Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Статусное публичное право в контексте проблемы нормативного и индивидуального: мировоззренческие основания
Научные статьи
10.08.12 15:12

вернуться


 
ЕврАзЮж № 7  (50) 2012
Теория и история государства и права
Крупеня Е.М.
Статусное публичное право в контексте проблемы нормативного и индивидуального: мировоззренческие основания
Автор обосновывает научно-мировоззренческие (доктринальные) основы исследования статусного публичного права в контексте диалектики нормативного и индивидуального начал. Делается вывод о том, что при рациональном описании статусного публичного права как правового института и социально-политической практики представлен один из вариантов интегративного объяснения политико-правовой реальности.

     В современной юридической теории заметно возросла роль концептуального мышления и широких социальных обобщений,  а научная методология перешла на стадию новых рассуждений, обусловленных выдвижением Человека в качестве общей проблемы исследований. Антропологический «взрыв»  изменил представления о науке и научных знаниях, способах постановки проблем, методологии их разработки. Очевидной стала ущербность одностороннего позитивистского взгляда на политико-правовую реальность в целом, ее отдельные аспекты и неспособность позитивистского мировоззрения адекватно и всесторонне отразить особенности современных общественных процессов и состояний.

     Научные результаты настоящего времени явно недостаточно учитывают неюридические аспекты проявлений государства – доминирующего субъекта публичного права, поэтому и не всегда в состоянии показать зависимость его сущности от социально-гуманитарных, психолого-правовых и духовно-нравственных влияний. Познавательная экспансия юриспруденции, как очевидно, испытывает потребность в том, чтобы широко развернуть гуманитарное оправдание государства и политико-правовых отношений. Изучение государства и иных субъектов публичного права нуждается в более широком исследовательском подходе, привлечении культурологических, социально-психологических, аксиологических и т.п. методов, т.е. в комплексном освещении.

     Внимание к проблеме, вынесенной в название данной статьи, объясняется именно этим. Представляется, что выявить эвристический ресурс доктрины, в том числе в процессе разрешения  проблемы  соотношения нормативного и индивидуального в праве можно на примере статусного публичного права  – институционального, нормативно-ценностного образования и формы социально-политической практики, выполняющего коммуникативные функции в  национальной правовой системе.

    Статусное публичное право – это комплексный межотраслевой институт, наличие которого актуализировано совокупностью различных статусов, имеющихся у каждого человека, в том числе и гражданина страны, а также у представителей политической (государственной, муниципальной, общественной) власти. Общегражданские и специальные статусы находятся в тесной взаимосвязи, оказывают непосредственное влияние друг на друга, что позволяет выделить целостное правовое явление – статусное публичное право.

     Субъектом статусного публичного права является, во-первых, каждый человек (и прежде всего гражданин), обладающий гражданскими (личными) и политическими правами и выполняющий корреспондирующие им обязанности. Во-вторых, таковым субъектом выступает носитель публичной власти, наделенный двойственным статусом:  с одной стороны, он выполняет властные функции и благодаря этому ограничен в своих правомочиях, но с другой – имеет права и обязанности, несет ответственность в качестве гражданина государства. При этом ведущими показателями статуса субъекта-носителя власти нужно считать те элементы, которые выражают его положение, прежде всего, в качестве гражданина страны, поскольку именно индивид как человек, личность и гражданин с его взглядами, позициями и отношениями является созидателем всего правового. В-третьих, субъектом статусного публичного права являются и юридические лица, действующие в публичной сфере (парламент, партия, правозащитная организация и т.п.). Однако особенности их статуса требуют отдельного глубокого осмысления и выходят за рамки настоящего анализа.

     Онтология статусного публичного права, субъектом которого выступает индивид в роли публичного актора, предполагает обращение к персоноцентристской методологии в связи с тем, что ее отправной идеей является человекоцентристское  измерение публичных общественных отношений.

     Персоноцентризм (личностный подход) в современной философии права имеет самостоятельное значение. Данную парадигму в юриспруденции разрабатывают, прежде всего, сторонники непозитивистского либертарного типа правопонимания.  Суть персоноцентристской методологии состоит в человекоцентризме (антропоцентризме), в «измерении» государственно-правовой реальности Человеком. Он, мо меткому замечанию академика  Мальцева Г. В., «несмотря на бурный научный прогресс, как был со времен глубокой древности, так и остался «сам для себя загадкой»». 

    Сущность персоноцентристского подхода в праве емко выражена, например, в работах Честнова И.Л., который в одном из своих трудов пишет: «С точки зрения антропологизма постсовременного мировоззрения, субъект права должен трактоваться не просто как субъект правоотношений, а гораздо шире – как центр правовой системы, ее творец и постоянный деятель. Именно субъект права формирует и воспроизводит своими действиями правовую реальность».

    Поддерживает оценки Честнова И.Л. и Пашенцев Д.А. Он, в частности, признает перспективность персоноцентризма в исследовании проблем публичного права, поскольку «установленные нормами российского права публичные статусы лиц имеют человеческое измерение».

   Лапаева В.В. полагает, что персоноцентризм определяет альтернативный позитивизму тип понимания права, при котором «право – это, прежде всего, права человека как абстрактного носителя неких сущностных свойств, обусловливающие сущностные характеристики самого права».

     В контексте реализуемого анализа безусловной ценностью и значительным познавательным потенциалом обладает позиция Четвернина В.А.,  которая в целом коррелирует с суждением Лапаевой В.В.

     Показательно, что личностный подход «заявляет» о себе в разработках специалистов, реализующих свой интеллектуальный поиск не только в области философии права или общей теории государства права, но и, что немаловажно, отраслевых юридических дисциплин.

    Так Комарова В.В. , обращая пристальное внимание на важные аспекты властеотношений и их конституционные параметры, констатирует: «В науке конституционного права субъекты конституционно-правовых отношений вообще и субъекты форм народовластия в частности – вопрос нерешенный». 

     К последовательным сторонникам того направления в науке, которое признает доминирующие позиции гражданина, приоритетность индивидуального субъекта публично-правовых отношений, его лидирующие позиции по отношению к другим, можно, как очевидно, отнести Комарова С.А. Ученый выделяет личность гражданина в качестве главного первичного субъекта политики и «предлагает» свою версию решения обозначенной Комаровой В.В. проблемы. Он считает, что «в политической жизни демократического общества гражданин представлен как автономный индивид, который самостоятельно делает свой политический выбор и обладает равными с другими политическими правами».  

     В такой же логике рассуждает и приходит к выводу о значимости индивидуального субъекта политико-правовых отношений, его активности Мамут Л.С. Следует признать справедливость его утверждения о том, что именно гражданин является основным субъектом легитимизации государства и устанавливаемого им порядка, выраженного в законе.  Авторитетный российский исследователь справедливо полагает, что «из разряда школьных премудростей истина: любого толка социальной системы нет без составляющих ее людей. Не менее элементарен и тезис, согласно которому нельзя сводить систему просто и только к известной совокупности людей. Но ведь реально единственными субъектами, акторами легитимности являются именно люди (их объединения). Кроме них генерировать, производить легитимацию больше некому». 

  Значительный эвристический ресурс усматривают в персоноцентризме Левакин И.В. и Яблонская А.Б. 

    Персоноцентристский исследовательский подход позволяет выдвинуть суждение о том, что индивид как человек, личность и гражданин с его взглядами, позициями и отношениями является созидателем всего политико-правового, поэтому необходимо задействовать его гуманитарный потенциал для решения задач созидания и реформирования публично-правовой сферы общества. Речь идет о творческих способностях гражданина, которому свойственны инициатива и ответственность, самостоятельность в делах и независимость во взглядах, способность к рефлексии и правовой рациональности, критичность и реалистичное восприятие политико-правовой действительности, неприятие патернализма, политико-правовая мобильность и креативность мышления.

    Познавательный ресурс персоноцентризма состоит в том, что акцент в характеристиках статусного публичного права и его субъектов должен быть поставлен не только на субъективных правах, обязанностях и ответственности, но и на психолого-правовых, духовно-нравственных и ценностных аспектах – правосознании, правовой культуре, ментальности, публично-правовой активности и т.п.

     Субстанционально статус субъекта публичного права в зависимости от избранного подхода видения можно представить разнообразно, однако центральным и базовым среди них будет тот, что производен и раскрывает идею прав и свобод человека и гражданина. Права человека в контексте настоящей темы представляют собой нравственное политико-правовое явление, которое, с одной стороны, выражает притязания личности на достойное существование, а в публичной сфере – притязание на признание, уважение и участие в решении общих дел. С другой стороны, права человека – это самообязывание лица уважать права и свободы другого (всех членов общества) и поддерживать установленный правопорядок. Таким образом, права человека в соотношении с публичным статусом представляют собой правообязанности. Абсолютно все права и свободы человека и гражданина значимы для понимания содержания публичного статуса, тем не менее, ведущую роль среди них все-таки играет группа гражданских (личных) и политических прав.

     Как  правовой институт статусное публичное право содержательно выражается на нормативном и правореализационном уровнях. На нормативном уровне он включает в себя совокупность различных отраслевых норм, регламентирующих права, свободы, обязанности и ответственность субъектов, т.е. в статике выражает совокупность общегражданской и специальной (компетентностной, служебной) правосубъектности физических лиц. Правореализационный уровень  является динамичной формой осуществления публичных (общегражданских и специальных) статусов и в качестве значимого элемента формирует правоотношения и правопорядок страны органического типа (т.е. правопорядок, адекватный правам и свободам человека и гражданина). Оба уровня нацелены на поддержание институциональной и функциональной достаточности, а также престижа государства и структур политической системы общества.

      Статусное публичное право оказывает информационное, ценностное, стимулирующее и ограничительное воздействие на все другие элементы правовой системы страны. Поскольку функция управления делами общества в настоящее время все более дифференцируется, то в зависимости от сфер публичной жизни целесообразно выделять следующие формы реализации статусного публичного права: осуществляемой, во-первых, в рамках государственной (законодательной, исполнительной и судебной) деятельности, во-вторых, в рамках гражданского общества. Каждая из форм имеет свои особенности, признаки и границы воплощения.

    Психолого-правовым инструментом, дающим «старт» механизму осуществления статусного публичного права, является публично-правовая активность его субъектов. Публично-правовая активность – это свойство субъектов действовать энергично, целенаправленно и избирательно в рамках имеющихся субъективных прав и юридических обязанностей в целях обеспечения и защиты прав и свобод человека, иных правовых ценностей, а также в целях формирования собственной личности, своих взглядов и установок. Интенсивность проявления публично-правовой активности может варьировать от высокой («борьбы») до низкой степени (осуществление прав, исполнение обязанностей). Ценность публично-правовой активности состоит в том, что она связывает, трансформирует нормативный уровень публичных статусов в эмпирический уровень –  правовые отношения и правопорядок на основе ценностей права и прав человека (т.е. в правопорядок органического типа). Публично-правовой активности присущи функции нонконформизма, управления и регуляции Гарантией публично-правовой активности субъектов-носителей публичных статусов, соответственно, и гарантией действенности (эффективности) статусного публичного права является совокупность общесоциальных условий в их взаимосвязи со специально-юридическими средствами. 

     Конструирование образа действий субъектов статусного публичного права по реализации своих статусов осуществляется посредством правосознания,   атрибутивными признаками которого является индивидуализированность,  уникальность, специфичность и оригинальность. Как явление духовно-нравственного порядка правосознание продуцирует творческое начало в механизме  перевода (либо нет) ценностных (метафизических) характеристик публичных статусов в практику реальных отношений. Правосознание в контексте исследуемой темы выполняет социально-преобразующую, познавательную, аксиологическую, идентификационную и  мировоззренческую функции.

     Субъект статусного публичного права, разумеется, является социокультурной переменной величиной, что и обусловливает использование  возможностей культурно-исторического подхода. Его значение  более всего проявляется в процессе  анализа  общественного правосознания. Например, культурно-исторический подход российского правосознания  показывает, что на начальной стадии (стадии самореализации) механизма социально-психологического действия статусного публичного права доминирует коллективное бессознательное – правовой менталитет. Правовой менталитет (как культурно и исторически обусловленная специфика национального мышления, глубинный уровень относительно устойчивой совокупности установок и предрасположенностей воспринимать государственно-правовую реальность и собственный публичный статус определенным образом) составляет своеобразный фон, который сказывается в первую очередь на обыденном уровне политико-правового сознания субъекта статусного права. Он оказывает мощное влияние на психические реакции, готовность воспринимать, интеллектуально обрабатывать, положительно или отрицательно оценивать те или иные факты и обстоятельства, принимать юридически значимые решения. Отсюда ясно, почему нельзя ожидать быстрых изменений в стереотипах мышления и поведения субъектов публичных отношений.

      Коллективное бессознательное в его влиянии на правосознание субъекта статусного публичного права в рамках отечественной правовой культуры имеет свои содержательные особенности. Это выражается в том, что российское государство, представленное в Конституции РФ как демократическое, правовое и социальное, а также политическая система, определенная Основным законом как адекватная политико-правовой культуре гражданского типа, на практике блокируются державнической доминантой политико-правовых представлений, укоренившихся в глубинах коллективного бессознательного российского народа, спецификой его правовой культуры, указывающей на этико-, тео- и системоцентристскую ориентацию в государственном и политическом управлении.

   На основании изложенного выше обоснованно можно утверждать следующее.

     Мировоззренческая основа исследования статусного публичного права включает  в себя, во-первых, представления классического позитивизма, позволяющего презентовать его (статусное публичное право) как институциональное нормативное образование, организованное на основе формальных и содержательных критериев. Во-вторых, в процессе рационального описания статусного публичного права заявляют о себе и непозитивистские теории сущности права и государства. К числу таковых относится либертарная юридическая теория, разработанная Нерсесянцем В.С. и его школой (Варламова Н.В., Лапаева В.В., Четвернин В.А. и др.). В-третьих, данная интерпретация государственно-правовой реальности дополнена также восприятием сущности права как системного явления, включающего в себя нормы, правовые отношения и ценности (Мальцев Г.В. ), и персоноцентристской методологией, суть которой состоит в человекоцентризме (Шафиров В.М., Честнов И.Л. и др.).

    Таким образом, в исследовании статусного публичного права представлен один из вариантов интегративного объяснения политико-правовой реальности, в том числе индивидуального и нормативного в ней.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика