Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О некоторых криминальных аспектах диверсификации правового иммунитета в «противоправный»
Научные статьи
17.10.12 10:23

вернуться

  
ЕврАзЮж № 9 (52) 2012
Уголовное право и криминология
Касьяненко М.А.
О некоторых криминальных аспектах диверсификации правового иммунитета в «противоправный»
В статье рассматриваются некоторые криминальные аспекты диверсификации правового иммунитета в «противоправный».

  С латинского языка слово иммунитет (immuniae) переводится как освобождение.  Данное понятие используется многими отраслями знаний, не ново оно и для юридической науки. При этом в юриспруденции выделяются и классифицируются различные виды правовых иммунитетов. Но в данном случае следует согласиться с рядом исследователей в том, что иммунитет по своей природе является не только общеправовым понятием, но и межотраслевым институтом.

    При этом предметом пристального внимания многих отраслей юридической науки данный институт стал сравнительно недавно. Обусловлено это рядом причин. Прежде всего, значительным расширением круга лиц, которых обновляющееся российское законодательство наделяет правовыми иммунитетами, а также «реабилитацией» льгот, привилегий и иммунитетов в качестве юридического инструментария регулирования общественных отношений.

   В то же время следует отметить, что, с одной стороны, установление границ между необходимостью защиты лица, выполняющего важные для государства функции, и недопущением безнаказанности этого лица, с другой, в случае совершения им правонарушений является весьма важной и актуальной задачей правовой политики государства. 

     Данное обстоятельство в свою очередь позволило обратить внимание некоторых криминологов на тот факт, что проблема правового иммунитета в том смысле, как он толкуется в отраслевых юридических науках, имеет существенную криминологическую значимость, т.к. сам факт законодательного закрепления особых прав и привилегий для отдельных категорий граждан далеко не всегда и не во всех случаях соответствует принципу правового и социального равенства.  То есть законное правовое средство, с помощью которого государство обеспечивает повышенную правовую защиту,  в силу различного рода обстоятельств может приобрести криминальный оттенок.

    Совершенно справедливо в данном случае отмечает проф. Г.В. Дашков, что для определенной категории граждан, получающей льготы и привилегии, объем таких узаконенных возможностей постоянно растет. Не менее быстрыми темпами увеличивается и число лиц, пользующихся особыми правами и привилегиями без достаточных на то оснований.  Так, по данным пресс-службы Департамента собственной безопасности МВД России, в последние годы возросло количество преступлений, совершаемых так называемыми лжемилиционерами. По сравнению с 2009 годом, в 2010 году их стало на 80 процентов больше. Так в 2010 году только в Москве задержаны более десяти псевдосотрудников милиции. А количество совершенных лжемилиционерами корыстно-насильственных преступлений (разбой, вымогательство) по стране возросло за первое полугодие 2010 года  в семь раз.  Данное обстоятельство кроме высокой латентности данного рода преступлений способствует формированию у простых граждан негативного образа работников, прежде всего правоохранительных органов, да и иных чиновников, тем самым подрывая авторитет исполнительной власти. А это в свою очередь не способствует повышению эффективности противодействия криминальным проявлениям в целом.

    Кроме выше обозначенного аспекта, рассматриваемого нами, имеется еще один, когда иммунитет получен и имеется у конкретно взятого чиновника на законных основаниях, но используется он им с деформацией криминального свойства (применением тех или иных льгот и привилегий в корыстных либо иных целях).  Тем самым являясь одним из факторов, аккумулирующих увеличение так называемых «оборотней в погонах», напрямую сотрудничающих с организованными преступными группировками. Так, по заявлению Следственного комитета при прокуратуре РФ за 2009 год, фигурантами уголовных дел стали более десяти тысяч коррумпированных чиновников, защищенных «правовым иммунитетом». Этот показатель почти в три раза больше, чем за предыдущие года. За 2009 год арестовано более 1440 судей, адвокатов и прокуроров, а более 570 человек осуждено. Среди следователей за год на скамью подсудимых сели 200 человек. Депутаты тоже не остались в стороне. За год арестовано более четырех тысяч депутатов. Обвинения им были предъявлены за присвоение казенного имущества, незаконную предпринимательскую деятельность, «левые» кредиты. 

    При этом в данном случае грань между правовым и не правовым иммунитетом очень тонкая. То есть процесс приращения правового иммунитета в противоправный иммунитет наглядно практически отсутствует и обусловлен лишь коммулятивно-криминологическими связями последствий реализации иммунитета вовне. Совершение следствии его наличия неправомерных действий различного характера и степени тяжести вплоть до наиболее общественно-опасных в виде преступлений. В свою очередь наличие вполне законных прав на иммунитет, если он используется в криминальных целях, например, для сокрытия противоправных действий, способствует увеличению степени латентности преступлений, совершаемых лицами с особым статусом, т.е. наделенными определенным иммунитетом.

    Еще одной особенностью коммулятивно-криминологического свойства «эксплуатации» правового иммунитета в криминальных целях является сращивание и проникновение во властные государственные и местные органы членов организованных преступных формирований. Как же происходит деформация личности? Преступниками, как и чиновниками, безусловно, не рождаются.

    На первоначальном этапе чиновники, ощущая определенную степень власти, доминирующее положение над другими гражданами, их зависимость, приобщаются к самым слабым формам нарушения общественного порядка (формализм процедур в оформлении документов). Зачастую это вызвано, как правило, отсутствием правового поля, а соответственно происходит подмена законов подзаконными актами. На следующей ступени чиновник приобщается к более серьезным правонарушениям, как правило, совершения совокупности должностных правонарушений (не только административных, но и уголовно наказуемых деяний). Наконец, на третьей ступени криминальной социализации чиновники становятся полноценными преступниками, как правило, они рекрутируются организованными преступными группировками. Возврата на правильную дорогу отсюда практически нет. И деятельность чиновника окончательно превращается в криминальный бюрократизм с использованием льгот и привилегий иммунитета для криминальных целей. Криминальная бюрократия в деловых кругах изначально имеет элемент корпоративности (клановости), т.к. в данном случае, как правило, выстраивается цепочка взаимоотношений между криминально-бюрократическим чиновничеством и полулегальным, нелегальным бизнесом, контролируемым преступными группировками.

     При этом криминальная бюрократия в бытовой своей форме может явиться причиной создания или усиления уже действующих преступных группировок с учетом клановости, родства, происхождения либо иных социально-идентичных признаков. Ведь специфика российской организованной преступности проявляется также в национально-этнических особенностях формирования и функционирования криминальных группировок. Этот признак сам по себе присущ организованной преступности и в других странах. Но дело не в его наличии или отсутствии, а в содержании и конкретных проявлениях,  а также причинах, порождающих ее существование. Клановая структура власти приводит к феноменальной даже по российским меркам коррупции, а патриархальный уклад тормозит социальное развитие.

    Кроме того, одной из опасных форм проявления современной организованной преступности является ее сращивание и проникновение во властные государственные и местные органы. К тому же сам факт наделения правовым иммунитетом тех или иных субъектов исполнительной власти – чиновников является одним из криминогенно-коррупционных факторов. Желание получить ту или иную должность, чин кроме наделения субъекта определенной совокупностью прав, очерченной его компетенцией, с другой стороны, предполагает и его определенную защиту, т.е. иммунитет. При этом, указав некоторые криминогенно-потенциальные аспекты такого правового института как правовой иммунитет, нельзя говорить о его бесполезности, с одной стороны, и недооценивать криминогенного потенциала – с другой.

     На наш взгляд, комплексная проблема нуждается в комплексном решении. С одной стороны, наверное, стоит поддержать идею, высказанную некоторыми практиками об усилении уголовной ответственности в отношении лжечиновников. Но, к сожалению, применения только репрессивных мер уголовной политики недостаточно, в рамках реформирования необходимо учитывать в первую очередь экономический и социальный факторы, а также региональную специфику того или иного субъекта. Поэтапно меняя принципы и подходы к формированию власти на местах и в РФ в целом.

     Следует устранить доминировавший в прежние годы формальный подход к оценке кадров, когда государственные органы власти преимущественно занимались управлением народным хозяйством и социальной сферой. Собственно, работники этих органов должны были, в первую очередь, быть специалистами в определенных сферах деятельности нижестоящих предприятий и организаций (инженерно-технической, производственной, экономической и т.п.) и лишь потом – работниками государственного управления. В условиях правового демократического государства от работников исполнительной власти требуются не столько глубокие знания технологии и организации работы подведомственных объектов, сколько умение видеть их поведение и последствия их деятельности в правовых и финансово-экономических формах и предпринимать соответствующие воздействия. Наличие именно этой проблемы не позволяет использовать простой путь устранения причин, препятствующих тому, чтобы государство располагало достаточным количеством профессионально подготовленных специалистов. Очевидно, что важнейшим условием реформирования государственной и муниципальной службы является наличие в распоряжении государства достаточного количества лиц, обладающих профессиональными, гражданскими и моральными качествами, необходимыми для выполнения всего комплекса функций,  возлагаемых обществом на государственный
аппарат.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика