Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Роль политических партий в процессе правовой модернизации в России: системно-конституционный анализ
Научные статьи
14.06.12 11:48

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Право и политика
Тимербаев Т.А.
Роль политических партий в процессе правовой модернизации в России: системно-конституционный анализ
В данной статье рассматриваются институциональные особенности правовой модернизации страны в условиях становления реальной многопартийности.

       В настоящее время наиболее популярными являются две модели модернизационного развития России — левомобилизационный и либеральный. За левый сценарий выступают в основном слои общества за пределами сред-него и высшего класса. Однако поддержка этих настроений  властной элитой весьма незначительна, даже среди тех, кого принято относить к числу «силовиков во власти». Добившись контроля над огромными материальными  ресурсами и финансовыми потоками, «силовики» сменили свою идеологическую тактику на сугубо защитную, и им, как видится, никаких перемен не надо. Этим обстоятельством во многом обусловлено отсутствие у правящей партии «Единая Россия» и ее лидера — В.В. Путина четкой и научно обоснованной программы модернизации.
Несмотря на заверения Председателя Правительства В.В. Путина, что в 2012 году России удастся преодолеть последствия мирового финансово-экономического кризиса, а в ближайшие 10 лет удвоить ВВП, механизм достижения указанных целей представлен не был. Более того, В.В. Путин в своем выступлении предостерег от «разного рода шараханий, необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или, с другой стороны, социальной демагогии».

    Таким образом, среди «власть имущих» сторонники «силового прорыва», возможно, могут рассчитывать лишь на некоторую часть руководите-лей, заинтересованных в концентрации ресурсов страны вокруг оборонного комплекса и в мобилизационной идеологии. Все это позволяет предположить, что левомобилизационный сценарий модернизации в нынешней Рос-сии, где отсутствует в должном объеме необходимый человеческий ресурс (по аналогии с Китайской модернизацией, проводящейся в условиях избытка малоквалифицированных трудовых ресурсов с низкими жизненными стандартами) маловероятен. Как пишет Сергей Бирюков: «Едва ли возможна традиционная для России модернизация «коллективистско-мобилизационного типа», ибо разрушен ключевой социальный и культурный ресурс, необходимый для модернизаций подобного вида — русский патриархальный уклад, традиционно отождествляемый с деревней и крестьянством».

    Либеральная модель модернизации существенно отличается от мобилизационной, так как основана не на подчиненной обществу ведущей государственной роли в проводимых реформах. Основным субъектом модернизации мыслится демократическое интеллектуальное сообщество, обладающее большой степенью свободы в принятии решений и активно реализующее свои конституционные права. Либеральные перемены готовы поддержать не более 15-20 % российского населения, однако среди элит, как показало исcледование М. Афанасьева, настроения скорее в пользу либерализации.  Сторонником данной модели является действующий президент России Д. Медведев, под патронажем которого Институт социального развития (ИНСОР) разработал программу модернизации.  Однако до сих пор данный документ не получил статуса официального, активно обсуждается в кругах ученых и уже вызвал массу критики по поводу своей утопичности.

   О различных подходах президента России Д. Медведева и председателя правительства В. Путина к оценке проводимых в стране реформ и дальнейшей модернизации государства и общества свидетельствуют их много-численные высказывания по данной тематике:


     Впрочем, следует отметить, что либеральные суждения Д.А. Медведева стали возможными и даже приобрели определенную поддержку среди интеллектуальной элиты российского общества лишь в условиях определенной политической и социальной стабильности, обеспеченной В.В. Путиным в годы его президентства.

      В начале второй половины 2000-х годов социологи Л. Бызов и В. Петухов зафиксировали, что сформировалось новое массовое недовольство – недовольство не ухудшением ситуации, как в 1990-х, а отсутствием улучшений. Именно тогда специалистами было установлено наличие социального запроса на современную системную модернизацию. В 2008 году по инициативе фонда «Либеральная миссия» было исследовано общественное мнение примерно 1000 респондентов, опрос которых показал, что вполне благополучные и успешные люди еще до начала очевидного экономического кризиса предельно критично оценивали положение дел и качество государства.

    Стало ясно, что большинство прогрессивного российского сообщества ждет нового курса, прояснились и главные параметры этого курса, «точки элитного и общественного консенсуса».  Об этом же пишет и А. Смирнов: «Сейчас передовая часть общества, интеллектуальная элита — средний класс, интеллигенция достаточно критически осмысливает политику государства. Настроения в обществе по сравнению с 2007 г. серьезно изменилось. Тогда большинство жило ожиданием улучшения ситуации, сейчас доминирует неопределенность. Назревают противоречия между элитами властными и элитами интеллектуальными, между бизнесом и экономической средой. Не может не быть определенного раскола внутри элит, что иногда видно из анализа высказываний чиновников».  Впрочем, речь идет не об огромном бюрократическом социальном слое, а о людях, не вписавшихся в сценарий ре-форм элиты — журналистов, представителей культурной и творческой эли-ты. Таким образом, ресурс поддержки у действующего президента Д.А. Медведева и сторонников либеральной модели модернизации более чем ограничен, и его ни в коем случае не следует переоценивать.

     В качестве альтернативы как «левомобилизационной», так и либеральной моделей модернизации некоторыми учеными предлагается вариант «национальной модернизации», на основе строительства современной нации, а конкретные составляющие этого проекта сочетают в себе и государственнические, и либеральные идеи.  Это же можно сказать в определенном смысле и о проекте народно-демократической модернизации, предлагаемой И. Дискиным.  Он говорит о «модернизации ненасильственной, основанной на демократических ценностях». По его мнению, «успешная модернизация в конкретных условиях России может быть только с опорой на народ и для на-рода». Соглашаясь с высокой оценкой роли народа в процессе преобразований, считаем все же подобный подход несостоятельным по причине отсутствия механизмов народовластия, которые могут стать институциональной ос-новой ненасильственной модернизации. Между тем, нельзя не согласиться с И. Дискиным в том, что формирование институциональной среды, необходимой для успешной модернизации, может происходить лишь в условиях вовлеченности в этот процесс максимального числа заинтересованных субъектов и групп общества.

     Таким образом, можно сделать следующие выводы. То, что сегодня понимается под теорией «модернизации», не является, строго говоря, ни западнической, ни национальной теорией. Сам вопрос о правовой модернизации является полемическим в современной науке. Здесь до сих пор нет однозначного подхода и единых критериев.

    По нашему мнению, правовую модернизацию следует рассматривать как  процесс позитивных государственных преобразований в соответствии с требованиями времени, осуществляемый на основе аккумуляции цивилизационного потенциала политических институтов и гражданского общества, а также инновационного ресурса экономики. При этом необходимо признать как объективную обусловленность процесса модернизации, так и право самих стран на преобразования, независимо от внешних факторов влияния.

      Одним из основных методологических принципов в конституционном праве постепенно становится комплексный формационно-цивилизационный подход, согласно которому процессы, протекающие в конкретных обществах, анализируются с учетом их социокультурных, исторических, географических особенностей и признается многовекторность модернизационного развития в современном мире. Именно поэтому имеющиеся типологии модернизации, а также характеристики отдельных типов и этапов могут рассматриваться только как рабочие варианты, нуждающиеся в дальнейшем уточнении и дополнении.

     Вместе с тем эти типологии и модели обладают значительной теоретической и эвристической ценностью, так как позволяют выделить некоторые основные элементы модернизации и, таким образом, формируют пред-посылки для анализа единичных случаев и сравнения этого процесса в разных странах и регионах, в том числе в России. Основным направлением со-временной теории правовой модернизации, по нашему мнению, должна стать разработка конфликтологии переходного периода.

     Практика показала, что своеобразие процессов модернизации России определяется совокупностью политико-правовых и социально-экономических факторов. Становится все более понятным, что те или иные успехи модернизации напрямую зависят от того, насколько процессы политико-правовых и социально-экономических преобразований протекают органично, вписываются в национальные институты, воспринимаются в обществе.

    Правовая модернизация является компонентом системного проекта модернизации России. Правовая модернизация по своей сути вторична по отношению к важнейшей составляющей модернизации – экономической, а ее содержание обусловлено задачей создания субъектами политики «правового поля», пригодного для инновационных экономических преобразований.

      По нашему мнению, сегодня успешная модернизация невозможна на основе какой-либо моноидеологии - «правой» или «левой». Вместе с тем, традиции, особенности и практика осуществления модернизационных преобразований заставляют сегодня целенаправленно выбрать в качестве методологической основы преобразований левомобилизационную модель с преобладанием консервативных методов осуществления. Дальнейшее игнорирование такого подхода к модернизации обрекает нашу страну на путь бесконечных радикальных потрясений. При этом по возможности необходимо использовать и позитивный потенциал, конструктивные элементы иных моде-лей модернизации, исторически доказавших свою эффективность. Сложившийся веками менталитет народа не должен рассматриваться как некое досадное препятствие на пути преобразований, подлежащее грубой ломке. На-оборот, только максимально возможный в созидательных целях учет в процессе модернизации идеалов и духовных ценностей, свойственных российскому обществу, позволит достичь намеченных в процессе реформирования государства и общества целей, сделает процесс правовой модернизации не только легальным, но и легитимным.

       Особенность участия партий в процессе правовой модернизации заключается в двойственности их роли. С одной стороны, являясь правовым институтом, партии являются объектом модернизации. Возникнув чаще всего в период Среднего Модерна, они сразу же оказываются вовлеченными как в отношения с государственными структурами, так и с элементами гражданского общества. Под воздействием происходящих в стране политико-правовых процессов выкристаллизовывается их идеология, трансформируется структура, изменяется функциональная система. С другой стороны, выполняя роль своеобразного «локомотива реформ», партии являются активными субъектами модернизационного процесса, становятся партиями преобразований. 

     Длительное доминирование «Единой России» на всех уровнях законодательной власти, de jure позиционирующей себя как партия преобразования, de facto являющейся сторонницей консервации существующего строя.

     В сложившейся ситуации, прежде всего, необходимо отказаться от практики имитации («симуляции») формы многопартийной системы, осуществить комплекс мер, направленных на создание подлинно многопартийной системы.  В связи с этим основная роль в процессе модернизации партий, как это ни парадоксально звучит, принадлежит самим партиям, а также депутатам Государственной Думы, формируемой на выборах по партийным спискам, в чью компетенцию входит принятие законов, регулирующих статус политических партий.

   Важным условием эффективного осуществления государством модернизации является недопущение использования административного ресурса различными властными структурами в узкогрупповых целях.

     Наглядным примером грубого вмешательства органов государственной власти различных уровней в деятельность партий являются результаты выборов в законодательные органы власти субъектов Российской Федерации. Несмотря на стабильно невысокий рейтинг доверия россиян к правящей партии, руководители «Единой России» констатируют, что средняя поддержка этой партии после всех расчетов оказалась свыше 49 %.  13 марта 2011 года за «Единую Россию» проголосовало на 700 тыс. человек больше, чем на аналогичных выборах в 2007 году.

     Партийная составляющая результатов выборов неоднородна в различных регионах. К примеру, в Республике Башкортостан говорить о каком-либо политическом плюрализме вообще не приходится. В действующем региональном парламенте – Курултае — Государственном Собрании РБ из 120 депутатов более 110 представляют «Единую Россию».  По результатам выборов 13 марта 2011 года в представительные органы местного самоуправления в Республике Башкортостан «Единая Россия» получила 70,06 %, КПРФ – 1,41 %; ЛДПР – 1,26 %; «Справедливая Россия» - 2,41 %; беспартийные кандидаты – 24,83 %.

     Для решения этой задачи необходимо трансформировать «теневой» административный ресурс в легитимные формы партийно-государственных властеотношений с учетом специфики современной формы правления. Осуществление на законной основе парламентской деятельности и кадровой политики в структурах органов государственной власти, проведение выборов на честной альтернативной основе неизменно приведет к превращению «партии власти», иных ведущих парламентских партий, их «групп поддержки» в самодостаточных в ресурсном отношении субъектов модернизации.

      Для решения указанной проблемы особое значение приобретает работа центрального аппарата партии с региональными отделениями. Такая работа особенно важна для регионов, где, например, как в Башкортостане, региональные отделения партий малочисленны, а их социальный статус крайне низкий. Аналитики уже отмечают определенные, но весьма незначительные усилия партий по активизации деятельности в регионах. Так, КПРФ запустила народный референдум, чтобы иметь возможность двойной агитации… Лидер ЛДПР постоянно выступает… с радикальными идеями. Руководство «Справедливой России» перестроило свой бюрократический аппарат, систему финансирования для повышения эффективности предвыборной деятельности, ввело процедуру праймериз, условием участия в которой стали отсутствие судимостей и наличие популярности у населения в регионах.

     Вместе с тем, в условиях современной России мы не можем в полной мере использовать принципы самомодернизации партий, которые используются западными странами. В первую очередь, это связано с тем, что «структура российской многопартийности — конгломерат различных по своей генетической природе образований: партии — продукты кризиса традиционной идеологии, партии — продукты распада официальных партийных структур, партии, чье возникновение непосредственно связано с качественными изменениями социальной структуры».  И если первые два источника формирования политических партий ушли в историю, то изменение социальной природы общества продолжает играть значительную роль для возникновения новых организаций. Нестабильность социальной природы во многом определяет несовершенство партий.

    На наш взгляд, каждая партия, стремящаяся стать полноценным субъектом и объектом модернизации, должна разработать программу, направленную на реформирование собственных структуры и деятельности. Данная программа должна предусматривать осуществление комплекса мероприятий, направленных на 1) использование благоприятных факторов развития партий; 2) минимизацию, а по возможности и устранение факторов, препятствующих развитию партий и ведущих к возникновению кризисов модернизации.

     Следует отметить, что победа на выборах, успешное продвижение партией своих ставленников на государственные и муниципальные должности не должны являться конечной целью партийной деятельности. Гораздо более важным, чем победа на выборах, на наш взгляд, является то, как представители партии в органах государственной власти и местного самоуправления отстаивают интересы своего электората, воплощают программные установки партии, осуществляя законодательную (представительную) и исполнительную власть. Слабая зависимость исполнительной власти от политических партий обусловлена особенностями формы правления и политико-правовым режимом и может быть преодолена только при коренном реформировании всего государственного устройства, что не вписывается в поддерживаемую нами концепцию правовой модернизации. На наш взгляд, целесообразнее вести речь об усилении системы сдержек и противовесов (конституционных механизмов), действующих в государстве.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика