Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о понятии экстрадиции в правоприменительной деятельности
Научные статьи
10.08.12 15:27

вернуться

 
ЕврАзЮж № 7  (50) 2012
Уголовно-процессуальное право
Рассказов С.С.
К вопросу о понятии экстрадиции в правоприменительной деятельности
В статье экстрадиция рассматривается как межсистемный, комплексный институт. Приводятся различные точки зрения зарубежных и отечественных исследователей на определение понятия экстрадиции. Анализируется правовая природа и раскрывается содержание института экстрадиции.

     При рассмотрении института экстрадиции, прежде всего, представляется целесообразным обратиться к понятийному вопросу. Впервые термин «экстрадиция» был использован в договоре 1781 г., заключенном королем Франции Луи XVI и принцем Базельским Бишопом, а затем применялся повсеместно в практике двусторонних договоров и в национальных законодательных актах.

    Экстрадиция представляет собой выдачу одним государством другому (иностранному) лица для привлечения к уголовной ответственности или исполнения вынесенного приговора; выдача иностранному государству лица, нарушившего законы этого государства.

     Современная доктрина преимущественно придерживается мнения о тождественности терминов «экстрадиция» и «выдача». Употребление термина «экстрадиция» известно и различным международно-правовым документам. 

      Противоположной точкой зрения является, на наш взгляд, не совсем корректное представление о выдаче как одной из форм реализации экстрадиции, наряду с отказом в выдаче, отсрочкой выдачи, временной передачей, экстрадиционным транзитом,  что приводит лишь к смешению понятий.

    В юридической литературе по проблеме дефиниции экстрадиции существуют различные точки зрения. Неоднозначный подход указанного понимания вытекает из неодинаковой оценки таких правовых явлений как действие уголовного закона в пространстве, отнесения самой выдачи к акту кары, выделения различных целей, круга субъектов анализируемого института.

     Так, по мнению Симсона Э., выдача в юридическом смысле есть акт судебной помощи и состоит в добровольной передаче лица, обвиняемого в преступлении, со стороны того государства, на территории которого это лицо находится, другому государству, потерпевшему от преступления этого лица и требующему передачи его.  С позиции Лоуренса Т., выдача преступников есть передача одним государством другому государству лица, находящегося на его территории и обвиняемого в совершении преступления на территории требующего выдачи государства, или лица, обвиняемого в совершении преступления за пределами территории требующего государства при условии принадлежности его гражданству и подсудности его юрисдикции.

    В приведенных определениях право требования выдачи распространяется лишь на лиц, обвиняемых в совершении преступления на территории иностранного государства, без учета обвиняемых, в отношении которых вынесен обвинительный приговор. Кроме того, не конкретизируются государства, которые могут требовать выдачи виновных лиц, обозначая их как «потерпевших от преступления».

    Советские правоведы, исследуя вопросы экстрадиции, обосновывали ее, исходя из действия уголовного закона в пространстве сочетанием территориального принципа с принципом гражданства.

    Так с точки зрения Соколова С., под экстрадицией или выдачей преступников понимается передача совершившего преступление индивида тем государством, на территории которого преступник находится, тому государству, на территории которого было совершено преступление, или тому государству, подданным которого является данный преступник.

    По мнению Шаргородского М.Д., выдача преступников – это передача преступника государством, на территории которого он находится, другому государству, для суда над ними или для применения к нему наказания.

     Разделяя позицию Шаргородского М.Д., Звирбуль В.К. и Шупилов В.П. отмечают, в свою очередь, что таковой следует считать акт правовой помощи, осуществляемой в соответствии с положениями специальных договоров и норм национального уголовного и уголовно-процессуального законодательства, заключающийся в передаче преступника другому государству для суда над ними или для приведения в исполнение вынесенного приговора.

       Анализ приведенных дефиниций позволяет выделить отсутствие следующих признаков, составляющих содержание понятия экстрадиции, характерные недочеты авторов:
1)    отсутствие указания либо ограничения целей экстрадиции;
2)    обозначение неполного круга субъектов;
3)    подмена четко процессуальных терминов «лицо, подлежащее уголовному преследованию», и «лицо, выдаваемое для исполнения приговора», абстрактным понятием «преступник»;
4)    отсутствие положения о возможности экстрадиции лишь при наличии требования о выдаче.

    Другой проблемой, связанной с терминологией, является некоторое расхождение понимания экстрадиции как процесса, то есть совокупности, множества юридических действий либо как единого действия – единого акта передачи. По этому поводу Галенская Л.Н. отмечала: «Доктрина единодушна в утверждении о том, что экстрадиция представляет собой процесс. Из приведенных определений видно, что авторы говорят об «акте», «передаче», «процессе». С этим мнением нельзя не согласиться». 

    Представляется, что вряд ли в данном случае можно говорить о доктринальном единстве, однако подчеркнем, что экстрадиция в любом случае является сложной системой логически взаимосвязанных действий.

    Приведенные точки зрения наглядно показывают, что большинство авторов при определении экстрадиции оперируют термином «передача». В национальном законодательстве термин «передача» используется для обозначения процедуры передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является. В международной практике, кроме того, указанный термин применяется для обозначения следующих процедур: 1) передача обвиняемых международным уголовным трибуналам; 2) передача лиц в рамках применения Европейского ордера на арест.

   Сходство выдачи и передачи осужденных заключается в том, что речь идет о перемещении лиц, в отношении которых вступил в законную силу обвинительный приговор суда в сферу исполнительной юрисдикции для обеспечения реализации этого приговора. Кроме того, в основе выдачи и передачи лежит взаимное признание приговоров и юрисдикции другой стороны, которое выражается в установлении преступнику национального режима для отбывания наказания по иностранному приговору и признании за каждой из сторон исключительного права на пересмотр своего приговора.

    В свою очередь можно выделить следующие основные критерии отличия экстрадиции от передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является:
    При экстрадиции речь идет о выдаче лица, осужденного судебными органами запрашиваемого государства; передаче подлежит лицо, осужденное запрашиваемой стороной (иностранным государством).

    Экстрадиции подлежат лица, подозреваемые, обвиняемые в совершении экстрадиционного преступления (лица, подлежащие уголовному преследованию), а также осужденные, то есть обвиняемые, в отношении которых вынесен обвинительные приговор (лица, выдаваемые для исполнения приговора); передаче подлежат только осужденные – иностранные граждане.

    Целями выдачи выступает уголовное преследование или исполнение приговора; цель передачи – отбывание передаваемым лицом назначенного лишения свободы на территории государства гражданства такого лица, эффективное достижение целей исправления и воспитания, адаптация осужденного на Родине.

    В отличие от выдачи, передача для исполнения наказания касается только гражданина того государства, куда направляется передаваемое лицо.
    Инициатива выдачи осужденного может исходить только от государства, вынесшего приговор и не имеющего возможности его исполнения ввиду нахождения пребывания осужденного в другом государстве; инициатором передачи для отбывания наказания – как государство вынесения приговора, так и государство исполнения приговора.

    Обязательным условием передачи для отбывания наказания является письменное согласие осужденного;  при экстрадиции, напротив, отсутствие согласия выдаваемого лица презюмируется.

    С запросом о выдаче может обратиться исключительно компетентный орган; с ходатайством о передаче для отбывания наказания  –   сам осужденный, его близкий родственник, законный представитель и адвокат. 

    Компетентным органом для выдачи является Генеральная прокуратура РФ;  компетентным органом для передачи лиц для отбывания наказания – соответствующие суда общей юрисдикции, а также Министерство юстиции Российской Федерации.

    Решение о выдаче принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителем; основанием передачи лица, осужденного судом Российской Федерации к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, а равно для передачи гражданина РФ, осужденного судом иностранного государства к лишению свободы для отбывания наказания в Российской Федерации, является решение суда.
Таким образом, рассматриваемые правовые явления представляют собой принципиально различные институты. В понятия «выдача» и «передача» вкладывается разное содержание, что делает их юридическую природу нетождественной.

    По вопросу о субъектном составе экстрадиции существуют различные точки зрения, содержание которых сводится к следующему.

      Ряд авторов утверждает, что субъектом выдачи могут быть лишь физические лица.  При этом к таковым относятся: 1) российские, иностранные граждане и лица без гражданства в случае их выдачи Российской Федерации; 2) иностранные граждане и лица без гражданства при их выдаче Российской Федерацией. Лицо, в отношении которого предъявлено требование о выдаче, может иметь двойное гражданство. В подобных ситуациях действует общий принцип: субъект, обладающий двойным гражданством, рассматривается как гражданин запрашиваемой стороны. Согласно другой точке зрения, субъектами выдачи являются соответствующие государства (запрашивающее и запрашиваемое).

    Более приемлемым в современных условиях представляется мнение Сафарова Н.А. о том, что экстрадиция предполагает вовлеченность в процесс выдачи трех субъектов – запрашиваемого государства, запрашивающего государства и индивида, который обвиняется в совершении преступления либо осужден к уголовному наказанию.

    Действительно, рассмотрение экстрадируемого лица в качестве объекта выдачи – ранее распространенная точка зрения. Совершенствование сферы защиты прав человека изменило государственно-ориентированную концепцию экстрадиции. Индивид отныне рассматривается не как объект процесса, чьи права зависят исключительно от заинтересованных государств, а как субъект, самостоятельно притязающий на защиту прав.
Тем самым данная позиция основана на двух факторах: во-первых, в понимании экстрадиции не как исключительно института международного уголовного права, но как межсистемного института; во-вторых, в связи с признанием концепции гарантий прав и свобод, безусловного соблюдения прав человека и гражданина в процессе экстрадиции.

    Важными составляющими правового института также являются устойчивость и специфичность метода правового регулирования. Применительно к институту экстрадиции к таковым, безусловно, относятся императивный и запретительный методы, устанавливающие властный порядок возникновения прав и обязанностей субъектов экстрадиционного правоотношения.

    К целям экстрадиции, на наш взгляд, относятся осуществление запрашиваемым государством уголовного преследования лица, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, под юрисдикцией которого он находится, а также приведение  в исполнение обвинительного приговора в отношении лиц, скрывающихся на территории иностранных государств.

     Изложенное позволяет возможным определить экстрадицию как межсистемный комплексный институт, представляющий собой деятельность, возникающую по поводу и в связи с доставкой лиц, подлежащих уголовному преследованию, и лиц, выдаваемых для исполнения приговора запрашиваемому государству на основании международного договора, национального законодательства или на основе принципа взаимности, в целях привлечения таких лиц к уголовной ответственности или исполнения наказания.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика