Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Налог как неотъемлемый признак государства: историко-теоретический анализ
Научные статьи
15.06.12 12:20

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Теория и история государства и права
Куксин И.Н.
Налог как неотъемлемый признак государства: историко-теоретический анализ
В статье исследованы основные этапы исторического развития налоговой системы России, начиная с XII века и до наших дней. Сделаны выводы о роли налогов в развитии государства.

     Взимание налогов – древнейшая функция и одно из основных условий существования государства, развития общества на пути к экономическому и социальному процветанию. В условиях рыночной экономики налоги становятся наиболее действенным инструментом регулирования новых экономических отношений. Экономические преобразования в современной России закономерно обусловили реформирование системы налогов. Это повышает научный интерес и к исследованиям историко-правовых аспектов развития налоговой системы в нашей стране.

    Начало формирования российской налоговой системы относится к  XII-XIV векам, когда великокняжеское хозяйство имело следы полукочевого быта, так как основными его элементами были охота и рыбная ловля, скотоводство, отчасти земледелие. Для этого использовались «дворовые холопы» великого князя: охотники, стрелки, рыболовы, сокольники, конюхи.

     Дворовые холопы-промысловики селились особыми поселками, слободами при лесах, озерах, реках. Население этих деревень и слобод вначале доставляло во дворец все требуемые от них сборы натурой. Однако постепенный рост великокняжеского хозяйства, а также изменения, происходившие в сфере материального производства, естественным образом приводили к замене излишней части натуральных сборов денежным оброком, который постепенно и вошел в практику в конце XV – начале  XVI веков. Зарождаясь, налоговые отношения становятся неотъемлемой частью денежных отношений, поэтому их роль и значение зависят от того, какое место занимают денежные отношения в экономике государства. С переложением части натуральных сборов на денежные некоторые повинности свободного населения были заменены уплатой денежных сумм. За выполнением этих обязанностей наблюдали великокняжеские слуги. Однако с конца XVI века уже встречаются известия о таких должностях как казначеи, дьяки и подьячие, которые заведовали сборами оброков и вели записи по сборам. Содержание этих чиновников, бывших ранее дворовыми холопами великого князя, осуществлялось самим населением. С него-то и собирались сначала в натуральном виде, а потом и в переводе на деньги те казначеевы, дьячьи, подьячьи пошлины, которые продолжали взиматься до XVII столетия.

     Эпоха Петра I характеризуется постоянной нехваткой финансовых ресурсов из-за многочисленных войн, большого строительства, крупномасштабых государственных образований. Для пополнения казны изобретались новые налоги, вплоть до анекдотичного налога на бороды и усы. Петр I учредил особую должность — прибыльщики, обязанность которых «сидеть и чинить государю прибыли».1 Так был введен гербовый сбор, подушный сбор с извозчиков, налоги с постоялых дворов, печей, плавных судов и др. Затем начинается усиленная монополизация наиболее выгодных предметов торговли на внутреннем и внешнем рынках. 1 января 1705 года взята в казну продажа соли. Следует отметить, что соль продавалась потребителям в два раза дороже, чем за нее платили поставщикам. 4 апреля 1705 года сделана казенной монополией продажа табака. В последующие годы (1707, 1709) к казенным товарам были отнесены также деготь, мыло, рыбий жир, щетина. К данной категории товаров причислялись селитра, пенька, поташ, воск, конопляное масло, льняное семя, клей, ревень, смола, икра — словом, чуть ли не все важнейшие предметы отпуск¬ной торговли. Таким образом, доходы государства постоянно росли. В 1710 году они составили 3 314 000 рублей, в 1722 году — 7 859 833 рублей, а в 1725 году достигли 10 186 707 рублей. Во второй половине царствования Петра I Российское государство, несмотря на огромные издержки, обходилось собственными доходами и «не сделало ни копейки долгу».

      В царствование Екатерины II проявляется желание улучшить механизм государственного хозяйства, и делаются попытки упрощения финансовой системы. Уничтожаются многие фискальные регалии (лесная, горная, табачная, поташная и др.) и целый ряд мелких сборов.

     Стремление к упорядочению финансового хозяйства входило в противоречие с быстрым ростом государственного бюджета. Последнему способствовал, главным об¬разом, длинный ряд войн, но не оставалось без внимания и увеличение других потребностей: возрастали расходы по двору, разросшийся штат чиновников требовал значительного денежного содержания и т.п. Поэтому для удовлетворения растущих расходов увеличиваются подушная и оброчная подати, питейный и соляной сборы, пошлины, вводится ряд новых налогов.

    Чрезвычайные средства накапливались выпусками бумажных денег, внешними займами и заимствованиями из казенных кредитных учреждений, представлявшими особую форму внутренних займов. Таким образом, государственный кредит при Екатерине II делается уже постоянной составной частью финансового хозяйства. Государственные доходы возросли с 16 497 381 рублей в 1763 году до 69 597 459 рублей в 1796 году, то есть увеличились за 34 года более чем в 4 раза.

    Общий итог государственных долгов к концу царствования Екатерины II достигал приблизительно 215 миллионов рублей. Наибольшую часть этого долга составляли ассигнации, которых было выпущено до 150 миллионов руб¬лей, затем следовали краткосрочные внешние займы, долги поставщикам и подрядчикам и на последнем месте по размерам — заимствования из банков.

   Вошедшие со времен Екатерины II в финансовую систему России бумажные деньги очень скоро стали оказывать довольно сильное влияние на состояние государственного хозяйства. Являясь легким ресурсом для покрытия дефицитов и чрезвычайных нужд, выпуски бумажных денег постепенно обесценивают денежные знаки, вносят тем самым новые затруднения и колебания в государственные доходы и вызывают необходимость повышения налогов и увеличения государственного долга.

   Одним из крупнейших актов налогового законодательства стал манифест Александра I об учреждении министерства финансов, государственного казначейства, государственного контроля, комиссии погашения долгов. Были повышены все налоги, проведено опытное установление временного подоходного налога с помещичьих имений, учреждено казенное управление винной торговлей.

    Налоговая политика, все финансовое управление при Николае I были направлены на внесение порядка в расстроенное Отечественной войной государственное хозяйство – установление равновесия в бюджете, улучшение отчетности, восстановление государственного кредита, упорядочение денежной системы.

   Первые двадцать лет финансы находились под руководством Е.Ф. Канкрина,1 с именем которого связано восстановление порядка в государственном кредите. Важнейшим его делом было введение в стране металлического денежного обращения, посредством девальвации ассигнаций и замены их кредитными билетами, разменными на металлическую монету (в 1843 г.).

   Е.Ф. Канкрин настаивал на крайней бережливости в истребовании и расходовании государственных средств. В 1836 году были образованы даже особые комитеты для рассмотрения нормальных расходов с установлением особого их перечня («росписи»). Однако остановить рост государственных расходов в период многочисленных военных кампаний было невозможно. Чрезвычайные потребности постоянно порождали дефицит бюджета и новые финансовые затруднения. Чтобы выйти из них, прибегали к обычным приемам — повышению старых налогов, учреждению новых и, наконец, к государственному кредиту.

   Важнейшими из отдельных финансовых мероприятий Николая I можно назвать: восстановление питейного откупа; установление табачного налога в бандерольной форме и налога на свекловичный сахар; введение покровительственного таможенного тарифа; устройство денежной системы посредством серебряного рубля как основной денежной единицы (1839); переложение государственных доходов и платежей на серебро (1840).

   Начало царствования Александра II было продолжением того печального периода российской финансовой ис¬тории, который начался с 1845 года и характеризовался безостановочным господством дефицита бюджета, устранявшего возможность серьезного реформирования финансовой системы. Общая сумма дефицита государственного бюджета за все время царствования Александра II превысила миллиард рублей, причем более половины этого миллиарда приходится на 1855 и 1856 годы. Из 26 лет царствования только пять лет были бездефицитными.

      В период царствования Николая II Россия достигла высокого уровня материального преуспевания. Подъем русского хозяйства отражался и на доходах казны. Этому способствовал ряд принятых организационных мер.

     В конце 1892 года одно за другим были проведены повышения налога с пива на 50 %, спичечного налога — вдвое, питейного акциза со спирта — с 9,25 коп. до 10 коп., с фруктовых водок — с 6 коп. до 7 коп., нефтяного акциза — на 5 %, патентного табачного сбора — на 50 % (установлен также дополнительный табачный акциз). Повышен был налог с недвижимого имущества и дополнительных торгово-промышленных сборов.1 В 1893 году установлен государственный квартирный налог, явившийся первой попыткой обложить общую совокупность доходов плательщиков. В 1894 году утверждено положение о казенной продаже спиртных напитков (питий) в четырех восточных губерниях. В 1898 г. Николай II утвердил Положение о Государственном промысловом налоге, который просуществовал до революции 1917 г. В 1899 г. в стране была завершена денежная реформа. Российской денежной монетой был установлен золотой рубль с содержанием 17,424 долей чистого золота, а серебряная монета получила лишь вспомогательное значение.

    Конец XIX – начало  XX веков можно назвать начальным периодом урбанизации и развития капитализма в России. Это сопровождалось бурным подъемом промышленности, торговли, концентрации производства и капитала, бурным ростом населения. Однако поступательное развитие России было прервано. Первая мировая война губительно сказалась на финансовом положении страны. Резко выросла бумажно-денежная эмиссия. Чтобы покрывать растущие военные расходы, правительству потребовалось систематически повышать налоги и сборы, вводить новые акцизы. Стремительно росли суммы займов — как внутренних, так и внешних. Естественно, что в таких условиях покупательная способность рубля быстро падала, поглощаемая инфляцией. Уменьшался золотой запас России, которым она вынуждена была обеспечивать внешние займы.

     Особо следует остановиться на учреждениях, занимавшихся в дореволюционной России сбором налогов. Структурным подразделением министерства финансов был департамент податей и сборов, который в 1863 году разделили на два самостоятельных департамента: окладных сборов и неокладных сборов. Последний в мае 1896 года был преобразован в главное управление неокладных сборов и казенной продажи спиртных напитков (питий). Наряду с названными подразделениями работой по взиманию налогов занимался департамент торговли и мануфактур.

    На местах вопросы налоговой системы решались казенными палатами, подчиненными министерству финансов. Казенная палата состояла из управляющего, помощника управляющего, начальников отделений и других. При казенной палате образовывалось губернское податное присутствие. В 1885 году в ведении казенных палат были учреждены должности податных инспекторов, которые осуществляли контроль правильного взимания налогов, пошлин и различных сборов на своих участках. Таких участков на территории Российской империи на 1902 год насчитывалось 500.1 Учитывая особую значимость деятельности податных инспекторов, их назначение на должность и распределение по губерниям осуществлялось лично министром финансов. Главной задачей податного инспектора являлось наблюдение за экономическим положением населения в целях возможного более правильного распределения податного бремени и согласования этого бремени с его платежными силами.

     Должность податного инспектора была престижной, имела высокий образовательный и квалификационный ценз. Податный инспектор освобождался от воинской повинности, имел должностную печать с малым орлом и горизонтальным шрифтом, вел свое делопроизводство. В соответствии с Табелем о рангах, он был чиновником VI класса и при наличии высшего образования уже через три года работы получал орден Святой Анны III степени, тогда как чиновники других ведомств в этом случае могли претендовать лишь на орден Святого Станислава III степени.

   Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 года не внесла сколь-нибудь серьезных изменений в систему и структуру налоговых органов. Основные виды налогов сохранились и после прихода к власти большевиков. Радикальные перемены начались только в конце 1918 года. 31 октября 1918 года Совет Народных Комиссаров принял Декрет об организации финансовых отделов  губернских и уездных комитетов  Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.1 Этим декретом было утверждено Положение об организации финансовых отделов губернских и уездных исполкомов и одновременно упразднены казенные палаты, акцизные управления и финансовые органы местных самоуправлений.

    Из инструмента финансовой политики и регулятора рыночных отношений налоги были превращены в орудие классовой борьбы, средство экономического подавления не только «капиталистов и помещиков», но и большого количества людей, относящихся, как сейчас принято говорить, к среднему классу.

     Гражданская война и хозяйственная разруха привели к политике военного коммунизма, когда частная торговля полностью запрещалась, вводились плановое снабжение населения товарами первой необходимости (карточная система), трудовая повинность, продразверстка и т.п. В этих условиях ни о каких цивилизованных способах пополнения государственной казны не могло быть и речи.

    Переход к восстановлению народного хозяйства начался с марта 1921 года: продразверстка была заменена продналогом, разрешена свободная торговля, а экономика в целом ориентировалась на государственно-капиталистический путь развития.

       В период НЭПа основной задачей налоговой политики Советского государства, наряду с другими задачами, стало вытеснение частника из всех сфер производства, усиление обложения капиталистических элементов. В новых экономических условиях начинают меняться характер налогов, их значимость в обеспечении доходной части бюджета. В хозяйственном механизме, где цены устанавливаются в плановом порядке, вне какой-либо зависимости от спроса и предложения, налоги перестают быть регуляторами экономических отношений в их классическом понимании.

        Следует отметить особую роль сельхозналога в экономическом разгроме деревни, разрушении многовекового уклада хозяйствования на земле. Решающим в этом деле стал принятый тогда курс на коллективизацию сельского хозяйства. В 1928 году была проведена реформа сельхозналогов, и уже к 1930 году дифференциация налоговых платежей оказалась такова, что 2,8 % крепких хозяйств обязывались выплатить 29,6 % всего сельскохозяйственного налога. Остальные 70 % налога возлагались на середняцкие хозяйства, которые в структуре сельского на¬селения занимали 60,4 %. Свыше трети всех крестьянских хозяйств освобождались от выплаты сельхозналога из-за бедности.

    Одновременно с реформой налоговой системы началось строительство нового налогового аппарата. В соответствии с Положением о Народном комиссариате финансов, утвержденном ВЦИК 26 июля 1921 года, в составе Наркомфина было создано организационно-налоговое управление, которое позднее переименовали в управление налогами и государственными доходами. В губернских и уездных финотделах налоговые подразделения остались без особых изменений. Были упразднены податные инспекторы при уездных финотделах и сформирован штат фининспекторов, который осуществлял контроль за взиманием прямых налогов и подчинялся непосредственно губернским финансовым отделам.

    В 1925 году НКФ СССР принял Положение о наружном налоговом надзоре, где определялись права, обязанности, задачи и функции финансовых инспекторов, их помощников и финансовых агентов. На наружный налоговый надзор возлагалось обследование плательщиков налогов, изучение источников их доходов, объектов налогообложения. Ведение окладного счетоводства (карточки недоимок, книги, отчетные ведомости и др.) передавалось кассовым органам, а взимание платежей — налоговым агентам.

     К 1930 году налоговый аппарат Наркомфина СССР превысил 17 тысяч человек. Из них половина работала в финансовых органах, а остальные входили в аппарат наружного налогового надзора. Учитывая, что к этому времени с капиталистическим элементом как в городе, так и в деревне в основном было покончено, налоговая реформа 1930 года внесла изменения и в организацию налогового аппарата. Основным звеном системы стала налоговая инспекция — структурное подразделение районных и городских финансовых отделов. К руководящим и контролирующим звеньям относились налоговые отделы краевых, областных и городских (с районным делением) финансовых органов, управления налогов и сборов наркоматов финансов союзных республик и Наркомата финансов СССР.

     Исключительное значение придавалось контролю за взиманием налогов со стороны вышестоящих финансовых органов. Специальный аппарат, контролирующий соблюдение законов при взимании налогов, состоял из ревизоров и старших ревизоров в краевых и областных финотделах, а также из ревизоров, старших и главных ревизоров в министерствах финансов союзных республик и Минфине СССР.

     В 1959 году были произведены очередные перемены в структуре налоговых органов. Управление налогов и сборов, налоговые отделы и инспекции были переименованы, соответственно, в управления, отделы и инспекции государственных доходов. Их функции практически не изменились. Основная работа по систематическому контролю выполнения планов государственных доходов, правильным исчислением и своевременным поступлением всех платежей в бюджет возлагалась на городские и районные инспекции по государственным доходам, которые входили в структуру районного (городского) финансового отдела исполкома соответствующего Совета народных депутатов.

     Необходимо отметить, что в 60-е годы XX века в СССР выходили труды, которые назывались: «Государство без налогов», «Общество без налогов». «Недалеко  время, — утверждал Д.А. Аллахвердян, — когда в нашей стране впервые в истории будет существовать государство без налогов. Решение об отмене налогов с населения имеет огромное экономическое и политическое значение. Это еще одно яркое свидетельство неодолимой жизненной силы социализма, его бесспорное превосходство над отживающим свой век капиталистическим строем».1 Ему вторил А.Л. Акимов: «У нас не будет налогов — ни в городе, ни в деревне. Это решил XXI съезд партии. Закон об отмене подоходного налога с рабочих и служащих уже действует... Слово «налогоплательщик» отмирает в нашем советском лексиконе. Мы убеждены, что со временем это слово будет принадлежать истории».2 «Отмена налогов в СССР имеет большое экономическое и политическое значение... Впервые в истории рабочий класс становится «неплательщиком» налогов в самом хорошем смысле этого слова».

    К концу существования советской власти финансовая система СССР от налогов перешла к административным методам изъятия прибыли предприятий и организаций и перераспределения финансовых ресурсов через бюджет страны. Полная централизация денежных средств и отсутствие какой-либо самостоятельности предприятий и организаций в решении финансовых вопросов лишали хозяйственных руководителей всякой инициативы и постепенно подводили страну к финансовому кризису, который разразился в 80-х годах  XX века.

    Отход от административно-командной модели развития экономики и переход к рыночным отношениям в 90-е годы  XX столетия потребовали радикальных перемен не только в налоговом законодательстве. Возникла настоятельная необходимость в реорганизации налоговых органов. В 1990 году вместо управлений, отделов и инспекций государственных доходов были образованы Главная государственная налоговая инспекция Министерства финансов СССР, Государственные налоговые инспекции министерств финансов союзных и автономных республик и аналогичные подразделения в областных, краевых, окружных, городских и районных финансовых аппаратах. В течение 1991-1992 гг. процесс создания единой централизованной системы налоговых органов Российской Федерации был завершен.

    В современных условиях важнейшей частью экономической политики государства является налоговая политика как совокупность направлений, конкретных мер и действий, призванных пополнять доходную часть бюджета и внебюджетных  фондов.

     Формирование в России предпринимательских отношений, многообразие форм собственности, становление общепринятых принципов защиты прав человека — все это требует от налогового регулирования таких путей и подходов, которые диктуются не только потребностями государства и бюджета, но и законными правами и интересами граждан Российской Федерации, ибо «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина —  обязанность государства» (ст. 2 Конституции РФ). Развитие этого конституционного положения мы находим в статье В.В. Путина   «Демократия и качество государства»: «Если посмотреть на то, как наше население оценивало и оценивает приоритетные для него права, то на первых местах с огромным отрывом окажутся право на труд (возможность трудового заработка), право на бесплатное лечение, право на образование детей. Возвращение, гарантирование этих насущных прав было задачей, которую решало российское государство…».

     Создание справедливой налоговой системы возможно только при ясном понимании значения и роли государства, которое должно быть действительно демократическим, правовым, федеративным, социальным и светским на основе разделения государственной власти, в условиях соблюдения единого экономического пространства, гарантирования самостоятельности местного самоуправления.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика