Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Оценка и использование вещественных доказательств для обоснования итоговых решений органа расследования
Научные статьи
18.06.12 11:04

вернуться



 
ЕврАзЮж № 5 (48) 2012
Уголовный процесс и криминалистика
Саетов Р.Р.
Оценка и использование вещественных доказательств для обоснования итоговых решений органа расследования
В статье рассмотрены теоретические и практические аспекты использования вещественных доказательств для обоснования итоговых решений, принимаемых по результатам предварительного расследования уголовного дела.

  Погода в Одессе на ближайшие 2 недели (температура, давление, влажность, ветер), краткая история метеонаблюдений в Украине. , вся подробная информация на сайте http://www.gismeteo.ua
     Оценка доказательств представляет собой самую сложную часть процесса доказывания, соответствующую логической ступени познания, в ходе которой на основе совокупности собранных и проверенных доказательств получается выводное знание о фактах и обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, и устанавливается объективная истина по уголовному делу.

     В теории уголовного процесса утвердилось понимание оценки доказательств как мыслительной, логической деятельности, приводящей к суждению о допустимости, относимости доказательств, их достоверности, значении каждого доказательства и их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. 

      Оценка доказательств имеет место там и тогда, где на основе совокупности собранных и проверенных доказательств лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд в предусмотренных законом формах (в виде соответствующих постановлений, определений, обвинительного заключения, приговора) получают новое выводное знание о фактах и обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

    Оценка достоверности доказательств, — писала П.А. Лупинская, — лишена каких-либо формальных критериев, показателей. Здесь полностью действует принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению, которое должно сформироваться в результате соблюдения правил собирания и проверки доказательств всеми предусмотренными законом способами. Вывод о достоверности или недостоверности конкретного доказательства достигается путем сопоставления его с другими доказательствами по делу, поэтому только оценка доказательств в их совокупности может привести к правильному выводу.

      Оценка вещественных доказательств базируется на тех же исходных положениях, что и оценка всех других доказательств и представляет собой длящийся процесс, охватывающий все стадии прохождения дела и неразрывно связанный с собиранием и проверкой доказательств. Значение оценки вещественных доказательств на стадии предварительного расследования уголовного дела, как нам представляется, состоит в том, что она, в совокупности с оценкой иных доказательств, собранных по уголовному делу, является основанием для принятия итоговых процессуальных решений. Вместе с этим результаты оценки доказательств находят свое отражение в итоговых процессуальных решениях, принимаемых на стадии предварительного расследования уголовного дела.

      При окончании предварительного расследования следователь должен оценить все вещественные доказательства в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 88 УПК РФ. Конечно, оценка вещественных доказательств осуществляется и в ходе предварительного расследования, она отражается в постановлениях о приобщении их к делу, о назначении экспертизы, предъявлении предмета для опознания. Оценка вещественных доказательств может меняться, отражая общее движение доказывания от незнания к знанию, от предположения к достоверности до тех пор, пока не будет собрана совокупность фактических данных, необходимая и достаточная для того, чтобы произвести их окончательную оценку по результатам расследования.

     Теоретические вопросы оценки доказательств на стадии окончания предварительного расследования уголовного дела состоят в том, что следователь по окончании предварительного расследования должен определить, являются ли собранные вещественные доказательства относимыми, допустимыми и достоверными для принятия решения о направлении уголовного дела для рассмотрения в суде.

     Нормы уголовно-процессуального кодекса РФ устанавливают, что доказательства, используемые для доказывания виновности лица в совершении преступления, должны отвечать требованиям относимости, допустимости и достоверности (ст. 88 УПК РФ). Из этого следует, что при оценке вещественных доказательств должны анализироваться вопросы относимости и допустимости доказательств применительно к каждому из собранных по делу доказательств, так и применительно ко всем доказательствам, собранным по делу, а также вопрос о достаточности всех доказательств, собранных по уголовному делу в совокупности.

     При этом ст. 17 УПК РФ, закрепляющая уголовно-процессуальный принцип свободы оценки доказательств, предписывает, что оценка вещественных и иных доказательств должна проводиться следователем (дознавателем) по его внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств. В ст. 17 УПК также подчеркивается, что при оценке доказательств надлежит руководствоваться законом и совестью, и то, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Практика показывает, что вещественные доказательства могут оказаться как подлинными, так и неподлинными, фальсифицированными (факты инсценировки краж, пожаров, самоубийств, подбрасывание предметов и др.). Поэтому они не имеют никаких преимуществ перед другими доказательствами и под¬лежат тщательной проверке, всестороннему исследованию и критической оценке на общих основаниях.

      Под относимостью доказательств понимается связь между их содержанием и обстоятельствами, подлежащими доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. В.В. Золотых справедливо отмечает, что доказательство признается относящимся к делу, если оно представляет фактические данные, которые подтверждают, опровергают или ставят под сомнение выводы о существовании обстоятельств, имеющих значение по делу.  Справедлива позиция К. Егорова, который отмечает, что практическое значение относимости доказательств состоит в том, чтобы, с одной стороны, обеспечить достаточно полное и всестороннее установление обстоятельств и фактов, имеющих существенное значение по делу, с другой — не загромождать материалы дела данными, не имеющими отношения к предмету доказывания, и тем самым не осложнять его расследование и рассмотрение.

       Допустимость доказательств — это пригодность доказательства с точки зрения вида доказательств, способа получения и закрепления фактических данных. В.В. Золотых в своей работе указывает, что понятие «допустимость доказательств» означает «возможность (позволительность) использования доказательства в процессе доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела». Далее он справедливо отмечает, что основная задача правил проверки допустимости доказательств – «оградить правосудие от таких действий правоохранительных органов, которые нарушают конституционные права и свободы человека и гражданина. Этим и определяется место и значение правил проверки допустимости доказательств в доказательственном праве в целом. В свою очередь правила проверки допустимости доказательств определяют нравственные устои уголовного процесса; от соблюдения этих правил зависит вера людей в справедливость суда, в правосудие».

     Согласно ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В соответствии со ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

     Согласно ст. 75 УПК РФ, к недопустимым доказательствам относятся:
1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

    Вещественные доказательства подлежат оценке с точки зрения их достоверности, т.е. правильного отражения фактических данных, фактов реальных действий, имеющих значение для дела. А.А. Ларинков справедливо отмечает, что «проверка доказательств позволяет участникам процесса определить механизм их формирования, качество источников и полноту, непротиворечивость и надежность содержащейся в них доказательственной информации».  Достоверность как свойство доказательства представляет собой правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а как свойство вещественных доказательств — в правильность отражения промежуточных обстоятельств, которые, наряду с другими доказательствами, устанавливают обстоятельства дела.

     О достоверности доказательства, прежде всего, можно судить, исходя из характеристики источника этих сведений. Характеризуя источник относительно вещественных доказательств, следует обратить внимание на свойство материальных улик изменяться под воз¬действием окружающей среды. Так, условия, в которых находится предмет с момента действительного возникновения у него свойств, по которым он мог быть признан вещественным доказательством, и до момента его обнаружения и фиксации таких свойств, могут измениться. Поэтому с целью установления свойства достоверности вещественного доказательства тщательной проверке подлежат обстоятельства его формирования, хранения, местонахождения. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений свидетельствует о недостоверности каких-то доказательств.

       Способами проверки достоверности доказательств, в соответствии со ст. 87 УПК РФ, являются сопоставление их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установление их источников, получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

      Рассматривая вопрос о достаточности доказательств, укажем, что под этим термином понимается совокупность содержащихся в них сведений, позволяющих установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.  Достаточность вещественных доказательств оценивается в системе всех доказательств по делу.

      Следует отметить, что, на наш взгляд, нет необходимости в законодательном закреплении количественного показателя, определяющего ту или иную систему доказательств достаточной. Для формирования внутреннего убеждения совсем не требуется со¬брать все относящиеся к делу доказательства, поскольку применительно к этой проблеме в уголовном процессе действует принцип разумной достаточности, который заключается в том, что собирание прекращается, если установлен предмет доказывания в необходимых по данному делу пределах.

      Представляется, что вопросы достаточности доказательств детерминированы как содержанием ст. 73 и 74 УПК РФ, определяющим то, какие обстоятельства по уголовному делу должны быть доказаны, так и соответствующей статьей Особенной части УК РФ, устанавливающей ответственность за преступление, наличие которого, а также совершение которого конкретным лицом (подозреваемым, обвиняемым) доказывается по конкретному уголовному делу. Вместе с этим очевидно, что отсутствие закрепленного в законе определения понятия «достаточность доказательств», а также отсутствие четкого алгоритма, позволяющего определить, достаточно ли в материалах конкретного уголовного дела доказательств виновности конкретного лица в совершении конкретного преступления, создает серьезные проблемы для правоприменительной практики. Все это затрудняет обоснование итоговых выводов и формулирование на их основе законных и обоснованных процессуальных решений.

     Следует согласиться с мнением А.И. Трусова, указывавшего, что при использовании вещественных доказательств, чтобы не ошибиться в оценке достоверности устанавливаемых ими фактов, исходят из наличия или отсутствия по делу гарантий от возможной подмены вещественных доказательств или их фальсификации; из того, насколько вещи отвечают своему назначению; из соответствия вещественных данных другим доказательствам и установленным по делу фактам.

      По обоснованному мнению М.С. Строговича, решение вопроса о достаточности доказательств относится к завершающему элементу процесса доказывания – оценке доказательств, которая заключается в выводе о достоверности или недостоверности доказательства... и о доказанности или недоказанности факта, сведения о котором содержатся в данном доказательстве.

      В правоприменительной практике нередко встречаются случаи, когда органами, осуществляющими предварительное расследование, используются не относимые доказательства. Это происходит, как правило, из-за невнимательности следователя или, напротив, умышленно, в тех случаях, когда доказательств, подтверждающих вину лица, недостаточно.

    Анализ материалов уголовных дел, проведенных в рамках нашего исследования, показывает, что 7 % вещественных доказательств, несмотря на их использование для обоснования решения о направлении уголовного дела в суд с обвинительным заключением, не отвечали требованиям относимости, ввиду того, что в ходе предварительного расследования не было добыто иных доказательств, подтверждающих относимость собранных вещественных доказательств к материалам конкретного дела. Так, например, по уголовному делу в отношении О. следователем не было проведено никаких следственных действий, подтверждающих, что он совершил кражу предметов из сумки потерпевшей Ц. именно с использованием обнаруженной и изъятой у О. отточенной монеты.
 
     В соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК РФ, следователь и дознаватель вправе признать вещественное доказательство недопустимым на основании ст. 75 УПК РФ по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе, доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. Поэтому на практике имеют место случаи признания доказательств недопустимыми и на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

     Так, по уголовному делу в отношении К. следователем не было включено в содержание обвинительного заключения такое вещественное доказательство как телефон, в краже которого обвинялся К. наряду с другими эпизодами преступной деятельности. Это решение было принято на основании ходатайства адвоката, в котором указывалось на то, что следователь допустил нарушение при проведении опознания телефона потерпевшим Е., которому, в нарушение ч. 6 ст. 193 УПК РФ, телефон не был предъявлен для опознания совместно с двумя другими аналогичными предметами.

    Анализ материалов уголовных дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования (10 % от общего объема изученных уголовных дел), показывает, что в 42 % случаев одним из оснований, по которым следователь пришел к выводу о необходимости прекращения производства по уголовному делу, явилось то, что собранные по этим делам вещественные доказательства не отвечали требованиям допустимости, ввиду допущения при их формировании неустранимых процессуальных нарушений. В остальных случаях (58 %) указание на невозможность использования предметов, полученных при проведении предварительного расследования в качестве вещественных доказательств, было сделано прокурором. Высока роль в выявлении недопустимых вещественных доказательств адвокатов-защитников. Анализ материалов изученных дел показывает, что по 21 % уголовных дел на стадии предварительного расследования ими заявляются ходатайства о признании вещественных доказательств недопустимыми. Удовлетворяемость этих ходатайств близка к 30 %. Так, например, было прекращено уголовное дело в отношении В., у которого были изъяты наркотические средства, ввиду того, что изъятие наркотического средства у него было осуществлено при отсутствии понятых и без оформления каких-либо процессуальных документов.

      В случае если следователь, оценив все, в том числе и вещественные доказательства по делу, приходит к выводу о том, что вина лица подтверждается совокупностью собранных по уголовному делу доказательств, он предъявляет этому лицу обвинение (ст. 171 УПК РФ). Если в ходе дальнейшего осуществления предварительного расследования доказательства невиновности лица в инкриминируемом ему преступлении получены не будут, следователь приходит к выводу об окончании производства следственных действий и составлении обвинительного заключения. В противном случае следователь принимает решение о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого, либо о прекращении уголовного преследования одного либо всех из обвиняемых полностью или в части. 

    Таким образом, противоречия между вещественными доказательствами и другими доказательствами, собранными по делу, должны решаться путем исследования причин этих противоречий по существу (в том числе проверки версий о фальсификации или изменении свойств вещественного доказательства), а не за счет признания вещественных доказательств «более достоверными».

     Значение вещественных доказательств, собранных по уголовному делу при составлении обвинительного заключения, исходя из ст. 220 УПК РФ, состоит в том, что они подтверждают существо обвинения; доказывают такие обстоятельства, как место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; обусловливают формулировку предъявленного обвинения; подтверждают характер и размер вреда, причиненного преступлением; опровергают версии защиты о непричастности обвиняемого к инкриминируемым ему преступлениям. При составлении обвинительного заключения, исходя из ст. 220 УПК РФ, следователь описывает содержание вещественных доказательств, подтверждающих обвинение, и тех вещественных доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

     Анализ материалов уголовных дел показывает, что в 85 % случаев полученные в ходе осуществления предварительного расследования предметы, признанные вещественными доказательствами, упоминались в обвинительном заключении как доказательства, подтверждающие виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности. В 5 % вещественные доказательства, полученные следователем в ходе предварительного расследования, в обвинительное заключение включены не были по причине того, что они не подтверждали виновности, а в 4,5 % случаев они не были включены в связи с тем, что были признаны недопустимыми на стадии предварительного расследования. В 5,5 % случаев вещественные доказательства не были включены в обвинительное заключение по непонятным причинам, что, однако, можно объяснить забывчивостью и (или) невнимательностью следователя. При этом описание вещественных доказательств в тексте обвинительного заключения, как показывает проведенный анализ материалов уголовных дел, является различным, и далеко не всегда оно соответствует требованиям уголовно-процессуального кодекса.

      Анализ изученных уголовных дел показывает, что в 15 % обвинительных заключений в их тексте, при приведении перечня доказательств, подтверждающих обвинение, следователем был произведен их краткий анализ. Из анализа следовало, что соответствующее вещественное доказательство является относимым, допустимым и подтверждает обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Наряду с этим следователем формулировалось собственное отношение к значению соответствующего вещественного доказательства для конкретного дела, в частности, на вывод об итоговой уголовно-правовой квалификации действий обвиняемых.  Так, например, по уголовному делу в отношении гр-н Х., Б. и Р., впоследствии осужденных за приготовление к незаконному сбыту наркотического средства «марихуана», следователь, кратко описав в обвинительном заключении обстоятельства обнаружения наркотического средства «марихуана» в общей массе 39 килограммов, указал, что размер изъятого наркотического средства свидетельствует о том, что при соответствующих обстоятельствах дела подсудимые не имели физической возможности употребить это наркотическое средство самостоятельно, при этом в материалах уголовного дела не имеется информации о наркозависимости подсудимых лиц, что, по мнению следователя, свидетельствует о том, что изъятое наркотическое средство приготовлялось подсудимыми именно для последующего сбыта. Впоследствии суд, рассматривающий уголовное дело, согласился с вполне обоснованным выводом следователя. 

      Анализ 15 % массива уголовных дел, в которых следователями при составлении обвинительных заключений приводились основанные на анализе всех собранных по делу доказательств выводы о том или ином значении собранных по делу вещественных доказательств, показал, что в большинстве случаев (72 %) суд, рассматривающий уголовное дело, по существу соглашался как со значением соответствующих вещественных доказательств, установленных следователем, так и с итоговой квалификацией, предложенной им. Таким образом, описание значения того или иного вещественного доказательства играет важную роль для итогового вывода о виновности (невиновности) соответствующих лиц в совершении инкриминируемых им преступлений.

     Исходя из этого, полагаем, что в п. 5 и 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ должна идти речь не просто о приведении перечня доказательств, на которые ссылается сторона обвинения и защиты, а о приведении анализа доказательств (применительно к вещественным доказательствам), входящих в перечень доказательств, на которые ссылается сторона обвинения и защиты. Поэтому мы предлагаем ввести в ст. 220 УПК РФ ч. 2.1 следующего содержания: «2.1. При приведении перечня доказательств, указанного в пунктах 5 и 6 части 1 статьи 220 настоящего Кодекса, следователем проводится анализ вещественных доказательств, собранных по уголовному делу, и приводится вывод относительно их юридического значения».

     Таким образом, практику подробного анализа вещественных доказательств в тексте обвинительных заключений мы можем оценить положительно, однако приходится отметить, что он, как показывает изучение материалов уголовных дел, проводиться лишь в 15 % случаев.

    В большинстве случаев (35%) следователями при составлении обвинительного заключения лишь перечисляются предметы, собранные по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами, но какая-либо оценка этим предметам не дается. Так, в обвинительном заключении по делу Н. при описании вещественного доказательства, подтверждающего обвинение, следователем было указано: «Наркотическое средство «героин» массой 1,57 г., изъятое у Н., хранящееся на складе УВД по Кировскому району г. Уфы».

     В 25 % уголовных дел следователями в обвинительном заключении подробно описывается содержание протоколов следственных действий, произведенных с вещественными доказательствами, как правило, протокола осмотра предметов, но сами вещественные доказательства не описываются. Так, по уголовному делу в отношении П. в обвинительном заключении указывается: «Постановление о производстве выемки, протокол выемки у Г. квитанции, договора / л. д. 64-67/, Протокол осмотра документов, постановление о признании и о приобщении их к уголовному делу в качестве доказательств / л. д. 97-104/. Далее подробно описывается содержание соответствующих протоколов, но не описываются сами вещественные доказательства. Иногда встречаются и иные ситуации. Так, например, по уголовному делу в отношении К. и А. следователем было осуществлено следующее описание вещественных доказательств, собранных по делу и перечисленных в числе доказательств обвинения: «Постановление о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств к материалам уголовного дела доверенности, договора купли-продажи автомашины», «Постановление о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств к материалам уголовного дела кредитных документов, уставных документов ООО «Газкомплект», расписок».  Таким образом, следователь описал в обвинительном заключении не сами вещественные доказательства, а постановления о приобщении вещественных доказательств. Аналогичные ситуации нами выявлены в 15 % изученных уголовных дел. В 10 % случаев при описании вещественных доказательств сами они не упоминаются, а производится отсылка к протоколу осмотра вещественных доказательств и постановлению о признании предметов вещественными доказательствами и приобщении этих предметов к материалам уголовного дела. Так, по уголовному делу в отношении С. обвинительное заключение в этой части содержало следующую формулировку: «Протокол осмотра документов, осмотренные документы, предметы признаны вещественными доказательствами и приобщены к делу, переданы на склад УВД по Калининскому району г. Уфы / том 3 л. д. 41-57/.

     Полагаем, что исходя из буквального содержания текста ст. 220 УПК РФ, неописание самого вещественного доказательства в тексте обвинительного заключения, а отсылка к протоколам следственных действий, которые проводились с вещественными доказательствами, не соответствует требованиям этой нормы закона. Поэтому такого рода ссылки следователя в обвинительном заключении нельзя признавать допустимыми, поскольку они не содержат в себе информацию о конкретных вещественных доказательствах, подтверждающих виновность (невиновность) лица, привлеченного к уголовной ответственности. Согласно ч. 5 ст. 220 УПК РФ, к обвинительному заключению прилагается справка о вещественных доказательствах и мерах, принятых для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества.

    Анализ изученных материалов уголовных дел показывает, что нередко (32 %) справка о вещественных доказательствах составляется некачественно: не перечисляются все предметы, признанные вещественными доказательствами (11 %), не указывается местонахождение предметов, признанных вещественными доказательствами (53 %), не указываются сведения о мерах, принятых для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества (17 %). В некоторых случаях имеются сразу несколько отмеченных выше недостатков (19 %). Эти нарушения, допускаемые при составлении обвинительного заключения, в свете того, что прокуроры, судьи и адвокаты, осуществляющие защиту по назначению, ориентируются именно на обвинительное заключение, дезориентируют участников уголовного судопроизводства и могут повлечь различного рода неблагоприятные последствия. Так, по одному из уголовных дел, ввиду не указания следователем в обвинительном заключении на ряд вещественных доказательств, суд при вынесении приговора не обратил на них внимания и не подверг детальному анализу и юридической оценке. В последующем по кассационной жалобе осужденного, основанной в том числе и на доводах о том, что суд не оценил собранные по делу вещественные доказательства, приговор был отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

      Статья 220 УПК РФ содержит предписание о том, что в обвинительном заключении следователь должен указать как перечень доказательств, подтверждающих обвинение, так и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Представляется, под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств. В связи с этим ст. 220 УПК РФ должна быть изменена в части формулирования в ней положений о том, что в обвинительном заключении необходимо указывать не только перечень вещественных доказательств, но и раскрывать содержание вещественных доказательств, подтверждающих обвинение, и содержание доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Это правило, в принципе, может быть распространено и на иные виды доказательств. Следует отметить и еще один интересный момент: в 20 % случаев, когда следователи не описывали содержание вещественных доказательств надлежащим образом, уголовные дела впоследствии не направлялись в суд, поскольку прокурором не было утверждено обвинительное заключение. Еще в 10 % случаев уголовные дела возвращались прокурором на дополнительное расследование для пересоставления обвинительного заключения.

    На необходимость неукоснительного выполнения требований ст. 220 УПК РФ неоднократно указывал и Верховный суд РФ. Так, в одном из определений он указал: «…, с учетом того, что ст. 220 УПК РФ требует указать перечень доказательств, следователь в силу законодательного определения понятия доказательств обязан не только сослаться на источник доказательства, как это имеет место в обвинительном заключении по настоящему делу, но и обязан привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств. Такое требование к указанию доказательств в обвинительном заключении вытекает также из положений ст. 87 УПК РФ, в соответствии с которой проверка доказательств следователем производится путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. Поэтому ссылка в обвинительном заключении лишь на источники доказательств без изложения самих сведений, составляющих конкретное доказательство, лишает следователя возможности выполнить требования ст. 87 УПК РФ и делает невозможным такое сопоставление».

       Все это свидетельствует о том, что неправильное описание вещественных доказательств в обвинительном заключении в значительном числе случаев препятствует направлению уголовного дела в суд, что свидетельствует о высокой значимости правильного и соответствующего требованиям УПК РФ описания значения вещественных доказательств для обоснования итоговых решений органа предварительного расследования.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика