Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Уголовно-правовая характеристика этнических конфликтов
Научные статьи
02.07.12 15:39

вернуться



 
ЕврАзЮж № 6 (49) 2012
Уголовное право и криминология
Корчагина В.А.
Уголовно-правовая характеристика этнических конфликтов
Автор рассматривает уголовно-правовую характеристику этнических конфликтов и вопросы уголовно-правового противодействия им. Сделан вывод о необходимости исследования уголовно-правовой характеристики субъектов конфликтов, видов объектов преступного посягательства и подлежащих правовой охране, а также исследования мотивационной сферы посягательства.

        В современном демократическом обществе одним из важнейших фундаментальных принципов является равенство всех людей в части обладания и защиты своих прав и свобод.

   Поскольку в современной России существует примат норм международного права в отношении национального законодательства, этот принцип, закрепленный в Международном билле о правах человека (Всеобщая декларация прав человека, Пакт о политических и гражданских правах, Пакт об экономических, социальных и культурных правах), нашел свое отражение в российских правовых актах.

      Принято считать, что одним из самых опасных мотивов дискриминации законодатель обоснованно указывает этническую и религиозную неприязнь. Однако нельзя считать, что именно поэтому уже за сам факт возбуждения ненависти или вражды, а также унижения достоинства человека или группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, пола, отношения к религии, принадлежности к социальной группе предусмотрено уголовное наказание (ст. 282 УК РФ).

     Уголовное законодательство Российской Федерации не предусматривает ответственности за преступления, совершенные по мотиву этнической неприязни (прим. авт.: равно как и по другим видам этнических мотивов).

      В то же время следует давать правильную уголовно-правовую квалификацию действий участников этнических и межэтнических конфликтов, основу которых может создавать совокупность начальных преступлений (дискриминации, преступлений против личности, преступлений против конституционных прав и свобод, против правосудия и против других объектов уголовно-правовой охраны).

     Особенно важным является выявление и установление оснований уголовной ответственности исполнителей, подстрекателей, пособников и организаторов преступлений (прим. авт.: представителей одной или нескольких этногрупп), входящих в совокупность преступлений, образующих этнический или межэтнический конфликт.

    Кроме того, следует учесть полемику в предложении закрепления новых видов соучастников в уголовном праве Российской Федерации, предлагаемых Н.В. Артеменко и А.М. Миньковой: посредника, провокатора и инициатора преступления.  Данные участники являются активными представителями всех этнических и межэтнических конфликтов.

     Оценке подлежат и иные подлежащие доказыванию обстоятельства, имеющие особое значение для отдельных этнических групп. Например, характер и размер вреда, причиненного преступлением, нарушающим права и законные интересы граждан – членов этносоциальной группы, общества и государства.

     Таким образом, этнические составляющие противоправного деяния должны учитываться и при установлении характера и размера вреда, причиненного преступлением. Приведем такой пример: в 1999 г. в Республике Ингушетия группа из 3 человек похитила (т.н. похищение с целью вступить в брак) по ошибке вместо незамужней женщины — секретаря суда во время судебного слушания федерального судью (замужнюю женщину). Факт ошибки в объекте выявился только за пределами населенного пункта с участием «заказчика».  По местным обычаям, произошедшее являлось серьезным оскорблением семьи потерпевшей, т.е. был причинен моральный вред (нравственные страдания, причиненные деянием, посягающим на личные неимущественные права или другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину). Соответственно, неустановление (игнорирование) характера и размера причиненного вреда и непринятие мер по сглаживанию конфликта могло привести к совершению другого преступления. Применительно к данному примеру преступление повлекло объявление мужем похищенной женщины кровной мести заказчику и исполнителям похищения за нанесенное оскорбление. И только привлечение лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, для предотвращения дальнейшей трагедии Президента Республики Ингушетия, включение этнически традиционного механизма примирения враждующих сторон помогло через 11 месяцев разрешить сложившуюся ситуацию.

    В условиях глобализации мировых процессов и интеграции в них Российской Федерации как никогда остро стоит вопрос приведения уголовного закона Российской Федерации в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права (ч. 2 ст. 1 УК РФ).

    Касается это и вопросов регулирования этносоциальных отношений нормами уголовного закона и защиты интересов этнических групп в период возникновения и развития этнических и межэтнических конфликтов. 

      В то же время следует согласиться с проф. Н.В. Витруком, который замечает, что процесс глобализации не может служить оправданием универсализации прав человека, так как естественным (неотчуждаемым) правом каждого народа, этноса является, например, право на родной язык, самобытную культуру, собственный образ жизни. Поэтому нормы о правах и свободах человека должны отвечать требованиям конкретного общества, могут быть многовариантно выражены.  Это особенно важно для России как многонационального и поликонфессионального государства.

     Среди научных работ рассматриваемого нами направления интерес представляют исследования, затрагивающие этнические (расовые, национальные, религиозные) аспекты преступлений, например, предлагающие изучать мотивационно-фоновую сферу этнонациональной психики индивида с целью выявления своеобразия проявления и соотношения мотивационных и других качеств, определяющих специфику поведения индивида как представителя конкретной этнической общности при совершении инкриминируемого ему деяния. Интерес представляют работы проф. В.Ф. Чижа,  М.П. Чубинского.  Из числа современных исследований работы Д.А. Мезинова,  Л.Г. Шнайдер,  Т.А. Плаксиной,  В.А. Пономаренкова,  Е.С. Алексеевой,  О.В. Шлегеля,  А.М. Зюкова  и др.

    Анализ современных исследований этнических аспектов преступности показывает недостаточность разработанности в современной юридической литературе вопроса уголовно-правовой характеристики этнических и межэтнических конфликтов, объектов уголовно-правовой охраны, требующих особого внимания законодательных и исполнительных органов власти и страдающих в период эскалации конфликтов.

       Исследованию в современных условиях подлежат: уголовно-правовая характеристика особенности субъектов этнических конфликтов; виды объектов уголовно-правовой охраны от преступного посягательства в ходе эскалации этнических конфликтов; признак насилия (как способа и формы действия) в этнических и межэтнических конфликтах; мотивационно-потребностная сфера субъектов совершения преступлений в ходе этнических и межэтнических конфликтов.

     В рамках изучения уголовно-правовой характеристики этнических и межэтнических конфликтов рассмотрению подлежат социально-правовые отношения в сфере этнических и межэтнических конфликтов, связанные с уголовно-правовой оценкой деятельности субъектов конфликтов, оценкой объектов уголовно-правовой охраны, а также механизм уголовно-правовых средств противодействия этноконфликтам.

    Предмет исследования уголовно-правовой характеристики этнических и межэтнических конфликтов составляют данные, характеризующие этапы развития, состояние, структуру и динамику этнических и межэтнических конфликтов как в России, так и в государствах-участниках СНГ, странах Евросоюза и других государствах, столкнувшихся с данными проблемами; уголовно-правовые нормы и институты ранее действовавшего и современного отечественного, а также зарубежного законодательства, регулирующего различные аспекты противодействия этническим и межэтническим конфликтам.

    В рамках заявленного нами к изучению вопроса следует обратить внимание на уголовное законодательство ряда зарубежных стран, в которое включены нормы о следующих преступлениях с этническим мотивом (мотивами), которые могут составлять основу совокупности преступлений, составляющих категорию этнического или межэтнического конфликта:
– например, уголовное законодательство Р. Армения и Р. Беларусь содержат нормы о депортации, незаконном содержании в заключении, обращении в рабство, массовом или систематическом осуществлении казней без суда, похищении людей;
– уголовное законодательство Литвы содержит нормы о торговле людьми; депортации граждан; истязании, насилии, втягивании в сексуальное рабство, вынуждении занятием проституцией, принудительном оплодотворении либо стерилизации; преследовании какой-либо группы людей либо сообщества, задержании, аресте людей либо лишении их свободы иным способом, когда такой способ лишения свободы не признается, либо не сообщение о судьбе или о месте их нахождения; осуществление политики апартеида;
– в уголовном законе Бельгии содержится норма об ответственности за гонения всей группы или любого сходного коллектива;
– уголовный закон Дании включает норму о запрете распространения заявления или сообщения иной информации в отношении этногруппы; 
– уголовное законодательство Швейцарии закрепляет норму об ответственности за публичное распространение идеологии, которая направлена на систематическую дискриминацию или опорочивание представителей расы, этнической группы или религии; 
– уголовный закон Франции включает нормы об ответственности за  непубличную диффамацию, направленную против какого-либо лица или группы лиц в силу их происхождения либо реальной или предполагаемой принадлежности или непринадлежности к определенной этнической группе, нации, расе или религии и непубличное оскорбление, направленное против какого-либо лица или группы лиц в силу их происхождения либо реальной или предполагаемой принадлежности или непринадлежности к определенной этнической группе, нации, расе или религии;
– уголовные законы Испании и Норвегии включают нормы об ответственности за отказ публичного лица, а также со стороны предпринимателя или лица, исполняющего свою профессиональную деятельность, предоставить услугу кому-либо, имеющему право на нее, по мотивам идеологии, религии, убеждений, этнической, расовой или национальной принадлежности, пола, сексуальной ориентации, семейному положению, болезни или инвалидности;
– уголовный закон Р. Узбекистан закрепляет ответственность за установление прямых или косвенных преимуществ в зависимости от их национальной, расовой, этнической принадлежности или отношения к религии; 
– уголовный закон Швеции включает нормы об ответственности за распространение заявления или сообщения с угрозой или выражением неуважения к национальной, этнической или другой подобной группе. 

     Таким образом, целью исследования уголовно-правовой характеристики этнических конфликтов является получение целостного представления об уголовно-правовых средствах противодействия этническим и межэтническим конфликтам, а также уголовно-правовая оценка действий всех участников этнических и межэтнических конфликтов.

     Правильная уголовно-правовая квалификация действий участников этнических и межэтнических конфликтов позволит в последующем выработать стратегию противодействия подобным преступлениям на ранних стадиях зарождения и эскалации конфликтов.

    В то же время следует учитывать, что межэтнические (межнациональные) противоречия представляют собой конфликт определенных интересов между представителями разных этнических, народных, национальных, религиозных групп, и мы должны согласиться с мнением, что мотивация большинства конфликтов находится в сфере национальных, экономических, социальных (личных или общественных) интересов. 

     Структуру современных этнических конфликтов составляет совокупность преступных деяний, совершенных по этническим мотивам, представляющих повышенную общественную опасность, причиняющих вред личности, обществу и государству, запрещенных уголовным законом, в том числе не всегда однородных или схожих по объекту уголовно-правовой охраны.

     В связи с этим преступления, совершаемые по мотиву этнической ненависти (вражды, неприязни, нетерпимости и т.д.), включают два четко различимых компонента:
– действие, составляющее преступление в соответствии с положениями уголовного права;
– предрассудки или предубеждения, которыми руководствуется злоумышленник, совершая данное преступление.

    Преступления по этническим мотивам, составляющим структуру этнических конфликтов, совершаются во всех странах, в том числе и в тех странах, где не приняты законы о борьбе с преступлениями по мотивам ненависти. Однако чаще всего данный термин («преступления ненависти») описывает само явление, а не юридическое понятие. Законы, касающиеся этой проблемы, значительно различаются в разных государствах-участниках ОБСЕ. Имеющиеся данные убедительно свидетельствуют о том, что преступления по мотивам ненависти имеют место, в большей или меньшей степени, во всех странах.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика