечет повышенную уголовную ответственность. Вовлечение же несовершеннолетнего в совершение данных категорий преступлений наносит наибольший вред его психическому и нравственному развитию, именно этим и вызвано законодательное закрепление данного квалифицирующего признака в ст. 150 УК РФ.

       Одной из особенностей преступности несовершеннолетних лиц является ее групповой характер. Причем преступления совершаются несовершеннолетними как в группе с такими же несовершеннолетними, так и со взрослыми преступниками. Данные деяния носят более организованный характер и представляют большую общественную опасность, в отличие от преступлений, совершаемых в одиночку. Чаще всего группой несовершеннолетних, вовлеченных в совершение таких преступлений, совершаются: кражи – 67 %, хулиганство – 17 %, грабежи – 7 %, разбой – 5 %, угон автотранспортных средств, нанесение телесных повреждений, убийства и изнасилования – 4 %.  При этом следует отметить, что даже если преступление совершено в группе, состоящей только из несовершеннолетних, то, как правило, у нее всегда есть взрослый организатор. Это связано с тем, что в последнее время наметилась довольно устойчивая тенденция омоложения преступности несовершеннолетних, а лицам, вовлекающим несовершеннолетних в совершение преступлений, особенно в преступные группы, зачастую известно о возрасте привлечения к уголовной ответственности. Соответстенно, при совершении преступления лицом, не достигшим 18-летнего возраста, есть возможность избежать наказания при условии, если в ходе расследования не будет установлено лицо, которое являлось организатором и руководителем данных преступлений.
Вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу, естественно, наносит ему гораздо больший вред, чем просто вовлечение в совершение преступления, поскольку групповые преступления несут в себе повышенную общественную опасность.

     В настоящее время действующим законодательством понятие преступной группы не раскрывается, в связи с чем возникает необходимость в детальном рассмотрении данного вопроса и внесении необходимых разъяснений в законодательство во избежание ошибок при привлечении к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 150 УК Российской Федерации.

     Общепризнанной в уголовном праве является точка зрения о том, что под преступной группой понимаются все виды групп, которые указаны в ст. 35 УК РФ. Однако некоторые ученые оспаривают данную точку зрения, считая, что под преступной группой лиц следует понимать только совершение преступления группой лиц без предварительного сговора, группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой.  Другие же ученые не согласны с данной точкой зрения и считают, что по ч. 4 ст. 150 УК РФ невозможно квалифицировать вовлечение несовершеннолетнего не только в группу лиц без предварительного сговора, но и в группу лиц по предварительному сговору при условии, если такая группа состоит из одного взрослого лица и одного несовершеннолетнего.  Oни мoтивируют этo тем, что несовершеннолетний привлекается к совершению преступления в качестве пособника или соисполнителя, и тем самым группа образуется только с его участием. Только в том случае, если подросток вовлекается в уже созданную или создаваемую группу лиц по предварительному сговору, которая будет таковой и без его соучастия, то есть если на момент вовлечения уже имеется предварительная договоренность о совершении преступления минимум между двумя лицами, то вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления можно квалифицировать по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

      По данному вопросу Н.А. Егорова считает, что «упоминание «преступной группы» в ч. 4 ст. 150 УК выглядит нелепостью, так как под преступной группой в ряде случаев имелась в виду любая общность лиц, в том числе такая, которая включает наряду с субъектом преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности. В этой связи возникает вопрос об уголовно-правовой оценке действий взрослого вовлекателя, который привлекает несовершеннолетнего к участию в совершении деяния (например, грабежа, разбоя или изнасилования), другие участники которого не достигли 14-летнего возраста».  Дaлee Н.А. Егорова указывает, что «если бы в ч. 4 ст. 150 УК РФ содержалась прямая отсылка к ст. 35 УК РФ, то это более соответствовало бы положениям уголовного закона о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность, и исключило бы сомнительную с точки зрения закона (ст. 19 УК РФ) возможность вменения в вину данного признака при вовлечении несовершеннолетнего в участие в общественно опасном деянии вместе с малолетними и (или) невменяемыми». Также Н.А. Егорова полагает, что если при любом соучастии – как исполнительстве, так и соучастии при распределении ролей – можно говорить о наличии «преступной группы», при таком условии любое вовлечение взрослым человеком несовершеннолетнего в совершение преступления окажется сопряженным с вовлечением в «преступную группу» (ч. 4 ст. 150 УК РФ).  Что в принципе не может соответствовать действительности. На наш взгляд, законодатель, указывая в ч. 4 ст. 150 УК РФ такой квалифицирующий признак, как вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу, подразумевал в любом случае группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество, признаки которых раскрываются в ч. 2, 3, 4 ст. 35 УК.

     Преступления, совершаемые группой лиц без предварительного сговора, содержат наиболее простую форму групповых преступлений, и совершаемые такой группой преступления, как правило, относятся к категории средней тяжести. Преступления же, совершаемые группой лиц по предварительному сговору, также относятся к преступлениям средней тяжести.

     Учитывая, что ответственность по ч. 1, 2 и 3 ст. 150 УК РФ наступает за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления небольшой и средней тяжести, совершение преступления группой лиц без предварительного сговора, как и группой лиц по предварительному сговору, не могут быть включены в понятие преступной группы. Тем не менее, при выявлении случаев вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступлений, совершенных группой лиц, как по предварительному сговору, так и без сговора, действия виновных лиц квалифицируют по ч. 4 ст. 150 УК РФ. Это объясняется тем, что большинство преступлений, в которые вовлекаются подростки, совершаются в составе групп. Подобные группы, как правило, образуются для совершения единичных преступлений. Даже если такой группой совершено два и более преступлений, то после их совершения данные группы распадаются, так как цель достигнута, либо они возникают спонтанно для совершения какого-либо преступления; состав их участников не постоянен и меняется в зависимости от сложившихся обстоятельств. Поэтому для лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, когда преступление планируется заранее, подыскиваются соучастники, необходимо усилить уголовную ответственность, т.е. правомерным будет применение ч. 4 ст. 150 УК РФ. Если лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, спонтанно привлекает несовершеннолетнего к совершению преступления, зная о его несовершеннолетии, то его действия также содержат повышенную общественную опасность, так как они отрицательно влияют на подростка.

       Совершение же преступления организованной группой либо преступным сообществом потребует дополнительной квалификации по совокупности по ст. ст. 208, 209 и 210 УК РФ. Это обуславливается тем, что данные преступные группы либо уже созданы, либо находятся на стадии своего формирования и, соответственно, будут существовать, независимо от того, будет ли в них вовлечен несовершеннолетний или нет. Поэтому понятием «преступная группа» должно охватываться вовлечение несовершеннолетнего в группу лиц, группу лиц по предварительному сговору, организованную группу, либо в преступное сообщество, т.е. во все формы групповых преступлений.

       Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что в статьях 150 и 151 УК РФ действующего Уголовного кодекса имеются определенные пробелы, позволяющие лицам, вовлекающим несовершеннолетних в совершение преступлений и (или) иных антиобщественных действий, избегать уголовной ответственности. Дети – это будущее нашего государства, носители генофонда нации, ее потенциала. И от того, какими они вырастут, какие у них будут моральные принципы, зависит, в какой стране мы будем жить. И мы обязаны оградить их от негативного и пагубного влияния взрослых, так как нравственное, культурное и физическое здоровье этой части населения напрямую влияет на процветание всего общества.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика