Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Выборы как институциональная основа совершенствования системы взаимодействия федеральной и региональной власти
Научные статьи
11.07.12 17:29

вернуться



 
ЕврАзЮж № 6 (49) 2012
Право и политика
Медведева В.К.
Выборы как институциональная основа совершенствования системы взаимодействия федеральной и региональной власти
Статья посвящена исследованию влияния института выборов на трансформацию федеративных отношений в Российской Федерации.

        
     Прошедшие выборы нового состава Государственной Думы и Президента России в 2011-2012 гг. ознаменовали собой не только завершение последнего избирательного цикла, но и начало реформирования многих элементов российской политической системы.  Речь идет, прежде всего, об изменении тех  качественных параметров партийной системы России, которые напрямую будут  связаны с трансформацией  будущего избирательного  процесса.

     Следует подчеркнуть, что институт демократических выборов  уже сыграл исключительно важную роль в  трансформации всех институтов российской политической системы и, конечно, прежде всего, в становлении представительных  и законодательных органов государственной власти, как на федеральном, так и  региональном уровне. Не менее важную роль выборы играют в формировании эффективной муниципальной власти.

       Многие ученые, анализируя историю становления и развития политических институтов в условиях демократической России, определяют несколько этапов  политической трансформации. Если исходить из того, что история  развития современной политической системы России начинается с демократических выборов первых  народных депутатов  РСФСР в феврале-марте 1990 г., то начальная фаза  политической  трансформации в России завершилась  12 декабря 1993 г., когда была принята новая Конституция России и прошли выборы обеих палат  высшего  федерального законодательного  и представительного  органа власти – Федерального Собрания Российской Федерации. Важной фазой стало повсеместное формирование региональных законодательных  (с 1994 г.) и исполнительных  (с 1995 г.) органов  государственной власти через  всенародные выборы, сначала  на основе указов Президента России, в с 1999 г. – на основе  Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Вместе с тем, очевидно, считать, что институциональная трансформация в России  на этом завершена,  было  бы преждевременно. Об этом свидетельствуют  законодательные изменения  «правил игры» при формировании  как федерального, так и региональных парламентов, а именно, переход с 2003 г. на смешанную избирательную систему формирования региональных законодательных собраний и пропорциональную систему выборов депутатов Государственной Думы в 2007 г., а также  отмена прямых выборов глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации в декабре 2004 г.  Но как показали итоги выборов депутатов Госдумы шестого созыва, пропорциональная избирательная система в условиях сложно построенного федеративного государства, где функционирует многоуровневая система власти, не может обеспечить эффективного взаимодействия федеральной, региональной и местной власти. Традиционная  ориентация  населения  на местах на конкретных депутатов, избираемых по мажоритарным округам, стала одним из важных факторов для критики оппозиционными силами действующей избирательной системы, которая практически привела к оторванности депутатского корпуса от интересов избирателей. А слабая представительная власть напрямую влияет на качество законодательного процесса и в целом на эффективность государственного управления. К тому же чрезмерное административное влияние на избирательный процесс в регионах России в условиях отсутствия институтов гражданского общества, способных контролировать выборы, привели, по мнению политической оппозиции, к массовым фальсификациям, что в свою очередь резко  активизировало уличные протестные настроения.  Поэтому  последние протестные политические события свидетельствуют, что сегодня российская политическая система характеризуется неустойчивостью практически всех своих институтов и систем государства и общества, что еще раз подчеркивает незавершенность процесса трансформации политических институтов в современной России, а также неопределенность и противоречивость направления развития  современной российской политической системы. Это в полной мере относится не только к российской модели многопартийности, несовершенству избирательной системы, но и напрямую влияет на развитие  института федеративных отношений  как важнейшего фактора децентрализации и демократизации  российской системы власти.

     Следует согласиться с тем, что в российском политическом процессе  сегодня причудливо сочетаются авторитарные, корпоративистские и демократические элементы. При этом  в условиях, когда главным инструментом реформирования общества становится сильное государство (имеется в виду централизованное государство – построение «вертикали власти»),  для развития федеративных отношений характерен крен в сторону унитаризма, а развитие института выборов идет в направлении превращения его в формальный институт, управляемый как федеральным центром, так и региональной исполнительной властью. При этом  возрастает политическая и функциональная зависимость между федеральной и региональной властью. «Вертикаль» исполнительной власти в России все больше превращается в одну команду, играющую по единым правилам, направленным, прежде всего, на сохранение стабильности самой власти. Однако эта фасадная стабильность скрывает те внутренние конфликты между федеральным центром и регионами, которые могут стать в ближайшие годы новым мощным двигателем политической жизни России. «Этот внутренний конфликт федеральные власти пытаются «снять» упрощая («архаизируя») властные отношения в стране путем удаления из них «чуждых» элементов демократии и федерализма, которые отныне лишь имитируются. Такая модель «нового русского авторитаризма» (или бюрократической квазифедерации» гораздо более адекватна интересам и потребностям «сырьевого» общества, каковым окончательно становится Россия».  События начала 2012 года, связанные с протестными настроениями, говорят о том, что   такая модель политического взаимодействия элит не обеспечивает сменяемость власти, что, в свою очередь, приводит  к политической стагнации, росту коррупции и невозможности реформ и модернизации практически всех сфер общественной жизни России.

     Что касается современной модели развития федеративных отношений,  то она обусловлена, прежде всего, отсутствием реального бюджетного  и налогового федерализма в России, что приводит не к  расширению  ответственности субъектов Федерации за полученные полномочия и ресурсы, а к тому, что решение практически всех значимых вопросов сегодня  смещается  на уровень федерального центра. Как показывает политическая практика последних лет, построение «вертикали власти» - это фактически построение централизованного  бюрократического государства, в котором усиливается влияние силовых структур и давление на независимые СМИ,  происходит авторитарная адаптация института выборов, связанная с имитацией политического участия граждан в формировании органов государственной власти и местного самоуправления.   Таким образом,  централизация напрямую повлияла на полную бюрократизацию  и вытеснение элементов публичной политики из общественной жизни России.

    Сегодня становится очевидным, что среди проблем,  влияющих на развитие федеративных отношений, следует особо выделить низкую эффективность представительства региональных интересов при выработке государственной политики и принятии политических решений в современной России. Прежде всего, необходимо отметить  снижение легитимности Совета Федерации Федерального Собрания после отмены прямых губернаторских выборов, когда в верхнюю палату от региональной исполнительной власти стали утверждаться «назначенцы» президентских «назначенцев», что делает актуальным и необходимым  переход к формированию верхней палаты через прямые выборы. Но предложенные в конце 2011 г.  бывшим Президентом России Д.А.Медведевым  политические реформы по возращению в российский политический процесс губернаторских выборов радикально могут поменять сложившуюся систему взаимодействия структур федеральной и региональной власти.

     Совершенно очевидно, что одним из важнейших и до конца не решенных вопросов в российском политическом процессе остается  проблема участия политических партий в формировании властных институтов как на федеральном, так и региональном  и муниципальном уровнях. Связано это, в первую очередь, с разными оценками возможностей адаптации пропорциональной избирательной системы в условиях современной России. С одной стороны, голосование избирателей за партийные списки формально способствует  процессу становления и развития политических партий, с другой - российский законодатель установил такие правила игры, что большинству разрозненным по интересам политическим силам   практически невозможно пробиться  на федеральный уровень политики, что негативно влияет на политическое участие  большинства граждан России. А это значит, что  без изменения  существующей избирательной системы  резко сужается поле учета интересов  различных социальных групп при принятии и реализации важнейших политических решений. Безусловно, пропорциональная избирательная система вписывалась в контекст  централизации и укрепления власти, так как она позволяла Президенту России в более комфортных условиях сформировать федеральное правительство на основе парламентского большинства в лице не более чем двух прокремлевских политических партий,  которые, безусловно, могли преодолеть установленный федеральным законом 7 % заградительный барьер, но без учета мнения меньшинства в лице оппозиционных партий, прошедших в Государственную Думу.  Тем самым создавалось реальное поле для политического конфликта интересов власти и общества через процесс сужения представительства интересов в федеральном парламенте. А с учетом того, что аналогичные процедуры навязываются и при формировании региональных представительных органов власти, с введением новых правил игры резко снизилась легитимность всей системы представительной власти, что особенно ярко продемонстрировали думские выборы 2012 года. 

     Учитывая особенности политической культуры российских граждан,  их традиционные ориентиры и надежды на решение своих конкретных социальных проблем через региональную и местную власть, а также дифференциацию ресурсных возможностей различных регионов, следует отметить, что наиболее эффективными субъектами «выбивания»  властных ресурсов (речь идет, прежде всего, о финансово-экономических ресурсах) за последние годы в России были, наряду   с губернаторами, депутаты Госдумы, избранные по мажоритарным округам, и члены Совета Федерации, представляющие региональные правительства. Однако, с такими специфическими задачами они могли справляться лишь в условиях автономности их политического статуса. Введенная пропорциональная система формирования представительных органов власти практически лишает их политической самостоятельности, что, безусловно, сформировало совершенно новую модель отношений между федеральными и региональными органами государственной власти.

    Вместе с тем предполагаемые реформы по централизации власти, безусловно, потребуют новой конфигурации взаимодействия федерального центра и регионов. Не менее важным для современной системы федеративных отношений является учет того обстоятельство, насколько применение пропорциональной избирательной системы на выборах в Госдуму  в состоянии обеспечить  представительство интересов, с одной стороны,  национальных меньшинств, а с другой – интересы избирателей различных по статусу субъектов Российской Федерации, что при смешанной избирательной системе реализовывалось, прежде всего, через  мажоритарные избирательные округа.  Хотя уже сегодня очевидно, что проект  реформы избирательной системы   и введение некоторых элементов привязки депутатов к субъектам Федерации связан именно с этим обстоятельством.

     По мнению известного специалиста в области политической регионалистики Р.Ф.Туровского,  «созданная вертикаль власти предусматривает, как известно, жесткую иерархию и четкую субординацию в отношениях между уровнями власти. Развитие институтов регионального представительства данная вертикаль власти предполагает лишь в минимальной степени. В этой связи возникает вопрос о критериях эффективности властной вертикали для регионов в условиях ослабленного регионального представительства. Очевидно, что слабость регионального представительства  отражает одновременно и слабость  региональных элит как субъектов российской политики».

      Совершенно очевидно, что  введенные в последние годы институциональные изменения резко сужали автономность региональной политической жизни от Президента РФ, а  региональных законодательных собраний – от руководства общероссийских политических партий и, прежде всего, «партий власти». Неслучайно,  итоги прошедших с 2005-2012 гг. выборов в региональные законодательные собрания показывают, что по своему составу региональные парламенты  в большинстве случаев копируют Государственную Думу, а следовательно, связаны не столько с выражением реальных интересов избирателей  различных российских регионов, сколько являются результатом широкого использования административного ресурса.

      Таким образом, начавшаяся в 2000 г. борьба Президента В.Путина  с усиливающимся влиянием региональной элиты на российскую государственную   политику привела к 2012 г. к другой крайности – резкому ослаблению роли института регионального представительства в федеральных структурах власти и минимальному участию политической элиты субъектов Федерации в принятии важнейших государственных решений. Поэтому сегодня  уже необходимо решать проблему сдвига баланса в отношениях между федеральным центром и регионами через создание более эффективных механизмов представительства региональных интересов, обеспечивающих гарантии регионального влияния на федеральный центр. Решение этой проблемы напрямую связано с нахождением разумного баланса между централизацией и децентрализацией власти в России с учетом расширения участия самих граждан, как при формировании  институтов власти, так и представительства интересов граждан при принятии политических решений.

      Есть надежда, что начатые политические реформы в 2011-2012 гг. будут доведены до конца, и новая модель российской многопартийности, всенародные выборы губернаторов, привязка депутатов Госдумы к интересам населения различных  субъектов Российской Федерации окажут позитивное влияние  на   демократизацию всех сфер общественной жизни современной России.  Совершенно очевидным является тот факт, что в федеративной России эффективность политических реформ во много будет зависеть от правильного выбора механизмов налаживания как межнациональных, так и федеративных отношений.  Последние Указы Президента В.В.Путина  свидетельствуют о понимании федеральным центром важности этих вопросов.   


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика