Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Нормотворческая компетенция субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности: проблемы реализации
Научные статьи
18.06.12 09:49

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Конституционное право
Личичан О.П.
Нормотворческая компетенция субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности: проблемы реализации
Статья посвящена проблемам реализации нормотворческой компетенции субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности, в свою очередь относящейся к сфере совместного ведения РФ и ее субъектов.

     Значительная часть нормотворческой компетенции субъектов Российской Федерации реализуется сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В рамках полномочий субъектов Российской Федерации в сфере совместного ведения предполагается, что федеральный законодатель осуществляет рамочное правовое регулирование, а субъекты федерации — детализацию федерального правового регулирования и реализацию норм, установленных федеральными и региональными нормативно-правовыми актами. Однако сложившаяся практика разграничения полномочий в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов изобилует примерами того, как федерация осуществляет детальное правовое регулирование общественных отношений, входящих в эту сферу, практически не оставляя места для нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации.

     Примером противоречивости разграничения нормотворческой компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами являются вопросы административной ответственности.

   Несмотря на некоторое технико-юридическое несовершенство Конституции Российской Федерации, относящей к сфере совместного ведения административное и административно-процессуальное законодательство, об административной ответственности как о предмете совместного ведения необходимо говорить именно как о совокупности общественных отношений в сфере административной ответственности, полномочия по которой разграничиваются между Российской Федерацией и ее субъектами.

   В этой связи представляются неприемлемыми предложения о том, что между Российской Федерацией и ее субъектами разграничивается законодательство об административной ответственности.

     К ведению Российской Федерации, в соответствии с частью 1 ст. 1.3. Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ),  относится установление:
— общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;
— перечня видов административных наказаний и правил их применения;
— административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
— порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;
— порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

    Помимо указанных нормотворческих полномочий к ведению Российской Федерации КоАП РФ относит установление:
1. минимальных и максимальных пределов административных наказаний, в которых они устанавливаются и применяются;
2. полномочий должностных лиц по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ;
3. подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ;
4. общих правил подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.

    Своеобразие юридической техники КоАП РФ в первоначальной редакции выражалось в том, что в нем формально не выделялись полномочия субъектов Российской Федерации, что относилось к его существенным недостаткам. Практика нормотворчества субъектов Российской Федерации в этой сфере, сложившаяся на основе анализа КоАП РФ и иных актов федерального законодательства, позволяет сделать заключение, что к ведению субъектов Российской Федерации относится установление:
— административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по вопросам, не имеющим федерального значения (статьи 72, 76 Конституции Российской Федерации);
— подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (ч. 2 ст. 22.1. КоАП РФ);
— полномочий должностных лиц по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (ч. 6 ст. 28.3. КоАП РФ); 
— определение не предусмотренных ч. 1 ст. 4.2. КоАП РФ обстоятельств, смягчающих административную ответственность (ч. 2 ст. 4.2. КоАП РФ);
— порядка образования, правового статуса коллегиальных органов административной юрисдикции (с. 11 Федерального закона от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», ч. 3. ст. 22.2, ч. 2. ст. 22.1 КоАП РФ). 

    Также предлагается включить в число полномочий субъектов Российской Федерации в сфере  административной ответственности установление порядка распределения между бюджетами различных уровней сумм административных штрафов, взысканных за административные правонарушения, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации.  По нашему мнению, это полномочие относится к финансово-правовой сфере и должно регулироваться соответствующими отраслями права.

      Если в целом оценивать полномочия субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности, то можно заметить, что эти полномочия распространяются на материальные и компетенционные отношения. Процессуальные отношения полностью урегулированы КоАП РФ. Приходится констатировать весьма небольшой объем компетенции субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности, что, впрочем, вполне укладывается в тенденцию расширения федерального законотворчества в сфере совместного ведения.

      Тем не менее, встречаются предложения, покушающиеся и на этот небольшой объем полномочий. Так, предлагается закрепить КоАП РФ в качестве единственного источника административно-деликтного законодательства.  Данная точка зрения представляется нам частным проявлением радикальных предложений об упразднении сферы совместного ведения в целом.  По всей видимости, основанием такого рода рассуждений стало формальное противоречие между ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина ограничиваются федеральным законом и п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, предусматривающей законотворческие полномочия субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности. Возможность регулирования административной ответственности субъектами Российской Федерации была подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации.  Однако сомнения по этому поводу выражались и позднее.

     По поводу переноса полномочий в сфере административной ответственности в исключительную компетенцию Российской Федерации следует отметить, что предложения данного рода игнорируют федеративный дух российской Конституции и сложившуюся правовую традицию. Кроме того, реализация подобных предложений может лишить субъекты Российской Федерации единственного инструмента правовой охраны собственных и муниципальных правовых норм, что исключает субсидиарность из разграничения компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами.

      Существенной проблемой при регулировании субъектами Российской Федерации отношений в сфере административной ответственности является установление конкретных составов административных правонарушений.  Предельно ясен вопрос, связанный с полномочием Российской Федерации,  устанавливать административную ответственность за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными нормативными правовыми актами.  Однако с точки зрения регионального законотворчества об административной ответственности, весьма неопределенным представляется полномочие Российской Федерации устанавливать административную ответственность по вопросам, имеющим федеральное значение. До сих пор нет никаких официальных разъяснений смысла такого понятия как «вопросы, имеющие федеральное значение». Еще при разработке проекта нынешнего КоАП РФ справедливо указывалось, что данное понятие требует детальной расшифровки  (конкретизации), поскольку оценочный характер этого понятия способен осложнить проблему нормотворческой компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области законодательства об административных правонарушениях.  Тем не менее, данная позиция федеральным законодателем воспринята не была, и ст. 1.3. КоАП РФ вступила в силу без редактирования. Представляется обоснованным мнение о том, что формулировка «вопросы, имеющие федеральное значение» открывает возможность для Федерации вторгаться в правовое поле субъектов Федерации, по своему усмотрению решать вопрос об отнесении тех или иных правоотношений к указанной категории. 

    Если, как нами уже указывалось, у субъектов Российской Федерации нет полномочий в части регулирования административно-процессуальных отношений и есть небольшой объем полномочий материально-правового характера, то и эти полномочия остаются под угрозой федеральной правовой интервенции.

     Необходимость толкования понятия «вопросы, имеющие федеральное значение» на практике породила следующую методику. Если КоАП РФ устанавливает административную ответственность бланкетно, указывая на нарушения «законодательства» в какой-либо сфере вообще, а не «законодательства Российской Федерации», то за нарушение законодательных норм субъектов Российской Федерации в данной сфере административная ответственность субъектом федерации установлена быть не может. 

    С точки зрения теории, компетенцию субъекта Российской Федерации в сфере установления составов административных правонарушений И.А. Полянский предлагает определять негативным способом, когда региональный законодатель не может признавать деяния административными правонарушениями при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: если деяние прямо признано либо правомерным, либо преступным; если административная ответственность за деяние установлена КоАП РФ или за них установлена ответственность административного характера другими федеральными законами; если нормы и правила, которые нарушает деяние, предусмотрены федеральными правовыми актами. 

     Неопределенность разграничения компетенции в этой сфере приводит к тому, что региональный законодатель постоянно находится в ситуации, когда законы субъекта Российской Федерации могут оказаться противоречащими КоАП РФ. Ситуация усугубляется в случае попыток восполнения пробелов в КоАП при реализации субъектами Федерации имеющегося у них права опережающего законотворчества в сфере административной ответственности. Указанное позволяет утверждать о необходимости скорейшего внесения изменений и поправок в КоАП РФ в части уточнения полномочий субъектов Российской Федерации в сфере административной ответственности, в противном случае легальность законодательства субъектов Российской Федерации в этой сфере будет постоянно под сомнением.

      Внесенные относительно недавно в КоАП РФ изменения,  в соответствии с которыми в КоАП РФ появилась статья 1.3.1. «Предметы ведения субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях», ситуацию кардинально не изменили, так как при формальном закреплении полномочий субъектов Российской Федерации содержательно ничего не изменилось. Так, установленный в ст. 1.3.1. КоАП РФ перечень полномочий субъектов Российской Федерации является лишь систематизацией полномочий, которые были ранее предусмотрены иными статьями кодекса либо иными федеральными законами.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика