Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Органы судейского сообщества в Российской Федерации: цели создания и проблемы их достижения
Научные статьи
15.06.12 11:34

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Судоустройство
Бурдина Е.В.
Органы судейского сообщества в Российской Федерации: цели создания и проблемы их достижения
В публикуемой статье анализируется процесс создания по всему миру, начиная с середины XX века, органов судейского сообщества, определяются цели их создания в практике разных стран. В работе дана характеристика южно-европейской, североевропейской моделей органов судейского сообщества, а также модели судебного самоуправления, действующей в США.

    Современный каталог обручальных колец. Кольцо может быть выполнено из белого или желтого золота, из платины, его могут украшать любые драгоценные камни в любом количестве. Каталог обручальных колец вся подробная информация на сайте http://vzolote.dn.ua

    Принятие Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Феде-рации» от 14 марта 2002 года  ознаменовало появление в Российской Федерации законодатель-но оформленной конструкции профессиональной организации судей – судейского сообщества, предназначением которого является участие самих судей в управлении деятельностью судов по всем вопросам обеспечения правосудия через создаваемые судейским сообществом органы. В силу возложенных на органы судейского сообщества полномочий по формированию судейского корпуса, по участию в продвижении судей в их карьере, привлечению судей к дисциплинарной ответственности, по участию в организационном и ином обеспечении деятельности судов они стали значимым элементом механизма судебной власти.

      В этой связи закономерен повышающийся интерес практических и научных работников к институту судейского сообщества и его органам. В рамках обсуждения перспектив совершенствования судебной власти озвучиваются самые разные предложения по развитию и модификации органов судейского сообщества.  Думается, что взвешенный и обстоятельный анализ указанных предложений может быть сделан лишь на основе познанной правовой природы органов судейского сообщества, целей их образования, принципов организации и деятельности, объективных закономерностей развития названных корпоративных органов.

   Образование органов судейского сообщества, обычно именуемых в зарубежной литературе как судебные советы, связывается с укреплением судебной власти в контексте разделения властей, развитие внутренне присущих ей качеств независимости и самостоятельности. Все органы судейского сообщества, имеющие в разных странах различные организационные формы, структуру, полномочия, объединяет общность целеобразования: создаются в качестве независимых от исполнительной и законодательной властей структур, призванных обеспечить независимость судебной власти. Органы судейского сообщества, начиная с середины XX века, создаются по всему миру в качестве средства для обеспечения объективности и независимости процессов судебной карьеры и улучшения качества отправления правосудия. 

     Качество независимости имманентно связывается с судом и судейством, если под ним понимать принятие справедливого решения по делу. Судебная власть не может признаваться таковою и служить гарантом приоритетности гражданских прав и свобод, если она не будет независимой. Независимость судебной власти не является какой-либо ее льготой либо преференциями. Независимость следует понимать в качестве условия, при котором только и возможно осуществление надлежащего правосудия, в чем заинтересован каждый член общества.

     Проблема независимости судебной власти как части единой государственной власти предопределена ее функционированием в условиях разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, что обусловило дискуссию о характере взаимодействия и взаимосдерживания властей. Названная дискуссия, продолжающаяся по настоящее время, применительно к судебной власти имеет своим предметом определение баланса между независимостью и самостоятельностью судебной власти, с одной стороны, и подотчетностью ее, с другой.

   Речь, по сути, идет о достижении необходимого баланса между независимостью судебной власти, самостоятельностью ее функционирования и в то же время наличием элементов социального сдерживания и контроля в динамично функционирующей модели государственности, о проблеме гармонии свободы и зависимости, ведь очевидно, что полной независимости не может быть по определению, поскольку каждая ветвь власти — лишь часть единой и неделимой государственной власти, принадлежащей народу.

    Исследуя социальные системы, Т. Парсонс, известный американский социолог-теоретик XX столетия, одной из наиболее распространенных и серьезных ошибок считал утвердившееся представление о том, что взаимозависимость предполагает отсутствие независимости. По его мнению, «никакие две целостности не могут быть взаимозависимы, если они в то же самое время не являются в каких-то отношениях независимыми… Независимость в смысле полного отсутствия взаимозависимости свела бы отношения двух переменных к простой случайности, не поддающейся выражению в терминах какой-либо логически определенной функции». 

     Развивая указанную мысль применительно к теме исследования, следует сделать вывод, что полной автономии судебной власти не может быть по определению, в силу единства самой государственной власти, потребности проводить единую государственную политику в государстве. Тем самым можно говорить лишь об относительной автономии ветвей государственной власти, об определенном балансе их раздельного существования и функционирования, с одной стороны, и воздействии других ветвей власти в целях создания механизма сдержек и противовесов, с другой. При этом та или иная степень автономии судебной власти есть результат исторического развития феномена судебной власти в отдельно взятом государстве, складывающемся под влиянием многих экономико-политических, культурно-идеологических, национальных и других факторов.

     На настоящем этапе развития теории и практики судебной власти тезис о ее независимости стал аксиоматичным, вряд ли кто-либо возьмется его оспаривать. Зарубежными авторами отмечается, что проблема степени зависимости суда и судебной власти от иных государственных и социальных институтов, политического влияния, характера, необходимости и достаточности указанных взаимозависимостей – проблема куда более трудная и дискуссионная. 

      Исторический анализ и опыт разных стран показывает, что: а) отстаивание идеи независимости суда осуществляется в русле поиска баланса взаимодействия, во-первых, между судебной властью, с одной стороны, исполнительной и законодательной властями, с другой; во-вторых, внутри самой судебной власти, между нижестоящими и вышестоящими судами, а также между судебными руководителями и рядовыми судьями; в-третьих, между судебной властью и иными социальными институтами, в том числе политическими организациями, партиями, между судебной властью и гражданским обществом; б) механизмы независимости судебной власти во многом предопределяются культурными, экономическими, политическими и прочими особенностями правовой системы государств, особенностями организации их государственного аппарата; в) любые изменения в институциональной структуре судебной власти, направленные на укрепление ее независимости, могут иметь положительный эффект лишь на общем фоне широких демократических преобразований судебной сферы.

      Теория независимости судебной власти должна быть представлена не только умозрительными научными идеями и аксиомами, но и практическими предложениями, направленными на создание баланса между невмешательством в дела судебной власти и ее подотчетностью, ответственностью за качество и эффективность своей деятельности.

    В этой связи независимость не может быть выражена лишь в совокупности гарантий не-вмешательства в судебную деятельность, сведена к определенным абсолютным ограничениям, налагаемых на граждан, должностных лиц, органы и организации. Рассматривая независимость судей в Англии в качестве не подвергающейся сомнению правовой традиции, А.М. Михайлов отмечает, что «английским юристам чуждо российское понимание судейской независимости как определенного объема привилегий, дарованного законодательной властью».

    Независимость судебной власти представляет собой сложное явление, проецируется в зависимости от вида политического режима, выделяются уровни и структура независимости.

     В литературе выделяют личную независимость судьи, институциональную, процедурную независимость, формами независимости могут быть административная, экономическая (финансовая) и др.

    Вопросы карьеры судьи, с точки зрения независимости судебной власти, являются, как показывает история и практика, самыми уязвимыми в системе создания гарантий независимости.

     История XX века, знающая кровавые тоталитарные режимы разных стран, развязавшие мировые войны и унесшие многие миллионы человеческих жизней, демонстрирует генерацию неправосудного, несправедливого суда, зависимого от исполнительных органов и партийных установок.

    В советской истории суд рассматривался в качестве придатка партийно-чекистской системы, проводившего все политические ее решения. Вплоть до 90-х г. не вызывала сомнений укоренившаяся формула «судьи независимы и подчиняются только райкому», поскольку представление к избранию и аттестация судьи, его отзыв зависели от усмотрения партийных органов, от Минюста и Верховного суда.

     После окончания II Мировой войны, утверждая новую идеологию миропорядка, желая не повторить возникновения режимов, попирающих само право человека на жизнь, свободу, достоинство, в странах Европы, США, Латинской Америки были осуществлены серьезные демократические преобразования судебной сферы, направленные на обеспечение независимости суда. Эти реформы преследовали цели создать независимость не для судей, а в целях справедливого судебного разбирательства. Задачи по созданию независимых судебных систем привели к созданию судебных советов (советов юстиции), начиная с Франции и Юго-Западной Европы, а в дальнейшем распространились под влиянием международных организаций по всему миру.

    Так,  Франко-итальянская модель судебных советов, нацеленных, в первую очередь, на укрепление независимости судов, их деполитизацию, была экспортирована в страны Латинской Америки и другие развивающиеся страны. Благодаря деятельности Всемирного банка и иных международных многосторонних организаций были приняты многие международно-правовые документы, стандартизирующие параметры судебных советов, что продвигало судебные реформы во всех странах, ускоряло и единообразило их, что особенно важно для стран, вышедших из периода недемократических правлений.

     На европейском континенте первый судебный совет – Высший совет магистратуры был создан во Франции в 1946 г. после падения режима Виши. В условиях острейшего политического кризиса в 1958 году генералу Ш. де Голлю было поручено произвести пересмотр Конституции 1946 года при соблюдении пяти базовых условий, на которых должна была основываться новая Конституция. Среди этих пяти условий Конституционный закон от 3 июня 1958 г. называет принцип независимости судебной власти: «Судебная власть должна оставаться независимой с тем, чтобы обеспечивать соблюдение свобод, как они закреплены в Преамбуле Конституции 1946 г. и в Декларации прав человека».

     Конституция Пятой республики 1958 года посвятила реорганизации судебной власти не-сколько положений, среди которых ст. ст. 64, 65. В соответствии с положениями ст. 64 Конституции Французской Республики, «Президент Республики является гарантом независимости судебной власти. Ему помогает Высший совет магистратуры».  Основные полномочия Высшего совета магистратуры сводятся к назначению судей, применению в отношении них дисциплинарных санкций, решение вопросов профессиональной этики магистратов.

   Наряду с Высшим советом магистратуры к независимым органам, призванным упрочить независимость судебной власти, относится комиссия по продвижению по службе, большинство состава которой составляют магистраты судебного корпуса. Задачами данной комиссии, формируемой на три года как независимого органа самого судебного корпуса, является составление и утверждение списка на продвижение по службе, а также списков о пригодности для занятия должностей.

    Те же цели предопределили образование органов судейского сообщества (судебных сове-тов) в Италии.

     В соответствии с принципом разделения властей, которому следует итальянская Конституция, судьи должны назначаться, повышаться в должности и контролироваться судьями. Осуществление этой функции возлагается на Высший совет магистратуры.

     В силу ст. 105 Конституции Итальянской Республики, в Высшем совете магистратуры, со-гласно закону о судоустройстве, рассматриваются зачисление на службу в магистратуру, назначение и перемещение магистратов, их повышение по службе, дисциплинарные меры, касающиеся магистратов.

      К органам судейского самоуправления в Италии относятся Окружные советы судей, действующие при каждом апелляционном суде. Окружной совет судей избирается всеми судьями соответствующего округа и возглавляется Председателем апелляционного суда. В его компетенцию входит вынесение решений о профессиональной пригодности стажеров, участие в процедурах повышения магистратов по должности и другие.

      Основной целью создания судебных советов в таких странах как Франция, Италия, Португалия, Испания явилась необходимость оградить судей от исполнительной власти и ее воздействия на карьеру судей. Вследствие чего советам были предоставлены широкие полномочия в ключевых вопросах судейской карьеры: отбора, назначения, продвижения, дисциплинарной ответственности и вопросах этики. Указанная модель получает название «южно-европейская» модель судебных советов.
Более поздние модели судебных советов, получившие развитие в странах Северной Европы, наряду с целью укрепления независимости в качестве основного побудительного аргумента к созданию корпоративных органов видели стремление более эффективно управлять делами судебной власти. Данная модель получила наименование «североевропейской» и характерна для Швеции, Ирландии, Дании, Норвегии.  Для судебных советов североевропейской модели характерны функции по администрированию судебной системы (надзор за регистрацией поступающих дел, обеспечение единообразия судебной практики, ведение судебной статистики, контроль за качеством рассмотрения дел и проч.), управлению хозяйственной деятельностью судов, а также важными бюджетными функциями, в том числе по распределению бюджетных средств, надзору и контролю за расходованием бюджетных ассигнований и др.

     Цели оптимизации управления судами побудили к созданию судебных советов на американском континенте. В США судебные советы создавались по инициативе снизу, как реакция по осмыслению стоящих проблем и пониманию необходимости систематической работы по совершенствованию управления деятельностью судебных учреждений.

    В 1922 году была создана Конференция старших окружных судей, которая в 1948 году была переименована в Конференцию окружных судей США. Конференция имела ограниченное членство, представленное судьями федеральных судов, и возглавлялась Главным судьей. Она обладала правом осуществлять контроль за деятельностью федеральных судов, назначать окружных судей, оценивать эффективность процессуальных норм и предлагать Конгрессу законодательные инициативы, направленные на улучшение деятельности федеральных судов. Кроме того, Конференция обладала правом внесения предложений по процессуальным нормам, которые вступали в силу после их утверждения Верховным судом Соединенных Штатов, наделенным в 1934 году правами регулятивного органа судебной системы США. За Конгрессом сохранялось право вносить поправки и отклонять выдвинутые предложения.

      В целях обеспечения кадровой поддержки деятельности Конференции старших окружных судей и обеспечения условий для повседневного руководства работой судебных органов в 1939 году был создан Административный отдел Федерального суда. Ранее вся административная работа проводилась Министерством юстиции США. Действия, предпринятые федеральной судебной властью, позволили освободить судебную систему от зависимости от других ветвей государственной власти и явились важной вехой в формировании судебной системы США.

     В 1939 году решением Конгресса США был учрежден институт советов судей судебных округов. В обязанности главного судьи судебного округа (федеральных апелляционных округов) входит ежегодное проведение совещаний судей первой инстанции и апелляционных судов. Советы наделены правом предписывать меры, направленные на повышение эффективности управления работой соответствующих окружных судов. Тем самым была укреплена основа самоуправления судов и административные вопросы выведены из-под контроля Министерства юстиции.

    Таким образом, судебные советы в практике разных стран создаются в публичных интересах как независимые органы, преследующие цели обеспечения независимости судебной власти, эффективности и качества ее деятельности, а также цели повышения действенности внутрисистемного управления делами судов, что нашло отражение в Рекомендации CM/Rec (2010) 12 Комитета Министров Совета Европы «О независимости, эффективности и ответственности судей» от 17 ноября 2010 г. (далее – Рекомендация).  В соответствии с указанной Рекомендацией, органы судейского сообщества признаются в качестве средства обеспечения независимости судебной системы и судей, поддержания эффективного функционирования судебной системы.

     Полагаем, что указанные цели явились основаниями образования органов судейского со-общества и в Российской Федерации, цели образования и деятельности которых законодательно определены на уровне федерального конституционного закона. В силу ст. 29 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», органы судейского сообщества формируются «для выражения интересов судей как носителей судебной власти». Данная формулировка предназначения органов судейского сообщества закреплена и в статье 3 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» 2002 г. Таким образом, в качестве цели образования и деятельности органов судейского сообщества законодатель называет оформление и публичное выражение профессиональных интересов.

     Учитывая тот факт, что публичные цели образования и деятельности органов судейского сообщества непосредственным образом в Законе об органах судейского сообщества не закреплены, но вытекают из предназначения и роли судейского сообщества, обозначенную в ст. 3 данного закона цель органов судейского сообщества следует толковать в контексте непротиворечия публичным (общественным) интересам по обеспечению права каждого на судебную защиту путем независимого и эффективного правосудия. Напротив, ошибочным была бы трактовка положений ст. 3 Закона об органах судейского сообщества в контексте защиты органами судейского сообщества прав судей в качестве их профессиональной корпорации. Органы судейского сообщества не могут быть признаны профессиональными сообществами по образцу профессиональных союзов, созданных для защиты интересов своих членов. Интересы судей как носителей судебной власти следует рассматривать в конституционно-правовом поле через призму обеспечения прав и свобод граждан правосудием, независимости и самостоятельности судебной власти.

    Поскольку от выбора цели зависит определение параметров институциональной и функциональной структуры судейского сообщества, представляется важным привести законодательную формулировку целей органов судейского сообщества в Российской Федерации в соответствии с действительным их предназначением.

     Актуальным видится вопрос, насколько с созданием органов судейского сообщества достигнуты цели их образования? Насколько органы судейского сообщества, призванные обеспечивать независимость судебной системы и судей, осуществлять надлежащее внутрисистемное управление, явились эффективным для этого средством? Удалось ли с созданием органов судейского сообщества обеспечить такую независимость судов и судей, которая бы удовлетворяла требованиям качества судейской деятельности, беспристрастности и справедливости судебных актов?

     В литературе отмечается, что в полной мере устранить внешнее давление на судей невозможно, однако с созданием независимых судебных советов можно свести проблему политизированной системы к минимуму и повысить ее независимость.  В то же время исследования, проведенные зарубежными авторами, показали, что образование судебных советов в ряде стран Латинской Америки и Восточной Европы должного эффекта не произвело. Политическое давление на судебные дела стало более изощренным,  что пагубно влияет на создание условий для надлежащего правосудия, снижает степень доверия граждан к суду.

     В Российской Федерации первые органы судейского сообщества – конференции судей и квалификационные коллегии судей были созданы на основании Закона СССР «О статусе судей» от 4 августа 1989 года  (хотя в качестве органов судейского сообщества и не именовались). Тем самым такие судейские корпоративные организации действуют в России уже более 20 лет.

      Вместе с тем социологические опросы не показывают высокого уровня доверия россиян к суду, а, следовательно, к актам судебной власти.  Более того, проблемы коррупции в судах, давления на суды со стороны других ветвей власти, политическая обусловленность отдельных решений судов продолжают быть в центре внимания руководителей государства, ученых и практиков. Президент РФ Дмитрий Медведев, оценивая состояние российской судебной системы, указал, что она становится «более зрелой», однако необходимо совершенствовать деятельность судов и поддерживать их авторитет, «наша судебная система развивается, и считать, что она насквозь коррумпирована, сгнила, что она отстаивает интересы отдельных компаний, отдельных чиновников, что она работает по звонку из органов власти, было бы нечестно. В то же время все это в системе есть».  По мнению Д.А. Медведева, следует и далее думать, как исключить давление со стороны власти на судей. 

     В.В. Путин, говоря о проблеме борьбы с «большой» коррупцией, коррупцию в судебной системе, полиции, здравоохранении, ЖКХ отнес к коррупции повседневной. 

     В докладе за 2011 г. Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В. Лукина отмечено в качестве самой главной проблемы отчетного года «обостренное восприятие в обществе проявлений политизации судебной системы», в том числе «сохраняющаяся предсказуемость судебных решений по политически резонансным делам, рассматриваемым иными судьями». 

     Тем самым в Российской Федерации проблема обеспечения независимости судебной власти и качества ее деятельности продолжает оставаться актуальной, требующей учета при выработке соответствующей судебной политики и адекватных действий при продолжении реформ.

      В этой связи научной задачей считаем выявление дефектов институциональной составляющей органов судейского сообщества в Российской Федерации, снижающих их действенность, влияющих на степень достижения обозначенных целей. К числу отдельных таких дефектов следует отнести:
1. В системе обеспечения независимости судебной власти особую роль играют квалификационные коллегии судей, призванные осуществлять отбор кандидатов в судьи исключительно по их профессиональным, деловым качествам. Квалификационным коллегиям судей в системе органов судейского сообщества предназначена роль барьера по предотвращению назначения соискателей, не обладающих указанными качествами, что устраняет политическое давление со стороны других властей, а также снимает недостатки кооптации (самовосполнения судов),  в числе которых семейственность, кумовство, протекционизм.

      По мысли законодателя, исключению указанного давления должен способствовать установленный в ч. 4 ст. 11 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» состав региональной квалификационной коллегии судей, куда помимо судей, составляющих большинство членов коллегии, должны входить представители юридической общественности. Включение в состав квалификационной коллегии представителей юридической общественности вполне обоснованно, поскольку требования к будущим судьям формируются, в том числе, в самом гражданском обществе, запросы и ожидания которого в современный период в отношении судебной защиты повышаются.

    Представители общественности в квалификационной коллегии судей субъекта РФ назначаются законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ в порядке, определяемом законами и иными нормативными правовыми актами субъекта РФ (ч. 6 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества).

     Складывающаяся практика назначения представителей общественности убеждает, что при отсутствии процедур конкурсного публичного отбора таких представителей общественности они не выполняют роль независимого арбитра в отборе лучших кандидатов в судьи, а, в ряде случаев, проводят указания органов власти субъекта РФ, соответствующих руководящих должностных лиц по поддержке тех или иных кандидатов. Не случайно поэтому членами квалификационных коллегий субъектов РФ лишь на первых порах были представители научной общественности (преподаватели вузов и научные работники), которые в силу своего независимого социального статуса более независимы в позициях и взглядах. При последующем назначении представителей общественности законодательная власть субъектов РФ предпочитает формировать более «послушный» состав представителей общественности, куда входят, как правило, бывшие «силовики», находящиеся в отставке или занимающиеся иной юридической практикой, юристы, представляющие коммерческие структуры с высокой долей ассоциированности с органами государственной власти.

     Считаем, что при таком подходе уровень независимости судебной власти не повышается. Напротив, формально демократический состав членов квалификационной коллегии судей субъекта РФ маскирует рычаги давления на судебную власть, при этом закрепляется первоначальное ее зависимое положение. Формально проведенные перемены усиливают недоверие к судам. В этой связи независимые представители общественности должны отбираться в условиях легальных процедур, предполагающих конкурсное начало, публичность и широкое обсуждение кандидатур, гарантирующих назначение наиболее достойных представителей юридической профессии, способных независимо оценивать кандидатов в судьи.

    2. Степень независимости судей снижается зависимым положением судей по отношению к неограниченным полномочиям председателей судов. Независимость судей, являющихся членами органов судейского сообщества, при принятии решений в сфере самоуправления, в том числе по вопросам отбора кандидатов в судьи, привлечения судей к дисциплинарной ответственности, продвижения в карьере, может быть поколеблена ввиду их множественных зависимостей от председателей судов всех уровней. Прямого вмешательства политиков и других групп давления на конкретного судью можно избежать, прибегнув к силе влияния председателя. Весьма выраженное со стороны судебной власти стремление угодить политикам, именуемое в литературе как «демонстрация готовности подчиняться»,  основано, в том числе, на существенном влиянии руководителей регионов, политических партий, а также отдельных заинтересованных социальных групп на назначение председателей субъектного уровня и районного звена.

      3. Достижению целей независимости судебной власти, формирования качественного судейского корпуса и осуществления, таким образом, надлежащего правосудия должна способствовать деятельность недавно созданных экзаменационных комиссий по приему квалификационного экзамена на должность судьи.  Образование экзаменационных комиссий в качестве самостоятельных органов судейского сообщества, безусловно, является прогрессивным шагом в развитии самостоятельности судебной власти. Вместе с тем при усилении требовательности к качеству подготовки кандидата в судьи, что позволит выявить знания, навыки и умения, необходимые для работы в должности судьи в суде определенного вида и уровня, решение экзаменационной комиссии, как и ранее, не имеет определяющего значения на последующие этапы конкурсного отбора, в том числе на дачу рекомендации квалификационной коллегией судей.

     На основании сказанного позволим сделать несколько предложений, направленных на достижение результативности органов судейского сообщества в российской модели самоуправления:
1) Органы судейского сообщества, будучи средством в формирующемся под влиянием ре-форм механизме независимости судебной власти, сами нуждаются в постоянной отладке (модификации) в соответствии с меняющимися условиями и вызовами. Такие модификации требуется осуществлять применительно к составу, полномочиям, процедурам органов судейского сообщества, причем в комплексе с другими правовыми изменениями судебной сферы.

      2) В инициировании и осуществлении таких модификаций должна быть приоритетной роль самих судей. Если судейское сообщество не будет заботиться о независимости судебной власти и повышении качества судебной деятельности, эффективности управления судами, то другие ветви власти будут вынуждены, реализуя единую государственную власть в стране,  вмешаться в эту деятельность. Так бездействие может обернуться зависимостью.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика