Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О некоторых принципах классических судопроизводств, применяемых в конституционном судопроизводстве европейских государств
Научные статьи
18.06.12 10:58

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Конституционное право
Керимов А.Д., Нуриев Г.Х.
О некоторых принципах классических судопроизводств, применяемых в конституционном судопроизводстве европейских государств
Европейский конституционный контроль является по своей природе судопроизводственной деятельностью. Об этом, в частности, свидетельствует то обстоятельство, что здесь применяются принципы, существующие в классических судопроизводствах.
В настоящей работе мы сосредоточим внимание на принципах, непосредственно касающихся процедуры принятия судебных решений и их содержания.

      
  Нам представляется очевидным тот факт, что при осуществлении конституционного контроля в европейских государствах (речь пойдет о таких передовых с точки зрения развитости и разработанности государственного механизма странах, как Германия, Франция, Италия и Испания) применяются принципы, существующие в классических судопроизводствах. В настоящей статье мы сосредоточимся на тех из них, которые непосредственно касаются процедуры принятия судебных решений и их содержания.

      Прежде всего – это принцип коллегиальности принятия решений. Следует отметить, что сегодня из классического принципа отправления правосудия на коллегиальной основе все чаще делаются исключения. Это объясняется загруженностью судов общей юрисдикции.  Однако, несмотря на то, что рассмотрение дел единолично судьей является одним из средств процессуальной экономии в судебном праве, это, скорее, отступление от общего принципа судебного производства. В любом правопорядке континентального права классическим принципом, гарантирующим независимость суда и справедливость принимаемых им решений, является коллегиальность.

    В числе факторов, умаляющих судейскую независимость, некоторые авторы справедливо отмечают «переход правосудия преимущественно на единоличное начало».  Если в классических судопроизводствах мы действительно можем связывать существование данного принципа с необходимостью обеспечения независимости суда, то в конституционном судопроизводстве, на наш взгляд, существуют и другие объяснения необходимости применения этого принципа. Его важность в конституционном судопроизводстве не может быть недооценена, так как, помимо независимости конституционного суда, именно коллегиальность обеспечивает легитимность судебного конституционного контроля актов государственной власти, и, в частности, легитимность конституционного контроля актов законодательной власти.

    Несмотря на то, что в конституционном судопроизводстве применяется принцип коллегиального рассмотрения дел и принятия по ним решений, он не закреплен ни в одном из европейских законодательств, регулирующих порядок деятельности конституционных судов. О том, что в конституционных судопроизводствах европейских государств решения принимаются на коллегиальной основе, можно судить лишь по положениям, регламентирующим внутреннюю организацию конституционных судов.

      Например, ст. 6-8 Органического закона о Конституционном трибунале Испании устанавливает, что структура Конституционного трибунала включает ассамблею (pleno), палаты (salas) и комиссии (secciones). Соответственно, решения принимаются на коллегиальной основе.

     Подобным образом дела обстоят и в немецком конституционном судопроизводстве. О том, что принцип коллегиальности в нем применяется, свидетельствует анализ положений Закона о Федеральном конституционном суде ФРГ (например, § 14), предусматривающих организацию суда в рамках коллегиальных структур.

     В Италии и Франции итоговые решения Конституционного суда и Конституционного совета принимаются на пленарных заседаниях. Так, Органический закон от 7 ноября 1958 г. № 58-1067 предусматривает, что «решения ...Конституционного совета принимаются как минимум семью советниками...».  Данное правило, устанавливающее на самом деле требование кворума, свидетельствует о коллегиальности французского конституционного судопроизводства.

      Исключения из рассматриваемого принципа объясняются теми же причинами (в частности, загруженностью конституционных судов), что и в классических судопроизводствах. Важная особенность рассмотрения дел на единоличной основе в европейских конституционных судопроизводствах состоит в том, что там, где существует возможность рассмотрения дел единолично судьей (например, в немецком конституционном судопроизводстве), итоговые решения, по существу, всегда принимаются коллегиально. На единоличной основе могут быть приняты решения, лишь касающиеся вопросов о допустимости жалоб.

      Нельзя также не упомянуть еще один принцип судебного права, который заключается в том, что в принятии судебного решения в совещательной комнате участвуют только судьи, рассматривавшие дело. Это правило закреплено во внутреннем регламенте Конституционного совета Франции по рассмотрению дел по запросам судов общей юрисдикции (ст. 11). По свидетельству бывших членов Конституционного совета, оно в силу отсутствия положений органического законодательства, регулирующих данный вопрос, применяется и в других видах конституционного производства (в частности, в рамках абстрактного контроля).  Подобные правила существуют и в других конституционных судопроизводствах европейских государств.

     Перейдем теперь к следующему важнейшему принципу, а именно к принципу тайны совещания судей. В судебном праве, как известно, различается несколько стадий судопроизводства, каждая из которых естественным образом имеет свои особенности и принципы. Так, принцип гласности судебного разбирательства является общим для процессуального (судебного) права и в то же время обладает рядом особенностей в конституционном судопроизводстве. Следует также отметить, что в судебном процессе имеется стадия принятия решения в совещательной комнате, на которой данный принцип не соблюдается. Более того, на этой стадии действует иной принцип — принцип тайны совещаний судей. В соответствии с ним, присутствие иных лиц, помимо судей, их помощников, секретарей, в совещательной ком-нате запрещено. О том, что происходит в совещательной комнате, известно только судьям, принимавшим участие в рассмотрении дела; оглашается лишь результат их совещания — решение по делу. Данное правило закреплено, на-пример, в § 25 внутреннего регламента Федерального конституционного суда ФРГ и применяется в других конституционных судопроизводствах европейских государств.

     Применение принципа тайны совещания судей в теории процессуального (судебного) права объясняется необходимостью обеспечения гарантии независимости судей. Отсутствие в совещательной комнате во время принятия судебного решения посторонних лиц исключает возможность влияния на судей, принимающих решение.

      Для конституционного судопроизводства, в рамках которого рассматриваются дела большой политической важности, необходимость предотвращения влияния на конституционных судей весьма значима, а следовательно применение принципа тайны совещаний судей вполне закономерно. Более того, по мнению некоторых представителей зарубежной науки конституционного права, предание гласности совещаний конституционных судей может негативно сказаться на легитимности работы конституционного суда.  С этим нельзя не согласиться, поскольку предание гласности мнений, доводов и других аргументов судей, касающихся такого важного предмета судебного разбирательства, как акт государственной власти, и, в частности, закон, может способствовать критике деятельности конституционных судов со стороны противников конституционного контроля, которые чаще всего представляют орган конституционной юстиции не как орган правосудия, а как политический институт.
В немецком конституционном судопроизводстве принцип тайны совещаний (geheimer Beratung) закреплен в Законе о Федеральном конституционном суде ФРГ (ч. 1 § 30); а во французском конституционном судопроизводстве — лишь в рамках присяги, которую приносит каждый член Конституционного совета: «Он клянется верно выполнять вверенные ему функции, исполнять их в независимости и беспристрастно, хранить тайну совещаний и голосования (secret des deliberations et des votes)...».

     Положения законодательства, закрепляющие принцип тайны совеща-ния судей, существуют в конституционных судопроизводствах и других европейских государств.

     В подтверждение того, что в отношении данного аспекта судопроизводства конституционное процессуальное (судебное) право скопировало положения классических судопроизводств, можно привести пример положения, регулирующего порядок принятия решений Конституционного трибунала Испании: законодатель предпочел просто сослаться на положения органического законодательства о судоустройстве, а также Гражданско-процессуального кодекса Испании.

     Особенностью данного принципа в конституционном судопроизводстве является предоставление возможности конституционным судьям публично огласить свое особое мнение, что, кстати, как известно, является достаточно широко распространенной практикой и в деятельности Конституционного суда Российской Федерации.

     Наконец несколько слов о принципе законности (конституционности) и обоснованности судебных решений. В отличие от актов других органов государственной власти, акты органов судебной власти обладают формальной особенностью — обоснованностью и законностью.

      Отечественные и зарубежные ученые-юристы настаивают на том, что судебные решения должны приниматься исключительно на основании положений действующего законодательства. Некоторые из них рассматривают обоснованность и законность судебного решения в качестве одного из основных признаков акта судебной власти.

   Данный признак акта судебной власти, обоснованный еще Л. Дюги,  проявляется в его особой структуре. Так, судебное решение начинается с вводной части, в которой указываются пункт, часть и статья закона, на котором основывается решение. В описательно-мотивировочной части суд излагает факты дела. Наконец в резолютивной части, собственно, и содержится судебное решение (заключение).

     По такой схеме строятся решения органов государственной власти, отправляющих правосудие, что отличает их акты от актов других органов государственной власти. Такая же схема характерна для решений конституционных судов, что подтверждает их судебную структуру, а требования обоснования и основания на законе (в данном случае на положениях конституции) здесь играют роль, подобную классическим судопроизводствам.

     По отношению к конституционному судебному контролю актов государственной власти, и, в частности, законодателя, обоснование принятого судом решения на основе положений конституции является одним из необходимых элементов легитимации его власти, о чем писал еще М. Капеллетти.
Действительно, признание закона несоответствующим конституции рассматривается законодателем как санкция его власти, наложенная на законодательный акт решением конституционного суда, в связи с чем оно должно основываться на положениях конституции. Иными словами, то, что мы можем охарактеризовать как «принцип конституционности» решений конституционного суда, состоит в функции, аналогичной принципу законности, который мы встречаем в классических судопроизводствах. Таким образом, мотивирование решений конституционного суда является легитимирующей судебный конституционный контроль функцией, что позволяет подконтрольным органам государственной власти принять такое решение как должное и смириться с существованием судебного конституционного контроля их актов.

    Обязанность мотивировки решений конституционных судов существует в любом конституционном судопроизводстве. Например, во французском конституционном судопроизводстве ст. 20 Ордонанса от 7 ноября 1958 г. № 58-1067 дословно требует «мотивировки деклараций Конституционного совета». Закон о Федеральном конституционном суде ФРГ возлагает на Федеральный конституционный суд обязанность составления его решений в письменной форме, а также их обоснования.

    Законодательства, регулирующие порядок конституционных судопроизводств других государств, также содержат подобные требования к оформлению решений конституционных судов. Тем не менее, в отличие от классических судопроизводств, в исследуемых нами европейских конституционных судопроизводствах мы не обнаружим четкого требования законности (конституционности) решений конституционных судов. Лишь использование таких терминов судебного права, как «судебное решение» (Urteil),  «сентенция» (sentencia)  позволяет предполагать, что речь идет об актах, посредством которых отправляется правосудие и которые, как следствие, должны иметь форму настоящих судебных решений.

     Следует также отметить, что при отсутствии в законодательствах, регулирующих порядок европейских конституционных судопроизводств, прямого указания на необходимость соблюдения требования законности (конституционности) решений конституционных судов на практике, этот классический принцип судебного права тем не менее применяется. Принятие конституционными судами решений с соблюдением данного принципа является еще одним свидетельством, подтверждающим «судопроизводственную» при-роду конституционного судопроизводства.

     Применение рассмотренных принципов судебного права (законности и обоснованности) в конституционном судопроизводстве обусловлено необходимостью не столько подчинения власти конституционного суда нормам конституции, сколько легитимации своей власти.

    В заключение отметим, что в зарубежной (европейской) науке конституционного права исследований, посвященных природе конституционного судопроизводства, не проводилось. Чаще всего можно обнаружить утверждения об оригинальности или особенностях конституционного судопроизводства,  но никак не о его «судопроизводственной» природе. Между тем, применение рассмотренных нами принципов классических судопроизводств при осуществлении конституционного контроля в европейских государствах лишний раз свидетельствует о том, что конституционный контроль – одна из форм отправления правосудия.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика