Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Проблемы конституционно-договорного равноправия субъектов Российской Федерации
Научные статьи
16.10.12 12:53

вернуться


 
ЕврАзЮж № 9 (52) 2012
Конституционное право
Искужин Р.К.
Проблемы конституционно-договорного равноправия субъектов Российской Федерации
В современных условиях модернизации и укрепления российской государственности, в том числе в системе конституционно-правового регулирования федеративных отношений в Российской Федерации, актуализируются вопросы совершенствования федеративных отношений.

Недвижимость в Черногории - это вложение в свой отдых, инвестиции в бизнес, уверенность и спокойствие за сохранность средств. Недвижимость в Черногории, вся подробная информация на сайте http://www.domadriatik.com

Исследование вопросов о природе субъективных прав акционеров по отношению к акционерному обществу представляется важным и актуальным аспектом, имеющим теоретическое и практическое значение.

   Действующее гражданское законодательство не дает участникам хозяйственного общества (акционерам) надежных гарантий осуществления и защиты своих субъективных прав из-за неопределенности правовой природы правоотношений, субъектами которых они являются.

    Вопрос об отнесении прав акционера к какой-либо уже известной для цивилистической науки группе прав был и остается актуальным. Неслучайно C.Н. Виновой отмечает, что корпоративные права акционера являются самыми сложными по своей юридической природе.  В доктрине юридическую природу данных прав рассматривают, обращаясь к постулатам различных концепций, таких как вещно-правовой, обязательственно-правовой, корпоративной, обсуждается возможность характеристики указанного субъективного права в качестве личного неимущественного права и т.д. Осветим недостатки и достоинства существующих позиций.

    Сторонники вещно-правовой концепции природы субъективного акционерного права рассматривают акционера как собственника имущества компании. На взгляд Н.Н. Пахомовой, «корпоративные отношения – это отношения по формированию и реализации отношений собственности с множеством субъектов – собственников». При этом она замечает, что «вещные права учредителей (участников) по владению, пользованию и распоряжению имуществом юридического лица в период его деятельности «парализованы» правом собственности юридического лица. У участников корпорации сохраняется правомочие присвоения, а также «остаточные» правомочия, оставшиеся после «парализации»».  При этом Н.Н. Пахомова предлагает дополнить нормативно установленный перечень правомочий собственника правомочием присвоения, которое способно отражать перераспределение экономических возможностей присвоения в различных формах, в том числе организационных формах корпоративных отношений с участием юридического лица.  Однако автор указанной позиции оставляет без ответа вопрос о том, каким образом новое правомочие сможет найти свое воплощение в рамках правоприменительной деятельности.

   Таким образом, суждения Н.Н. Пахомовой содержат предложение о принципиальной возможности разделения права собственности и о появлении «зависимых» прав участников этого правоотношения собственности, которые могут быть как одинаковыми (по степени и объемам присвоения), так и неодинаковыми (отражающими разные степени присвоения).

     На сегодняшний день данная концепция Н.Н. Пахомовой подвергается критике. Так В.В. Долинская в подтверждение ошибочности вещно-правовой концепции, в частности, приводит следующие аргументы: «Судьба имущества, внесенного в уставный капитал, отлична от судьбы остального имущества акционера... При утрате вклада, внесенного в уставный капитал (гибели вещи), права акционера не прекращаются».  Т.В. Кашанина, исследуя природу прав акционера, в этой связи замечает, что «акция удостоверяет право ее владельца на долю в имуществе АО, которое ему, однако, не принадлежит на праве собственности». 

    Полагаем, что с позицией Н.Н. Пахомовой нельзя согласиться, поскольку неверно сводить корпоративные правоотношения к вещным. Это повлечет соответствующие правовые последствия. Участники (акционеры) получат право защищать свои права через систему вещно-правовых способов защиты нарушенных прав. Кроме того, слабым местом вещной концепции можно назвать также то, что акционер по отношению к акционерному обществу не обладает вещными правами. Так как, передавая обществу имущество в счет оплаты акций, он теряет на это имущество право собственности или иное вещное право, но приобретает права по отношению к акционерному обществу, у которого возникают соответствующие права на имущество. В связи с этим полагаем слабо обоснованным суждение Н.Н. Пахомовой о том, что у членов корпорации сохраняется некое правомочие присвоения после передачи права собственности на вещь юридическому лицу. Кроме того, нормативно установлены правила, закрепляющие обособленность имущества акционерного общества от имущества участников корпорации, в ст. 2, 3 Федерального закона «Об акционерных обществах» указано о разграничении сферы хозяйственного общества и его участников.

   По указанным причинам вещно-правовой подход не получил поддержку у современного законодателя.

   В цивилистической литературе существует позиция, которая основывается на обязательственном характере всех прав акционеров, в том числе и права на участие в управлении.

     В основе указанной концепции лежит договорная теория правовой природы акционерного общества. Г.Ф. Шершеневич высказывал такое мнение, что: «договор возникает между всеми акционерами, подписавшими устав, возможность перемены личного состава путем отчуждения акций не изменяет договорного характера».

    Современные сторонники обязательственно-правовой концепции акционерных прав ищут подтверждения своей позиции в нормах закона. Так О.А. Макарова основанием для такого суждения в своих исследованиях приводит норму ст. 2 Федерального закона «Об акционерных обществах», закрепляющую «обязательственные права участников общества (акционеров) по отношению к обществу».

    К числу иных сторонников обязательственно-правовой концепции можно отнести Е.П. Губина,  В.В. Лаптева  и С.Д. Могилевского,  которые в основу своих выводов кладут нормы действующего гражданского законодательства. Авторы ссылаются на ст. 66 ГК РФ, в соответствии с которой собственником имущества является само хозяйственное общество (в том числе и АО). Соответственно, акции, по их мнению, не могут удостоверять вещные права акционера, а закрепляют лишь комплекс обязательственных прав в отношении акционерного общества.

    Однако данную точку зрения нельзя считать приемлемой по ряду причин, основными из которых являются следующие. Во-первых, реализация некоторых прав акционера является условной. Так право на дивиденд может быть реализовано лишь при условии прибыльности бизнеса, подтвержденной данными бухгалтерской отчетности. По действующему законодательству у акционера – владельца обыкновенных акций право на дивиденд возникает только в случае принятия решения о выплате (объявлении) дивидендов общим собранием акционеров. При этом размер дивидендов не может быть больше рекомендованного к выплате советом директоров, что закреплено п. 3 ст. 42 Федерального закона «Об акционерных обществах». Таким образом, как отмечает Д.В. Ломакин, для возникновения корпоративного права на дивиденд достаточно приобретения акции, поскольку оно обусловлено одним лишь фактом участия акционера в деятельности общества.  Право требовать выплаты дивиденда может возникнуть только при наличии дополнительных юридических фактов, например, решения общего собрания акционерного общества. Указанная позиция находит свое подтверждение и в материалах практики.

    Необходимость дополнительного юридического факта для реализации прав акционеров по отношению к эмитенту также прослеживается в рамках процедуры ликвидации акционерного общества. Реализация права на получение части имущества, оставшегося после ликвидации юридического лица, поставлена в зависимость от вынесения решения о ликвидации акционерного общества. Это не позволяет говорить о наличии у акционера указанного права требования до момента вынесения решения о ликвидации.

    А.В. Майфат писал, что «поскольку возможна ситуация, когда до наступления соответствующих юридических фактов акция не удостоверяет ни одного имущественного права, и содержание обязательства составляют правомочия кредитора требовать совершения или не совершения должником каких-либо действий и обязанность должника их совершать или не совершать, то отношения акционер – акционерное общество не являются обязательственными. Так как в них отсутствуют имущественные права и обязанности (до момента совершения юридического факта).

    Во-вторых, права акционеров общества опосредованы волей большинства, закрепляемой в решениях органов акционерного общества. Так преимущественное право акционера на приобретение вновь выпущенных акций может возникнуть и быть реализовано только при условии принятия положительного решения общим собранием акционерного общества о размещении дополнительных акций (и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции).

    В-третьих, значительную часть субъективных прав акционеров по отношению к эмитенту составляют юридически обеспеченные возможности поведения неимущественного характера, например, право на получение информации о деятельности общества.

    Еще в римском частном праве был сформирован постулат о невозможности существования неимущественных обязательств. К примеру, К.Ф. Чиларж писал: «...для того, чтобы стать предметом долга в юридическом смысле, предмет обязательства всегда должен иметь для кредитора имущественную ценность: то, что никак не может быть заменено доставлением денежной суммы, то с юридической точки зрения не может стать предметом долга».  Указанная позиция нашла свое подтверждение в рамках трудов ученых более современных периодов. 

    Однако в цивилистической теории зародилась и другая, противоположная точка зрения о допустимости неимущественного характера обязательства.  Таким образом, было положено начало дискуссии, осмысление которой способно стать темой отдельного диссертационного исследования. Следует отметить, что в настоящее время нормативно закреплена концепция, утверждающая имущественный характер обязательств.

    В-четвертых, акционер может осуществлять принадлежащие ему права, удостоверяемые акцией, своими собственными действиями, в этом проявляется сходство с абсолютными правами. Так, голосуя на общем собрании общества, он реализует свое право на участие в управлении деятельностью организации. Однако необходимо заметить, что данные права (как и иные права акционера) не являются в чистом виде абсолютными по своему характеру, поскольку реализация указанного права обусловлена активными действия самого акционерного общества.

    В-пятых, согласно ст. 408 ГК РФ, исполнение обязанности должником влечет прекращение обязательственного правоотношения. Таким образом, существование права требования в рамках обязательства ограничено во времени, так как праву требования корреспондирует обязанность, а «быть бесконечно обязанным нельзя», как справедливо утверждает Д.В. Ломакин.  Права же акционера по отношению к акционерному обществу существуют, пока имеется юридическая связь между указанными субъектами. Так участник акционерного общества, получив часть прибыли в виде дивиденда, не теряет права на дивиденд при дальнейшем распределении прибыли от предпринимательской деятельности общества.

    В-шестых, ст. 142 ГК РФ установлено, что акция является документом, удостоверяющим права акционера по отношению к эмитенту – акционерному обществу, в том числе право на участие в управлении деятельностью организации. Акция в силу своей юридической природы не может удостоверять какие-либо обязанности акционеров, корреспондирующие правам общества.

     Таким образом, отмеченные нами обстоятельства вскрывают явные противоречия сути субъективных прав акционеров (участников корпорации) классическому пониманию обязательственных прав. Из изложенного следует, что права акционера нельзя безусловно отнести ни к вещным, ни к обязательственным. Видовая самостоятельность корпоративных прав является предметом дискуссий в цивилистике, которые уже приносят результаты. В перспективе планируется изменение ГК РФ. Новации коснутся в том числе регламентации отношений, определяющих правовой статус АО и иных корпораций, и т.п. Указанное обстоятельство найдет свое воплощение и в рамках нормативного понимания предмета гражданско-правового регулирования. В предмет гражданского законодательства будет включена еще одна группа отношений, а именно корпоративные отношения, под которыми следует понимать отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими. Кроме того, Проект ГК РФ, предлагая классификацию юридических лиц путем установления деления на корпоративные и унитарные юридические лица, закрепляет права участников (членов) корпорации, в том числе участвовать в управлении имущественными делами корпорации.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика