Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Роль международного права при рассмотрении инвестиционных споров в системе ИКСИД - 2
Научные статьи
05.10.12 10:33
Оглавление
Роль международного права при рассмотрении инвестиционных споров в системе ИКСИД
1
2
Все страницы
Данные дела отражают наиболее легкий способ решения проблемы трактовки второго предложения статьи 42(1). Во всех рассмотренных случаях внутреннее право государства не нарушало международного права и не содержало пробелов. Поэтому Суд вполне обоснованно отдавал предпочтение национальному праву, не забывая при этом право международное, отмечая в своих решениях его значимость.

   Применение только внутреннего права Применение национального права вполне логично и в случае, если оно содержит четкое правило, регулирующее инвестиционные отношения и ясно указывающее на способы решения спорного вопроса по существу. Также обосновано и применение местного права при его благоприятном отношении к инвестору. Примером такого решения может послужить уже упоминавшееся дело Mobil Oil v. New Zealand, где Суд постановил, что нет необходимости обращаться к «сложным вопросам международного права», так как по праву Новой Зеландии инвестор находится в более выгодном положении.

    Достаточно интересным в плане применения исключительно норм внутреннего права представляется дело SOABIv. Senegal  Спор    возник    вследствие одностороннего разрыва правительством Сенегала контракта с инвестором. SOABI расценила эти действия как нарушение контракта и обратилась в ИКСИД.

   Перед тем как разрешить дело по существу, Суд обратился к вопросу применимого к делу права в соответствии со статьей 42(1) Конвенции.

    Так как стороны не согласовали вопрос о применимом в случае возникновения спора праве самостоятельно, Суд постановил, что применимым в данном деле правом должно быть национальное право Сенегала, а именно Кодекс правительственных обязательств, который был составлен под влиянием правовой системы Франции. Обе стороны в своих высказываниях по этому поводу выразили согласие с решением Суда.

   Такое решение Суда относительно применимого права выглядит достаточно странным. Получается, что Суд «не заметил» той части второго предложения статьи 42(1) Конвенции, которая предполагает применение двух правовых систем одновременно. Возможно, Суд решил, что статью необходимо трактовать как-то иначе, и сделал выбор между национальным и международным правом, условно заменив в тексте статьи союз «и» на «или», применив, таким образом, эту статью в первоначальной редакции, которая так и не была одобрена. Или Суд решил, что если стороны при отсутствии оговорки о применимом праве выразили свою волю устно во время процесса, это будет достаточным основанием к применению первого предложения статьи. Также можно предположить, что суд принял такое решение, исходя из интересов инвестора, так как по национальному праву Сенегала он находится в более выгодном положении.

   Свою версию обоснования решения Суда в комментарии к этому делу предлагает профессор Шреер: «Возможно, что Суд изучил результаты, полученные по внутреннему праву, на предмет их соответствия международному праву, но не посчитал необходимым упомянуть это. Более вероятно, что отсутствие какой-либо ссылки на международное право было вызвано тем, что стороны не ходатайствовали об этом к Суду».

   Как бы то ни было, Суд не счел нужным дать какие-либо пояснения к своему решению о применимом праве.

    Дополняющее и корректирующее применение международного права Такой подход к роли международного права наиболее распространен как в доктрине, так и в практике ИКСИД. Приведем несколько примеров.

    В упомянутом уже деле Klockner v. Cameroon Суд, изучив законодательство Камеруна и международное право, заявил, что обе правовые системы сходятся в оценке обстоятельств дела. При повторном рассмотрении этого дела Комитет ad hoc постановил: Статья 42(1) Вашингтонской Конвенции определенно предусматривает: «При отсутствии такого соглашения Суд применяет право Договаривающегося Государства, являющегося стороной в споре, ... и такие нормы международного права, которые могут быть применены». Это придает таким нормам (возможно, за исключением дел, в которых должно быть установлено соответствие внутреннего права праву международному) двойственную роль, которая заключается в дополнении (в случае «пробела» в праве Государства) или корректировке (если право Государства не соответствует по всем спорным вопросам нормам международного права). В обоих случаях арбитры могут обратиться за помощью к «нормам международного права» только после того, как исследуют и установят содержание права Государства - стороны в споре (которое не может быть сведено к одному принципу, даже основному), и после того, как применят соответствующие нормы права Государства. Поэтому очевидно, что    Статья 42(1) не разрешает арбитру основывать свое решение только на «нормах»    и «принципах международного права».

    Такую же формулу Суд применил и по делу LETCO v. Liberia: Положения Конвенции ИКСИД предусматривают, что    в отсутствие выраженного сторонами выбора права, Суд должен применить систему сопутствующего права. Право Договаривающегося Государства признается первостепенным на его территории, тем не менее, оно подлежит контролю со стороны    международного права. Роль международного права как «регулятора» национальной системы права достаточно широко обсуждалась.

   В первом разбирательстве по делу Атсо у. Indonesia Суд применял одновременно обе правовые системы. В дальнейшем рассмотрении этого дела ad hoc также поднимался вопрос о роли международного права. Комитет ad hoc заявил: Комитету ad hoc представляется необходимым заметить, что Статья 42(1) Конвенции уполномочивает суд ИКСИД применять международное право только для заполнения пробелов в применимом внутреннем праве и для подтверждения приоритета норм международного права там, где нормы применимого внутреннего права находятся в коллизии с этими нормами.

    Второй состав Суда при пересмотре этого дела поддержал позицию первого и комитета ad hoc:Этот Суд отмечает, что Статья 42(1) отсылает к применению права принимающего    Государства    и международного права. Если по конкретному спорному вопросу не существует законов принимающего Г осударства, необходимо найти применимые   нормы международного права. А в случаях, где есть законы принимающего Государства, они должны быть проверены на предмет соответствия нормам международного права, которое будет иметь приоритет в случае конфликта.

   В деле Tradex v. Albania перед Судом встал вопрос о трактовке термина «экспроприация». Закон Албании «Об иностранных инвестициях» 1993 г. предусматривает возможность обращения в ИКСИД    только в    случае    возникновения спора    в связи    с экспроприацией собственности.

    Таким образом, чтобы подтвердить распространение своей юрисдикции на это дело, Суд должен был точно определить, имел ли место факт экспроприации. Суд постановил, что решение об интерпретации этого термина будет принято на основе закона    Албании    «Об    иностранных инвестициях». При этом добавив, что некоторые решения международной судебной и арбитражной практики могут содержать полезную информацию и что, в соответствии со статьей 42(1):
   Суд    будет    использовать источники международного права настолько, насколько это будет подходить для целей интерпретации терминов, используемых в законе 1993 г.

    Такой подход является наиболее часто применимым. При этом Суд, как правило, разрешает спор на основании внутреннего права, отводя международному праву роль «надзирателя». Международное право в таких случаях устанавливает рамки применения внутреннего права, задает арбитрам направление для анализа возможности применения законов принимающего    государства,    для интерпретации их содержания. А в случаях коллизии или невозможности применения внутреннего права международное право всегда готово предложить самостоятельные способы разрешения споров. В таких случаях должно быть применено международное право.

    4.    Применение только международного права
В деле CDSE v. Costa Rica, спор возник вследствие экспроприации правительством Коста-Рики собственности компании CDSE. Правительство в соответствии со своим законодательством предложило инвестору компенсацию, однако CDSE не устроил ее размер, и компания обратилась во внутренний суд Коста-Рики. Судебная тяжба продолжалась 20 лет, пока не было решено обратиться в ИКСИД. Вопрос, поставленный перед Судом, заключался в определении размера компенсации, которая должна была быть выплачена правительством этого государства.

     Относительно применимого к спору права стороны заняли разные позиции. Истец, CDSE, заявил, что стороны в соглашении между ними не договаривались о применимом праве, и, сославшись на Статью 42(1), предложил:
1)    Суд к спорному вопросу обязан применить право Коста-Рики;
2)    Нормы международного
права должны быть применены только в случае пробела в праве Коста-Рики, или если это право не соответствует международно¬правовым принципам добросовестности и pacta sunt servanda.
3)    В данном деле такого несоответствия нет, и, следовательно, Суду следует применить право Коста-Рики, хотя «...результат был бы тем же, если бы применялись нормы международного права».

     Ответчик же напротив, настаивал на том, что к спору должны применяться нормы международного права. Обосновывал он свою позицию тем, что, несмотря на отсутствие как письменного, так и ясно выраженного устного согласия сторон относительно применимого права, международное право должно применяться уже в силу того, что истец обратился в международный арбитраж, а ответчик дал на это согласие.

   Для того чтобы решить вопрос о применимом праве, Суду сначала было необходимо установить факт наличия или отсутствия соглашения по этому вопросу между сторонами. Принимая во внимание Статью 42(1) Конвенции, Суд заявил:
  Статья 42(1) Конвенции ИКСИД не требует, чтобы соглашение между сторонами по вопросу применимого права было выражено письменно или устно. Тем не менее, чтобы Суд мог установить, что такое соглашение подразумевалось, Суд должен сначала выяснить содержание соглашения независимо от его формы. Пересмотрев и обсудив устные и письменные доводы Ответчика, а также проанализировав документы, к которым нас [суд] отсылали, включая, в частности, Helms Amendment34 и сопутствующие документы, Суд не может утверждать, что стороны когда-либо достигли ясного и недвусмысленного соглашения о том, что их спор буде решаться Судом только в соответствии с международным правом.

   Таким образом, не обнаружив соглашения между сторонами о применимом праве, Суд вынес следующее решение:
 Это сохраняет позицию Суда, заключающуюся в том, что он должен опираться на второе предложение Статьи 42(1) («При отсутствии такого соглашения...») и, таким образом, применить право Коста-Рики и такие нормы международного права, которые могут быть применены. С этим не возникает никаких сложностей. Суд удовлетворен тем фактом, что нормы и принципы права Коста-Рики, касающиеся определения ценности и стоимости    экспроприированной собственности, которые он должен принять во внимание, в общем согласуются с общепринятыми    принципами международного публичного права по этому предмету. В силу того, что возможны некоторые несоответствия между двумя правовыми    системами,    нормы Закон США 1994 г., который запрещает иностранные субсидии со стороны США, направленные государству, которое экспроприировало собственность американского физического или юридического лица, принадлежащую ему, по крайней мере, на 50%  международного публичного права должны преобладать.

   Суд указал на то, что нормы права Коста-Рики в целом соответствуют международному праву, однако в случае конфликта правовых систем на первый план выйдет международное право. Тем самым Суд подтвердил концепцию о дополняющей и корректирующей роли международного права. Но    далее Суд,    изучив все обстоятельства дела более тщательно, изменил свою позицию. Согласно этой позиции, роль международного права изменилась, теперь оно должно было сыграть ключевую роль в разрешении этого спора. Вот как Суд объяснил свое решение:
    Это решение    подкреплено историей    спора, в    частности, обстоятельствами, при которых стороны согласились на передачу дела в арбитраж, а также текстом Helms Amendment, который применительно к отношениям, возникающим в связи с компенсацией, говорит «... как требует международное право» и «... в соответствии с международным правом».

   Напомним, что стороны обратились в ИКСИД после 20 лет безуспешных судебных тяжб в рамках внутренней судебной системы Коста-Рики. Очевидно, что стороны уже исчерпали все внутренние средства разрешения спора и что национальные законы были не в состоянии его разрешить. Таким образом, решение Суда о применении исключительно    международного    права выглядит вполне логичным.

    Обобщив    наиболее показательные примеры из практики судов ИКСИД, можно сделать некоторые выводы относительно реализации на    практике Статьи    42(1) Вашингтонской Конвенции.

    Во-первых, стороны должны в соглашении между собой договориться о применимом в случае возникновения спора праве. Причем сама Конвенция не предъявляет требований к форме такой договоренности. Суд в своей практике установил, что    независимо от    формы выражения, согласие должно быть «ясно» и  «недвусмысленно» сформулировано и подтверждаться обеими сторонами.

    Во-вторых, при отсутствии такого соглашения Суд, применяя внутреннее право принимающего государства, не должен игнорировать международное право. Суд должен проанализировать внутреннее право на предмет пробелов в нем, а также выяснить, не противоречит ли оно общепризнанным принципам и нормам международного права.

   В-третьих, практикой судов, а также международно-правовой    доктриной признана дополняющая и корректирующая роль международного права. Внутреннее и международное право должны применяться к спорным вопросам вместе, а в случае коллизии норм международное право должно иметь преимущество.

      В-четвертых, если Суд придет к мнению, что если спор невозможно решить на основании норм внутреннего права, то такой спор должен быть решен на основании единоличного применения международного права.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика