Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Принцип справедливости в общих положениях Гражданского кодекса России
Научные статьи
17.10.12 10:20

вернуться

  
ЕврАзЮж № 9 (52) 2012
Уголовное право и криминология
Иванова С.А.
Принцип справедливости в общих положениях Гражданского кодекса России
В статье рассматривается принцип справедливости в гражданском праве России. Исследованы отдельные нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующие принцип справедливости.

  Основой современного гражданского права России является Гражданский кодекс Российской Федерации – самый большой кодификационный акт в системе российского законодательства (в трех его частях содержатся 1224 статьи), по содержанию он значительно шире кодексов классического образца.  Столь объемный документ впервые в России построен на нормативно-систематизированных основных началах. Это, прежде всего, вопросы собственности, правового статуса субъектов, разнообразных отношений гражданского оборота и сопутствующих ему институтов развитого рынка. На фоне других отраслей права (административного, налогового, гражданского процессуального) Гражданский кодекс РФ выглядит показателем относительной стабильности: с момента введения такого комплексного и фундаментального нормативного правового акта в него было внесено более 50 поправок (последняя – Федеральным законом от 3 июня 2006 г. № 73-ФЗ). 

   Логическая форма исходных законодательных установлений, помещенных законодателем в раздел I «Общие положения» ГК РФ, дает все основания полагать, что к их числу могут и должны быть отнесены лишь те начала, которые, в отличие от иных начал (субпринципов и принципов), непосредственно содержатся в источниках права, образуя нормативную основу отрасли законодательства и емко отражая специфику всего механизма гражданско-правового регулирования. Лишь при этом условии можно утверждать, что раздел I «Общие положения» ГК РФ представляет собой взаимосвязанное и взаимообусловленное сочетание норм права, способное именоваться системой. В таком качестве, воздействуя на область гражданско-правовых отношений, основные начала законодательства, его общие положения потенциально способны увязать все гражданско-правовые нормы между собой без противоречий и рассогласования.

    Функционирование гражданско-правовой нормы посредством выполнения ее предписаний создает в обществе состояние законности и социальной стабильности. В случае нарушения обязанности воздерживаться от совершения деяния, описанного в диспозиции нормы, действуют установленные Гражданским кодексом РФ меры гражданско-правовой защиты (санкции, установленные гражданско-правовой нормой). Принцип справедливости в гражданском праве реализуется, в частности, посредством реализации механизма гражданско-правовой защиты, разработанного с учетом специфики гражданско-правовых отношений и торгового оборота.

    Принятие в 1994 г. первой части ГК РФ и появление трех новых (и вместе с тем – старых) понятий: справедливости, добросовестности и разумности экономической жизни, имущественных отношений, словом, гражданского оборота стало знаменательным событием в России. Требования добросовестности, разумности и справедливости в определенной мере, по словам Л.В. Щенниковой, можно назвать законодательными новеллами, несмотря на всю традиционность этих определений.  Действительно, в ранее действовавшем кодифицированном гражданском законодательстве (советском законодательстве 1960-х гг.) эти термины в формулировках статей непосредственно не употреблялись; в литературе того времени активно обсуждался вопрос в том числе о справедливости. Что же касается требований разумности и добросовестности, то в нашей стране они оценивались как «каучуковые формулировки», дающие простор для произвольного толкования  и неприемлемые для действовавшего в то время механизма гражданско-правового регулирования. М.И. Байтин и В.К. Бабаев среди норм права, классифицируемых по функциональному признаку, выделяют, в частности, так называемые исходные (отправные, первичные) правовые нормы.  По мнению авторов данной классификации, этот вид правовых норм занимает высшую ступень в иерархической системе законодательных предписаний. Они определяют исходные начала, основы правового регулирования общественных отношений. Посредством этих норм определяются цели, задачи, принципы, пределы, направления, методы правового регулирования; закрепляются правовые категории и понятия.  Отмечается, что «регулирующее воздействие исходных правовых норм на общественные отношения весьма велико и относительно самостоятельно». 

   Большинство статей ГК РФ не содержат указаний на последствия нарушений соответствующих правил. Однако санкции этих норм могут быть легко обнаружены в тех статьях ГК РФ, в которых закреплены основные виды гражданско-правовой ответственности. В результате для гражданского законодательства типична ситуация, при которой одна правовая норма может быть выражена в нескольких статьях закона или в различных законах или подзаконных актах.

   Основные начала гражданского законодательства обеспечивают субъектам гражданского права их установленный законом гражданско-правовой статус. Определяя общие организационные основы правоотношений, они обязательны для каждого участника. По сути, все основные начала в их совокупности – это обобщенная информация о том, что можно субъектам гражданского права и что нельзя. Как верно отмечает А.Б. Фогельсон, «последствием в правовой норме может быть только поведение», а если точнее, то такое поведение, на которое лицо законно имеет право. Отсюда начала приобретают значение императивных требований, конкретных правил поведения и обязывают правоприменителя к определенному поведению.  В норме ст. 1 ГК РФ в сжатой форме выражен «облик» всего российского гражданского законодательства, основные и исходные правовые ценности на современном этапе экономической жизни общества. Статья 1 ГК РФ выражает идеалы (которые – на то они и идеалы – ничего не говорят о путях достижения цели), на которые участникам гражданско-правовых отношений необходимо ориентироваться.

   Появление нормы об основных началах – это показатель правового прогресса в сфере гражданско-правового регулирования, которому предшествовали следующие эволюционные моменты, связанные с постепенным накоплением теоретических знаний, обогащающих уже существующие представления о правовых идеях и способах их влияния на законодательство. Первый – отграничение принципиальных основополагающих идей от экономических законов, закономерностей, политических лозунгов и деклараций. Второй – придание этим идеям научной обоснованности, с тем, чтобы они потенциально были способны к законодательному воплощению. Третий – осознание необходимости непосредственного нормативного закрепления этих общезначимых социальных идей в качестве заглавных в первых нормах гражданского законодательства для придания всем остальным нормам единства и последовательности.

    С момента принятия первой части ГК РФ прошло более пятнадцати лет, а понятие «основные начала гражданского законодательства» в науке так и не было признано в качестве самостоятельного. Ученые, исследуя исходные положения гражданского законодательства, продолжают именовать их правовыми принципами, игнорируя тот момент, что законодатель оперирует в ст. 1 ГК РФ не термином «принцип», а «основные начала». Какой-либо аргументации причин отождествления авторы не приводят. Так А.А. Макрецова на вопрос, что такое принципы гражданского права, отвечает: «это основные начала гражданского законодательства, названные в статье 1 Гражданского кодекса».  Г.А. Свердлык утверждает, что принципы гражданского права едины и закреплены в нормах действующего ГК РФ.  Таким образом, понятия «принципы гражданского права» и «основные начала гражданского законодательства» отождествляются без какой-либо аргументации. В связи с существующим в науке подходом вопрос о том, можно ли считать основные начала гражданского законодательства самостоятельными правовыми положениями и в какой степени им присуще свойство нормативности, продолжает обсуждаться лишь в контексте общей проблемы принципов права. Если учесть, что эта проблема на сегодняшний день не опирается на четкую концептуальную основу, то на категорию «основные начала» автоматически переносятся все достоинства и недостатки проблематики правовых принципов.

    Действие основных начал охватывает не только правоприменительный процесс, связанный с реализацией регулятивной и охранительной функций, но и законодательный, состоящий в принятии новых норм и динамике действующих. Объемность и разрозненность гражданского законодательства объективно требуют того, чтобы гражданско-правовой механизм был подчинен наиболее общим заглавным положениям, которые бы определяли и содержание законотворческой функции. Анализ правотворческой практики показывает, что категория «основные начала законодательства» используется совершенно произвольно. Яркой иллюстрацией этого являются нормативные акты современного поколения, когда для обозначения идей, взятых за основу правового регулирования соответствующей сферы отношений, законодатель использует различную терминологию.

     В ГК РФ есть указание на то, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, в том числе иной отраслевой принадлежности, должны соответствовать ГК РФ. Сочетание «гражданское законодательство состоит из настоящего кодекса и принятых в соответствии с ним» предполагает возможность разнообразного толкования: либо речь идет о законах, необходимость принятия которых указана в самом ГК РФ (например, Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), либо это законы, хотя и не названные в ГК РФ, но по содержанию вытекающие из его норм (это представляется более логичным). Исходя из существующей редакции ст. 3 ГК РФ, вопрос о том, как быть, если эти законы не вытекают из норм ГК РФ, можно считать открытым. Однако необходимо прямое указание в самом ГК РФ о том, что нормы, противоречащие ГК РФ (и в первую очередь – его основным началам), не применяются до тех пор, пока необходимые изменения не будут внесены в текст ГК РФ.

    В соответствии с п. 1 ст. 6 ГК РФ в случаях, когда предусмотренные п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ). Институт аналогии для нашей правовой системы не является чем-то принципиально новым. Его присутствие в нормах ГК РФ –   свидетельство высокого уровня кодекса как основополагающего акта в области регулирования экономических и связанных с ними иных отношений. Учение о беспробельности системы позитивного права исходит из представления о том, что всякий жизненный вопрос имеет свой ответ в законе, необходимо лишь уяснить его содержание и волю законодателя.  На практике это означает, что суд (судья) не могут отказаться от разрешения дела по причине неполноты, неясности, противоречивости закона либо его отсутствия, отказ в правосудии недопустим. Проблема решается использованием судейского усмотрения, к которому можно отнести: конкретизацию субъективных прав и обязанностей; применение норм факультативного характера; применение аналогии закона и аналогии права. Выбор конкретной из них зависит от характера спора и его правовой обеспеченности. За счет действия института аналогии расширяется сфера действия гражданского законодательства.

    Достигается это, как следует из текста ст. 6 ГК РФ, в том числе за счет применения «общих начал и смысла гражданского законодательства». Однако, как показывает судебная практика, в процессе правоприменения ссылка на нее почти не встречается, хотя в иных видах юридической практики она используется. Подобное положение можно объяснить как неопределенностью самого термина «начала», так и неоформленностью тех начал, на которые делается ссылка в ст. 6 ГК РФ.

    Итак, сделаем несколько важных выводов. Во-первых, основные начала гражданского законодательства можно определить как некий общественный идеал, в котором разумно сочетаются потребности публичного и частного, обеспечивая своим существованием гибкость гражданско-правовых процедур, выступая в роли ориентиров социальной регуляции при вступлении в гражданские правоотношения. Определяя смысл всего гражданского законодательства, его основные начала связывают законодателя в его последующей правотворческой деятельности, одновременно являясь основой для разработки юридических конструкций как в самом гражданском законодательстве, так и в смежных с ним отраслях, придавая гражданскому законодательству цельность и упорядоченность.

    Во-вторых, принцип справедливости в гражданском праве в общей форме выражен в основных началах гражданского законодательства, которое основывается на признании: равенства участников регулируемых им отношений; неприкосновенности собственности; свободы договора; недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела; необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав; обеспечения восстановления нарушенных прав; судебной защиты прав. Следствием признания и соблюдения основных начал гражданского законодательства в их совокупности (как в правотворчестве, так и в правоприменении) является реализация принципа справедливости в гражданском праве. Соответственно, нарушение (неприменение или неправильное применение к конкретным гражданско-правовым отношениям) хотя бы одного из основных начал, зафиксированных в норме ст. 1 Гражданского кодекса РФ, ведет к несоблюдению принципа справедливости в гражданском праве.

    В-третьих, функционирование гражданско-правовой нормы посредством выполнения ее предписаний создает в обществе состояние законности и социальной стабильности. В случае нарушения обязанности воздерживаться от совершения деяния, описанного в диспозиции нормы, действуют установленные Гражданским кодексом РФ меры гражданско-правовой защиты (санкции, установленные гражданско-правовой нормой). Принцип справедливости в гражданском праве реализуется, в частности, посредством реализации механизма гражданско-правовой защиты, разработанного с учетом специфики гражданско-правовых отношений и торгового оборота.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика