Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в процессе заключения и последующей реализации досудебного соглашения о сотрудничестве
Научные статьи
10.08.12 11:44

вернуться



 
ЕврАзЮж № 7  (50) 2012
Уголовно-процессуальное право
Головизнин М.В.
Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в процессе заключения и последующей реализации досудебного соглашения о сотрудничестве
Правовая конструкция Особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве прямо не предусматривает участия потерпевшего как при заключении, так и при реализации положений досудебного соглашении. В связи с чем автором с учетом изучения практики применения положений главы 401 УПК РФ предлагаются варианты обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при производстве по уголовному делу в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

   Клининговая компания решает вопросы уборки любой сложности: уборка помещений (квартир и офисов), сухая глубинная чистка и химчистка ковров и ковролина. Клининговая компания вся подробная информация на сайте http://bleck.kiev.ua
        
    В соответствии с Федеральным законом №141-ФЗ от 29.06.2009 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ»  был введен новый для российского уголовного судопроизводства институт Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (далее – Особый порядок при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве). Несмотря на активное применение норм данного института, многие вопросы относительно его положений, в том числе об обеспечении прав и законных интересов потерпевшего в процессе его заключения и реализации, не решены до сих пор.

    С момента применения норм рассматриваемого института на страницах научных изданий, в статьях специалистов в области уголовно-процессуального права, посвященных институту Особого порядка при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, выражалась критика в адрес законодателя относительно того, что новый институт не обеспечивает прав и законных интересов лица, потерпевшего от преступления.  Так, А.В. Смирнов  подверг сомнению с точки зрения соблюдения конституционных требований и норм международного права правомерность заключения соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым без участия и волеизъявления потерпевшего, предоставления ему возможности активно отстаивать свою позицию по делу в судебном разбирательстве, в том числе путем участия в исследовании доказательств. В связи с этим, в качестве одного из условий заключения досудебного соглашения профессор А.В. Смирнов считает необходимым предусмотреть согласие потерпевшего, что требует доработки закона.

    Правовое регулирование нового института охватывает как производство по уголовному делу на стадии предварительного следствия, так и непосредственно его рассмотрение в суде в порядке, предусмотренном статьей 3177 УПК РФ. Из чего следует, что подход к решению вопроса об обеспечении прав и законных интересов потерпевшего в рамках рассматриваемого института должен носить комплексный характер, учитывать особенности производства по уголовному делу как на стадии предварительного следствия, так и судебного разбирательства.

     Мы полагаем, что отсутствие потерпевшего в качестве одного из участников досудебного соглашения о сотрудничестве является сознательным шагом законодателя. Законодательная конструкция института Особого порядка при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, не предусматривающая участие потерпевшего и его волеизъявление при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, обусловлена:
1)    основной целью применения рассматриваемого института;
2)    приоритетом реализации публичного интереса в ходе применения норм института, предусмотренного главой 401 УПК РФ.

    В науке по вопросу цели применения Особого порядка при заключении досудебного соглашения были высказаны различные точки зрения.  В результате анализа мнений указанных авторов мы пришли к выводу, что в науке отсутствует однозначное понимание этого вопроса.

     Для уяснения цели рассматриваемого института считаем целесообразным обратиться к тексту Пояснительной записки к Федеральному закону №141-ФЗ от 29.06.2009 года (далее – Пояснительная записка). Согласно Пояснительной записке, действие института Особого порядка при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве направлено на «противодействие организованной преступности, коррупции, расследовании деятельности преступных сообществ (преступных организаций), члены которых, как правило, отказываются от дачи показаний о преступной деятельности соучастников и организаторов преступлений».  Указанное положение было непосредственно реализовано в норме ч. 4 ст. 3176 УПК РФ, согласно которой положения главы 401 УПК РФ не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключается лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

    В связи с чем мы полагаем, что основной целью Особого порядка при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является противодействие организованной преступности.

     Изложенное понимание цели применения в уголовном судопроизводстве рассматриваемого института указывает на его создание исключительно для удовлетворения публичного интереса в сфере противодействия организованной преступности.

    В такой конструкции волеизъявление потерпевшего в виде его согласия или несогласия с решением о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не требуется. Мы солидарны с позицией А.С. Александрова в том, что в данном случае «законодатель сделал все правильно, поскольку цель института сугубо публично-правовая... Если ставить достижение этой цели в зависимость от воли потерпевшего, то институт значительно потеряет в своей эффективности». 

      Вместе с тем мы считаем, что нельзя игнорировать установленное статьей 52 Конституции РФ положение об обеспечении государством потерпевшим доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба, а также предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного судопроизводства положение о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

    Принимая во внимание назначение уголовного судопроизводства, закрепленное в статье 6 УПК РФ, мы считаем необходимым обеспечить права и законные интересы потерпевших при заключении досудебного соглашения, что позволяет сделать законодательная модель нового института.

      Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ, досудебное соглашение о сотрудничестве – соглашение между стороной обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения. Термин «соглашение» (взаимное согласие, договоренность, договор, устанавливающий какие-либо условия, взаимоотношения), присутствующий в наименовании рассматриваемого института, указывает на то, что стороны досудебного соглашения о сотрудничестве могут «договориться» о перечне тех действий, которые обязано совершить сотрудничающее лицо в рамках выполнения обязательств досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с положениями рассматриваемого института подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить действия в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (ч. 2 ст. 3171 УПК РФ).

      На основании ч. 1 ст. 3175, п. 6 ч. 2 ст. 3173 УПК РФ прокурор с участием подозреваемого или обвиняемого и его защитника, а также следователя составляют досудебное соглашение о сотрудничестве. Данное соглашение содержит действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить в рамках выполнения обязательств досудебного соглашения. Соответственно, в целях обеспечения прав и законных интересов потерпевшего стороны могут предусмотреть действия, которые обязуется совершить сотрудничающее лицо, в целях заглаживания потерпевшему вреда, причиненного совершенным преступлением. Необходимо заметить, что такая практика уже применяется в деятельности следственных органов в различных субъектах РФ: Республика Мордовия, Свердловская область, Челябинская область, Сахалинская область. Вместе с тем, включение в содержание соглашения таких действий необходимо поставить в зависимость от нескольких условий:
1) вред, причиненный преступлением (преступлениями), является следствием преступных действий именно того подозреваемого или обвиняемого, с которым заключается досудебное соглашение о сотрудничестве.
2) согласие лица, с которым заключается досудебное соглашение о сотрудничестве, загладить причиненный преступлением (преступлениями) вред.

    По вопросу об обеспечении прав и законных интересов потерпевшего при рассмотрении уголовного дела в суде в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, необходимо отметить следующее.

      Во-первых, при рассмотрении уголовного дела в Особом порядке судебного разбирательства необходимость учета мнения потерпевшего обусловлена тем, что суд должен придти к выводу об обоснованности предъявленного обвинения и подтверждении его собранными по делу доказательствами. Согласие потерпевшего или отсутствие возражений с его стороны на применение Особого порядка судебного разбирательства является одним из аспектов предъявленного обвинения, потерпевший оценивает объем предъявленного обвинения. Потерпевший, выражая свое мнение по вопросу о применении Особого порядка судебного разбирательства, может подтвердить фактические обстоятельства совершенного преступления, характер и размер причиненного ему преступлением вреда, что влечет за собой Особый порядок судебного разбирательства. Однако потерпевший может возражать против его применения. В таком случае потерпевший выражает несогласие с объемом предъявленного обвинения, вследствие чего необходимо установить фактические обстоятельства дела, в том числе характер и размер причиненного потерпевшему преступлением вреда, путем проведения судебного следствия в полном объеме.

     Во-вторых, следствием включения в содержание досудебного соглашения действий в целях заглаживания потерпевшему вреда, причиненного преступлением, интерес потерпевшего в рамках такого уголовного дела состоит в выполнении обвиняемым таких действий, что, в свою очередь, находит отражение в представлении прокурора, являющегося предметом исследования в Особом порядке судебного разбирательства. Из чего следует, что при решении вопроса о применении Особого порядка судебного разбирательства в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве суд в этой части должен учесть мнение потерпевшего о выполнении в рамках обязательств досудебного соглашения действий в целях заглаживания причиненного ему преступлением вреда.

     Ранее были определены условия, от наличия которых указанные действия включается в содержание соглашения. В зависимости от сочетания этих двух условий, на наш взгляд, определяется участие потерпевшего в судебном разбирательстве по уголовному делу в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

     Если преступными действиями данного подозреваемого или обвиняемого не был причинен вред потерпевшему, действия по заглаживанию вреда не включаются в досудебное соглашение, участие потерпевшего в судебном разбирательстве уголовного дела в отношении этого лица не требуется. В таком случае потерпевший участвует в судебном разбирательстве основного уголовного дела в отношении соучастников, преступными действиями которых ему был причинен вред. Если такой подозреваемый или обвиняемый согласился загладить потерпевшему причиненный преступлением вред в полном объеме, в досудебное соглашение включаются соответствующие действия. В свою очередь это влечет необходимость участия потерпевшего в рассмотрении уголовного дела в суде с целью подтверждения выполнения действий и защиты своих прав и законных интересов. Таким образом, участие потерпевшего в судебном разбирательстве уголовного дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, и отстаивание им позиции по существу рассматриваемых вопросов (ч. 4 ст. 3177 УПК РФ) зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела и содержания досудебного соглашения о сотрудничестве.

      Вопрос обеспечения прав и законных интересов потерпевшего в Особом порядке при заключении досудебного соглашения также стал предметом обсуждения в Конституционном Суде РФ. В ноябре 2011 года Конституционный Суд РФ рассмотрел жалобу граждан Ковальчук В.С. и Ковальчук Т.Н.,  в которой они оспаривают конституционность ч. 2 ст. 3176 УПК РФ. По мнению заявителей, ч. 2 3176 УПК РФ нарушает предусмотренные Конституцией РФ права, поскольку позволяет «суду при рассмотрении уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводить судебное заседание и выносить судебное решение в особом порядке вопреки возражениям потерпевших». Конституционный Суд РФ указал, что нормы главы 401 УПК РФ не предусматривают участие потерпевшего в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и не ставят в зависимость от его волеизъявления саму возможность использования данного соглашения по уголовным делам и назначения более мягкого наказания лицам, содействовавшим следствию. В результате рассмотрения указанной жалобы Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что по смыслу положений УПК РФ, при проведении судебного заседания в порядке статьи 3177 УПК РФ потерпевший может отстаивать свою позицию по существу рассматриваемых вопросов (ч. 4 ст. 3177 УПК РФ) и участвовать в их исследовании в условиях непосредственности и устности. Таким образом, данные положения УПК РФ не лишают потерпевшего права возражать против рассмотрения в особом порядке уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а в случае несогласия с принятым по его ходатайству решением суда –  обжаловать это решение в вышестоящий суд посредством принесения жалобы на приговор.

    Принимая во внимание вышесказанное, необходимо отметить еще один важный момент. Возражения потерпевшего против Особого порядка судебного разбирательства не влекут во всех случаях принятие судьей решения о прекращении Особого порядка судебного разбирательства и назначения судебного заседания в общем порядке. Согласно нормам главы 401 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в порядке, определенном статьей 3177 УПК РФ, не является обязательным следствием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. В данном случае право определения формы судебного разбирательства принадлежит суду. Ходатайство потерпевшего о возражении против особого порядка судебного разбирательстве принимается во внимание при определении формы судебного разбирательства.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика