Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы законодательной u1088 регламентации и квалификации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности
Научные статьи
02.07.12 17:23

вернуться



 
ЕврАзЮж № 6 (49) 2012
Уголовное право и криминология
Поезжалов В.Б., Диваева И.Р.
Проблемы законодательной u1088 регламентации и квалификации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности
В статье проводится анализ составов преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности. Отражены последние изменения законодательства, их положительные и отрицательные стороны, а также особо выделены проблемы теоретического и практического характера, требующие дальнейшего разрешения.

        Государство заинтересовано в нормальном развитии сексуальных отношений в обществе и с этой целью уделяет особое внимание уголовно-правовой защите половой неприкосновенности и половой свободы личности. Это находит свое выражение в тех изменениях, которые вносятся в гл. 18 УК РФ «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» за последние годы. Так, Федеральным законом от 27.07.2009 г. № 215-ФЗ в новой редакции были изложены практически все статьи указанной главы. Федеральными законами от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ и от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ санкции статей были дополнены новыми видами наказаний: ограничением свободы и принудительными работами. Федеральным законом от 29.02.2012 г. № 14-ФЗ ужесточена ответственность за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

   На последних изменениях, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 29.02.2012 г. № 14-ФЗ, хотелось бы остановиться подробнее.

    Во-первых, уголовная ответственность за деяния, предусмотренные ст. ст. 134 и 135 УК РФ, связывается теперь не только с возрастом несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, но не достигшего 16 лет, но и с достижением последним половой зрелости.

    В медицине под половым созреванием понимается процесс достижения организмом половой зрелости, т. е. способности к размножению.  Речь идет о совокупности признаков развития организма: общее развитие организма; развитие половых органов и способность к совокуплению; способность к зачатию; способность к вынашиванию плода; способность к родоразрешению; способность к вскармливанию.  Сроки наступления полового созревания, а также его интенсивность подвержены значительным колебаниям и за-висят от многих факторов: от наследственных особенностей, бытовых и социально-экономических условий, состояния здоровья, характера питания, климата и т.д.

    Нетрудно заметить, что половая зрелость связывается с особенностями, прежде всего, женского организма и никак не может влиять на интересы половой неприкосновенности мальчиков. Кроме того, применительно к развратным действиям говорить о половой зрелости также нецелесообразно, поскольку сами по себе эти действия не связаны с сексуальным проникновением.

    В связи с этим представляется, что возврат законодателя к положениям УК РСФСР, который предусматривал уголовную ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, при-ведет к проблемам в применении указанных норм (ст. ст. 134 и 135 УК РФ), поскольку в судебной практике применение ст. 119 УК РСФСР нередко влекло ошибки из-за сложности в установлении факта достижения половой зрелости. Случались и факты объективного вменения: виновный подчас не мог определить, достигла ли потерпевшая половой зрелости.

   Во-вторых, законодатель дифференцирует уголовную ответственность по ст. 134 УК РФ в зависимости от того, какие действия совершены в отношении потерпевшего: в ч. 1 – половое сношение; в ч. 2 – мужеложство и лесбиянство. В случае добровольного полового сношения предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 4 лет, применительно к мужеложству и лесбиянству – максимальное наказание увеличено до шести лет. Поддерживая в целом инициативу законодателя по дифференциации уголовной ответственности в рамках ст. 134 УК РФ, вместе с тем хотелось отметить, что проведя такое разграничение, он (законодатель) не вполне верно оценил опасность совершаемых виновным действий и последствий для потерпевшего. Думается, что лесбиянство не может быть опаснее полового сношения по своей сути. Мужеложство же − вполне совпадает по характеру действий с половым сношением.

    Исходя из того, что одни и те же положения, используемые в различных статьях уголовного закона, должны толковаться единообразно, можно сделать вывод о несоответствии названия и диспозиции ст. 134 УК РФ. Название ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» значительно шире ее диспозиции, т. к. уголовно-правовой нор-мой, согласно ее диспозиции, не охватывается совершение всех «иных действий  сексуального характера» (см. название и диспозицию ч. 1 ст. 132 УК РФ), а лишь мужеложство и лесбиянство. Данная норма имеет своим основным непосредственным объектом половую неприкосновенность и нормальное нравственное развитие личности несовершеннолетних. Вместе с тем, вступление мужчины в добровольные анальный или оральный секс с девочкой или оральный секс с мальчиком, по смыслу ст. 134 УК РФ, не являются уголовно наказуемыми.  Думается, что такое положение нельзя признать оправданным.

    Ряд авторов данное несоответствие между названием и диспозицией ст. 134 УК РФ предлагает уст-ранить путем толкования, разрешив его в пользу названия данной нормы.  Другие указывают на то, что данный факт является пробелом закона и требует своего разрешения на законодательном уровне.  Третьи до устранения данного пробела предлагают указанные действия квалифицировать по ст. 135 УК РФ «Развратные действия». 

    Первая из данных позиций представляется неверной, т.к. еще А.Н. Трайнин отмечал, что «диспозиция статьи является так сказать «жилплощадью» каждого состава: здесь, в диспозиции, размещаются все те элементы, из которых слагается состав преступного деяния».  В связи с этим толковать содержание нормы, исходя из ее названия, означает – использовать признаки, которых нет в рамках состава преступления. Третья позиция является также не вполне обоснованной, т.к. вступление мужчины в добровольные анальный или оральный секс с девочкой или оральный секс с мальчиком, по ст. 134 УК РФ, относятся к числу сексуальных проникновений, которые выходят за рамки развратных действий.

    Следовательно, единственно верным выходом из создавшейся ситуации является изменение диспозиции статьи ст. 134 УК РФ и замена слов «мужеложство или лесбиянство» на «и иные действия сексуально-го характера»,  что устранит пробельность данной нормы.

     В-третьих, законодатель ввел в качестве квалифицирующего признака – наличие специального рецидива (ч. 5 ст. 131 УК РФ и ч. 5 ст. 132 УК РФ) за изнасилование (насильственные действия сексуального характера) потерпевшей (потерпевшего), не достигшей (достигшего) четырнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. По нашему мнению, возврат к подобного рода конструкциям противоречит тем принципиальным изменениям, которые были внесены в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, и отбрасывает нас к положениям советского уголовного права, когда наказание за ряд преступлений усиливалось за сам факт наличия судимости. Думается, вполне можно было отказаться от данного квалифицирующего признака, усилив ответственность по ч. 4 указанных статей.

     В-четвертых, законодатель попытался провести четкую грань между ст. ст. 131 и 132 УК РФ, с одной стороны, и ст. ст. 134 и 135 УК РФ — с другой стороны, в случаях, когда имеет место посягательство на половую неприкосновенность потерпевшего (потерпевшей), не достигшего 12-летнего возраста. Фактически, в соответствии с примечанием к ст. 131 УК РФ, половое сношение и иные действия сексуального характера и развратные действия в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, признаются изнасилованием или насильственными действиями сексуально характера при особо отягчающих обстоятельствах (соответственно, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ и п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ), поскольку «такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий». 

     Думается, что усиление уголовной ответственности, в частности, применительно к развратным действиям – важная составляющая нормального нравственного и психического развития несовершеннолетнего. Вместе с тем не вполне ясен сам подход законодателя к переводу одного преступного деяния, обладающего строго определенным набором признаков, в другой. В частности, исходя из указанных выше положений, развратные действия, выразившиеся, скажем, в совместном просмотре фильма порнографического содержания старшим братом − достигшим 18-летнего возраста, и его младшим братом – не достигшим 12-летнего возраста, должны образовывать не развратные действия, а состав изнасилования или насильственных действий сексуального характера и влечь за собой уголовную ответственность на срок от 12 до 20 лет лишения свободы.

     Представляется, что признание всех без исключения случаев совершения преступных действий, направленных против половой неприкосновенности лиц, не достигших 12-летнего возраста, − изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, приведет к необоснованному расширению рамок ст. ст. 131 и 132 УК РФ и, соответственно, объективному вменению.

    При квалификации отдельных преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности в теории и правоприменительной практике возникает ряд сложностей, требующих своего разрешения, но так и не нашедших его в вышеназванных изменениях, внесенных в гл. 18 УК РФ.

     1. Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 и 3 п. 15 своего постановления от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «если при изнасиловании или совершении  насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу  умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части статьи 131 или статьи 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным статьей 111 УК РФ.
Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица при совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера охватывается, соответственно, пунктом «б» части 3 статьи 131 или пунктом «б» части 3 статьи 132 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует».

    Представляется, что вышеуказанный подход к квалификации подобного рода преступного поведения является верным и отвечающим правилам квалификации преступных деяний. Вместе с тем, исследование последствий такого подхода говорит о неверном конструировании законодателем квалифицирующих признаков ст. 131 и 132 УК РФ.

    Данный вывод следует из простого анализа возможного размера наказания за совершение лицом изнасилования или насильственных действий сексуального характера, сопряженных с причинением умышленно или по неосторожности тяжкого вреда здоровью.

    В первом случае имеет место совокупность (предположим, что отсутствуют отягчающие обстоятельства) ч. 1 ст. 131 (наказывается лишением свободы на срок от 3 до 6 лет) и ч. 1 ст. 111 УК РФ (наказывается лишением свободы на срок от двух месяцев до 8 лет). По правилам назначения наказания по совокупности преступлений (согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ), максимальное наказание при полном сложении наказаний может составить 12 лет лишения свободы.

    Во втором случае законодатель указывает на необходимость учета отягчающего обстоятельства в рамках квалифицированного состава ст. 131 (ст. 132) УК РФ – п. «б» ч. 3. Наказание, предусмотренное законодателем в этом случае, − от 8 до 15 лет лишения свободы.

     Следовательно, изнасилование или насильственные действия сексуального характера, сопряженные с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, в соответствии с положениями ст. ст. 131 и 132 УК РФ и практики их применения, наказываются менее строго, чем указанные действия, сопряженные с неосторожным причинением такого же по степени тяжести вреда.

    Представляется, что разрешение данного вопроса возможно путем отказа законодателя от указания в п. «б» ч. 3 ст. 131 (ст. 132) УК РФ на неосторожную форму вины применительно к причинению тяжкого вреда здоровью.

    2. Объективная сторона ст. 132 УК РФ предусматривает несколько альтернативно обязательных действий: мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера. При всем своем многообразии иные действия сексуального характера должны по своей опасности приравниваться к половому сношению или мужеложству. Иное толкование, по мнению В.И. Костырева, приведет к необоснованному расширению рамок ст. 132 УК РФ.

    Вместе с тем, в юридической литературе перечень «иных действий сексуального характера» достаточно широк. Так, в частности, имеются указания на отнесение к данным действиям: имитации полового акта – нарвасадаты (суррогатной формы полового сношения путем введения полового члена между молочными железами женщины) и винхарита (действия, выражающиеся во введении полового члена между сжатыми бедрами женщины),  межбедренного коитуса между мужчинами  и др.

    К.Х. Кантемирова приводит пример из следственно-судебной практики, характеризующий действия виновного в рамках ст. 132 УК РФ: Л., с целью удовлетворения сексуальных побуждений, насильно приставив нож к горлу Т., угрожая его применением и совершением убийства, припал лицом к влагалищу Т. и стал его вылизывать. 

     В связи с этим ряд авторов, в частности, А.В. Кулаков,  А. Кибальник и И. Соломоненко,  предлагают уточнить данный признак объективной стороны, указав, что под иными насильственными действиями сексуального характера следует понимать сексуальное проникновение, то есть введение полового органа или иных предметов в естественные полости другого лица с целью получения сексуального удовлетворения. Данная позиция требует уточнения, т.к. необходима дифференциация уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера. Рамки ст. 132 УК РФ должны быть ограничены насильственными мужеложством и иными действиями сексуального характера «с проникновением». При этом ответственность за «иные действия сексуального характера», не отвечающие вышеуказанным требованиям (в том числе и лесбиянство), следует предусмотреть в самостоятельной норме УК РФ.

      Представляется, что рассмотренные в данной статье положения и предложения далеко не полно и всесторонне решают проблемы правовой регламентации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, но являются перспективными и требующими своего дальнейшего изучения.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика