Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Структура конституций республик в составе Российской Федерации
Научные статьи
16.10.12 12:56

вернуться

  
ЕврАзЮж № 9 (52) 2012
Конституционное право
Сафина С.Б.
Структура конституций республик в составе Российской Федерации
В статье рассматривается структура конституций республик в составе Российской Федерации, исследуются общие признаки, различия и особенности.

сглобяеми къщи  
Под структурой конституции принято понимать ее внутреннее разделение на определенные части (разделы, главы, параграфы и т.д.), а также порядок расположения этих частей. Порядок расположения частей отражает, как правило, иерархию приоритетов в государственно-правовом регулировании, значимость тех или иных общественных отношений.

    Как уже было отмечено в юридической литературе, структура любой конституции всегда обусловлена предметом (содержанием) соответствующего конституционного регулирования. Содержание конституции непосредственно воздействует на ее форму, т.е. структуру, находится в диалектической взаимосвязи.

    Рассматривая содержание конституций республик в составе Российской Федерации, обратимся сначала к федеральной конституции. Исходя из смысла ее статей,  в республиканских конституциях возможно закрепление норм о статусе республик в качестве государств (часть 2 статьи 5 Конституции), о сохранении государственной целостности Российской Федерации (часть 3 статьи 5 Конституции), о соблюдении принципов единства системы государственной власти и равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (часть 3 статьи 5 Конституции), об организации органов государственной власти в республиках (часть 2 статьи 11 Конституции), о высшей юридической силе, прямом действии на всей территории Российской Федерации федеральной Конституции (часть 1 статьи 15 Конституции), об обязанности соблюдать Конституцию Российской Федерации (часть 2 статьи 15 Конституции), о статусе республики (часть 1 статьи 66 Конституции), о границах между субъектами Российской Федерации (часть 3 статьи 67 Конституции), о государственном языке Российской Федерации и государственном языке соответствующей республики (часть 1 и 2 статьи 68 Конституции), о гарантиях сохранения родного языка (часть 3 статьи 68 Конституции), о предметах ведения соответствующей республики (статья 73 Конституции), о собственном правовом регулировании (часть 4 статьи 76 Конституции), о действии нормативных правовых актов республики в общей системе федерального законодательства (часть 5 и 6 статьи 76 Конституции), о системе органов государственной власти республики (статья 77 Конституции).

    Помимо норм федеральной Конституции, упоминающих о предмете конституционного регулирования на уровне республик, существуют нормы федеральных законов (например, Федеральный закон от 6.10.1999 г. № 184-ФКЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»), позволяющих республике закреплять принципы организации и деятельности системы органов государственной власти республики, виды, структуру, правовой статус органов государственной власти республики, издаваемые ими акты, законотворческий процесс и т.д. Из смысла других федеральных законов следует возможность закрепления в республиканских конституциях административно-территориального деления республики, особенностей налогового регулирования, других экономических отношений.

     Структура всех республиканских конституций имеет много общего со структурой федеральной Конституции и в целом отвечает классической мировой схеме: преамбула или введение; основная часть (основное содержание); заключительные и переходные положения. В мировой практике дополнительной структурной частью могут выступать приложения, но в российской практике их нет.

    Преамбула (от лат. preambulus – идущий впереди; англ. – preamble; фр. – preambule) – вводная или вступительная часть законодательного или иного правового акта. Обычно в преамбуле в концентрированной форме излагаются цели и задачи данного акта, условия, обстоятельства и мотивы, послужившие поводом для его принятия. Из преамбулы, как правило, видно, от чьего имени провозглашается конституция, как она принята; каковы приоритеты государственного и общественного развития; могут быть включены ссылки на иные нормативные правовые акты, декларации, договоры.

   Рассматривая конституции субъектов в любом федеративном государстве, очевидна их главная характеристика: практически все конституции субъектов федерации производны в своем содержании, а, следовательно, и в структуре от федеральной конституции. Безусловно, степень схожести может быть разная, но в принципиальных основных устоях федеральная и региональные конституции однотипны, т.е. являются продуктом одной общественно-политической системы.

   Исследуя преамбулы республиканских конституций, можно заметить, что все они в самом начале указывают на способ принятия конституции или субъект, принимавший конституцию. Здесь можно рассмотреть конституции трех видов: принятые законодательным (представительным) органом, принятые референдумом, принятые специально созданным для этого случая органом.

    Преамбулы конституций республик первого вида – Адыгеи, Карелии, Коми, Чувашии, Хакасии, Удмуртии  – были приняты соответствующими парламентами и содержат следующую конструкцию: «Законодательное Собрание (Верховный Совет, Государственный Совет…), выражая волю народа…, принимает Конституцию».

    Конституции Алтая, Бурятии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии тоже были приняты соответствующими парламентами, но преамбулы начинаются со слов: «Мы, полномочные представители (депутаты…) многонационального народа… принимаем Конституцию…».

    В конституциях Ингушетии, Северной Осетии, Республики Саха, несмотря на то, что они были приняты тоже парламентским способом, преамбулы выглядят следующим образом: «Мы, многонациональный народ республики…, принимаем настоящую Конституцию». Такой способ построения преамбулы видится не совсем корректным. Признавая безусловный представительный характер республиканского парламента, в данном контексте отождествлять депутатов с народом республики видится неверным. «Мы, многонациональный народ…» подразумевает референдум. В данном случае правильнее было бы написать так, как это сделано в преамбуле Конституции Башкортостана: «Мы, многонациональный народ Республики Башкортостан, принимаем в лице своих полномочных представителей Конституцию Республики Башкортостан».

   Преамбулы конституций республик второго вида – Тывы и Чеченской республики – содержат следующую конструкцию: «Мы, многонациональный народ республики … принимаем и провозглашаем настоящую Конституцию…». Эта конструкция здесь подтверждает принятие конституций путем референдума. Своеобразна преамбула Конституции Татарстана: «Настоящая Конституция, выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа, реализует …, исходит …, способствует …, создает …», т.е. не содержит указания на способ принятия конституции.

    И, наконец, в республиканских конституциях третьего вида – Дагестана,  Калмыкии, Марий Эл, Мордовии, принятых соответствующими Конституционными Собраниями, преамбулы написаны либо от лица многонационального народа республики, либо от лица народа через своих представителей, либо от лица полномочных представителей. Конституция Дагестана и Степное Уложение Калмыкии начинаются со слов «Мы, многонациональный народ… принимаем Конституцию…». Выше мы уже рассматривали данную конструкцию и отмечали, что она удачна в случае принятия конституции путем референдума. В данном случае обе конституции были приняты соответствующими конституционными собраниями, и более уместным было бы говорить о полномочных представителях многонационального народа каждой из республик. Например, как в Конституции Мордовии: «Мы, полномочные представители…» или в Конституции Марий Эл: «Народ Республики Марий Эл через своих представителей в Конституционном Собрании…».

   Нельзя не отметить существенную особенность преамбулы Конституции Мордовии: это единственная республика в составе Российской Федерации, которая, как следует из текста преамбулы, «принята полномочными представителями многонационального народа Российской Федерации, проживающего в Республике Мордовия», а не народа республики.

    Помимо способа принятия конституции, практически во всех преамбулах республиканских конституций закрепляется многонациональный характер народа республики, приоритет прав и свобод человека и гражданина, принцип самоопределения народов, гражданский мир и согласие, целостность российского государства, приоритет общечеловеческих ценностей, благополучие и процветание народов, вера в добро и справедливость и т.п. Преамбула Степного Уложения (Конституции) Республики Калмыкия начинается со слов: «Да будет благополучие!». В конституциях двух республик – Башкортостана и Саха (Якутии) преамбулы содержат ссылки на республиканские Декларации о государственном суверенитете республик, а преамбула Конституции Башкортостана дополнительно ссылается на Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении  предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан».

   Ряд конституций республик в своих преамбулах содержат ссылки на федеральную Конституцию. Так Парламент Республики Адыгея, Законодательное Собрание Республики Карелия, Верховный Совет Республики Хакасия «…основываясь на Конституции Российской Федерации…», принимает конституцию республики. В других преамбулах говорится: «Многонациональный народ Республики Северная Осетия–Алания… подтверждая свою приверженность принципам и положениям Конституции Российской Федерации, провозглашает и устанавливает настоящую Конституцию»; «Мы, многонациональный народ Республики Тыва… руководствуясь положениями Конституции Российской Федерации, принимаем настоящую Конституцию…».

    Основная часть республиканских конституций (основное содержание) тоже в целом отвечает классическим требованиям и очень похожа на основную часть федеральной конституции. Большинство конституций делятся на разделы, главы, статьи. Количество разделов разнится от одного, т.к. второй утратил силу (в конституциях Республики Ингушетия и Республики Северная Осетия–Алания) до семи (в конституциях Республики Алтай и Республики Татарстан). Подобно федеральной конституции некоторые республиканские конституции содержат два раздела (основная часть и заключительные и переходные положения). Это конституции Башкортостана, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Саха (Якутии), Удмуртии, Мордовии, Тывы, Чеченской Республики. Немало конституций, которые не используют в качестве структурных единиц разделы, а сразу делятся на главы и статьи. Так, например, нет разделов в конституциях республик Дагестан, Карелия, Калмыкия, Бурятия, Марий Эл, Хакасия, Чувашия. Интересна с этой точки зрения конституция Калмыкии, потому что она не делится не только на разделы, но и на главы. Единственной структурной единицей ее является статья (если не считать пунктов в Заключительных и переходных положениях).

   По количеству глав республиканские конституции тоже отличаются. Их число варьируется от 4-х (в конституции Татарстана) до 18-ти (в конституции Алтая). Наиболее часто встречающееся количество глав – 10 и 11 (в конституциях Башкортостана, Адыгеи, Бурятии, Хакасии, Чувашии, Удмуртии, Ингушетии, Дагестана, Саха (Якутии), Северной Осетии (Алания), Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии). Названия глав отвечают их содержанию и практически во всех конституциях одинаковы. Везде есть главы, закрепляющие основы конституционного строя соответствующей республики, есть главы, регламентирующие права и свободы человека и гражданина. В некоторых республиканских конституциях наряду с правами закрепляются и обязанности (конституции Башкортостана, Тывы, Саха (Якутии), Бурятии, Хакасии, Коми). Конституция Республики Адыгея даже выделила под правовой статус человека и гражданина самостоятельный раздел «Правовой статус личности», в котором содержатся две главы: «Права и свободы человека и гражданина» и «Обязанности гражданина». Отдельный раздел о правовом статусе человека и гражданина существует и в конституции Республики Алтай. Он делится на пять глав, закрепляющих соответственно общие положения, гражданские и политические права и свободы гражданина и человека, экономические, социальные и культурные права гражданина и человека, гарантии прав и свобод гражданина и человека, обязанности гражданина и человека. Также существует самостоятельный раздел «Основные права, свободы и обязанности человека и гражданина» в конституции Республики Татарстан. Но в отличие от предыдущих конституций, он не делится на главы, а состоит непосредственно из статей.

   В некоторых республиканских конституциях главы о правах и свободах человека и гражданина носят название «Защита прав и свобод человека и гражданина» (конституции Республики Удмуртия, Республики Чувашия). С точки зрения принципа разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов российской Федерации, закрепленного ч. 3 статьи 5 Конституции Российской Федерации, указанная формулировка названия главы видится более уместной. Ведь исходя из смысла статей 71 и 72  федеральной Конституции, на уровне республики в составе Российской Федерации возможно не определение и регулирование правового статуса человека и гражданина, а только его защита.

     Практически во всех республиканских конституциях есть главы, регламентирующие правовой статус соответствующей республики или ее административно-территориальное устройство. Отсутствие подобных глав в конституциях Республик Адыгея и Карелия не означает, что в конституциях не определяется статус республики, просто он закрепляется в начале конституции, в главе об основах конституционного строя соответствующей республики. Подавляющее большинство республиканских конституций сразу же в первых статьях закрепляют формулировки о том, что соответствующая республика является демократическим правовым государством в составе Российской Федерации. Также нередко закрепляется, что республика является равноправным субъектом Российской Федерации. Некоторые республики определяют свой статус своеобразно. Например, статья 1 Конституции Республики Северная Осетия–Алания гласит: «Республика Северная Осетия–Алания – есть демократическое, правовое государство, выражающее волю и интересы ее многонационального народа», и только в статье 61 отмечается, что республика является равноправным субъектом в составе Российской Федерации. А в Конституции Республики Ингушетия в статье 1 говорится, что «Республика Ингушетия – демократическое, правовое, светское государство, образованное на основе реализации народом Ингушетии своего неотъемлемого права на национально-государственное самоопределение», и нигде далее по тексту этот статус не уточняется. Еще более своеобразным способом определяется статус республики в Конституции Татарстана. В соответствии со статьей 1, «Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией…».

    Значительное количество глав в каждой республиканской конституции отведено регламентированию организации и деятельности органов государственной власти. В некоторых конституциях организации государственной власти отведены отдельные разделы, например, в конституциях Республик Алтай, Татарстан, Адыгея, Коми. Главы  отражают непосредственно наименования  соответствующих государственных органов. В конституциях Алтая, Адыгеи, Коми в разделах о государственной власти содержится глава и о местном самоуправлении, а в конституции Татарстана местное самоуправление занимает отдельный раздел. Как известно, порядок расположения, очередность глав в текстах конституций всегда несет и смысловую нагрузку, показывает приоритет того или иного конституционно-правового института. В большинстве республиканских конституций перечень глав об органах государственной власти открывают главы о законодательной власти, либо о законодательном органе республики. В ряде конституций на первом месте располагаются главы о  должностном лице соответствующей республики (Бурятия, Ингушетия, Карачаево-Черкесия,  Кабардино-Балкария, Мордовия, Чеченская Республика, Чувашия).

    Многие республиканские конституции регламентируют правовой статус судебных органов и прокуратуры в одной главе, подобно федеральной конституции. Это сделано, например, в конституциях Татарстана, Коми, Удмуртии, Хакасии, Ингушетии, Чеченской Республики. В некоторых конституциях судебная власть и прокуратура разведены (Республики  Адыгея, Марий Эл, Северная Осетия (Алания)), а в некоторых – прокуратура вообще не выделена в заголовках глав (Республики Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Карелия, Чувашия, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария).

   Главы о местном самоуправлении практически во всех республиканских конституциях следуют за главами об органах государственной власти. Есть особенности только в наименованиях глав, например, в конституции Ингушетии соответствующая глава называется «Местное самоуправление и народное представительство», в конституции Марий Эл – «Административно-территориальное деление. Местное самоуправление».

    Как уже отмечалось, количество глав в конституциях республик значительно разнится (от 7 до 18), в связи с этим можно наблюдать большое разнообразие наименований глав, особенно в больших по структуре текстах. Так, например, в конституции Тывы есть главы о выборах и референдуме, о предметах ведения и полномочиях республики, об основах  социальной политики, об основах экономической политики, об основах финансовой политики, об основах экологической политики, об обеспечении правопорядка и общественной безопасности, об основах государственной и муниципальной службы.

    В большинстве республиканских конституций содержатся главы, регламентирующие статус столицы республики и государственные символы республики. Нет подобных глав в конституциях Республик Адыгея, Коми, Марий Эл, Чеченской Республики, Удмуртии, Хакасии, Чувашии, Карелии, Саха (Якутии), Северной Осетии (Алании).

    Как и подобает классической конституции, замыкают конституционные тексты  республик главы о порядке принятия республиканской конституции, вступления в силу, о порядке внесения в нее изменений и дополнений (либо поправок и пересмотра). В некоторых конституциях существуют  заключительные и переходные положения, причем нередко они образуют соответствующий раздел конституции. В этом разделе регламентируются сроки действия высшего должностного лица республики, законодательного и исполнительных органов в связи с принятием конституции. В конституции Башкортостана в разделе с заключительными и переходными положениями оговаривается порядок действия Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан».

    Как уже отмечалось, среди республиканских конституций по структуре выделяется особо Степное Уложение (конституция) Калмыкии, ввиду того, что она не имеет деления на главы и разделы. Состоит она из 48 статей (это самая маленькая по объему конституция) и 3 пунктов, образующих заключительные и переходные положения.

     Самой большой по количеству статей необходимо признать конституцию Алтая – в ней 151 статья. Да и по структуре она самая обширная: 18 глав, 7 разделов. Это самая развернутая республиканская конституция. Далее по степени убывания идут конституции Тывы (143 статьи), Кабардино-Балкарии (139 статей), Хакасии (135 статей), Саха-Якутии (127 статей), Башкортостана и Татарстана (по 126 статей) и т.д.

    Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что структура республиканских конституций в целом отвечает теории классической конституции, соответствует ей. При этом наблюдается умеренное разнообразие, не имеющее принципиального характера.

     Как уже было отмечено, в текстах некоторых республиканских конституций есть отступления от правил юридической техники, касающихся структуры документа. В связи с этим видится разумным принятие на федеральном уровне законодательного акта о нормативных правовых актах в Российской Федерации, который бы регламентировал основные правила подготовки, в том числе и конституционных актов республик.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика