Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Особенности разрешения корпоративных конфликтов. Детективное агентство
Научные статьи
14.08.12 13:52

вернуться


 
ЕврАзЮж № 7  (50) 2012
Право и экономика
Данельян А.А.
Особенности разрешения корпоративных конфликтов
В данной статье предлагается авторская трактовка определения «корпоративный конфликт», анализируются законодательные основы регулирования корпоративных cпоров, в том числе в предприятиях с участием иностранного капитала.

   При перевозке продуктов питания дорог каждый день, и только профессионалы, осведомленные обо всех особенностях их растаможки, могут провести их максимально быстро. Растаможка продуктов питания вся подробная информация на сайте http://vfgastronomie.com

Происходящие в последние годы во всех сферах жизни российского общества значительные перемены придали особенную актуальность в политических и научных кругах проблеме корпоративных конфликтов. Данная проблема стала объектом активных междисциплинарных исследований.

     Несмотря на частое использование в повседневной жизни и практике термина «корпоративный конфликт», в российской правовой доктрине до настоящего времени  понятие корпоративного конфликта не раскрыто.

      Автор данной статьи в одной из своих работ предлагает следующее определение корпоративного конфликта: «Корпоративный конфликт – это спор между участниками корпорации, либо между участником(ми) корпорации и корпорацией, объектом которого являются корпоративные правоотношения, а также иные правоотношения, связанные с деятельностью корпорации, либо с требованиями, предъявляемыми в интересах корпорации, а также спор между участником(ми) корпорации или корпорацией, с одной стороны, и иными лицами (исполнительные органы корпорации, держатель реестра владельцев ценных бумаг, депозитарий, внешний инвестор), с другой стороны, если он затрагивает или может затронуть отношения внутри корпорации, обусловленный противоположными целями и интересами сторон конфликта в связи с желанием контролировать и направлять поведение другой стороны, либо изменить свой статус и юридическое состояние».

     Корпоративные конфликты являются разновидностью юридических конфликтов. При этом корпоративные конфликты имеют свои особенности, определяемые спецификой корпоративных правоотношений.

     Как отмечал О. Осипенко «… корпоративный конфликт не всегда выражает явный антагонизм интересов и соответствующих им намерений враждующих сторон. Компромиссность – природное свойство реальных корпоративных взаимоотношений. И это верно не только для доконфликтных и внеконфликтных состояний, но и для выхода из корпоративного конфликта: стороны порой проявляют поразительную склонность к отступлению от своих принципиальных стартовых позиций». 

    Учитывая особенность корпоративных конфликтов, законодатель Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ ввел в арбитражный процессуальный кодекс РФ специальную Главу 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам».

   В соответствии с указанной главой, к корпоративным спорам законодатель относит:
1) споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
2) споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;
3) споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее – участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
4) споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц;
5) споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
6) споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
7) споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
8) споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
9) споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

    До принятия вышеуказанной Главы 28.1 АПК РФ в общей форме возможность судебного разрешения корпоративных конфликтов была закреплена в отечественном законодательстве в Конституции и Гражданском кодексе: ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод; ст. 11 Гражданского кодекса РФ устанавливает судебную защиту гражданских прав. Указанные общие положения находят свое развитие в законодательстве, регулирующем корпоративные правоотношения.

     Например, участник корпорации имеет право обжаловать в судебном порядке решения, принятые общим собранием участников корпорации или советом директоров корпорации с нарушением требований действующего законодательства (п. 7 ст. 49; п. 6 ст. 53; п. 7 ст. 55; п. 5 ст. 68 ФЗ «Об акционерных обществах»; п. 1, п. 3 ст. 43 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; п. 1 ст. 8; п. 6 ст. 15 ФЗ «О производственных кооперативах»; п. 1 ст. 11 ФЗ «О потребительской кооперации»).

     Действующее законодательство предоставляет корпорации или ее участнику право обратиться в суд с иском к члену совета директоров, генеральному директору, управляющему корпорации о возмещении убытков, причиненных корпорации их виновными действиями (п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах»; п. 5 ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

     Участнику корпорации также предоставляется право требовать в судебном порядке перевода на себя прав и обязанностей покупателя акций, доли (в зависимости от организационно-правовой формы корпорации) при продаже их с нарушением преимущественного права приобретения (п. 3 ст. 7 ФЗ «Об акционерных обществах»; п. 4 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

       Согласно п. 2 ст. 45 ФЗ «Об акционерных обществах», участник корпорации, созданной в форме акционерного общества, может обжаловать в суд отказ от внесения записи в реестр акционеров общества.
В соответствии со ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», участник корпорации, созданной в форме общества с ограниченной ответственностью, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности.

     Согласно п. 6 ст. 22 ФЗ «О производственных кооперативах», член производственного кооператива имеет право обжаловать в судебном порядке решение об исключении его из кооператива.

    Приведенный перечень оснований для судебной защиты нарушенных прав участников корпорации является неполным. В действующем законодательстве содержатся и иные основания для обращения в суд с целью разрешения корпоративных конфликтов.

    Наиболее эффективной формой защиты прав участников корпорации является судебная защита, осуществляемая путем обращения с иском в компетентную судебную инстанцию. В соответствии с установленной процессуальным законодательством подведомственностью указанные права подлежат защите в суде, арбитражном суде и третейском суде.

    Статистика, характеризующая деятельность арбитражных судов, свидетельствует о том, что судебный порядок разрешения корпоративных конфликтов используется достаточно широко. Вместе с тем следует отметить, что в силу ряда факторов судебный порядок разрешения конфликтов в сфере корпоративных правоотношений во многом еще не реализовал заложенные в нем возможности.

    В судебных органах подлежат рассмотрению иски, связанные как с прямым, так и  косвенным нарушением прав участников корпорации. Иски, связанные с прямым нарушением прав – это иски участников корпорации о защите своих прав и законных интересов.

    Косвенным (производным) иском, по мнению некоторых специалистов, именуется иск участника или группы участников корпорации против должностных лиц корпорации. Он рассматривается как правовое средство воздействия отдельного участника корпорации или группы участников-совладельцев корпорации на его должностных лиц (менеджеров, управляющих).

Производные иски отражают возможности корпорации или группы ее участников принудить менеджеров корпорации к определенному варианту поведения, разрешая тем самым конфликты между участниками корпорации и ее руководителями. К числу косвенных (производных) исков относят также иск участников дочернего общества или товарищества о возмещении основным обществом (товариществом) убытков, причиненных им по вине последнего (п. 3 ст. 105 Гражданского кодекса РФ).

    Возможность предъявления иска участниками корпорации против ее должностных лиц в общей форме установлена пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ и в зависимости от вида юридического лица конкретизирована, например, в Федеральных законах: «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О сельскохозяйственной кооперации» и других.

    Таким образом, возможность правового воздействия отдельных членов корпорации на ее управляющих не ограничивается рамками коммерческих отношений, а является одной из характерных черт любого корпоративного правоотношения, основанного на добровольном объединении и материальном участии в достижении общей цели.

    По мнению авторов, предлагающих использовать подобную терминологию, своеобразие и правовая сущность косвенного (производного) иска состоит в том, что истцы с его помощью защищают свои права и законные интересы не прямо, а опосредованно, через защиту прав и интересов корпорации как самостоятельного субъекта корпоративных отношений.

    Различие между прямыми и производными исками можно проиллюстрировать на примерах. К числу прямых исков относятся: 1) иск, основанный на договоре между корпорацией и ее участником; 2) иск о принудительной ликвидации корпорации; 3) иск, основанный на недобросовестных действиях директоров при покупке или продаже акций отдельного акционера; 4) иск, основанный на нанесении вреда личности или имуществу участника корпорации; 5) иск против директоров за предоставление неверных сведений о стоимости активов корпорации; 6) иск о защите права голоса участника корпорации и права инспектировать отчетность корпорации; 7) иск о запрете совершать акт, выходящий за пределы компетенции директоров; 8) иск о принудительной выплате объявленных дивидендов; 9) иск о признании неправомерными действий лица, осуществляющего ведение реестра владельцев ценных бумаг акционерного общества; 10) иск о прекращении полномочий на ведение дел полного товарищества и др.

    Примерами производных исков могут служить следующие иски: 1) иск по возмещению ущерба, возникшего по причине халатного управления корпорацией, вызвавшего снижение стоимости активов; 2) иск к покупателю имущества корпорации с целью признания этой сделки недействительной; 3) иск о возмещении вреда, нанесенного имуществу корпорации третьими лицами; 4) иск о возмещении ущерба, причиненного актом, совершенным за пределами правоспособности; 5) иск, основанный на договоре между корпорацией и третьими лицами; 6) иск, основанный на решении совета директоров заблокировать возможное присоединение корпорации к другой (или другим) корпорации, которое тем самым лишило участников возможности продать акции (долю, пай) по более высокой цене и др.

    При предъявлении производного иска корпорация, как отмечалось ранее, становится соответчиком. Практика показывает, что корпорация в большинстве случаев занимает нейтральную позицию в споре, поскольку от нее не требуется предпринимать какие-либо юридические действия в ходе процесса. Возмещение по производному иску идет в пользу корпорации.

    При судебном разбирательстве в рамках производного иска истцы должны подтверждать документально свой членский статус в корпорации. Отдельные законодательные акты предусматривают дополнительное требование для предъявления иска участником корпорации. Например, в соответствии с п. 5 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», не всякий акционер или их группа может предъявить в суд иск о возмещении причиненных ему убытков действиями (бездействием) должностных лиц корпорации. Таким правом обладают лишь акционеры (акционер), владеющие в совокупности не менее чем 1 % размещенных обыкновенных акций общества.

    Аналогичное правило в отношении другого рода требований закреплено в статье 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В соответствии с указанной статьей, требовать исключения из общества одного из его участников в судебном порядке вправе лишь те участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее 10 % уставного капитала.

    Порядок рассмотрения дел в арбитражном суде по корпоративным спорам имеет ряд особенностей. Прежде всего, законодателем установлены дополнительные требования к содержанию искового заявления по корпоративным спорам: в исковом заявлении, помимо общих положений, должны быть также указаны: 1) государственный регистрационный номер юридического лица;  2) содержащийся в едином государственном реестре юридических лиц адрес (место нахождения) юридического лица (п. 1 ст. 225.3 АПК РФ).

Арбитражный суд извещает юридическое лицо о принятии искового заявления по корпоративному спору к производству, об изменении основания или предмета иска путем направления этому юридическому лицу копий соответствующих судебных актов по адресу, содержащемуся в едином государственном реестре юридических лиц, не позднее следующего дня после дня вынесения соответствующих судебных актов (п. 2 ст. 225.4 АПК РФ).

     В определении о принятии искового заявления арбитражный суд может указать на обязанность юридического лица уведомить о возбуждении производства по делу, предмете и об основании заявленного в арбитражный суд требования, об иных обстоятельствах спора участников этого юридического лица, лиц, входящих в его органы управления и органы контроля, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на эмиссионные ценные бумаги этого юридического лица (п. 3 ст. 225.4 АПК РФ).

     Принятие обеспечительных мер при рассмотрении корпоративных споров не должно приводить к фактической невозможности осуществлять юридическим лицом  деятельность или к существенному затруднению осуществления им деятельности, а также к нарушению этим юридическим лицом законодательства Российской Федерации (ст. 225.6 АПК РФ). 

     Отдельно следует отметить рассмотрение корпоративных споров в арбитражных судах с участием иностранных лиц и предприятий с участием иностранного капитала. Компетенции арбитражных судов по рассмотрению корпоративных споров с участием указанных лиц  посвящена отдельная 32 глава кодекса.

     В статье 247 АПК РФ определен перечень дел по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций. При этом к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц статья 248 АПК относит, в частности, дела: по спорам о признании недействительными записей в государственные реестры, а также по спорам, связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории Российской Федерации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц, т.е. по корпоративным спорам. Таким образом, рассмотрение корпоративных споров с участием иностранных лиц является исключительной компетенцией арбитражного суда.

    Субъекты корпоративного конфликта, обращаясь в суд, рассчитывают на законное и справедливое разрешение конфликта. Этому способствуют существующие процессуальные гарантии, позволяющие исправлять возможные судебные ошибки. Наличие механизма исправления судебных ошибок, обеспечивающего вынесение, в конечном счете, законного и обоснованного решения, является значимой стороной судебного порядка разрешения конфликта.

    В действующем законодательстве исправление судебных ошибок производится в форме апелляционного и кассационного производства, а также пересмотра решений в порядке надзора.

    Порядок обжалования судебных решений часто подвергался критике за процедуру, способствующую волоките. В связи с этим заслуживает поддержки введенная процедура апелляционного обжалования решений, суть которой сводится к праву заинтересованных лиц на повторное рассмотрение дела по существу судом второй инстанции.

    Апелляционное производство позволяет более полно гарантировать реализацию права на судебную защиту, так как вторичное рассмотрение дела должно способствовать сокращению числа судебных ошибок. Апелляционное производство способствует сокращению судебной волокиты, поскольку апелляционный суд не может передавать дело в суд первой инстанции, а при наличии к этому оснований должен вынести новое решение по существу, которое вступает в законную силу и, тем самым, не создает длительную неопределенность с разрешением конфликта.

     Надзор за вступившими в законную силу судебными актами является исключительной стадией процесса, учитывая то обстоятельство, что пересмотр решения спустя длительное время после его вынесения самым существенным образом может затронуть права и интересы третьих лиц.

    Обращение с заявлением о пересмотре в порядке надзора судебного акта должно исходить, прежде всего, от сторон спора, то есть субъектов конфликта. Без их заявления возбуждение надзорного производства возможно по представлению прокурора только в случаях, когда это вызывается общественными интересами. Важным является то обстоятельство, что не может быть отменено в порядке надзора по формальным основани- ям правильное по существу решение суда.

    Корпоративный конфликт может считаться разрешенным с помощью суда лишь постольку, поскольку судебное решение исполнено. От совершенствования механизма исполнения судебных решений сегодня в немалой степени зависит эффективность судебного порядка разрешения корпоративных конфликтов.

     Одной из основных причин, по которым спорящие стороны пытаются находить иные, порой незаконные методы преодоления корпоративных конфликтов, является то, что существующие сегодня правила и механизмы исполнения судебных решений не во всех случаях оказываются надежными и эффективными.

    Проблема исполнения судебных решений является мало исследованной. Обычно исследования судебного процесса останавливались на стадии решения, все остальное предполагалось само собой разумеющимся и носящим прикладной характер. Однако в последнее время оказалось, что существующий механизм исполнения судебных решений недостаточно эффективен. Он сложился под влиянием бытовых споров, когда имущественные отношения с участием граждан не получали широкого развития, состав и стоимость имущества, находящегося у граждан, не требовали сложных процедур при обращении на него взыскания.

    В рамках судебных способов разрешения корпоративных конфликтов необходимо указать и на административный способ их разрешения. В соответствии с п. 2 ст. 11 Гражданского кодекса РФ, защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суде.

     Административный способ разрешения корпоративных конфликтов предполагает обращение за защитой в административные органы и привлечение виновных лиц к административной ответственности за правонарушения в корпоративной сфере, например, на рынке ценных бумаг. Важную роль в этом процессе играет деятельность федеральной службы по финансовым рынкам и ее региональных отделений, а также федеральной антимонопольной службы и др. Нормативно-правовой базой данной деятельности являются ФЗ «О рынке ценных бумаг», ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ФЗ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и др.

    Административные органы могут использовать такие меры административного воздействия, как составление предписаний и наложение штрафов. Административный кодекс включает в себя составы административных правонарушений, за которые могут быть привлечены к административной ответственности участники корпоративных правоотношений. Однако административные штрафы, в соответствии с действующим законодательством, может налагать только суд. В связи с этим процессуальное законодательство содержит правовые нормы, регулирующие порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.

     Судебная система является неотъемлемым элементом государственного механизма регулирования конфликтов. Она достаточно эффективно функционирует в отраслях публичного права и вместе с тем стоит на страже законных прав и интересов участников в гражданско-правовой сфере, в том числе корпоративной. Вместе с тем, корпоративные конфликты в диспозитивной сфере гражданско-правовых отношений зачастую не требуют обязательного судебного регулирования.

    Представляя себе последствия перевода корпоративного конфликта в суд, участники конфликта пытаются найти иные способы урегулирования разногласий, когда конфликт разрешается по воле и согласию противоборствующих сторон.

    Конфликт и консенсус – важнейшие характеристики правовой системы. Консенсус основывается на стабильном согласии сторон, заинтересованных в разрешении конфликта, требует положительного решения на основе согласования позиции, компромисса, сотрудничества. 

    Неформальные способы и процедуры регулирования корпоративных конфликтов являются более мягкими и доверительными, что предопределяется предметом спора и согласованной позицией сторон о форме разрешения разногласия. 
 
       Юридическая конфликтология разрабатывает общие принципы разрешения конфликтов. Это знание является теоретической базой для отраслевых дисциплин, в том числе корпоративного права.

     Юридическая конфликтология дает критерии оценки, эффективности и обоснованности использования консенсуальной формы разрешения споров в различных отраслях права. Вполне уместно определение консенсуальной формы разрешения корпоративных конфликтов как альтернативной.

    Изначально значение слова «альтернативный» ассоциируется с необходимостью выбора одного из двух возможных решений, поскольку его происхождение восходит к латинскому слову alter – «один из двух». Впоследствии употребление данного слова распространилось и на выбор из большого количества вариантов. Когда употребляют прилагательное «альтернативный», под этим уже понимают ситуацию, предполагающую многовариантность, определенный набор решений и их последствий.

    Однако современное преобладающее значение слова «альтернативный» относится, скорее, к смысловому содержанию как «противопоставленный» общепризнанному, уже долго и прочно одобренному и принятому обществом. Подобная ситуация сложилась с «альтернативными методами» разрешения споров и конфликтов.

    В развитых странах Запада альтернативные методы разрешения корпоративных конфликтов представлены достаточно широко, что определяется высоким уровнем развития рыночной системы.

    Значительное количество публикаций, появившихся в последнее время, посвящено именно зарубежному опыту альтернативных процедур разрешения корпоративных конфликтов. За рубежом альтернативными способами разрешения споров рассматриваются от четверти до половины всех корпоративных конфликтов, а кое-где эта цифра выше. В некоторых государствах суды вообще не принимают соответствующие дела до рассмотрения их у медиатора. 

    Например, в США постепенное распространение альтернативных процедур разрешения корпоративных конфликтов, рост популярности этих процедур привели к существованию их многообразных форм. Так сегодня американские юристы насчитывают около двадцати альтернатив. 

      Равноправные законопослушные участники корпоративных отношений, руководствуясь принципом «разрешено все, что не запрещено», могут для урегулирования корпоративных конфликтов прибегнуть к использованию негосударственных альтернативных процедур их разрешения.

    Альтернативные квази-процедуры имеют ряд преимуществ в сравнении с государственным судопроизводством: оперативность и быстрота, оптимальная организация, самоокупаемость, создание судебной практики, возможность участия в качестве арбитров и экспертов не только юристов, но и, например, специалистов фондового и биржевого рынка.

     Альтернативные процедуры основаны на началах обоюдной добровольности и доверия, поэтому в процессе разрешения спора не нарушаются партнерские, деловые отношения сторон. 

    Обычно в отечественной практике консенсуальные процедуры классифицируют по следующим признакам: досудебные и судебные, обязывающие и необязывающие. 

    К числу указанных процедур в настоящее время можно отнести: третейский суд, претензионную процедуру, мировое соглашение, переговоры, посредничество (медиация), примирение. Некоторые из перечисленных консенсуальных процедур следует рассмотреть подробнее.

    Прежде всего, говоря об альтернативных способах урегулирования корпоративных споров, следует отметить важность и значимость вступившего в силу с 1 января 2011 года Закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона, процедура медиации может применяться к спорам в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, следовательно, и к корпоративным спорам.

    Возможность применения процедуры медиации предусмотрена и Арбитражным процессуальным кодексом РФ. Так, согласно ст. 138 АПК РФ, стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или используя другие примирительные процедуры, если это не противоречит федеральному закону. К числу других примирительных процедур законодатель, в частности, относит альтернативную процедуру урегулирования споров с участием посредника.

      Процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов добровольности, конфиденциальности, сотрудничества и равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора (ст. 3  Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»).

    Не умаляя значимости предварительного этапа, скажем, что основное поле деятельности посредника при разрешении корпоративных споров сосредоточено на контроле межпереговорных отношений.

    Одним из основных стратегических направлений, обеспечивающих достижение согласия при разрешении корпоративного конфликта, являются переговоры, которые выступают необходимым элементом любой консенсуальной процедуры.

    Переговоры являются одним из важных элементов межличностного общения. Переговоры – это взаимоотношения, ориентированные на достижение соглашения между сторонами с предполагаемым или действительным конфликтом интересов. Цивилизованные формы ведения переговоров заключаются не в том, чтобы победить противника, а в том, чтобы достичь равноправного соглашения, приемлемого для обеих сторон. Для этого требуется совместный поиск решения в процессе переговоров, строящийся на основе консенсуса или компромисса. Основное различие состоит в том, что для достижения компромисса достаточно учитывать только проблемы, лежащие на поверхности, тогда как в случае консенсуса необходимо глубже проникать в причины конфликта, чтобы отыскать скрытые потребности и интересы сторон.

     Однако следует отметить, что альтернативные процедуры имеют и определенные недостатки. К недостаткам альтернативных форм рассмотрения и разрешения корпоративных конфликтов следует отнести:
    1) зависимость эффективности форм от сотрудничества сторон конфликта;
    2) большая осторожность и щепетильность при составлении соглашения о третейском суде adhoc, направленные на минимизацию возникновения трудностей, и, как следствие, высокие издержки сторон;
    3) принижение значения третейского суда, так как принудительное исполнение его решений происходит после того, как арбитражный суд обеспечивает его принудительное исполнение;
    4) сложность применения третейского разбирательства при наличии множественности лиц на стороне истца или ответчика. Двоим всегда легче договориться о форме разрешения конфликта.

    В то же время анализ перечисленных недостатков альтернативных процедур позволяет сделать вывод о том, что альтернативные формы разрешения конфликтов имеют больше достоинств, чем недостатков.

    Рассматривая альтернативные способы урегулирования споров, следует отметить, что законодательство России не рассматривает детально вопрос о внутрикорпоративном порядке разрешения конфликтов, хотя и не исключает указанной возможности.

    Большим шагом вперед на пути развития внутрикорпоративного или досудебного порядка разрешения спора является принятие Кодекса корпоративного поведения, который носит рекомендательный характер и основан на принципе добровольности в применении.

     Основная рекомендация кодекса по урегулированию корпоративных конфликтов заключается в возложении этой обязанности на единоличный исполнительный орган общества по вопросам, принятие решений по которым не отнесено к компетенции иных органов общества. При этом единоличный исполнительный орган самостоятельно определяет порядок урегулирования корпоративных конфликтов.

    Если предметом корпоративного конфликта является вопрос, относящийся к компетенции совета директоров общества, то целесообразно именно этому органу осуществлять урегулирование такого конфликта. Для этого совет директоров даже может создавать специальный комитет по урегулированию корпоративных конфликтов, который может работать на постоянной или временной основе, для рассмотрения конкретного спора.

    В результате рассмотрения конфликта его стороны могут подписать соглашение, которое может быть оформлено как решение соответствующего органа общества. Для обеспечения принятия объективного решения конфликта в его урегулировании не должно принимать участие лицо, чьи интересы затрагивает данный конфликт. Например, если конфликт затрагивает или может затронуть интересы генерального директора общества, то его урегулирование необходимо передать в совет директоров или его комитет. Если конфликт затрагивает интересы какого-либо члена совета директоров, то он не должен принимать участие в его урегулировании.

    При возникновении корпоративного конфликта между участниками лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа, может предложить участникам услуги общества в качестве посредника по урегулированию данного конфликта. Участники конфликта могут в качестве посредника обратиться к совету директоров общества или его комитету по урегулированию корпоративных конфликтов.

    Таким образом, следует отметить, что сфера корпоративного предпринимательства  регулируется комплексно. Участниками корпоративных отношений активно используются судебные процедуры разрешения корпоративных конфликтов, в том числе механизм возбуждения производства в суде путем подачи производных исков.

    Активно способствуют предотвращению конфликтов государственные административные органы, которые выявляют и расследуют нарушения корпоративного законодательства и принимают меры для привлечения виновных к ответственности.

     Регулированию сферы корпоративного предпринимательства способствует деятельность саморегулируемых организаций, а также использование альтернативных процедур разрешения споров. Важное регулирующее значение имеет деятельность законодателя по  своевременному совершенствованию корпоративного законодательства.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика