Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Генезис материалистической диалектики в советской теории государства и права
Научные статьи
02.07.12 17:37

вернуться



 
ЕврАзЮж № 6 (49) 2012
Теория и история государства и права
Торчилин К.Е.
Генезис материалистической диалектики в советской теории государства и права
В статье представлен анализ развития методологии советской теории государства и права в период с 1917 по 1991 гг. с целью изучения генезиса материалистической диалектики в системе средств познания данной науки.

        Современная философия понимает под методологией научного познания систему апробированных принципов, норм и методов научно-исследовательской деятельности, выработанных субъектом на основе изучаемого объекта.  Система методов познания является важным и неотъемлемым элементом любой науки. Результативность функционирования науки, динамика развития научных знаний, качественные характеристики и достоверность результатов научно-исследовательской деятельности, способность решать и преодолевать теоретические и прикладные проблемы обуславливаются именно качеством и эффективностью системы методов познания.

     Особая роль в образовании, рефлексии и развитии системы методов юридических наук отводится теории государства и права, которая выполняет специальную методологическую функцию, заключающуюся в формировании системы всеобщих и общенаучных методов познания, а также в разработке специальных частнонаучных методов, применение которых характерно только для юридических наук.

    Систематический рост и усложнение правовых знаний под влиянием интенсивного развития правоотношений и законодательства в нашей стране, а также беспрецедентное международное взаимодействие отечественной и зарубежных юридических наук задают высокие требования к качеству и эффективности средств познания государственно-правовых явлений. В противоречие данным тенденциям развития и потребностям юридических наук, современное состояние системы методов общей теории государства и права характеризуется учеными как неблагополучное. Данная оценка объясняется длительным существованием и устойчивостью широкого спектра методологических проблем, дифференцирующихся от общих мировоззренческих до непосредственных прикладных, а также статикой научно-исследовательской деятельности в области методологии.

     В общем проблемном поле заслуживает особого внимания вопрос, связанный с развитием материалистической диалектики в системе методов советской теории государства и права. Высокая актуальность исследования поставленного вопроса обуславливается рядом обстоятельств.

     Во-первых, архаичностью современных знаний о материалистической диалектике, обуславливающих трудности в практическом применении данного всеобщего метода. Длительная методологическая централизация советской юридической науки на данном способе познания, его развитие в рамках узкой идеологической парадигмы, не допускающей отступлений и альтернатив, обусловили неактуальность знаний о сущности данного метода познания. Перечисленные обстоятельства стали причиной условности существования материалистической диалектики в современной системе методов теории государства и права, что лишает государственно правовые науки потенциала данного средства познания.

     Во-вторых, высокой научной ценностью всеобщего метода познания и объективной необходимостью его интеграции в современную юридическую науку. Решение проблемы материалистической диалектики видится важной задачей теории государства и права в плоскости развития юридической методологии. Комплексный характер данной фундаментальной проблемы обуславливает необходимость исследований отдельных вопросов в данном проблемном поле и в частности – вопроса генезиса материалистической диалектики.

    В-третьих, важностью знаний в области теоретической сущности и истории развития материалистической диалектики как базиса для рефлексии, переосмысления процесса развития и современной сущности данного метода.

    Рациональным способом исследования поставленных проблемных вопросов будет подробное изучение доктринальных воззрений советских ученых в области теории государства и права в хронологическом порядке.

   Андрис Адамович Плотниекс отмечал, что первые советские методологические исследования начинаются в 1917 году с ряда научных публикаций, осмыслявших новую государственно-правовую действительность и методы ее познания.

     Так, отдельные методологические проблемы были рассмотрены в трудах Дмитрия Александровича Магеровского. В статье «Социальное бытие и наука права», опубликованной в 1920 г., Д.А. Магеровским постулируется необходимость перехода от объективного идеализма к диалектическому материализму в юриспруденции,  однако авторской трактовки сущности материалистической диалектики и процедур применения данного метода при изучении государственно-правовых явлений не приводится. В данной статье ученый кратко изложил свой взгляд на систему юридических методов, которая, по мнению Д.А. Магеровского, включала:
— положительно-смысловой, или догматический метод, то есть совокупность познавательных процедур формальной логики, ориентированных, прежде всего, на исследование реально существующих норм законодательства;
— ценностно-смысловой метод, который понимался как прием оценки и рефлексии действующих норм права на предмет их содействия или препятствования достижению социального идеала;
— причинно-силовой метод, который трактуется способом установления комплекса экономических, идеологических и политических предпосылок, обуславливающих существование конкретной нормы;
— политико-правовой метод, определенный как прием изучения и осмысления конкретно-исторической формы устройства общества и прогнозирования ее развития.

      В опубликованной в 1922 г. статье «Советское право и методы его изучения» Д.А. Магеровский существенно скорректировал свои методологические воззрения. Ученый полагал, что система методов юридических наук включает диалектический материализм, а также догматический и политико-правовой методы, применение которых должно осуществляться в системной взаимосвязи. Диалектический материализм характеризовался Д.А. Магеровским как единый теоретический метод познания права, основанный на диалектическом, экономико-материалистическом, социально-классовом и активно-организационном подходе. В соответствии с приведенным определением, ученый полагал, что область применения материалистической диалектики строго ограничивается теоретическим исследованием правоотношений. Разработка самих позитивных норм права, а также их интерпретация, по мнению автора, должны осуществляться только с использованием догматического метода, а формирование общего концептуального направления развития законодательства и разработка рекомендаций по устранению тех или иных дефектов действующего права относились к специальному политико-правовому методу.

     С иной позиции к трактовке материалистической диалектики подошел Евгений Брониславович Пашуканис. В работе «Общая теория права и марксизм», опубликованной в 1924 г., ученым была предпринята попытка воспроизведения материалистической диалектики в теории государства и права в том виде, в каком она применялась К. Марксом и Ф. Энгельсом для познания экономических отношений. Данная позиция была основана, прежде всего, на трактовке экономической обусловленности государства и права как явлений надстройки общественно-экономической формации, зависящих и детерминируемых реальными отношениями производства, обмена и потребления материальных и нематериальных благ. Е.Б. Пашуканис приводит ряд аргументов в подтверждение верности изложенной методологической позиции, однако не вдается в более детальное исследование методологии и методологических проблем теории государства и права, не излагает собственное понимание сущности материалистической диалектики, а обращает внимание на ряд иных теоретических и прикладных проблем советской теории государства и права.

    Из анализа отдельных выводов и заключения Е.Б. Пашуканиса следует, что познание государственно-правовых явлений с применением материалистической диалектики понималось автором как процесс, начальный этап которого заключался в изучении простейших элементов и абстракций изучаемого явления, то есть тех элементов предмета исследования, которые наиболее близки к материальным отношениям и непосредственно ими обусловлены. При этом ученый должен исходить из понимания изучаемого правового явления, как исторически изменчивого, и брать за основу исследования его наиболее развитую форму.

     Методологические взгляды Е.Б. Пашуканиса во многом разделял Иван Петрович Разумовский. Воззрения ученого, изложенные в работе «Проблемы марксистской теории права», опубликованной в 1925 г., в целом сводились к постулированию ценности и основополагающего гносеологического значения для теории государства и права работы К. Маркса — «Капитал».  Государство и право являлись наиболее важными элементами надстройки общественно-экономической формации, которая, в свою очередь, являлась акцессорной по отношению к производственным отношениям и производственным силам, составлявшим базис формации. То обстоятельство, что производственные силы и производственные отношения были изучены определенными познавательными процедурами, давало основание общей теории права в неизменном виде использовать данные методы при познании государственно-правовых явлений.

     Представленный подход Е.Б. Пашуканиса и И.П. Разумовского другой правовед, Петр Иванович Стучка, определил как попытку сближения формы права и формы товара. Одновременно, комментируя современные ему методологические воззрения, П.И. Стучка считал невозможным «говорить о готовом уже методе в то время, когда мы спорим о том, где искать само право».

     Отсутствие в ранних работах Е.Б. Пашуканиса и И.П. Разумовского подробного исследования содержания, сущности и процедуры применения анализируемого метода в процессе познания государственно-правовых явлений снижают их методологическое значение. Тем не менее, А.А. Плотниекс, анализируя развитие системы методов теории государства и права, в 1986 г. отмечал, что сама «идея тесной связи между марксистской политэкономией и общей теорией права в области методологии получила широкий отклик и во многом определяла направление методологических изысканий в науке 20-х гг.».

      Важно отметить, что в период 20-х годов XX в. широкое признание в общей теории государства и права находил догматический метод, областью применения которого считалось формально-логическое осмысление действующего законодательства. Такого порядка применения совокупности правил формальной логики, в частности, придерживались Л.В. Успенский  и Н.Н. Фиолетов.  При этом догматический метод мыслился наряду с материалистической диалектикой, как самостоятельный либо вспомогательный способ познания. По данному поводу высказывались и противоположные точки зрения. Так, например, первая советская энциклопедия государства и права, опубликованная в период с 1925 по 1927 гг., характеризовала совокупность правил формальной логики как принципиально неверный подход к познанию государственно-правовых явлений, исключающий противоречие как основу развития.  Более радикальной позиции придерживался Ф.Д. Корнилов, который в специальном исследовании пришел к выводу о несовместимости материалистической диалектики с юридическим догматизмом.  Имели место и иные критические точки зрения, однако вопрос соотношения данных методов еще не был окончательно решен.

    Статус догматического метода существенно изменился после опубликования в 1928 г. работы Альфреда Кришьяновича Стальгевича «Пути развития советской правовой мысли». Ученый не только подверг критике психологическую теорию права,  идеализм,  нормативизм  и солидаризм,  как недопустимые для советской теории государства и права заимствования методов дореволюционной юридической науки, но и выдвинул тезис подчиненности материалистической диалектике формально-логических познавательных процедур. А.К. Стальгевич писал: «Юридико-догматический метод нами «снимается» в прежнем значении и допускается лишь в смысле формальной логики, научной организации и техники, включенных в диалектический метод и подчиненных последнему».  Автор выдвинул тезис значения материалистической диалектики как единственно возможной методологической основы советской юридической науки.

    Несмотря на очевидную несформированность советской юридической методологии в рассмотренный период, изученные доктринальные позиции правоведов позволяют сделать выводы о наиболее значимых результатах методологического развития теории государства и права в период с 1917 по 1930 гг., к которым следует отнести:
1. Формирование предпосылок методологического монизма материалистической диалектики в теории государства и права, представленных:
— идеологическим отрицанием научной ценности дореволюционной системы методов познания государственно-правовых явлений. Если в первые годы после революции 1917 г. спектр методологических воззрений правоведов был широко дифференцирован,  то к концу рассматриваемого этапа компромисс между материалистической диалектикой и дореволюционной «буржуазной методологией» исключался.

— развитием представлений о подчиненности системы общенаучных и частнонаучных методов материалистической диалектике. Основным целевым назначением данных средств научного познания мыслилось обеспечение наиболее полного применения материалистической диалектики в конкретных науках.

     2. Постепенное становление философии в качестве методологической основы науки. Исследование и развитие материалистической диалектики, а также разъяснение гуманитарным наукам сущности данного метода и порядка его применения становятся исключительными задачами философии в рамках ее гносеологической функции.

    Перечисленные итоги рассмотренного этапа во многом определили направление дальнейшего методологического развития теории государства и права, а также место и роль материалистической диалектики в системе средств познания данной науки. С момента опубликования первого советского учебника по рассматриваемой дисциплине  централизация на материалистической диалектике стала явно усматриваться в научной и учебной литературе. Анализируемый метод стал определяться как единый всеобщий способ научного познания. Система общенаучных и частнонаучных методов мыслилась как средство обеспечения полного и всестороннего применения материалистической диалектики к познанию специфического объекта и предмета теории государства и права.

     Несмотря на общую определенность магистрали методологического развития теории государства и права, спектр методологических проблем данной науки по-прежнему был весьма широк. В воззрениях правоведов не нашли подробного осмысления и однозначного понимания такие ключевые вопросы как сущность, содержание и порядок применения материалистической диалектики, соотнесение данного метода с иными средствами познания, характеристика структурных взаимосвязей системы средств познания. Не был окончательно решен вопрос о пределах методологической автономии теории государства и права в контексте разработки частных средств познания.

    Так, один из авторов первого советского учебника по теории государства и права, Михаил Соломонович Строгович, писал: «Разумеется, никакой особой «юридической методологии» не существует, речь идет о применении марксистского диалектического метода к особенностям изучаемого юридической наукой предмета, т.е. государства и права. Но применение этого единого научного метода познания к тому или иному кругу предметов и явлений действительности имеет свои особенности, отражающие специфику именно данного круга изучаемых объектов. Методологией юридической науки является конкретное применение диалектического метода к познанию государства и права».  М.С. Строгович отмечал, что методологические вопросы являются вопросами философскими и должны находить осмысление именно в философии.

      Ученый не излагает законы, принципы и категории материалистической диалектики, не раскрывает особенностей процесса применения данного метода при изучении государственно-правовых явлений, констатируя прямую методологическую взаимосвязь всех отраслей юридической науки с философией.

     Более поздняя работа Олимпиада Соломоновича Иоффе и Михаила Давидовича Шаргородского «Вопросы теории права», опубликованная в 1961 г., вообще выдвигала тезис об отсутствии у теории государства и права статуса методологической науки. Ученые отмечали: «Так, например, Н.Г. Судариков утверждает, что «являясь наукой методологической, теория государства и права призвана показать специфику применения марксистского диалектического метода к государственно-правовым явлениям». В результате создается впечатление, что у отраслевых юридических дисциплин имеются две методологические базы – наука диалектического материализма и наука теории государства и права. Но такой вывод неприемлем по принципиальным соображениям, так как он является результатом ошибочного отождествления методологических установок с общетеоретическими положениями… Методологическая наука – это наука, разрабатывающая метод научного исследования. Совершенно очевидно, что общая теория не выполняет и неспособна выполнить подобную роль. Она сама пользуется методом, созданным марксистско-ленинской философией, – наукой диалектического материализма».  Можно предположить, что исходя из данных умозаключений, ученые исключили разработку познавательных процедур из задач теории государства и права.

     О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский полагали, что метод материалистической диалектики составляет базис как отраслевых юридических дисциплин, так и науки теории государства и права, и отмечали, что данный метод «лежит в основе всей советской и вообще социалистической науки и практики… Этим определяется значение марксистского диалектического метода для всех областей юридической науки, включая науку теории государства и права».

    Характеризуя материалистическую диалектику, авторы кратко отмечали, что «главные требования диалектического метода заключаются в том, чтобы рассматривать изучаемые явления с точки зрения движения, изменения, развития с учетом как формы, в которой это развитие протекает, так и, в первую очередь, внутренних причин, его вызывающих».

      Сергей Сергеевич Алексеев, Джангир Аббасович Керимов и Петр Емельянович Недбайло в статье «Методологические проблемы правоведения», опубликованной в 1964 г., писали: «Общей для всех наук методологией научного познания является марксистско-ленинская философия. Следовательно, прогресс юридической науки прежде всего определяется ее философской вооруженностью. Душой марксистско-ленинской философии является диалектика, т.е. наука о наиболее общих и всеобщих законах развития природы, общества и мышления. Применение же этих законов к процессам познания мира и к практике революционного преобразования действительности превращает диалектику в метод, всеобщий метод, который обеспечивает познание наиболее общих законов развития мира, свойственных всем его предметам и явлениям, в том числе государству и праву».  Ученые полагали, что «одной из важнейших задач ученых-юристов является повышение философской культуры, расширение философского кругозора, овладение всеобщими законами и категориями диалектического и исторического материализма и творческое применение их к познанию закономерностей развития государственно-правовых явлений».

       Материалистическая диалектика характеризовалась учеными как подлинно научный общий метод познания природы, общества и мышления, единственная общенаучная основа советского правоведения, служащая философской основой для частнонаучных приемов исследования различных специальных наук, определяемых спецификой их предмета. При этом С.С. Алексеев, Д.А. Керимов и П.Е. Недбайло считали, что «диалектический метод не поглощает и не устраняет частнонаучных методов, а предполагает их и опирается на них. Частнонаучные методы исследования — это способы научного познания, состоящие в применении таких познавательных средств, которые пригодны лишь для изучения отдельных, ограниченных и конкретных областей объективного мира. Общенаучный метод и частнонаучные приемы применяются не изолированно и не параллельно, а в органическом единстве, через взаимное проникновение и обогащение друг другом. Лишь на основе материалистической диалектики возможно успешное использование частнонаучных приемов и способов исследования, поскольку первый определяет не только выбор и направление действия последних, но и условия, характер и пределы применимости их в каждом конкретном исследовании. С другой стороны, материалистической диалектики как всеобщего метода научного познания недостаточно для решения специфических вопросов специальных наук, и поэтому она нуждается в дополнении и конкретизации частнонаучными приемами в исследовании предмета этих наук».

    Поднятая авторами проблематика сводилась к вопросам творческого применения материалистической диалектики в научно-исследовательской деятельности, а также к проблемам разработки и рефлексии специальных юридических методов познания и характера их взаимодействия с материалистической диалектикой. Несмотря на достаточно критичный характер статьи, обращающей внимание на ряд актуальных вопросов в области понимания природы, порядка применения и проблем познавательных процедур, авторы не предприняли попытки переосмысления даже отдельных аспектов материалистической диалектики, например, связанных с идеологической составляющей данного метода.

      Другой советский правовед, Андрей Иванович Денисов, в работе «Методологические проблемы теории государства и права», опубликованной в 1975 г., исходил из понимания философии и политической экономии как методологических ориентиров юридической науки.  А.И. Денисов писал: «Возникает вопрос о соотношении диалектического метода и иных методов, находящихся на вооружении теории государства и права. В общей форме можно дать такой ответ на этот вопрос: межотраслевые методы и специфические методы, находящиеся на вооружении теории государства и права, суть средства, обеспечивающие наиболее разумное применение диалектического метода к специфике предмета теории государства и права. Вот почему теория государства и права является монистической наукой не только в смысле материалистического решения основного гносеологического вопроса, но и в смысле своего метода. К ней, следовательно, совершенно неприменим «методологический плюрализм», который характерен для буржуазных социологов и юристов».

    А.И. Денисов определил теорию государства и права как общественную, юридическую и методологическую науку, объясняя последний признак тем, что анализируемая дисциплина отчасти выступает логическим продолжением философии.  Ученый отмечал важность интеграции наук как явления, позволяющего с различных позиций исследовать проблемы общей теории государства и права, однако разделял мнение о недопустимости таких крайностей этого процесса, как механический перенос методов из одних наук в другие.

     Сергей Сергеевич Алексеев в учебнике по теории государства и права 1981 г. отмечал, что данная наука приобрела значение теоретико-методологической: «Непосредственное выражение в ней метода материалистической диалектики, выявление глубинных закономерностей права позволили марксистско-ленинской общей теории права стать направляющей наукой в системе социалистического правоведения, ее активным теоретико-методологическим центром».  С.С. Алексеев определял материалистическую диалектику как основополагающий метод юридических наук, развивающийся на основе передовой философской системы, вершины всемирно-исторического развития философской мысли  и изложил общий порядок применения законов и категорий материалистической диалектики при изучении государственно-правовых явлений, охарактеризовал взаимосвязь всеобщего метода с общенаучными и частнонаучными средствами познания.

     В методологической части данная работа была построена на началах общего комментирования основных гносеологических положений философии, адаптированных к специфике познания государственно-правовых явлений. Приведенный содержательный признак в большей или меньшей степени был характерен для всей научной и учебной литературы в области теории государства и права и выражался в лаконичной и некритической характеристике методологии с отсылкой к философии. Более подробное осмысление материалистическая диалектика как метод теории государства и права находила только в единичных специализированных исследованиях.

     В частности, Владимир Михайлович Сырых в монографии «Метод правовой науки. Основные элементы, структура», опубликованной в 1980 г., охарактеризовал метод правовой науки как родовое понятие, применяемое для обозначения основанной на диалектико-материалистическом методе системы общих, специальных и частных методов познания, используемых во всех или в ряде конкретных юридических наук.

     Ученый обращает внимание на сложные структурные взаимосвязи методов познания, отмечает дискуссионность классификации методов по сфере их применения и предлагает авторское уточнение, выделяя 4 вида способов познания:
— метод материалистической диалектики;
— общие методы, используемые во всех или некоторых науках, представленные совокупностью приемов познания формальной и диалектической логики, используемые для решения конкретных познавательных задач (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, сравнение, эксперимент);
— специальные методы, применяемые в ряде отраслей науки, но основанные на конкретной дисциплине, применяемые в исследовании лишь в изучении определенных аспектов отношений (статистические, математические, кибернетические, психологические);
— частноправовые методы, применяемые в познании государственно-правовых явлений, модифицированные и в значительной степени приспособленные к специфике объекта и предмета юридической науки (формально-логический метод толкования права, сравнительно-правовой метод).
Особое внимание ученый уделяет подробной характеристике материалистической диалектики, которая в воззрениях автора составляла основу методологии познания государственно-правовых явлений и определяла общее магистральное направление развития науки. Отмечая дискуссионность доктринальных воззрений правоведов на элементы рассматриваемого метода,  В.М. Сырых полагал, что содержание материалистической диалектики образуют принципы познания, выведенные на основе категорий и законов исторического материализма, а также принципы диалектической логики. Приведенная специфика трактовки метода обуславливалась качественными различиями между философским и специальным знанием, а также особенностями объекта правовой науки. В данном качестве материалистическая диалектика определяла важнейшие отправные мировоззренческие позиции субъекта, а также выступала непосредственным средством познания, проявлявшемся в форме общих, специальных и частных методов. При этом В.М. Сырых считал несостоятельным как автономию конкретного метода от материалистической диалектики, так и трактовку материалистической диалектики как единственно научного метода, не нуждающегося в системе общих, специальных и частных средств познания.

      Другой отечественный правовед, Виктор Алексеевич Козлов, в более поздней специализированной работе «Проблемы предмета и методологии общей теории права», опубликованной в 1989 г., исходил из понимания методологии юридической науки как сложного образования, включающего в себя различные методы, логические приемы и средства познания правовой реальности.  Автор отмечал, что «сводимая первоначально к философским аспектам правоведения, к использованию диалектического метода в изучении правовой реальности методология правопознания предстает в настоящее время как сложный, многоаспектный, многоуровневый феномен, сформировавшийся в результате органического слияния разнообразных познавательных структур научного и духовно-практического характера».

     В соответствии с задачами исследования, В.А. Козлов приводит ряд проблем в гносеологическом,  онтологическом  и инструментальном  аспектах методологии правопознания. В частности, ученый отмечал дискуссионность статуса теории государства и права как методологической науки, неопределенность в вопросе о наличии у данной науки методологической функции,  подчеркивал важность методологической рефлексии как основы развития методологии, а также обращал внимание на возможность таких негативных явлений, как абсолютизация и методологическая канонизация отдельных средств познания государственно-правовых явлений.

     Материалистическую диалектику В.А. Козлов определял как философскую основу методологии правопознания, формирующую общую исследовательскую стратегию и единую мировоззренческую позицию ученых. Автор отмечал, что данный метод требует рассмотрения всех явлений в развитии, во взаимосвязи и внутренней закономерности, в единстве и борьбе противоположностей, в обусловленности изменений внутренними противоречиями.  С данных позиций материалистическая диалектика раскрывает материальную обусловленность возникновения и функционирования права, его место в целостном социальном организме, присущие ему закономерности, особенности и специфические черты, его социальные функции и роли в развитии социального целого.  Ученый отмечал, что в рамках диалектико-материалистического подхода возможны различные типы методологических ориентаций, но при этом законы, принципы и категории материалистической диалектики должны учитываться на любом уровне правопознания.

     Проведенное исследование не исчерпывает все богатство методологических мнений и воззрений советских правоведов, однако ярко иллюстрирует генезис системы средств и способов познания общей теории государства и права, а также место, значение, процесс развития и проблематику материалистической диалектики в данной системе. По итогам исследования можно сделать следующие выводы:
1. Период с 1917 по 1925 гг. характеризуется методологическим плюрализмом, который диссонансным образом сочетал материалистическую диалектику с системой методов дореволюционной теории государства и права. В условиях динамичного изменения юридической науки методологические исследования были немногочисленными и поверхностными, а трактовка сущности материалистической диалектики, значения данного метода и характера его взаимосвязи с иными познавательными процедурами – существенно дифференцированной.
2. Решение сложившегося проблемного поля юридической методологии и дальнейшее развитие материалистической диалектики в теории государства и права осуществлялись в направлении постепенного формирования методологического монизма – признанной советским научным сообществом мировоззренческой позиции, заключающейся:
— в трактовке фундаментального универсального и всеобщего характера материалистической диалектики как метода научного познания, законы и категории которого мыслились идентичными существующим в природе объективным законам развития материи, в том числе закономерностям формирования, развития и функционирования всей совокупности государственно-правовых явлений;
— в образовании главенствующего положения материалистической диалектики по отношению к иным методам научного познания. Материалистическая диалектика приобрела статус гносеологического базиса науки, унифицирующего и мобилизующего всю совокупность общенаучных, специальных и частных методов познания, основным целевым назначением которых мыслилось обслуживание материалистической диалектики, обеспечение наиболее полной реализации диалектического метода в технических и гуманитарных науках, в том числе в теории государства и права;
— в идеологическом отрицании научной ценности буржуазных систем методов познания государственно-правовых явлений. Постулировалась несостоятельность методов и подходов, претендующих на занимаемый материалистической диалектикой статус, либо конфликтующих с законами, принципами и категориями данного метода. В контексте развития материалистической диалектики приведенное обстоятельство обусловило появление нового принципа данного метода – партийности, как концептуального начала, аксиоматизирующего невозможность надлежащего познания явлений объективной действительности, в том числе юридических явлений, субъектом, не разделявшим классовые взгляды пролетариата.

      3. Начиная с ранних этапов развития советской науки, теория государства и права поэтапно утрачивала методологическую самостоятельность. Наряду с процессом формирования методологического монизма протекал процесс становления философии в качестве методологической основы науки. К исключительным задачам философии стало относиться исследование и развитие материалистической диалектики и системы общенаучных, частных и специальных средств познания, а также разъяснение гуманитарным наукам сущности данных методов и порядка их применения. Это обстоятельство привело к образованию методологической зависимости теории государства и права, а также всей системы отраслевых, прикладных и историко-правовых юридических наук от философии.

     Исследование выявило длительную пассивность теории государства и права в области методологии, так как возможности этой науки фактически ограничивались некритичным применением материалистической диалектики, которое на практике могло быть поверхностным и фрагментарным либо декларативным: из анализа научных источников следует неоднозначность понимания правоведами сущности, содержания и порядка применения материалистической диалектики, пробелы в знаниях о таксономии методов теории государства и права, а также о структурных взаимосвязях системы методов познания государственно-правовых явлений.

     4. Инертное консервативное существование материалистической диалектики в философии, а также препятствия к творческому рефлексивному развитию материалистической диалектики в гуманитарных и технических науках привели к идеологизированности и догматизированности данного метода. Приведенные обстоятельства существенно занижали гносеологический и эвристический потенциал материалистической диалектики, негативно влияли на эффективность этого средства познания. Данное состояние материалистической диалектики стало одним из важных детерминантов отсутствия рациональной и критической преемственности материалистической диалектики в теории государства и права советского и постсоветского периода.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика