Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Специальные способы защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав: основные проблемы и пути их решения
Научные статьи
20.09.12 09:57

вернуться

  
ЕврАзЮж № 8 (51) 2012
Гражданское право
Специальные способы защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав: основные проблемы и пути их решения
Статья посвящена актуальным вопросам защиты чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц. В результате анализа положений статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», автор предлагает внесение изменений в статью 152 ГК РФ и Постановление Пленума ВС РФ № 3, имеющих важное научное и практическое значение.

      Важность выработки эффективных способов защиты нематериальных благ  и личных неимущественных прав, выявление и устранение пробелов в законодательстве  в данной сфере обусловлены особой значимостью объекта такой защиты, а именно тем, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ),  а деловая репутация юридических лиц  – одним из условий их успешной деятельности.

     Ратифицировав Федеральным законом от 30 марта 1998 года Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия включила ее в состав своей правовой системы и признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. В связи с чем положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практика Европейского суда  по их толкованию и применению приобрели для российского гражданского права в области защиты чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц огромное значение.

    Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек  имеет  право  свободно выражать  свое мнение.  Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

    Действующее законодательство допускает использование для защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав одновременно и общих способов защиты, таких как компенсация морального вреда, возмещение причиненных убытков и специальных способов, к которым относится опровержение порочащих честь, достоинство или деловую  репутацию сведений граждан, а также сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, дача опровержения или ответа, признание судом распространенных сведений не соответствующими действительности. 

    Статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации регламентирует защиту чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц. 

    Анализ данной статьи,  а также  судебной практики по делам, связанным с защитой чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, свидетельствуют о том, что положения данной статьи требуют детальной законодательной доработки. 

   Основанием для применения предусмотренных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации мер гражданско-правовой ответственности является распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию  юридического лица.

    Пленум Верховного суда Российской Федерации в пункте 7 Постановления от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике  по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»  указал обстоятельства, имеющие в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, которыми являются: факт распространения сведений, порочащий характер этих сведений, и несоответствие этих сведений действительности, но не разрешил все проблемы, возникающие на практике при рассмотрении судами дел о защите чести и  достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц.

    Подтверждением этому служат конкретные решения по делам данной категории. Вот одно из них.

    В Арбитражный суд Брянской области с исковым заявлением о защите деловой репутации юридического лица и взыскании 400000 тысяч рублей обратилось ОАО «Брянскгражданпроект» г. Брянска к Петроченко А.А. и ООО «Редакция «Брянский рабочий» г. Брянска. Впоследствии истец заявлял об уточнении исковых требований, в том числе и об отказе от иска в части требований к ООО «Редакция «Брянский рабочий», который был принят судом. Истец просил  взыскать с ответчика 100000 рублей репутационного вреда  и 150000 рублей убытков.

    Предметом спора по делу явилась опубликованная  в газете «Брянский рабочий» 19.12.2008 года  в рубрике «Резонанс» статья под заголовком «По проектам дикого рынка» автором – акционером ОАО «Брянскгражданпроект» Петроченко А.А.

     Истец ссылался на то, что часть сведений названной статьи, а именно  утверждения автора 1) «…За два года, минувших с той поры, не стало у общества базы отдыха в с. Рясном Выгоничского района…». 2) «…Накопленная в течение нескольких десятилетий «подушка экономической безопасности» (больше 300 млн. рублей), а также заработанные  организацией деньги за 2006 и 2007 годы (более 246 млн. рублей) испарились…». 3) «…Еще смешнее, что организация, прежде владевшая  зданием, теперь  должна арендовать  свои же площади за 60 млн. рублей…». 4) «…Не сделаю ошибки, если предположу, что они в ОАО «Брянскгражданпроект», которому  недолго осталось существовать, а вот остальные 130 человек – в других ООО с таким же названием. Осталось немного: обанкротить ОАО «Брянскгражданпроект», чтобы скрыть следы  своих (как принято сегодня называть) «коммерческих» сделок». «Но хотелось бы верить, что руководители области будут не только наблюдать, как накануне юбилея рушится институт…», носят порочащий деловую репутацию ОАО «Брянскгражданпроект» характер и не соответствуют действительности, обратился в суд с названным иском.

    Решением Арбитражного суда Брянской области от 15.07.2009 года заявленные требования ОАО «Брянскгражданпроект» удовлетворены частично, с Петроченко А.А. в пользу истца взыскано 4000 рублей  в счет компенсации репутационного вреда и 2000 рублей  в возмещение расходов по оплате государственной пошлины. В удовлетворении исковых требований  в части взыскания 96000 рублей репутационного вреда и 150000 рублей убытков отказано. 

     Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования ОАО «Брянскгражданпрокт» со ссылками на ст.ст. 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал оспариваемые сведения не соответствующими действительности, порочащими (умаляющими) и подрывающими  деловую репутацию истца,  кроме утверждения ответчика о том, что «…осталось немного: обанкротить ОАО «Брянскгражданпроект», чтобы скрыть следы своих (как принято сегодня называть) «коммерческих» сделок и желании верить, что руководители области будут не только наблюдать, как накануне юбилея рушится институт…», указав, что данное утверждение является оценочным суждением, выражением субъективного мнения и взглядов ответчика,  в связи с чем не могут быть проверены судом на предмет соответствия их действительности.

    Делая такой вывод, суд отметил, что лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное  ему пунктом 3 статьи 152 ГК РФ и статьей 46  Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. Впоследствии названное решение суда вступило в законную силу.

    Возвращаясь  к анализу данного решения, следует отметить, что суд,  признавая по трем пунктам оспариваемые истцом сведения не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истца, не признал остальные распространенные сведения таковыми, несмотря на то, что фраза ответчика «…осталось немного: обанкротить ОАО «Брянскгражданпроект», чтобы скрыть следы своих (как принято сегодня называть) «коммерческих» сделок», является итогом первых трех утверждений. 

      Безусловно, право лица на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснований несостоятельности распространенных суждений, дача их иной оценки является определенной гарантией от распространения не соответствующих действительности, порочащих деловую репутацию лица сведений. Но в данном случае лицо, в отношении которого такие сведения распространены и которые не подлежат проверке, становится на позицию оправдывающейся стороны. Таким образом, ключевым моментом в решении вопроса о возможности потерпевшего лица по защите от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимость доказывания того факта,  что такие сведения распространены именно  в форме утверждений. Зачастую это доказать невозможно, что подтверждается решениями судом, выносимыми по данной категории дел. И нужно отметить, что такая позиция судов основана, прежде всего, на положениях статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, положениях статей 28, 29 Конституции Российской Федерации.

     Пленум Верховного Суда Российской Федерации  в п. 9 Постановления   от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»   разъяснил, что  в соответствии  со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

   Таким образом, сведения, порочащие честь, достоинство гражданина, а также деловую репутацию гражданина или юридического лица, должны быть распространены в виде фактов. Зачастую очень сложно отграничить утверждение о фактах от выражения субъективного мнения, оценочного суждения относительно того или иного поступка. А данный вопрос в конечном итоге может стать решающим при защите нарушенных прав в судебном порядке.

    Да, Пленум все в том же приведенном пункте 9 Постановления отмечает, что если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением. Поэтому вопрос отграничения утверждения о факте от выражения мнения остается  предметом судебного усмотрения. Но для любого судебного усмотрения законом должны быть установлены определенные рамки, в целях соблюдения баланса прав участников соответствующих правоотношений и восстановления прав в случае их нарушения. К сожалению, действующая редакция статьи 152  Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации не содержат четких критериев отграничения утверждения о факте от выражения мнения, указывая лишь, что сведения, высказанные в форме мнений и взглядов ответчиков, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

   Согласно толковому словарю Ушакова, утверждение трактуется как мысль, положение, которым утверждается, доказывается что-нибудь.

    Мнение по толковому словарю Ушакова трактуется как взгляд на что-нибудь, суждение о чем-нибудь, выраженное в словах, или как оценка, то или иное суждение о ценности чего-нибудь. При этом синонимом мнения является суждение, которое определяется как мнение, заключение (по Ушакову).

    Однако является очевидным, что и утверждению, и мнению, и суждению всегда предшествует определенная мыслительная деятельность человека, результатом которой и являются определенные суждения или убеждения. В связи чем представляется, что такие суждения должны проверяться, как и утверждения, если таким распространением нарушаются права другого лица.  

   Приведу еще один пример из судебной практики.

    Предметом судебной проверки Федерального арбитражного суда Московского округа явилась кассационная жалоба ответчика ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа», поданная на решение Арбитражного суда г. Москвы от 6 октября 2004 года, и постановление  от 9 декабря 2004 года № 09АП-5526/04-ГК по иску Г.И. к ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа», Р., К. о защите деловой репутации и компенсации морального вреда. 

     По данному делу Г.И. обратилась в Арбитражный суд г. Москвы к  ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа», Р., К.  с иском в котором, с учетом уточнения предмета требований, просила признать не соответствующими действительности  и порочащими ее деловую репутацию следующие сведения, распространенные в статье «Сити» без «Башни», опубликованной  в газете «Ведомости» от 25.07.2003 года, в  том числе и фразу о том, что «…Он (К.) считает, что бывший президент «Сити» оформила документы о расторжении договора задним числом, поскольку в компании их оригиналов нет…».

    Решением Арбитражного суда г. Москвы от 6 октября 2004 года по данному делу, оставленным без изменения постановлением от 9 декабря 2004 года Девятого арбитражного апелляционного суда исковые требования  удовлетворены частично, суд признал не соответствующими действительности и порочащими истца сведения, распространенные в спорной статье, только в той части, в которой говорится об оформлении  бывшим президентом «Сити» Г.И. документов о расторжении договора доверительного управления задним числом и обязал ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа» опровергнуть указанные сведения. Кроме того, суд взыскал с каждого из  ответчиков  в пользу истца по 1000 рублей в качестве компенсации морального вреда. 

    Принятые судебные акты мотивированы тем, что из 5-ти фрагментов статьи сведения об истце как утверждения о фактах содержатся лишь в части утверждения об оформлении бывшим президентом «Сити» Г.И. документов о расторжении договора доверительного управления задним числом, и эти сведения не соответствуют действительности, порочат деловую репутацию  истца, поскольку содержат в себе обвинения истца в противоправном поведении, негативно характеризуют порядок ведения им коммерческой деятельности.
Отказывая  в признании порочащими иных сведений, суд указал, что  в остальных фрагментах статьи содержится субъективное мнение интервьюируемого лица, а также сведения, не имеющие отношения непосредственно  к истцу.

     Суд кассационной инстанции, соглашаясь с принятым судебными постановлениями нижестоящих судов, отметил помимо прочего, что «… для того, чтобы выяснить, является ли распространенная информация сведениями  или же  в ней содержится  субъективное мнение  того или иного лица, необходимо исследовать вопрос о возможности проверки такой информации на ее соответствие  объективной действительности, ибо мнения отражают внутреннюю субъективную оценку описываемой информации конкретного лица и не могут быть подвергнуты подобной проверке. …В данном случае фрагмент спорной статьи содержит информацию о том, что «Он (К.) считает, что бывший президент «Сити» оформила документы о расторжении договора задним числом. Эта информация может быть проверена на соответствие действительности, и результатом такой проверки  станет ответ на вопрос о том, существовал или не существовал факт, о котором говорится в распространенной информации: оформляла или не оформляла истица документы о расторжении  дополнительного соглашения № 3 от 21.03.2003 года к договору доверительного управления офисным комплексом «Башня 2000» от 29.12.2001 года № 1/ОДК задним числом».  Вместе с тем, в постановлении суда кассационной инстанции отмечено, что то обстоятельство, что  в названном фрагменте статьи  имеется ссылка на то, что в нем приводится информация, выражающая мнение К. – «Он (К.) считает…»  – не является основанием для вывода о том, что эта информация не содержит в себе сведений, поскольку в рассматриваемой ситуации  правовое значение имеет не форма, а содержание сообщения. Сведения могут быть предметом опровержения независимо от формы их изложения.

    Анализируя данное постановление Арбитражного суда, можно прийти  к выводу о том, что ключевым моментом в отграничении распространенных  несоответствующих действительности порочащих честь, достоинство или деловую репутацию лица сведений является возможность их судебной проверки, хотя они и были  распространены в форме мнений или суждений. 

     То есть в каждом конкретной случае суду надлежит установить, возможно ли проверить распространенные сведения на предмет их соответствия или несоответствия действительности, порочности и т.д.  независимо от того, в какой форме они были распространены. 

     Такая позиция суда не противоречит и положениям части 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый человек имеет право свободно выражать  свое мнение.

     Поскольку разъяснения, содержащиеся  в соответствующих Пленумах Верховного Суда Российской Федерации, являются руководящими в работе судов, и суды руководствуются ими в принятии соответствующих решений,   представляется целесообразным дополнение абзаца 3 пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» следующим предложением: «В случае, если лицом распространены не соответствующие действительности порочащие честь, достоинство или деловую репутацию другого лица сведения независимо от формы их изложения, а именно в форме мнения или суждения, и свидетельствующие  о нарушении прав или законных интересов другого лица, такие сведения должны быть предметом судебной проверки».

     Предложенное изменение не только согласуется с судебной практикой, складывающейся по делам о защите деловой репутации в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих деловую репутацию лица сведений, но и является очевидной необходимостью внесения таких изменений.

     Зачастую не соответствующие действительности порочащие честь, достоинство или деловую репутацию лица сведения выражаются в неприличной оскорбительной форме.

     Под неприличной формой выражения и распространения таких сведений понимается циничная форма отрицательной оценки лица, в отношении которого такие сведения распространены, резко противоречащая  принятым в обществе правилам поведения, например, с использованием нецензурных слов и выражений, а также с использованием отрицательных сравнений лица с объектами животного и растительного мира, с использованием мата и во всех случаях, когда такие высказывания причиняют потерпевшему лицу обиду либо унижение.

      В таких случаях защита прав лица возможна в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть путем опровержения распространенных не соответствующих действительности порочащих честь, достоинство или деловую репутацию лица сведений, а также путем компенсации морального вреда  в порядке статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (компенсации за причиненные страдания). Однако в судебной практике встречаются и такие случаи, когда распространенные сведения соответствуют действительности, но высказаны они в оскорбительной неприличной форме, даже и в форме мнений или оценочных суждений.

     Представляется, что  в таких случаях лицо, в отношении которого распространены соответствующие действительности сведения, но в оскорбительной, унижающей его форме, не должно подвергаться особой судебной проверке и судебному толкованию, а нарушение права потерпевшего лица на уважение его чести, достоинства либо репутации должно лишь констатироваться судом. Следствием констатации такого нарушения должна стать компенсация за страдания, причиненные лицу в результате умаления его нематериальных благ и личных неимущественных прав, если такое требование заявлено. 

     В связи с чем предлагаю статью 152 Гражданского кодекса Российской Федерации дополнить пунктом 8 следующего содержания: «В случае если  в отношении лица распространены соответствующие действительности сведения в оскорбительной, унизительной форме (например, в отрицательном сравнении с объектами животного или растительного мира), а также с использованием ругательных выражений (нецензурной брани и др.) такие сведения не должны подвергаться судебной проверке и им не должно даваться особое судебное толкование. Установлению в таких случаях подлежит лишь размер компенсации за страдания, причиненные лицу умалением этих нематериальных благ при соблюдении остальных условий гражданско-правовой ответственности при причинении вреда».

     Еще одним дискуссионным вопросом, существующим в науке гражданского права,  является вопрос о  возможности применения по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации лица такого способа защиты нарушенных прав как принесение  извинения.

    По данному вопросу в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3  сказано, что «Извинение как способ  судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в  той или иной форме. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов  других лиц и не противоречит  закону, который не содержит такого запрета».  

    Полагаю, что такой способ защиты нарушенных прав лица как принесение извинения в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений,  а также сведений, соответствующих действительности, но выраженных  в оскорбительной, унизительной форме, будет соответствовать характеру нарушенных прав.

    Зачастую по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации правонарушителю проще компенсировать присужденную сумму в денежном выражении, а не принести извинения. Однако полагаю, что такой способ защиты нарушенного права соответствует существу нарушенных прав и будет иметь для потерпевшей стороны весьма значимый характер, наряду  с  компенсацией такого вреда  в денежном выражении.

    Поэтому предлагаю статью 152 Гражданского кодекса Российской Федерации дополнить пунктом 9 следующего содержания: «Суд вправе обязать ответчика принести потерпевшей стороне извинения за причиненные страдания  в результате распространения не соответствующих действительности порочащих честь, достоинство либо деловую репутацию лица сведений, а также распространения соответствующих действительности сведений, но выраженных  в оскорбительной, унизительной форме».

    Предложенные изменения гражданского законодательства позволят устранить имеющиеся пробелы  в гражданском законодательстве в области защиты права граждан на честь и достоинство, а также права граждан и юридических лиц на деловую репутацию, позволят устранить имеющуюся конкуренцию между правом граждан и юридических лиц на защиту чести, достоинства и деловой репутации, с одной стороны, и их правом на свободу слова и выражение мнения – с другой, что в конечном итоге приведет к их более эффективной защите и восстановлению в случае нарушения.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика