Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Этнополитическое единство современной России: в поисках национальной идеи
Научные статьи
14.08.12 11:48

вернуться


 
ЕврАзЮж № 7  (50) 2012
Право и политика
Акопян А.С.
Этнополитическое единство современной России: в поисках национальной идеи
В данной статье рассматриваются некоторые особенности обеспечения этнополитического единства современной России, и предлагаются рекомендации по формированию общенациональной идеи.

        
          
  
С момента распада Советского Союза в 1991 году народы России оказались перед необходимостью самоопределения как на международной арене, так и собственно внутри Российской Федерации. Наряду с возрождением этнического самосознания народов постсоветских государств возникла насущная проблема консолидации российской нации и выработки российской национальной идеи.

    На внешнеполитической арене Россия, исходя из новой геополитической реальности, была вынуждена переформатировать отношения с бывшими своими «оппонентами» из капиталистического лагеря; со своими бывшими союзниками из мировой системы социализма, а также решать целый комплекс проблем со вновь возникшими государствами на постсоветском пространстве, связанный с реализацией народами бывших союзных республик права на самоопределение в форме сецессии.

     Еще более сложный и противоречивый характер после «крупнейшей геополитической катастрофы» носило внутреннее самоопределение российских народов и формирование общенациональной идеи.

     И хотя В.В. Путин в одной из своих работ по национальному вопросу вполне определенно заявил, что «...русский народ давно самоопределился. Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром»,  но в то же время ведущий российский политик перечислил целый спектр современных проблем, связанных с реализацией на постсоветском пространстве права народов на самоопределение. Он заявил, что нынешние российские «национальные и миграционные проблемы напрямую связаны с разрушением СССР… С неизбежно последовавшей за этим деградацией государственных, социальных и экономических институтов». 

     Внутри страны основные приоритеты в области российского многонационального самоопределения, на наш взгляд, заключаются в создании современного государства с национально (в политическом смысле) действующими управленцами, функционирующего в интересах большинства граждан; построении современной рыночной, социально ориентированной экономики в России, обеспечивающей потребности граждан; организации духовной жизни народов страны на основе принципов паритета интересов национальных общин и их всестороннего партнерства, самоорганизации национальной жизни этносов, государственного патернализма и равноправного диалога со всеми национальностями.

     Для российского многонационального социума одной из основных задач геополитического уровня является выработка собственного геополитического проекта, который отражал бы универсальные принципы мирового общежития и одновременно отвечал бы интересам российского народа, основываясь на российской цивилизационной идентичности; формировал позитивный образ будущего, основанный на реалиях жизни, достижимый в обозримой перспективе (максимум – жизнь одного поколения) и подкрепляемый неуклонным повышением уровня жизни большинства населения страны.

   Следует отметить, что основой российской цивилизации и государственности является самоопределение российских народов на основе поиска и реализации универсальных, общезначимых принципов, культурно¬ценностных и духовно-нравственных оснований. С позиции этих оснований само государство мыслится как средство обеспечения безопасности общества в целом, а не как инструмент господства того или иного класса. Хотя все большее количество политологов указывают на факт отчуждения государства в интересах транснациональных корпораций и банков, превращаясь тем самым в инструмент реализации их интересов.

    История показывает, что в своем культурно-историческом становлении и развитии российская государственность и цивилизация являются своеобразной, проверенной временем цивилизационной моделью интеграции многих народов и представляют собой «страну стран» и «мир миров», а на современном этапе могут быть основой самостоятельного единого российского проекта глобализации.

     Формирование полномасштабной российской общенациональной идеи –  «это путь развития, поскольку здесь предстоит образовывать свои собственные мозги, а не надеяться на завоз чужих, создать свои базовые технологии и технологические платформы, построить новую национальную промышленную систему, конкурентоспособную мировой индустрии, кардинально поднять свои Дальний Восток и Сибирь, расселить семьи в удобные малоэтажные дома, осуществить демографическую революцию и создать на постсоветском убитом пространстве Новую большую страну»  – державу мирового уровня.

     И достижение возможно только при условии сформированной общероссийской идентичности. В наступившем тысячелетии России придется решать вопросы государственной самоидентификации исходя не только из новых реалий, но и обращаясь к «старым» идеям, которые уже пошли проверку временем. Среди них прочное место занимает идея сильного государства с мощной армией, идея возрождения России как великой державы и завоевания ею достойного места в современном мире, идея российского патриотизма и многообразия России в этнонациональном и конфессиональном смыслах. Эти и другие положения должны составить основу российской государственной и гражданской идентичности. В силу внутренних и внешних причин, прежде всего в результате смены общественного устройства страны и ее быстрого вовлечения в глобализационные процессы, неизбежно становление обновленной российской идентичности, учитывающей фундаментальные основы прошлого, перемены настоящего и тенденции будущего.

    Устойчивость российской цивилизации, так же как и любой другой, поддерживается приверженностью большинства населения к сохранению своих культурных ценностных представлений, своей концепции бытия, которая, формируясь исторически в определенных климатических и географических условиях, характеризовалась приоритетом идей коллективного спасения, общественных интересов над личными, расположением к духовным ценностям, важной, централизующей и структурирующей ролью государства.

    «Уникальность российской цивилизации состоит в том, что этносом, образующим как саму цивилизацию, так и государство как форму ее упорядочивания, выступает русский этнос. Интегрирующая, собирательная роль русского суперэтноса стала возможной в силу таких его императивов, как терпимость, толерантность, оказание поддержки и помощи. Более того, российская цивилизация немыслима без объединительной и смыслообразующей роли русского языка…». 

    Целый спектр мнений существует во внутрироссийском политическом дискурсе по поводу того, какая нация в России есть или какая нация нужна – российская или русская. И что, собственно, означают соответствующие понятия. 

     Негативное отношение многих русских к понятию «российский» связано с подозрением, что «российскость» является субститутом советскости, которая в определенные периоды во многом была основана на подавлении рус-скости. Эти подозрения основываются на том, что на протяжении всего периода советской истории – от Ленина до Горбачева – существовал общий политический знаменатель, который серьезно ослаблял процесс формирования русского этнического самосознания, все более и более стирая его отличие от сознания наднационального. Речь идет о борьбе, пусть и не всегда последовательной, всех советских режимов против русского национализма. «Систематическое ограничение русского национализма было той ценой, которую советское руководство было готово заплатить за сохранение многонационального государства».

      «Нерусские, в свою очередь, склонны усматривать в «российскости» новое издание советскости в смысле русификаторского давления, существовавшего  в иные периоды советской национальной политики».  

    Таким образом, у разных этнических групп России можно наблюдать некоторое рассогласование между пониманием как «русскости», так и «российскости» в процессе многонационального самоопределения. «Национальные» субъекты Российской Федерации (а скорее – национальные элиты и обслуживающая их национальная интеллигенция) зачастую игнорируют тот факт, что «российскость» в очень большой степени основана на «русскости». Но в то же время  в русском национальном движении существует ошибочная точка зрения, в которой «российскость» полностью отождествляется с «русскостью» и полностью ею исчерпывается.

    По нашему мнению, никакого антагонизма между «русскостью» и «российскостью» не существует. Гражданская нация в нашей стране не может быть другой, кроме как российской. А «русскость» подразумевает соответствие носителя определенному культурному стандарту и самоидентификацию индивидов как русских. Подобное прочтение позволяет включать в русскую общность новых ассимилированных членов и поддерживать связь с соотечественниками за границей.

     Именно при наложении «российскости» как политического концепта гражданской нации и «русскости» как культурной идентификации получается жизнеспособная концепция российского многонационального самоопределения. «Русскость» как открытая категория предлагает всем желающим стратегию ассимиляции, но в то же время «русскость не может быть всеобъемлющей, потому что миллионы граждан России ассимилироваться и идентифицировать себя как русских не хотят. Равенство их гражданских прав с русскими и комфортное сосуществование в одном с ними государстве обеспечивает концепция российской нации».  При этом «от своих нерусских граждан, как и от тех мигрантов, которые подолгу живут и работают в России, не имея гражданства, государство вправе требовать не ассимиляции, но аккультурации, понимаемой не как идентификации себя как русских, но освоения русского языка как языка социальной коммуникации российской нации, а также определенных норм общественного поведения, принятых как в русской среде, так и среди аккультурированных с русскими групп».  Иными словами, усвоения и выполнения российского цивилизационного стандарта.

    Необходимо заметить, что Россия смогла дать многочисленным этносам, в разное время вошедшим в ее состав, прикосновение к более насыщенной, интересной, модернизированной исторической жизни, чем та, которая была их уделом до того. Ведь конечная политика России на территориях исконного проживания народов ставит целью не геноцид или ассимиляцию проживающих там этнических групп, не ущемление их, а усвоение ими общероссийского цивилизационного стандарта, сформированного на основе стандарта русского. Однако в конце XX века в России фактически сложилась ситуация, когда в результате стремительного «одичания» многих регионов наряду с цивилизационным стандартом русских (также существенно деградировавшим не без помощи властей – И.Т.) фактически образовался «варварский» цивилизационный стандарт. «Сосуществование этих двух несовместимых стандартов является, по сути, главным источником этнической и социальной напряженности в современной России». 

    С 2008-го года российская власть впервые после распада СССР заговорила в терминах большого геополитического наднационального проекта. Мировоззренческие основы внешней политики под воздействием непреодолимых противоречий с Западом все чаще стали формулироваться в категориях цивилизационной принадлежности. Кроме того, претензии на статус вели-кой державы вынудили наконец российское руководство попытаться сформулировать цели внешней политики в терминах, выходящих за рамки национальных интересов.
К настоящему моменту российские власти сформулировали два возможных подхода к формированию общенациональной идеи. Один был впервые озвучен Дмитрием Медведевым в Берлине в июне 2008 года: «В результате окончания «холодной войны» возникли условия для налаживания подлинно равноправного сотрудничества между Россией, Евросоюзом и Северной Америкой как тремя ветвями европейской цивилизации». Министр иностранных дел Сергей Лавров, повторяя тезис о трех ветвях, одновременно говорит о том, что принятие западных ценностей – это лишь один из подходов. Россия же, по его словам, намерена продвигать другой подход, который «заключается в том, что конкуренция становится подлинно глобальной, приобретая цивилизационное измерение, то есть предметом конкуренции становятся в том числе ценностные ориентиры и модели развития». Летом 2009 г. Лавров, выступая в латвийской русскоязычной газете, уже использовал понятие «большая российская цивилизация».

     Скорее всего, эти два подхода не противоречат, а дополняют друг друга. Один может быть обращен к Западу, другой – к соседним государствам и соотечественникам. Представление о России, как отдельной и особой цивилизации, с одной стороны, позволяет легко парировать критику недемократичности государственного устройства современной России. С другой – дает возможность вполне современно, в духе XXI века, интерпретировать «русский вопрос»: российская цивилизация – это наше государство вместе с Русским миром, который включает в себя всех, кто тяготеет к полю русской культуры.

    Суть российской общенациональной идеи в условиях вызовов глобализации предельно проста – успешное богатое справедливое и заботящееся о людях социальное государство, привлекательное в качестве примера для подражания своим соседям. Россия должна быть пространством не для воров и обманщиков, не для коммерческих и силовых олигархов, не для западных и восточных миссионеров — Россия должна быть пространством для россиян.

Ближайшими задачами общероссийского проекта могут стать пять безусловных национальных приоритетов:
•    Остановить и компенсировать демографическое вырождение.
•    Найти адекватные ответы на угрозу геополитического схлопывания (здесь главную опасность представляет не столько политический сепаратизм, сколько социальное отчуждение многих российских территорий в сочетании с социально-экономическим притяжением зарубежных центров глобальной конкуренции).
•    Преодолеть культурную деградацию нации.
•    Максимально эффективно использовать природно-ресурсные возможности страны для обеспечения устойчивого и поступательного социально-экономического развития.
•    Провести управленческую революцию в государственном аппарате, госсекторе и всей сфере финансируемых из госбюджета публичных услуг.

    Следующей проблемой, требующей оперативного разрешения, является налаживание осмысленной внутрироссийской жизни на основе исторически сформировавшейся российской цивилизационной идентичности и ментальности, главным стержнем которой, как мы указывали ранее, является русский цивилизационный стандарт. Как писал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: «На мой взгляд, качество жизни по-настоящему определяется ощущением ее полноты и осознанием ее смысла».

     Различные философы, писатели, государственные деятели давно уже выделили особенности русского национального характера, которые легли в основу российского менталитета и цивилизационного стандарта: предпочтение общего – личному; глубокая религиозная или идейная убежденность; уважение к государственной власти, при твердом убеждении, что власть обязана заботиться о своих подданных; добровольное ограничение личных потребностей; отрицание культа денег и неприятие неправедного обогащения; соборность; почитание культуры и традиций предков; готовность к жертвенному служению Отечеству и ряд других черт.

     Как представляется, именно на этой духовной основе и должно строиться взаимодействие власти и общества, различных этнических групп российского социума между собой.

     Навязывание же глобализирующейся частью российской элиты народам России стереотипов поведения, ведущих к разрушению духовно-нравственных основ российской цивилизации, при одновременной дискредитации отечественной истории, культуры, традиционных религий и нравственных ценностей, выступает в глазах населения как своего рода духовная опасность, порождающая ответные действия.

      Явное падение нравственности и культурная деградация многонационального российского социума не могут не приводить к снижению общей рациональности восприятия действительности, пустотам в общественном сознании, общественной психологии и, как следствие, в поведении. Они начинают заполняться всевозможными симулякрами, легко воспринимаемыми, маскирующимися под собственно духовные. Этим пользуются в своих целях политические факторы, внедряя в общественное сознание определенные социальные мифы и стереотипы (в том числе  этнические), помогающие достигать собственные цели.

    Подобные действия проявляются в попытках различных сил разыграть «националистическую карту». С одной стороны – «раскрутить маховик» т.н. «русского национализма / фашизма» для «переключения» протестного потенциала большинства русского населения с коррумпированной и непрофессиональной «элиты» на другие этносы. С другой – в завуалированной форме в сознание населения ряда национальных республик внедряются стереотипы о превосходстве отдельных этносов над «вымирающими спившимися русскими баранами / свиньями»; мифы о «геноциде» Россией народов и насильственном включении территорий тех или иных республик в состав Российской Федерации.

     В российском обществе остро стоит проблема формирования современной национальной и этнонациональной политики и решение наиболее острых вопросов межнациональных отношений.

     Российское государство, провозгласив в Конституции России суверенитет от имени «многонационального народа», должно отстаивать интересы и права граждан и их коллективных общностей независимо от их этнической и расовой принадлежности. При этом целью национальной политики должно стать обеспечение условий для сохранения и развития культур народов, повышение их благосостояния и развития взаимообогащающего партнерства.

      Лозунгом национальной политики может быть «единство в многообразии», т.е. Россия и гражданская общность россиян основывают свою целостность, создавая государство, децентрализованное на принципах федерации, а также административной и культурной автономий. При этом важно учитывать – как Россия с ее краями и областями не есть государство только одних русских, так и каждая из входящих в ее состав республик не есть государство одного из народов. Республики создаются не для того, чтобы провозгласить их территорию принадлежащей только одному «коренному народу» / «титульной нации», а всех остальных поставить в приниженное положение и ограничивать их в гражданских правах.  Напрашивается вывод о том, что в России сама идея предоставления каких-либо прав по этническим основаниям неэффективна и даже взрывоопасна.

     Именно деэтнизация государственности и разгосударствление этничности применительно ко всем этническим общностям и ко всем субъектам Российской Федерации и создает условия государственного самоопределения граждан страны как с русской, так и со всякой другой самоидентификацией. И только в этой парадигме разумной альтернативой идее Русской Республики в составе России можно считать деэтническую концепцию укрупнения субъектов Российской Федерации на основе экономически обоснованного районирования страны.

    «Основным инновационным принципом в сфере формирования новой национальной политики является создание условий для преодоления искусственной политизации этносов и сохранения традиционной территории России в качестве суверенного государства».

     Политизация этносов означает процесс, в результате которого этнические общности становятся политическими силами, участвующими в политической борьбе за власть, и который предполагает наличие организаций (национально-культурных автономий, правозащитных центров, неправительственных объединений, в том числе этнических и конфессиональных), а также лидеров, якобы выражающих «волю своего народа» и соответствующих политических программ, нацеленных на политическое отделение определенных территорий. Принцип политизации этничности достигает своего логического предела в этнотерриториальном делении, то есть наделении этнических меньшинств национально-государственным статусом.

    Одной из основных, а может быть и главных проблем формирования российской общенациональной идеи является нерешенность «русского вопроса», при том, что, с точки зрения некоторых ученых и существующих международных стандартов, Россия – не многонациональное, а мононациональное государство русской нации или, как выразился замечательный публицист В. Цымбурский: «Россия – это гигантский остров внутри континента, русский остров с иноэтническими вкраплениями»  (численный состав русских – 81,5 % – намного превышает две трети населения, при этом ни одна другая этническая общность не выходит за пределы 10 %). По составу населения Россия весьма однородна – как количественно (в смысле преобладающей доли русского населения), так и качественно (по степени культурно-лингвистической унификации). Иными словами, Россия «многонациональна» (точнее – «многоэтнична») не потому, что в ней есть этнические меньшинства, а потому, что они возведены в ранг наций, и им придан государственный статус.

     Надо прямо сказать – положение русского народа как государствообразующего этноса напрямую определяет безопасность и целостность российского государства, т.к. именно русские являются «связующим раствором» страны, стабилизирующей силой, само наличие которой позволяло предотвратить многие конфликты. Применительно, например, к Кавказу, выдавливание из региона русских при попустительстве федеральных властей будет означать дальнейшую архаизацию жизни региона и скатывание его к межплеменным распрям.

    Что необходимо сделать для преодоления негативных явлений, возникших в процессе самоопределения народов в постсоветский период, и гармонизации межэтнических противоречий в настоящее время?

    Прежде всего, кардинально развернуть политический и экономический курс страны в интересах большинства населения, создав прочную материальную базу устойчивого развития страны.

     Необходима скорейшая доработка имеющихся доктринальных документов в области межнациональных отношений (прежде всего – Концепции государственной национальной политики РФ, которая была утверждена Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1996 года), провозглашение целей построения единой российской гражданской нации с сохранением особенностей национальных культур.

    Во-вторых, перестать формировать мифы о «русском фашизме» и демонизировать отдельные «нерусские» этносы. Как в русском и в многочисленных других российских народах, большинство людей давно и прочно усвоили общероссийский цивилизационный стандарт добрососедства, терпимости и сотрудничества, а для отдельных нежелающих выполнять веками выработанные правила общежития в нормально функционирующем государстве всегда найдутся на просторах нашей великой Родины «места не столь отдаленные».

    В-третьих, через придание российской политике формата публичного диалога, укрепление институциональных основ политической конкуренции, публичной экспертизы и ответственности создать механизм элитного отбора и стратегического лидерства  для обновления коррумпированной непрофессиональной безответственной т.н. российской «элиты», добавившей к собственному социальному гнету населения еще и этнический налог на содержание этнонациональных кланов.

    В-четвертых, создать эффективную, некоррупционную, независимую правоохранительную систему с режимом «нулевой толерантности» к этническим преступным сообществам.

    В-пятых, особой заботы требует «становой хребет» российской государственности – русский народ и комплиментарные ему этносы. Не на словах, а на деле дать работу; обеспечить современные социальные стандарты в образовании, жилье, здравоохранении; прекратить демографическое и интеллектуальное вырождение нации через поддержку рождаемости и снижение смертности и т.п. В качестве одного из основных показателей эффективности деятельности местных властей в национальных республиках (а может быть и величины федеральных трансфертов) использовать показатели направленности этнических потоков и представленности в местных органах этнонациональных республик «нетитульных» национальностей. И тогда может и не понадобиться Русская республика.

    В-шестых, самоорганизация русского народа с целью принуждения государства к добросовестному выполнению закрепленных за ним функций.

    В-седьмых, формирование в обществе понимания того, что в условиях глобализации сохраниться и выжить в исторической перспективе народы России смогут только вместе при пропаганде и поддержке этнического и культурного разнообразия Российской Федерации.

    В-восьмых, в духовной сфере формировать единую российскую национальную идентичность на собственном цивилизационном фундаменте и выработать на этой основе единую гражданскую культуру.

    В-девятых, как долгосрочная и чрезвычайно продуманная цель – перестроение деления России от национальных (этнонациональных) республик к укрупненным административным территориям (землям), создаваемым на основе экономически обоснованного районирования, через выравнивание статусов республик, областей, краев и т.п.

  И, наконец, понимать истинную цель «заботы» зарубежных «партнеров» о «порабощенных народах» России и блокировать всеми доступными способами их антироссийскую деятельность.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика