Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Современное российское законодательство о коррупции – проблемы и пробелы
Научные статьи
09.07.12 17:17

вернуться



 
ЕврАзЮж № 6 (49) 2012
Уголовное право и криминология
Зинуров Р.Н.
Современное российское законодательство о коррупции – проблемы и пробелы
В статье рассмотрены некоторые актуальные проблемы борьбы с коррупцией в современной России.

        
   В современной России коррупция пронизывает все уровни власти, приобретает системный характер. Эти слова были сказаны с самой высокой трибуны, Генеральным прокурором России Юрием Чайкой на совещании в Кремле 21.11.2006 года.

     Также чрезвычайно жестко, но уже в ином, более конкретном аспекте  высказался и Президент России Д.А. Медведев в своем Послании к Федеральному Собранию от 06.11.2008 года. Он дал крайне отрицательную характеристику российскому чиновничеству: «…государственный аппарат у нас в стране – это и сам себе суд, сам себе партия и сам себе, в конечном счете, народ. Она абсолютно неэффективна и создает только одно – коррупцию».

     Действительно, чрезвычайно раздутый чиновничий аппарат не только ложится тяжким бременем на налогоплательщиков, но и постоянно воспроизводит и совершенствует уровень бюрократизации в государственном управлении. В юридической науке уже была высказана точка зрения о том, что избыточная бюрократия первым делом воспроизводит и развивает питательную среду для коррупции.
О причинах и видах коррупционной преступности среди управленцев различного звена сегодня говорится много. Однако нам хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, которое по смыслу и сути, включая в себя признаки коррупции, в современной России, как правило, не оспаривается ни в правовом, ни в содержательном планах. На Западе, между тем, на это явление уже обращено должное внимание.

     Речь идет о том российском феномене, когда директор или любой другой руководитель (на практике это очень часто руководители федеральных ведомств, министры), получив назначение на вышестоящую должность, обычно берут с собой своих верных сослуживцев или старых знакомых.
Надо сразу оговориться – в статье речь не идет о высшем руководящем звене страны и главах регионов. Здесь ситуация иная и в любом случае связана с Конституцией страны, Уставами и Конституциями субъектов федерации.

    Причина названного нами явления очевидна – новый руководитель берет с собой того, с кем на старом месте ему было «комфортно» работать, кому, на его взгляд, он может доверять на новом месте. Заметим, что зачастую это наблюдается при назначении руководителя федерального звена в другой субъект федерации.

    Однако же речь не идет о том, что на прежнем месте работы этот подчиненный помогал ему злоупотреблять или еще того хуже – получать взятки. Речь, прежде всего, идет о желании создать для своей дальнейшей карьеры более выгодные условия, чтоб предстать в более выгодном свете на новой, более ответственной должности. Казалось бы, что в этом противоправного, ведь в конечном счете, согласно правовому смыслу должностных обязанностей, любой руководитель должен исполнять свои обязанности, четко и законопослушно создавать вокруг себя благоприятную в моральном плане здоровую обстановку.

    Однако это явление имеет глубоко скрытую сторону, имеющую в конечном счете возможность формирования антисоциальной мотивации в виде личной заинтересованности как у нового руководителя, так и привеченных им старых сослуживцев или друзей. Хотя такой поступок в основном бывает продиктован инстинктом самосохранения в новых осложненных условиях деятельности, интересами улучшения своего статуса в новой должности, такая обстановка является благоприятной почвой для криминогенного поведения вовлеченных в это служащих.

      Психология пришедших с новым руководителем кадров, прежде всего, исходит из того, что они, как правило, стараются выполнять свои обязанности исходя из служебных и любых других интересов руководителя. Здесь с их стороны, в первую очередь, срабатывает тот же инстинкт самосохранения, эффект чинопочитания, признание (в знак благодарности) своей зависимости перед административным весом руководителя, пригласившего его на новое, как правило, уже более высокое место. Именно такой чиновник, исходя из своих интересов или интересов своего «благодетеля», может откликнуться на коррупционную инициативу.

     Однако признаемся – исследования в данной области мы не проводили, и все сказанное – наблюдения практики и не лишенные оснований логические выводы. Поэтому рассмотрим этот аспект подробнее с другой, с социально-психологической стороны.

     Этот поступок новоиспеченного руководителя является морально-нравственным показателем уровня его профессиональной подготовленности, менталитета.

      Да,  можно согласиться с возражениями – этот шаг не является преступным. Однако в дальнейшем этот шаг неизбежно ведет к   покровительству приведенному с собой сослуживцу – ведь он его опора в новых, более сложных условиях деятельности, испытанный на предыдущем месте службы. Заметим, что это не простое покровительство из симпатии, а покровительство на основе личных связей.

    Покровительство кому-либо на службе на основе личных связей не является выдуманным нами криминологическим новшеством – в юридической науке оно внесено в криминологический реестр коррупционных преступлений.

        В юридической литературе была высказана и мысль относительно содержания, форм и механизма коррупции. В частности, о формах коррупции отмечалось, что таковыми выступают специфические виды нарушений этических и правовых норм соответствующими лицами.

    В качестве этических норм некоторые авторы вполне обоснованно, на наш взгляд, называют «совершение государственным служащим действий (хотя и прямо не запрещенных законом), которые могут отрицательно повлиять на общественное мнение о состоянии законности на государственной службе. Рассмотренное нами явление, на наш взгляд, полностью охватывается последним обстоятельством.

     Однако даже если согласиться, что обстоятельство, когда новый руководитель приводит с собой команду из старых сослуживцев, знакомых или друзей, вполне легитимно, поскольку не имеет административно-правового запрета и не всегда может иметь итогом криминальное поведение участников, возникает масса других вопросов, которые свидетельствуют против данного явления.

   Во-первых, зададимся вопросом – отвечает ли это интересам профилактики коррупционных преступлений? Очевидно, что нет. Ведь о предупреждении подобных преступлений на самой ранней их стадии говорится даже с самых высоких трибун. Самый простой пример этому такой. Если руководитель прибыл в ранее незнакомый ему регион, то среди всех местных «чужих» у него будут привезенные им «свои», к которым он, конечно же, будет благоволить. Возникает некое, хотя и отдаленное, но все же подобие клана.

   Во-вторых, возникает обстоятельство, которое имеет основанием самую обычную человеческую психологию: среди многих членов коллектива рождается глухое чувство несправедливости и недовольства, ведь многие из них полагают, что они сами вполне успешно справлялись бы с должностью, которую по признаку знакомства доверили новому, абсолютно незнакомому человеку, причем как с коллективом, так и с регионом.

    Вполне логично допустить, что реализация ответственности за упущения по службе в таких случаях наступает по принципу «свой –  чужой».

    В-третьих, у работников данного учреждения, а то и у населения, если речь идет о руководителе такого высокого уровня, на почве возникшего чувства несправедливости в целом уменьшается доверие к власти.

    В-четвертых, именно это явление, на наш взгляд, является основанием и причиной негативного общественного мнения о состоянии коррупции в стране и в целом законности в органах государственной власти.

      В-пятых, в рассматриваемом явлении налицо несоответствие между нравственными установками и требованиями к государственным служащим и различными отраслями права.

      Таким образом, казалось бы, такое вполне, на первый взгляд, легитимное явление, когда новый руководитель приводит с собой своих людей, мы предлагаем отнести к запрещенным законом деяниям, как имеющее элементы коррупционных проявлений. Данный наш довод подкрепляется тем обстоятельством, что в современной юридической науке предложены четыре основных вида проявлений коррупции:
–  этические коррупционные проступки;
– гражданско-правовые деликты;
– административные правонарушения;
– уголовные преступления.

     Первый из названных пунктов, на наш взгляд, со всей очевидностью включает в себя рассматриваемое нами и уже давно ставшее обыденным явление. В связи с этим ситуацию с новым руководителем и его «своими людьми», исходя из предложенной квалификации, мы можем назвать как этический коррупционный проступок. Нам представляется, что это далеко не безобидное явление, поскольку недра таких отношений являются благоприятной почвой для реализации коррупционных инициатив. Проблема эта, безусловно, должна получить законодательное урегулирование.

    Второе обстоятельство, на котором хотелось бы заострить внимание, связано с нормами федерального закона «О противодействии коррупции» №273 ФЗ.

     Закон, безусловно, важнейший и содержит четкие рамочные нормы. Однако нами предлагается обратить внимание на ст. 10 о конфликте интересов на государственной или муниципальной службе.
В ч. 1 данной нормы говорится, что под конфликтом интересов на государственной или муниципальной службе понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) государственного или муниципального служащего влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью государственного или муниципального служащего и правами и законными интересами граждан, организаций общества и государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства.

     Часть 2 статьи под личной заинтересованностью понимает возможность получения доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или других услуг неимущественного характера.

     Здесь вроде бы все продумано и преследуется цель пресечения коррупционных проявлений в самом их зародыше. Однако речь идет не только о возможном причинении вреда интересам граждан, общественным или государственным интересам, но и о таком уже проявившемся факте, когда служащий уже использовал служебное положение, но вред вроде бы еще не причинен.

     С точки зрения всей логики суждений о борьбе с коррупцией, в контексте бесконечной полемики о необходимости ужесточения борьбы с ней, сам факт использования служебного положения (хотя бы и без причинения вреда) интересам граждан, общества и государства, на наш взгляд, уже содержит элемент коррупционности. Другими словами, является этическим коррупционным проступком, о чем говорилось выше.

     Обоснуем свой тезис. Правовой смысл и содержание п. 1 ст. 10 федерального закона допускает именно такую трактовку: «…личная заинтересованность государственного или муниципального служащего влияет или может повлиять … возникает или может возникнуть». В названном контексте речь идет о терминах «влияет», «возникает», то есть законодатель, по сути, не исключает и говорит об уже совершившемся факте проявления личной заинтересованности.

    Стало быть, это этический коррупционный проступок, причем проступок с уже оконченным юридическим составом – а как же иначе трактовать термины «влияет», «возникает»?

     В юридическом смысле это не содержит большого принципиального различия от правового содержания злоупотребления служебным положением. Его трактовка в ч. 1 ст. 1 настоящего закона лишь незначительно отличается от уже проявившегося факта личной заинтересованности государственного или муниципального служащего, прописанного в ст. 10. Заметим, что в обеих названных статьях федерального закона мы имеем в виду лишь упомянутые в них личные неимущественные блага заинтересованных лиц.

   Так, в ч. 1 ст. 1 федерального закона мы читаем: «…злоупотребление служебным положением…., либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки интересам службы в целях получения…., иных неимущественных прав для себя или третьих лиц».

      Таким образом, в заключение хотелось бы отметить: термины «влияет», «должны» необходимо исключить из диспозиции  ч. 1 ст. 10 Федерального закона. В противном случае они являются противовесом  другим нормам законодательства о коррупции.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика