Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Влияние судебной практики на форму государственного правления
Научные статьи
16.10.12 13:05

вернуться

  
ЕврАзЮж № 9 (52) 2012
Конституционное право
Пушкарев С.В.
Влияние судебной практики на форму государственного правления
На формирование формы государственного правления оказывает влияние множество факторов. Особое место среди них занимает судебная практика. Проведенный сравнительный анализ показывает, что за последние 200 лет, прошедшие с момента принятия знаменитого решения Верховного суда США по делу Мэрбери против Мэдисона, суды стали активно корректировать государственно-правовую архитектуру, контролируя соблюдение базовых конституционных принципов во взаимоотношениях высших органов государственной власти и их должностных лиц. Обнаруженные судебные акты показывают, что соглашения политических акторов очень часто подвергаются пересмотру Верховными судами и органами конституционного контроля.

 Анапа – это самый лучший курорт для семейного отдыха с маленькими детьми на всём российском побережье Черного моря. Отдых в Анапе, вся подробная информация на сайте http://www.obanape.ru
    Среди многочисленных факторов, влияющих на форму правления того или иного государства, особое место можно отвести судебной практике. Можно утверждать, что во многих случаях соглашениям политических акторов о порядке их взаимоотношения при осуществлении государственной власти не суждено было сбыться именно из-за позиции судебных органов.

    Самым знаменитым судебным решением о порядке взаимоотношения различных ветвей власти является решение Верховного суда США 1803 г. по делу William Marbury v. James Madison, Secretary of State of the United States. 

    В самом тексте Конституции США нигде специально не говорится о полномочии Верховного суда объявлять неконституционными принятые законы: по всем делам, касающимся послов, других официальных представителей и консулов, а также по тем, в которых штат является Стороной, Верховный суд наделяется первоначальной юрисдикцией. По всем другим упомянутым выше делам Верховный суд наделяется апелляционной юрисдикцией по вопросам как права, так и факта, с такими исключениями и по таким правилам, какие устанавливает Конгресс. Дела обо всех преступлениях, исключая те, которые преследуются в порядке импичмента, подлежат рассмотрению судом присяжных; такое рассмотрение должно происходить в том штате, где преступления совершены; но когда они совершены не в пределах какого-либо штата, рассмотрение дела происходит в том месте или местах, какие Конгресс может указать в законе (п. 1 разд. 2 ст. III Конституции США).

    Правда, некоторые намеки на подобные полномочия содержались в разъяснениях «Федералиста» и принадлежали перу А. Гамильтона: «Если станут утверждать, что законодательные органы – сами конституционные судьи своих прав, и истолкование ими собственной роли обязательно для других органов, то можно ответить: это отнюдь не обязательно и никак не следует из какого-нибудь положения конституции. Другими словами, нельзя предполагать, что в конституции имеется в виду дать возможность представителям народа заместить волю избирателей своей волей. Куда более рационально предположить, что суды учреждают, чтобы служить промежуточными органами между народом и законодательной властью, дабы, помимо прочего, они держали ее в рамках предоставленной ей компетенции. Толкование законов – должная и свойственная судам сфера деятельности. Конституция является и должна рассматриваться судьями как основной закон. Они должны определять ее значение, как и значение любых конкретных актов, исходящих от законодательного органа. Если при этом возникают непримиримые противоречия между ними, следует отдавать предпочтение высшим обязательствам, которые и имеют силу, или, другими словами, конституцию следует ставить выше статута, намерение народа – выше намерений его представителей».

   Именно в этом решении Верховный суд США впервые объявил акт Конгресса неконституционным. До этого момента Верховный суд фактически не имел ничего из тех прав и полномочий, которыми он владеет сейчас. Другим результатом принятого по делу Мербери против Мэдисона решения стала возросшая сила национального правительства и определение Конституции как высшего, основного закона государства. Верховный суд значительно увеличил свой статус и стал полноправным участником сдержек и противовесов наряду с законодательной и исполнительной властями.

   В настоящее время Верховные и Конституционные суды различных государств в своих решениях и постановлениях также уделяют значительное внимание вопросам государственного управления.

    Так Постановление Конституционного суда Словацкой Республики от 24 июня 1998 г. указывает на невозможность переноса правомочий Президента Словацкой Республики на министра юстиции и генерального прокурора, на основании которого они могут уделить милость, а в необоснованном заявлении отказать. Такие действия нельзя считать сотрудничеством при осуществлении компетенции Президента Республики, но самостоятельно вынесенным решением и таким способом и вмешательством в исключительные конституционные правомочия иного государственного органа. В этом деле Конституционный суд Словакии указал, что Президент Словацкой Республики как государственное лицо, в соответствии со ст. 2 абз. 2 Конституции Словацкой Республики, может действовать лишь на основе Конституции, в ее пределах и в объеме и способом, установленным законом. Это действительно и в случаях, согласно п. «и» ст. 102 Конституции Словацкой Республики. Это право Президента является его личным правом, непереносным на иные государственные органы. Право вынесения решения об уделении милости или отказе является исключительным правом главы государства.

    В Постановлении от 22 января 1998 г. Конституционный суд Словакии указал, что решение Президента Словацкой Республики о провозглашении референдума является действенным и неизменным. Вызывает надлежащие правовые действия и возлагает обязанности на все субъекты, которые, согласно закону Словацкого Национального Совета № 564/1992 Св. «О способе проведения референдума»,  в соответствии с последующими предписаниями принимают участие в провозглашенном референдуме. Никакой государственный орган, Президент Словацкой Республики, Правительство Словацкой Республики, Конституционный суд Словацкой Республики, министерства или иные государственные органы не могут изменить формулировку, количество или порядок вопросов, провозглашенных в референдуме Президентом Республики.

    Конституция Словацкой Республики ст. 2 абз. 2 ставит государственным органам в обязанность «действовать лишь в объеме и способом, установленным законом». Приведенное постановление действительно и в отношении министерства, которое не может изменить или заменить постановление правительства, решение Президента Словацкой Республики о провозглашении референдума, но и решение Конституционно суда Словацкой Республики в разбирательстве о толковании конституционного закона. До поры, пока Конституционный суд Словацкой Республики в разбирательстве о соответствии правовых предписаний, согласно ст. 125 Конституции Словацкой Республики, не решил наоборот, действует презумпция конституционности закона (и решения Президента Словацкой Республики о провозглашении референдума, проведенного на основании ст. 95 Конституции Словацкой Республики).

    Ни Министерству внутренних дел, ни иному государственному органу на основании закона Словацкого Национального Совета № 564/1992 Св. «О способе проведения референдума» не были даны правомочия следить за соблюдением правовых предписаний во время подготовки и проведения референдума и оценивать, были ли вопросы, предложенные на основе решения Президента республики о провозглашении референдума, сформулированы в соответствии с законом. Отсутствие такого правомочия исключает для любого государственного органа возможность дополнительно, после уже провозглашения референдума, выносить решение об изменениях на избирательных бюллетенях (например, тем, что выпустит на них вопрос, который был законным способом провозглашен Президентом республики). Министерство внутренних дел не было уполномочено изменить содержание референдума (и количество вопросов), провозглашенного решением Президентом республики, опубликованным в Своде законов № 76/1997 Св. В этом решении Конституционный суд Словакии оградил Президента от посягательств отдельных государственных органов на ревизию его конституционных полномочий и фактическое изменение его положения в системе государственного управления.
Одним из самых известных за последнее время судебных решений, которое оказало серьезное влияние на развитие формы государственного правления, стало Решение Конституционного суда Украины от 30 сентября 2010 года № 20-рп/2010 по делу № 1-45/2010.

    Поводом к рассмотрению дела, в соответствии со статьями 39, 40 Закона Украины «О Конституционном суде Украины», стало конституционное представление 252 народных депутатов Украины о соответствии Конституции Украины (конституционности) Закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 года № 2222–IV.

    Как указал Конституционный суд Украины в соответствии с официальным толкованием положений статьи 159 Конституции Украины, данным Конституционным судом Украины в Решении от 9 июня 1998 года № 8-рп/98 по делу о внесении изменений в Конституцию Украины, «в случае внесения в процессе рассмотрения в Верховной Раде Украины поправок в законопроект он принимается Верховной Радой Украины при условии наличия заключения Конституционного суда Украины о том, что законопроект с внесенными в него поправками соответствует требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины» (абзац второй пункта 2 резолютивной части). При этом Конституционный суд Украины в названном решении указал, что в соответствии со статьей 159 Конституции Украины обязательной проверке на соответствие статьям 157 и 158 Конституции Украины подлежит не только законопроект, представленный в Верховную Раду Украины в порядке статей 154, 155 и 156 Конституции Украины, но и все возможные поправки, внесенные в него в процессе его рассмотрения в  пленарном заседании Верховной Рады Украины. Законопроект, который, согласно заключению Конституционного суда Украины, соответствовал требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины и в который были внесены поправки во время рассмотрения в пленарном заседании Верховной Рады Украины, подлежит также проверке Конституционным судом Украины о соответствии этого законопроекта требованиям указанных статей Конституции Украины перед принятием его как закона о внесении изменений в Конституцию Украины (абзацы шестой, седьмой пункта 3 мотивировочной части).

    Следовательно, согласно Основному Закону Украины, наличие соответствующего заключения Конституционного Суда Украины является обязательным условием рассмотрения законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины в пленарном заседании Верховной Рады Украины. Осуществление Конституционным судом Украины предварительного (превентивного) контроля соответствия такого законопроекта требованиям, установленным статьями 157 и 158 Конституции Украины, со всеми возможными поправками, внесенными в него в процессе рассмотрения в пленарном заседании Верховной Рады Украины, является неотъемлемой стадией конституционной процедуры внесения изменений в Основной Закон Украины.

   Решая вопросы, поднятые в конституционном представлении, Конституционный суд Украины исходит из того, что конституционному контролю подлежит не содержание Закона № 2222, а установленная Конституцией Украины процедура его рассмотрения и принятия. Аналогичный подход был применен Конституционным судом Украины в Решении от 7 июля 2009 года № 17-рп/2009 по делу о конституционно установленной процедуре вступления в силу закона. Указанным решением признан неконституционным Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно полномочий Конституционного суда Украины, особенностей производства по делам по конституционным обращениям и недопущения злоупотреблений правом на конституционное представление» от 19 марта 2009 года № 1168–VI.

   Конституционный суд Украины 10 декабря 2003 года дал Заключение № 3-в/2003 о соответствии Законопроекта № 4180 требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины по делу о внесении изменений в статьи 76, 78, 81, 82 и другие Конституции Украины.

   В процессе доработки Законопроекта № 4180 и предварительного его одобрения 23 июня 2004 года большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины в него были внесены изменения, в том числе дополнения, уточнения формулировок предписаний и редакционные правки. На Законопроект № 4180 с внесенными в него поправками 23 июня 2004 года Конституционный суд Украины дал Заключение от 12 октября 2004 года № 2-в/2004.

    Во время дальнейшего рассмотрения Законопроекта № 4180 Верховной Радой Украины в него снова были внесены поправки (изменения). Однако измененный Законопроект № 4180 не был направлен Верховной Радой Украины в Конституционный суд Украины для дачи заключения о его соответствии требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины, а был рассмотрен и принят ею 8 декабря 2004 года как Закон № 2222.

    Анализ Законопроекта № 4180, относительно которого Конституционный суд Украины дал Заключение от 12 октября 2004 года № 2-в/2004, и Закона № 2222 позволяет констатировать, что Законом № 2222 в Конституцию Украины были внесены положения части четвертой статьи 90, пункта 12 части первой статьи 106, не содержащиеся в Законопроекте № 4180, который был на рассмотрении в Конституционном суде Украины.

    В сравнении с Законопроектом № 4180 содержательно различаются измененные Законом № 2222 положения частей первой, второй статьи 78, пункта 6 части второй, части шестой статьи 81, пункта 26 части первой статьи 85, части четвертой статьи 90, части четвертой статьи 94, пунктов 14, 22 части первой статьи 106, пункта 92 статьи 116, части первой статьи 120 Конституции Украины. Из предложенных Законопроектом № 4180 изменений в Конституцию Украины Верховной Радой Украины исключены положения о дополнении пунктом 93 статьи 116, частями четвертой, восьмой, девятой, десятой статьи 118, частью второй статьи 120, пунктом 2 части пятой статьи 126, частью второй статьи 148 Конституции Украины.

   Таким образом, 8 декабря 2004 года Верховная Рада Украины рассмотрела Законопроект № 4180 с поправками, относительно которого Конституционный суд Украины не давал заключения, и постановила Закон № 2222, чем нарушила требования части второй статьи 19, статьи 159 Конституции Украины.

    Верховная Рада Украины 8 декабря 2004 года одним (одновременным) голосованием приняла Закон № 2222 вместе с Постановлением Верховной Рады Украины «О предварительном одобрении законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины» № 2223–IV и Законом Украины «Об особенностях применения Закона Украины «О выборах Президента Украины» при повторном голосовании 26 декабря 2004 года» № 2221–IV. Одновременное принятие самостоятельных правовых актов, предмет регулирования которых и определенные в статьях 91, 155 Конституции Украины процедуры их рассмотрения и принятия являются разными, свидетельствует о нарушении Верховной Радой Украины части второй статьи 19 Конституции Украины при принятии Закона № 2222.

    Несоблюдение конституционной процедуры рассмотрения и принятия Закона № 2222 отметили в своих заключениях европейские и отечественные публичные институты, в частности Парламентская Ассамблея Совета Европы, Национальная комиссия по укреплению демократии и утверждению верховенства права, Европейская Комиссия «За демократию через право» (Венецианская Комиссия) [сюда добавить про заключения Венецианской комиссии по конституционным изменениям в Украине 2003–2008 гг.]. По их мнению, данная процедура была внедрена с нарушениями принципов демократического государства и верховенства права. В документах указанных организаций речь идет о таких нарушениях, как рассмотрение Верховной Радой Украины без заключения Конституционного суда Украины окончательного текста Законопроекта № 4180, одновременное голосование за принятие нескольких нормативно-правовых актов.

   Так в пункте 14 Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 5 октября 2005 года № 1466 «О выполнении обязанностей и обязательств Украиной» указано: «Парламентская Ассамблея также обеспокоена тем, что новые конституционные изменения были одобрены без предварительного рассмотрения Конституционным судом так, как это предусмотрено статьей 159 украинской Конституции, и как это истолковано в решении Конституционного суда Украины от 1998 года» .

   В Заключении Национальной комиссии по укреплению демократии и утверждению верховенства права, принятом 27 декабря 2005 года, указано, что рассмотрение и принятие Закона № 2222 осуществлено Верховной Радой Украины с нарушением требований статьи 159 Конституции Украины.

   Таким образом, Верховная Рада Украины приняла Закон № 2222, не придерживаясь установленной Конституцией Украины процедуры его рассмотрения и принятия, чем нарушила положения ее части второй статьи 6, части второй статьи 19, пункта 1 части первой статьи 85, статьи 159.

   Конституционный суд согласился с авторами ходатайства и признал не соответствующим Конституции Украины (неконституционным) Закон Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 года № 2222–IV в связи с нарушением конституционной процедуры его рассмотрения и принятия.

    Имели существенное значение и другие акты Конституционного суда Украины, такие как Заключение по делу о даче заключения о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины относительно неприкосновенности требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины по обращению Верховной Рады Украины № 1-в/2012 от 10 июля 2012 г.,  Заключение по делу о даче заключения о соответствии законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины относительно  проведения очередных выборов народных депутатов Украины, Президента Украины, депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым, местных советов и сельских, поселковых, городских голов требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины по обращению Верховной Рады Украины (дело о внесении изменений в статьи 76, 77, 103, 136, 141 и в раздел ХV «Переходные положения» Конституции Украины) № 3-в/2010 от 18 ноября 2010 г.,  Решение по делу о соответствии Конституции Украины (конституционности) положений частей пятой, шестой статьи 75, части четвертой статьи 77 Регламента Верховной Рады Украины, утвержденного Законом Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины», по конституционному представлению 51 народного депутата Украины (дело об избрании Председателя Верховной Рады Украины) № 15-рп/2012 от 11 июля 2012 г.,  Решение по делу о соответствии Конституции Украины (конституционности) части первой статьи 202 Регламента Верховной Рады Украины, утвержденного Законом Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины», в редакции Закона Украины «О внесении изменения в Регламент Верховной Рады Украины» по конституционному представлению 47 народных депутатов Украины (дело о законодательной инициативе) № 12-рп/2012 от 30 мая 2012 г.,  Решение по делу о соответствии Конституции Украины (конституционности) части пятой статьи 52, абзаца второго части десятой статьи 98, части третьей статьи 99 Закона Украины «О выборах народных депутатов Украины» по конституционному представлению 51 народного депутата Украины (дело о выдвижении кандидатов в народные депутаты Украины при смешанной избирательной системе) № 8-рп/2012 от 5 апреля 2012 г.

   Существенное влияние на политико-правовые процессы и, в конечном счете – на форму правления, оказывает и Конституционный суд Молдавии. Так 12 июня 2009 г. Конституционный суд Молдавии принял Заключение № 2 о констатации обстоятельств, оправдывающих роспуск Парламента Республики Молдова.

   Согласно положениям ст. 78 ч. (1) и ч. (3) Конституции, Парламент тайным голосованием избирает Президента Республики Молдова. Президентом Республики Молдова избирается кандидат, набравший три пятых голосов избранных депутатов.

   Процедура избрания Президента Республики Молдова регламентирована органическим Законом № 1234-XIV от 22 сентября 2000 года «О процедуре избрания Президента Республики Молдова» (далее – Закон № 1234-XIV от 22 сентября 2000 года).

   Постановлением № 11-XVII от 13 мая 2009 года  Парламент установил дату избрания Президента Республики Молдова – 20 мая 2009 года. Одновременно Постановлением № 12-XVII  Парламент образовал специальную комиссию по проведению выборов Президента Республики Молдова (далее – специальная комиссия).

    20 мая 2009 года, в соответствии с положениями ст. 78 ч. (1) Конституции, ст. 1 и ст. 6 Закона № 1234-XIV от 22 сентября 2000 года, на открытом специальном заседании Парламента были проведены очередные выборы Президента Республики Молдова, в которых на должность Президента Республики Молдова были выдвинуты две кандидатуры. Ни один из кандидатов не набрал необходимого количества голосов – три пятых из числа избранных депутатов (61 голос).

   Учитывая тот факт, что 41 депутатов Парламента не приняли участие в первом туре голосования, мотивируя несогласием с предложенными кандидатурами, по предложению специальной комиссии Парламент Постановлением № 15-XVII от 20 мая 2009 года  назначил повторные выборы Президента Республики Молдова на 28 мая 2009 года.

   Для участия в повторных выборах кандидатами на должность Президента Республики Молдова были выдвинуты два кандидата.

   Заседание Парламента по выборам Президента Республики Молдова, назначенное на 28 мая 2009 года, было перенесено на 3 июня 2009 года.

    3 июня 2009 года после повторных выборов ни один из кандидатов не набрал необходимого количества голосов для избрания Президента Республики Молдова, таким образом, Президент Республики Молдова не был избран.

    Президент Республики Молдова обратился в Конституционный суд по поводу констатации обстоятельств, оправдывающих роспуск Парламента XVII созыва, указав, что неучастие 41 депутата от оппозиционных парламентских фракций в ординарных и повторных выборах Президента Республики Молдова является обструкцией, которая влечет последствия, предусмотренные в ст. 78 ч. (5) Конституции и ст. 10 ч. (2) Закона № 1234-XIV от 22 сентября 2000 года.

   Глава V Конституции Республики Молдова содержит положения о Президенте Республики Молдова – главе государства.

   Как было отмечено выше, Президент Республики Молдова избирается Парламентом тайным голосованием (ст. 78 ч. (1) Конституции).

   Согласно ст. 78 ч. (3) Конституции и ст. 9 ч. (1) Закона № 1234-XIV от 22 сентября 2000 года, избранным признается кандидат, набравший три пятых голосов избранных депутатов.

    В Постановлении № 45 от 18 декабря 2000 г. «О толковании положений ст. 78 ч. (3) и ч. (5) Конституции»  Конституционный суд отметил, что открытое специальное заседание Парламента по избранию Президента Республики Молдова и выборы Президента как таковые являются действительными только в том случае, если в них приняли участие не менее чем 61 депутат – три пятых голосов избранных депутатов.

   Одним из важных факторов взаимоотношений властей в государстве является конституционное право Президента распустить Парламент в случаях, предусмотренных ст. 78 ч. (5) и ст. 85 Конституции.
Роспуск главой государства Парламента имеет место в случаях невозможности формирования Правительства для разрешения правительственного кризиса, конфликтов, вызванных блокированием в течение трех месяцев принятия Парламентом законов, а также в случае неизбрания Президента Республики Молдова после повторных выборов.

    Согласно Высшему закону (ст. 135 ч. (1) п. f), констатация обстоятельств, оправдывающих роспуск Парламента, входит в компетенцию Конституционного суда.

   Как усматривается из стенограмм открытых специальных заседаний Парламента от 20 мая 2009 года и 3 июня 2009 года, отказ 41 депутата от оппозиционных парламентских фракций принимать участие в выборах Президента Республики Молдова мотивирован несогласием с предложенными правящей партией кандидатурами на должность Президента страны, политическими убеждениями, требованиями назначить досрочные выборы Парламента Республики Молдова, поскольку, по их мнению, парламентские выборы от 5 апреля 2009 года были сфальсифицированы.

    Подобного рода заявления лидерами политических партий: «Либерально-демократической партии Молдовы», «Либеральной партии», «Альянса Наша Молдова», были сделаны в средствах массовой информации сразу же после назначения даты выборов Президента Республики Молдова.

   Конституционный суд считает, что повторные выборы Президента Республики Молдова в открытом специальном заседании Парламента от 3 июня 2009 года были намеренно заблокированы 41 депутатом Парламента, которые отказались получить избирательные бюллетени, не приняв, таким образом, участие в выборах Президента Республики Молдова.

    Статья 78 ч. (5) Конституции предусматривает, что действующий Президент распускает Парламент, если и после повторных выборов, проведенных с соблюдением конституционных положений и органического Закона № 1234-XIV от 22 сентября 2000 г., Президент Республики Молдова не избран.

    При оценке конституционного права главы государства распускать Парламент при вышеизложенных обстоятельствах необходимо учитывать, что это право является средством реагирования на обструкцию повторных выборов Президента Республики Молдова. В данном случае, в соответствии с Высшим законом, глава государства не только вправе распустить Парламент, но и обязан действовать подобным образом.

   Совсем недавно состоялось Постановление Конституционного суда Республики Молдова от 24 мая 2012 года № 7 «О контроле конституционности некоторых положений Закона № 1234-XIV от 22.09.2000 года о процедуре избрания Президента Республики Молдова (Обращение № 1a/2012).

   Активно воздействует на форму государственного правления и Конституционный совет Республики Казахстан. Предметом рассмотрения последнего зачастую становятся вопросы распределения полномочий между высшими органами государственной власти. Так Нормативным постановлением Конституционного совета Республики Казахстан от 26 июня 2008 г. № 5 был разрешен вопрос о пределах использования института делегированного законодательства.  Как указал Совет, временная передача парламентом своих полномочий по принятию законов главе государства либо правительству (институт делегированного законодательства) распространена в ряде зарубежных стран со смешанной либо парламентарной формами правления. Она представляет собой одно из средств выхода из сложных ситуаций в общественном развитии через ускоренное совершенствование законодательства путем предоставления права издавать законодательные акты президентам (главам государств) либо правительствам с соблюдением установленных в конституциях либо в законах требований. К таковым могут быть отнесены особые процедуры принятия закона о передаче полномочий, сроки делегирования, предметы (сферы) законодательного регулирования и другие условия.

    В результате рассмотрения дела Совет пришел к выводу о том, что Парламент Республики Казахстан вправе делегировать Президенту Республики полномочия по изданию законов:
– в мирное время в соответствии с подпунктом 3) статьи 53 Конституции;
– в военное время в соответствии с пунктом 2 статьи 45 и подпунктом 4) статьи 53 Конституции.

   На основании указанных статей Конституции Президент Республики вправе осуществлять делегированные Парламентом полномочия по изданию, приостановлению действия и отмене законов, внесению в законы изменений и дополнений.

    Пределами осуществления Президентом Республики делегированных законодательных полномочий являются:
– в мирное время, исходя из подпункта 3) статьи 53 Конституции – принятие Парламентом на совместном заседании Палат двумя третями голосов от общего числа депутатов каждой из Палат по инициативе Президента Республики закона о временном делегировании Главе государства законодательных полномочий на срок, не превышающий одного года;
– в военное время, исходя из пункта 2 статьи 45 и подпункта 4) статьи 53 Конституции – принятие Парламентом на совместном заседании Палат решения об объявлении состояния войны.

   Президент Республики в случаях делегирования ему законодательных полномочий вправе издавать законы, которыми регулируются отношения, указанные в пункте 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика