Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

И.В. ЧЕРНОВ:
ЛИНГВОПОЛИТИКА ЕВРАЗИИ: РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА В ИНТЕГРАЦИОННОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ СТРАН ЕАЭС

Интервью с доцентом кафедры мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета, кандидатом исторических наук Черновым Игорем Вячеславовичем

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовые процессы и правовая культура
Научные статьи
20.09.12 10:24

вернуться

  
ЕврАзЮж № 8 (51) 2012
Теория и история государства и права
Осипов М.Ю.
Правовые процессы и правовая культура
Одной из актуальных проблем современной теории права является проблема определения факторов, влияющих на содержание правовых процессов. В настоящей статье показана роль правовой культуры как одного из важнейших факторов, влияющих на содержание правовых процессов.

   Одной из актуальных проблем в области общей теории права является определение факторов, детерминирующих содержание правовых процессов. Сложность этой проблемы связана с тем, что в настоящее время в юридической литературе довольно-таки слабо проработаны некоторые аспекты теории правовых процессов, в особенности же факторов, влияющих на них. 

    Что же представляют собой правовые процессы? Как отмечается в литературе, «в самом широком понимании, которое сложилось в отечественной юриспруденции, юридический процесс представлен как комплексная система органически взаимосвязанных правовых форм деятельности уполномоченных органов государства, должностных лиц, а также заинтересованных в разрешении юридических дел субъектов права, которая выражается в а) совершении операций с нормами права; б) осуществляется уполномоченными органами и должностными лицами; в) закрепляется в соответствующих нормативно-правовых актах; г) регулируется процедурно-процессуальными нормами; д) обеспечивается соответствующими способами юридической техники».  

   Таким образом, по мнению Л.Н. Гинилятулиной и З.И Гадыльшиной,  «юридический процесс должен рассматриваться как последовательная смена каких-либо правовых явлений, состояний, возникающих в жизни общества и вызываемых юридически значимыми действиями, совершаемыми носителями публичной власти, гражданами и юридическими лицами. Такое движение юридических явлений, переход из одного состояния в другое происходит в ходе правового регулирования (так в тексте – прим. мое (О.М.)) государством общественных отношений». 

     Подобное понимание юридического процесса, на наш взгляд, является технологическим, поскольку совершение операций с нормами права, которое осуществляется уполномоченными органами и должностными лицами, закрепляется в соответствующих нормативно-правовых актах, регулируется процедурно-процессуальными нормами и обеспечивается соответствующими способами юридической техники,  предполагает использование определенной правовой технологии, то есть в данном случае речь идет о строго определенном юридическом процессе, который относится к числу технологических правовых процессов. Возникает, однако, вопрос – все ли правовые процессы относятся к категории технологических, иными словами, в основу ли каждого правового процесса можно положить определенную технологию? Для того чтобы ответить на данный вопрос, необходимо проанализировать понятие «правовой процесс».

    Во-первых, правовой процесс – это разновидность социальных процессов, а социальный процесс представляет собой определенную последовательность изменений социальных систем, их компонентов и элементов с течением времени.  Во-вторых, отличительной особенностью правового процесса является то, что он протекает в правовой системе. В-третьих,  правовой процесс ведет к достижению определенного юридически значимого результата. На основе всего вышеизложенного можно дать следующее определение правового процесса.  Правовой процесс – это разновидность социальных процессов, представляющая собой определенную последовательность изменений правовой системы их компонентов и элементов с течением времени, направленная на достижение конкретного юридически значимого результата.

    Необходимость более углубленного изучения правовых процессов связана с тем, что знание закономерностей протекания правовых процессов позволяет давать научно обоснованные прогнозы дальнейшего развития правовой системы, поскольку правовой процесс представляет собой последовательное изменение состояния правовой системы с течением времени. Однако необходимо отметить, что в настоящее время в общей теории права проблема правовых процессов в широкой ее постановке не получила достаточного освещения в юридической и учебной литературе. Так в учебниках по общей теории права отсутствует специальный раздел, посвященный правовым процессам, даже в таком солидном издании, как Общая теория права: Академический курс в 3-х т.

     Сложность изучения данной проблемы вызвана, с одной стороны, тем многообразием правовых процессов, которые протекают в правовой системе, с другой стороны – многообразными факторами, влияющими на ход и содержание правовых процессов, а также неопределенностью тех движущих сил, которые вызывают к жизни правовые процессы. Что же представляют собой движущие силы правовых процессов? Для ответа на данный вопрос необходимо, на наш взгляд, обратиться к основным категориям философии: к категории «сущее» и к категории «должное». Как отмечает Г.В. Мальцев, «должное – это то, что должно быть, долженствующее быть; это потенциальное бытие, которое может стать или не стать реальностью».

     Сущее же, напротив, – это то, что есть, иными словами, сама реальность бытия. При этом, как отмечается в литературе, «абсолютного совпадения между сущим и должным не бывает никогда».  Возникает вопрос – а как же соотносится «сущее» и «должное», если между ними абсолютного совпадения не бывает никогда?  Очевидно, что между сущим и должным существует некоторое рассогласование, которое необходимо по возможности преодолеть. Таким образом, должное – это та путеводная звезда, та конечная точка, та цель, куда в конечном итоге устремлены все правовые процессы, в том числе: 1) правовое регулирование; 2) правотворчество; 3) реализация права; 4) правоприменение.

    Что же представляет собой должное? По мнению Г. Кельзена, на данный вопрос нельзя найти ответа, поскольку должное, как известно, не может быть выведено из сущего.  По его же мнению, правовые нормы выводятся по своей действительности из так называемой основной нормы, содержание которой однако нельзя объяснить, но нужно только принять.  По мнению Г.В. Мальцева, существуют целый ряд модусов должного: нормы, цели, ценности, идеалы.

    Если принять данную точку зрения, то тогда получается, что основными движущими силами и группами факторов, влияющих на правовые процессы, могут выступать: а) нормативные факторы; б) целевые (утилитарные) факторы; б) ценностные факторы; г) идеологические факторы.

    С другой стороны, в теории права выделяются следующие типы правопонимания: а) нормативизм; б) прагматико-утилитарные теории права; в) аксиологические теории права, в том числе теория естественных прав человека, естественного права, либеральная теория и т.д. г) идеологические теории права (теория классовой борьбы, теория социальной солидарности и т.д.).

    Очевидно, что каждая из этих теорий права связана с каким-то одним или несколькими правовыми процессами. Так для теории применения права, очевидно, доминирующим будет нормативный тип правопонимания, основанный на отождествлении права и закона. Правоприменителю в принципе должно быть мало интересно,  насколько ценно то или иное правовое предписание, насколько на него влияют идеологические факторы. Он должен знать, что существует такая-то и такая-то правовая норма, закрепленная в таком-то и таком-то источнике, которую он должен применить в таком-то и таком-то случае. Конечно, это идеальный вариант, на практике все гораздо сложнее. Если мы рассматриваем процесс реализации права, то здесь уже вступают утилитарные факторы: насколько действующее право отражает и защищает интересы субъектов права. Таким образом, в качестве научной основы для построения теории реализации права мы в качестве основного типа правопонимания должны брать телеологический или утилитарный подход к праву, а также подход «юриспруденция интересов».

    Если же мы рассматриваем процесс правотворчества, то для его построения очевидно не годится нормативный подход к праву, поскольку если право – продукт правотворчества, то нормативный подход к праву в данном случае означает: творите, что хотите, и все, что вы предпишете, и будет правом.  Утилитарный подход к праву также мало пригоден для анализа процессов правотворчества. Требуется использовать аксиологический и идеологический подходы к праву.

           Что же касается правового регулирования, а тем более всех правовых процессов, следует заметить, что в основе изучения различных правовых процессов могут лежать различные типы правопонимания, и что правопонимание субъекта правоприменения может существенно отличаться от правопонимания субъекта правотворчества и субъекта реализации права. В результате может наблюдаться явление, именуемое когнитивным конфликтам между субъектом правотворчества, субъектом реализации права и субъектом применения права. Особую трудность вызывает исследование всех правовых процессов, ибо при их анализе могут быть использованы различные подходы к праву. Сложность изучения феномена правовых процессов также связана с тем, что, с одной стороны, для анализа содержания и движущих сил различных правовых процессов требуется использовать различные подходы к пониманию права, с другой стороны, требуется некое единое понимание права, поскольку при отсутствии единого понимания права возникает проблема идентификации правовых процессов в качестве таковых.

    Для разрешения данной коллизии необходимо сформулировать некое рабочее определение права. Многообразие точек зрения на сущность права заставляет выдвинуть предположение о том, что сущность того феномена, который именуется правом, раскрыта не до конца. Попробуем подойти несколько иначе к проблеме сущности права. Из философии известно, что наш универсум распадается на два универсума: универсум сущего, те того, что есть, и универсум должного то, что должно быть.  Каким же образом связываются мир сущего и мир должного? Ответ очевиден – с помощью некоего инструмента, который одновременно бы принадлежал и миру сущего, и миру должного.

     Право как раз и принадлежит такому миру. С одной стороны, право принадлежит миру сущего, так как оно существует, а с другой стороны, оно принадлежит миру должного, так как предписания права должны быть реализованы теми, кому они адресованы. Такая двойная принадлежность права делает возможным устранение рассогласования между сущим и должным и преодоления так называемого барьера Юма. Поскольку устранение рассогласования между сущим и должным есть не что иное, как регулирование, следовательно, мы можем сказать, что регулирование социальной жизни является несомненным атрибутом сущности права.

     С другой стороны, в философской и юридической литературе выделяются 4 модуса должного: а) норма; б) цель; в) ценность; г) идеал.

    Какой из этих модусов больше всего подходит к праву? Можно ли сказать что право – это норма; право – это цель, право – это ценность, право – это идеал? Да, наверное, можно, но мы уже выясняли, что право регулирует социальную жизнь общества.

     Поскольку регулирование – есть устранение рассогласования между сущим и должным, то очевидно, для того чтобы обнаружить второй атрибут сущности права, необходимо ответить на вопрос: право регулирует общественные отношения посредством норм, целей, ценностей или идеалов?

    Ответ очевиден – право регулирует социальную жизнь общества посредством норм. Следовательно, вторым атрибутом сущности права является его нормативность.

     Возникает, однако, вопрос, что такое нормативность, какова его онтологическая природа?  Из курса естествознания и философии известно, что существуют три состояния бытия, или его три модуса: а) вещество; б) энергия; в) информация. К какому же из этих трех модусов можно отнести норму? Норма – это вещество? Очевидно, нет, так как она не состоит из атомов и молекул. Норма – это энергия? Очевидно, нет, так как в мире существует всего несколько видов энергии: гравитационная, электромагнитная, энергия сильного и слабого взаимодействия. Остается единственный правильный ответ: норма – это информация. Но информация бывает тоже разной. В теории информации выделяются два вида информации: информация о сущем; б) информация о должном. К какому же виду информации относится правовая информация? Ответ можно получить, проанализировав первый атрибут сущности права: то, что право участвует в регулировании социальной жизни общества. Поскольку регулирование есть устранение рассогласования между сущим и должным, то очевидно, что в нормах права должна заключаться информация о должном состоянии социальной жизни.

    Таким образом, мы выявили первые три атрибута сущности права: а) регулятивное предназначение права; б) нормативный характер права; в) информационная природа права. Но для полного раскрытия сущности права этих трех атрибутов еще недостаточно, ибо мы раскрыли только родовые атрибуты сущности права. Для того чтобы сформулировать полностью определение права, необходимо раскрыть видовые особенности права.

    Попробуем это сделать. Во-первых, право регулирует социальную жизнь общества, но только ли право регулирует ее? Конечно же, нет, ибо социальную жизнь общества регулируют и нормы морали, и эстетические, и корпоративные, и религиозные, и технические нормы.

    Следовательно, право должно отличаться от иных социальных регуляторов спецификой своего регулирования социальной жизни: спецификой объекта, предмета, принципов, метода и механизма регулирования. В первом приближении можно сказать, что в отличие от всех других регуляторов право регулирует общественные отношения и не любые общественные отношения, а общезначимые, волевые, повторяющиеся, устойчивые, социально-позитивные общественные отношения путем придания этим отношениям юридической формы, на основе определенных принципов, к числу которых можно отнести: принцип свободы, принцип формального равенства, принцип справедливости, принцип единства и дифференциации правового регулирования.

    Вторым атрибутом сущности права является нормативный характер права. Но нормативный характер права еще не позволяет выявить специфику права как социального регулятора, ибо нормативный характер присущ и нормам морали, и техническим, и эстетическим, и другим видам норм. Следовательно, мы должны выявить специфику норм права. Специфическим признаком норм права, в отличие от всех других норм, является то, что они обеспечиваются государственным принуждением, либо принуждением со стороны автономной социальной общности (в догосударственном состоянии), либо со стороны международного сообщества, что касается норм международного права.

    Третий атрибут, который является производным от второго атрибута сущности права, – информационная природа права. Но ведь не только право имеет информационную природу. Его имеют и другие классы явлений. Для этого необходимо выявить специфику правовой информации. Специфика же правовой информации состоит в том, что она выражена в официальных источниках, конституциях, законах, кодексах, подзаконных нормативных актах, судебных прецедентах, мнениях юристов, религиозных текстах, нормативных договорах – то есть во всех актах, которые в данном государстве признаются в качестве источника права.

    На основе всего вышеизложенного мы можем сформулировать следующие признаки права: а) право есть регулятор социальной жизни, который однако регулирует не всю социальную жизнь во всем ее многообразии, а только общезначимые волевые повторяющиеся устойчивые социально позитивные общественные отношения путем придания этим отношениям юридической формы на основе определенных принципов, к числу которых можно отнести: принцип свободы, принцип формального равенства, принцип справедливости, принцип единства и дифференциации правового регулирования; б) право регулирует данные общественные отношения при помощи норм права, которые обеспечены государственным принуждением или принуждением со стороны автономной социальной общности (в догосударственном состоянии), либо международным сообществом и которые выражены в официальных источниках (источниках, признаваемых в данном обществе или государстве в качестве источников права); в) не противоречащих природе вещей.

     Таким образом, мы можем сформулировать следующее определение права: право – это не противоречащий природе вещей регулятор социальной жизни, который непосредственно регулирует общезначимые волевые повторяющиеся устойчивые социально позитивные общественные отношения путем придания этим отношениям юридической формы на основе определенных принципов, к числу которых можно отнести: принцип свободы, принцип формального равенства, принцип справедливости, принцип единства и дифференциации правового регулирования при помощи норм, которые обеспечены государственным принуждением или принуждением со стороны автономной социальной общности (в догосударственном состоянии), либо международным сообществом и которые выражены в официальных источниках (источниках, признаваемых в данном обществе или государстве в качестве источников права).

   Использование данного рабочего определения позволяет подходить к анализу правовых процессов уже не с разных точек зрения, а с одной, причем весьма определенной точки зрения. Исходя из данной точки зрения, можно сказать, что главным правовым процессом является процесс правового регулирования, существование которого однако немыслимо без других правовых процессов: правотворчества, реализации права и применения права.

    Любой правовой процесс имеет не только объективную, но и субъективную стороны. Анализ субъективной стороны правовых процессов представляет очень большой интерес для юридической науки. В частности, особую актуальность представляют следующие проблемы: 1) какие эмоции испытывает законодатель, субъект реализации права и правоприменитель соответственно в процессе правотворчества, реализации права и правоприменения? 2) какова в действительности мотивация законодателей, субъектов реализации права и судей, принимающих правовые решения? 3) какое влияние эмоции  субъектов правовых процессов оказывают на ход и содержание правовых процессов? 4) в чем особенность формирования знаний, умений, навыков, компетенций участников правовых процессов в сфере права?

    Но эмоции, мотивация, знания, умения и навыки, компетенции субъектов правовых процессов являются одними из атрибутов правосознания, что позволяет сделать вывод о том, что на ход и содержание правовых процессов влияет такое явление как правосознание субъектов правовых процессов.

     В свою очередь конкретное содержание правовых процессов в конечном итоге определяется теми ценностями, которые лежат в основе того или иного общества. Как отмечается в литературе, «к объектам правовой культуры относятся те и только те объекты правовой реальности, которые представляют определенную ценность для субъекта права.  Если какой-либо объект правовой реальности не обладает ценностью для субъекта права, то он не входит в пространство правовой культуры».  Само же пространство правовой культуры образуется осью  «ценность – предмет».  Поскольку в качестве предметов могут выступать такие явления правовой действительности, как нормы права, правоотношения, акты реализации прав и обязанностей, акты применения и толкования права, акты систематизации законодательства, события и действия, юридические состояния, льготы, поощрения, субъективные права и обязанности, меры ответственности и меры защиты и другие юридические средства, то для того, чтобы быть использованными субъектом права, все они должны обладать для него определенной ценностью, в противном случае они просто не будут использованы. Таким образом, можно сделать вывод о том, что господствующие в той или иной социальной среде ценности во многом детерминируют содержание правовых процессов, происходящих в правовой системе того или иного общества.

    В свою очередь ценности того или иного общества являются одним из важнейших атрибутов той или иной правовой культуры, следовательно, ход и содержание правовых процессов во многом определяется особенностью правовой культуры того или иного общества. Что представляет собой правовая культура? В юридической науке выделяются несколько видов концепций правовой культуры: а) антропологические, согласно которым правовая культура есть все то, что создано человеком в правовой сфере; б) социологические концепции правовой культуры, согласно которым правовая культура – это система принятых в данном обществе правовых норм, целей, ценностей, идеалов; в) философские, согласно которым правовая культура – способ бытия человека в правовой реальности. 

    На наш взгляд, правовая культура – это элемент правовой системы, представляющий собой социальный феномен, отражающий, порождающий и моделирующий правовую жизнь во всем ее многообразии.  Поскольку содержание правовой жизни образуют правовые процессы, то можно сделать вывод о том, что конкретное содержание правовых процессов обусловлено особенностями правовой культуры того или иного общества, а сами правовые процессы протекают в социокультурной среде.

    Таким образом, на основе всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что правовая культура является одним из важнейших факторов, определяющих конкретное содержание правовых процессов.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика