Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Дочерние фирмы в принимающих инвестиции государствах: международно-правовое регулирование деятельности и порядок разрешения корпоративных споров
Научные статьи
16.11.12 08:08




ЕврАзЮж № 10 (53) 2012
Международное частное право
Данельян А.А.
Дочерние фирмы в принимающих инвестиции государствах: международно-правовое регулирование деятельности и порядок разрешения корпоративных споров
В данной статье рассматриваются национально-правовой и международно-правовой способы регулирования иностранных инвестиций, анализируются международные соглашения, предметом регулирования которых являются отношения, связанные с движением иностранных инвестиций, а также анализируется российское законодательство, определяющее порядок разрешения корпоративных cпоров на предприятиях с участием иностранного капитала.


    В научной литературе существует немало определений инвестиций. Общепризнанным является следующее определение – это вложения в любые экономические объекты и процессы: средства производства, запасы, резервы, информационные ресурсы, ценные бумаги, «человеческий капитал».

Выделяют две основные формы иностранных частных инвестиций: прямую и портфельную. Прямыми иностранными инвестициями называются капиталовложения в зарубежные предприятия, обеспечивающие инвестору контроль над ними.

   Основными формами прямых инвестиций являются: создание за рубежом предприятий, в том числе дочерних компаний или открытие филиалов; создание совместных предприятий на контрактной основе; совместные разработки природных ресурсов; покупка или поглощение предприятий страны, принимаю-щей иностранный капитал.

   Портфельные инвестиции представляют собою такое вложение средств в предприятия, ценные бумаги, имущество и т.п., при котором инвестор не имеет целью непосредственное участие в управлении предприятием или воздействие на экономику страны.

   Фундаментальное отличие прямого инвестирования от портфельного состоит в том, что портфельный инвестор не стремится, как правило, захватить управление предприятием, в которое он инвестирует, так вот, микрозаймы за 5 минут без проверки кредитной истории — это небольшой заем, который выдается как правило до зарплаты, то есть на срок не более 1 месяца под высокий процент. По уставу ряда международных компаний им чаще всего запрещено участвовать в управлении и даже быть из-бранными в совет директоров компании, в которую они вкладывают средства. Это объясняется тем, что участие в руководстве и управлении инвестируемой компании потребовало бы нового штата специалистов, особого внимания и уменьшило бы гибкость при осуществлении инвестиционной политики головной компании.

   Прямые инвестиции обнаружили тенденцию к ускоренному росту. В середине 60-х годов объем прямых инвестиций составил 108 млрд. долларов; а к концу XX века - 3 трлн. долларов.

    Важность прямых иностранных инвестиций значительно возросла в 1980-1990-е гг., когда инвестиции стали рассматриваться в качестве одного из основных средств интеграции национальной экономики в мировое хозяйство на основе переноса производственных мощностей, перевода капитала, передачи технологии, управленческого опыта и навыков, инноваций в принимающее государство.

    Проблема привлечения иностранных инвестиций стоит в развитых в промышленном отношении странах не столь остро, как в развивающихся или в странах с переходной экономикой. Страны с развитой рыночной экономикой обычно не имеют специального национального законодательства по регулированию иностранных инвестиций. Они имеют достаточные внутренние источники инвестирования и в то же время активно импортируют иностранный капитал. Регулирование же иностранных инвестиций осуществления посредством законодательных актов общего характера, относящихся ко всем субъектам хозяйствования, а также через специальные международные двусторонние договоры.

    Что касается развивающихся стран и стран с переходной экономикой, то из-за острой нехватки внутренних источников инвестирования и большой потребности в финансовых ресурсах, им приходится решать гораздо более сложные задачи. С одной стороны они стремятся привлечь как можно больше иностранных инвестиций, с другой – снизить до минимума негативное воздействие этих инвестиций, сохранив привлекательность страны для инвестирования.

    Государство и иностранный инвестор, заключая инвестиционное соглашение, преследуют различные цели. Целью государства является развитие своей экономики и удовлетворение различных потребностей общества. В то же время инвестор, являясь коммерческой организацией, преследует исключите цель извлечения прибыли. Исходя из своих интересов, государство старается сохранить максимальный контроль над реализацией проекта, а инвестор – защититься от чрезмерного воздействия государства на реализацию проекта.

   Таким образом, в рамках реализации инвестиционного проекта сталкиваются общественные интересы, выражаемые государством, и частные интересы иностранного инвестора.
В связи с заключением соглашения частным лицом, являющимся субъектом права одного государства, с другим суверенным государством, возникает множество международно-правовых вопросов, нуждающихся в правовом регулировании.

   Различают два способа регулирования иностранных инвестиций: национально-правовой и международно-правовой.

   Национально-правовое регулирование основано на использовании норм и институтов традиционных отраслей национальной системы права (административное, гражданское и др.). В большинстве стран сложился свод законов по иностранным инвестициям – инвестиционные законы.

   Исходя из традиционной точки зрения международного права, соглашения с государством регулируются национальным правом такого государства. Этот подход был высказан Постоянной палатой международного правосудия в 1929 г. в деле о Сербских займах: «любые договоры, которые не являются договора-ми между государствами, выступающими в качестве субъектов международного права, подчиняются внутреннему праву соответствующего государства».

    После окончания Второй Мировой Войны ввиду распада колониальных империй и установления запрета применения силы и угрозы силой в межгосударственных соглашениях, закрепленного в Уставе ООН, многие государства-экспортеры инвестиций утратили прежние рычаги воздействия на государства-получателя инвестиций, использовавшиеся в том числе в целях защиты иностранных инвестиций.

   В целях защиты иностранных инвестиций в рамках международно-правовой науки и практики арбитражного разрешения споров была разработана теория интернационализации инвестиционных соглашений, которая в течение некоторого времени доминировала в арбитражной практике разрешения споров государств с иностранными инвесторами.

   Ключевая идея теории интернационализации заключается в том, что соглашение об иностранных инвестициях регулируется не правом принимающего инвестиции государства, а внешней правовой системой. В результате международный арбитраж и международное право стали использоваться для защиты иностранных инвестиций.

   Исследователи отмечают, что апогеем развития теории интернационализации стало ее нормативное закрепление в международном договоре. Так, в 1965 г. в текст Вашингтонской конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими лицами других госу-дарств была включена ст. 42, согласно которой «Суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые могут быть согласованы сторонами. При отсутствии такого соглашения Суд применяет право Договаривающегося Государства, являющегося стороной в споре (включая его нормы коллизионного права), и такие нормы международного права, которые могут быть применены».

   Теория интернационализации реализуется в инвестиционных соглашениях в том, что основываясь на принципе автономии воли, стороны включают в инвестиционные соглашения стабилизационную оговорку, арбитражную оговорку и оговорку о выборе применимого права.

   Арбитражная оговорка предусматривает рассмотрение споров сторон независимым арбитражным органом, тем самым ограничив возможности государства влиять на принимаемое решение, которые обычно существуют, если спор рассматривается в судах самого государства.

    Целью стабилизационной оговорки является сохранение внутреннего законодательства принимающего инвестиции государства без изменений по состоянию на момент заключения инвестиционного соглашения, в результате чего изменения внутригосударственного права не будут применяться к инвестору в рамках его деятельности по инвестиционному соглашению. В результате инвестор защищен от риска, связанного с содержанием будущего одностороннего изменения государством, принимающим инвестиции законодательства, так как в отсутствие такого положения суверенное государство вправе изменять свое законодательство любым образом, в том числе, если это затрагивает интересы инвестора.

   Как правило, внешнеторговый контракт, заключенный между субъектами права разных государств, подлежит регулированию нормами национального законодательства. При этом стороны по сделке обладают свободой выбора подчинить условия своего договора нормам права одного из государств, с которым одна из сторон имеет правовую связь, или третьего государства.

   Кроме того, с практической точки зрения соглашение о применимом праве может позволить сторонам нивелировать усилия государства по регулированию конкретной сферы отношений. В этой связи соглашение о применимом праве может рассматриваться как квазизаконодательный акт, позволяющий сторонам соглашения самим определить правила поведения, тем самым сделав неприменимыми нормы внутригосударственного права.

   Придавая инвестиционным соглашениям международно-правовой характер, государства признают, что нарушение положений такого соглашения влечет за собой совершенно иные правовые последствия, чем в результате нарушения обычных гражданско-правовых договоров.

  Одновременно с развитием и становлением теории интернационализации инвестиционных соглашений в практике государств-получателей инвестиций стала складываться тенденция принятия законодательства, предусматривающего, что регулирование отношений государств с иностранными инвесторами относится к сфере действия внутригосударственного права принимающего инвестиции государства. Действующее законодательство многих государств требует, чтобы инвестиционные соглашения подчинялись лишь законодательству этих государств. Так, Конституция Венесуэлы 1961 года предусматривает, что соглашения с элементами публичного интереса должны регулироваться правом Венесуэлы, а законодательство Саудовской Аравии предусматривает, что все соглашения с государством подчиняются праву Саудовской Аравии.

   Кроме того, многими государствами были приняты инвестиционные кодексы и законы об иностранных инвестициях, призванные урегулировать отношения государства-получателя инвестиций с иностранными инвесторами. Законотворчество в этом направлении направлено на ослабление аргумента о несовершенстве законодательства принимающих инвестиции государств, который использовался сторонниками теории интернационализации.

   Однако при этом следует учитывать, что ряд применимых к инвестиционным отношениям международно-правовых стандартов, имеющих как характер обычных норм международного права, так и закрепленных в международных соглашениях, в частности действующих в отношении иностранной собственности, сохраняют свое значение и подлежат применению, даже если инвестиционные отношения в целом регулируются внутригосударственным правом государства, принимающего инвестиции.

   Тем не менее, с практической точки зрения важно отметить, что и в рамках внутригосударственного права большинства государств существуют механизмы, позволяющие защищать интересы иностранных инвесторов.
В качестве примера можно привести российское законодательство. В частности, статья 9 Федерального закона от 9 июля 1999 г. «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», названная «Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации», предоставляет иностранным инвесторам гарантии от изменения законодательства. В соответствии с ней стабилизационный период устанавливается на срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более 7 лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. Кроме того, Правительство РФ вправе продлить стабилизационный период на срок более 7 лет в отношении инфраструктурного проекта, суммарный объем иностранных инвестиций в который составляет не менее 1 млрд. руб. (или порядка 40 млн. долларов США, исходя из курса на дату вступления в силу закона), срок окупаемости которого превышает 7 лет.

   Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций складывается из специальных межгосударственных соглашений, предметом регулирования которых являются отношения, связанные с движением иностранных инвестиций частного капитала. Существуют двусторонние и многосторонние международные соглашения.

  В марте 1965 г. в Вашингтоне была подписана Конвенция «О разрешении инвестиционных споров между принимающими государствами и иностранными частными инвесторами в международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) при МБРР».

   Цель конвенции – создание специального международно-правового института по разрешению инвестиционных споров между государством и частными лицами других государств.

    Конвенция дает возможность изъять из-под юрисдикции местных судов большую часть споров между иностранными частными инвесторами и принимающим государством с целью объективного рассмотрения любых нарушений обязательств по контракту между государством и частными лицами.

  Нормы в этой Конвенции для регулирования процедуры разрешения споров можно разделить на две группы: касающиеся примирительной процедуры; регламентирующие порядок арбитражного производства.
Разрешение споров должно производиться по взаимному соглашению сторон инвестиционного контракта, т.е. необязательно обращаться именно в специальный орган, созданный по Конвенции. Однако в соответствии с Конвенцией государство не обладает правом формулирования арбитражной оговорки в инвестиционном контракте и государство поэтому может обращаться фактически лишь в специальный орган, созданный согласно Конвенции. Таким органом является Международный Центр по разрешению инвестиционных споров при МБРР.

   Юрисдикция Центра распространяется на любой правовой спор, возникающий между странами-участницами и частными иностранными инвесторами. Споры разрешаются в Центре на основе взаимного согласия; ни одна из сторон не может отказаться от разрешения спора в одностороннем порядке. Согласие сторон спора на арбитражное разбирательство и его разрешение исключает передачу спора в другой арбитраж (согласно Конвенции).

   Все разбирательства проходят по местонахождению Центра, но могут осуществляться и в другом месте по соглашению сторон.

  Вашингтонская конвенция является первой осуществившейся, удачной попыткой создания многосторонней системы регулирования в области иностранного инвестирования. И Международный Центр при МБРР является действенным инструментом по разрешению инвестиционных споров, что создает дополнительный стимул для активизации движения капиталов.

  Сеульская конвенция 1985 г. служит задаче создания многостороннего агентства по страхованию иностранных частных инвестиций.

   В соответствии с Конвенцией создано Многостороннее Агентство по гарантии инвестиций (МИГА), обладающее всеми правами юридического лица, как и другие международные юридические лица. Основная задача Агентства – поощрение иностранного инвестирования в странах-участницах Конвенции, особенно в развивающиеся страны. Непосредственное выполнение возложенных на Агентство задач осуществляется путем заключения договоров страхования и перестрахования в отношении некоммерческих рисков по инвестициям стран-участниц. Агентство также производит дополнительные ассигнования в целях расширения деятельности по обеспечению притока инвестиций в развивающиеся страны-участницы.

   Конвенция подробно регламентирует вопросы членства и выхода из Агентства, порядок его ликвидации и разрешения споров по поводу положений Конвенции и между Агентством и странами-участницами. Эти споры рассматриваются Правлением агентства, если они тут не разрешаются, то их передают в Совет Агентства, решение которого окончательно. Споры же между Агентством и участниками Конвенции должны разрешаться путем переговоров, мировых соглашений и арбитража.

   Еще одним важным документом в системе многостороннего регулирования инвестиций может стать Кодекс поведения ТНК, который разрабатывает Комиссия по ТНК и Центр по ТНК при Экономическом и Социальном Совете ООН. Кодекс призван устранить негативные последствия инвестиционной деятельности ТНК в отношении развивающихся стран, ввести антимонопольное регулирование деятельности ТНК посредством международного права.
 
   Предмет регулирования Кодекса — инвестиционные, торговые, финансовые и другие экономические отношения. Основная цель документа определяется как содействие установлению нового международного экономического порядка на основе международных стандартов и правил.

   Таким образом, для создания многосторонней международной системы регулирования иностранных частных инвестиций сделано и делается немало. Но, к сожалению, приходится констатировать, что пока, несмотря на обилие попыток, имеется лишь несколько примеров реального многостороннего сотрудничества в области иностранных инвестиций: Вашингтонская Конвенция 1965 г., Сеульская конвенция 1985 г. и Единый инвестиционный Кодекс Андской группы стран.

   Следует отметить тот факт, что владельцами подавляющей части прямых заграничных инвестиций выступают транснациональные корпорации (ТНК).

   Целью распространения производственной деятельности ТНК за рубеж является, прежде всего, возможность получения более высокой, чем у себя «дома», прибыли за счет широкого доступа к природным и трудовым ресурсам, рынкам других стран, экономии на транспортных издержках.

   В организационном плане зарубежные филиалы ТНК являются либо полной собственностью головных компаний, расположенных в стране базирования, либо существуют в виде смешанных компаний с участием местного капитала.

    В настоящее время ТНК могут устанавливать контроль над зарубежными предприятиями и без участия собственного капитала – путем различных соглашений, охватывающих сферу промышленного сотрудничества, передачи технологии, научно-исследовательских разработок, управленческих, информационных услуг. Последнее больше относится к развивающимся странам, поскольку инвестирование капитала в экономику многих из них связано с риском общей политической и экономической нестабильности.

   Совокупные зарубежные инвестиции всех ТНК в настоящее время играют все более существенную роль, чем торговля. ТНК контролируют треть производительных капиталов частного сектора всего мира, более 90% прямых инвестиций за рубежом.

   В последние годы иностранные прямые инвестиции ТНК увеличивались в 3 раза быстрее, чем внутренние инвестиции, хотя на их долю приходится 6% ежегодных инвестиций в промышленно развитых странах. 70% всех международных платежей, связанных с кредитами и лицензиями, представляют платежи между материнскими компаниями и их заграничными филиалами.

    Прямые инвестиции составляют основу господства международных корпораций на мировом рынке. Они обеспечивают им либо полное владение зарубежными предприятиями, либо обладание такой частью акционерного капитала, которая обеспечивает фактический контроль со стороны инвестора. Как правило, это такие инвестиции, при которых у иностранного инвестора находится не менее 25% акционерного капитала компании. Статистика США, ФРГ, Японии прямыми инвестициями считает те, которые составляют 10 и более процентов акционерного капитала и дают возможность контролировать предприятие.

   Перемещение капитала международными корпорациями часто не вписывается в общую схему поиска наиболее благоприятных условий хозяйствования. Перелив капитала ими осуществляется для увеличения вложений в дочерние компании. Это способствует захвату и поглощению местных компаний. Часто международные корпорации скупают за границей уже существующие предприятия, а не строят новые. За всем этим стоит стремление к диверсификации производства, поддержке филиалов в конкурентной борьбе за освоение местного рынка и в целом повышению своей международной конкурентоспособности.

   Указанная политика ТНК нередко приводит к возникновению корпоративных конфликтов. Разрешение корпоративных споров между участниками предприятий с иностранными инвестициями характеризуется наличием иностранного элемента.

    В российском законодательстве отсутствует определение корпоративного конфликта. Автор данной статьи в одной из своих работ предлагает следующее определение корпоративного конфликта: «Корпоративный конфликт — это спор между участниками корпорации, либо между участником(ми) корпорации и корпорацией, объектом которого являются корпоративные правоотношения, а также иные правоотношения, связанные с деятельностью корпорации, либо с требованиями, предъявляемыми в интересах корпорации, а так же спор между участником(ми) корпорации или корпорацией, с одной стороны, и иными лицами (исполнительные органы корпорации, держатель реестра владельцев ценных бумаг, депозитарий, внешний инвестор), с другой стороны, если он затрагивает или может затронуть отношения внутри корпорации, обусловленный противоположными целями и интересами сторон конфликта в связи с желанием контролировать и направлять поведение другой стороны, либо изменить свой статус и юридическое состояние».

   Учитывая особенность корпоративных конфликтов, законодатель Федеральным законом от 19.07.2009 N 205-ФЗ ввел в арбитражный процессуальный кодекс РФ специальную Главу 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам».

    В соответствии с указанной главой к корпоративным спорам законодатель относит:
1) споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
2) споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;
3) споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее – участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
4) споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц;
5) споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
6) споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
7) споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
8) споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
9) споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

     До принятия вышеуказанной Главы 28.1 АПК РФ в общей форме возможность судебного разрешения корпоративных конфликтов была закреплена в отечественном законодательстве в Конституции и Гражданском кодексе: ст.46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод; ст.11 Гражданского кодекса РФ устанавливает судебную защиту гражданских прав. Указанные общие положения находят свое развитие в законодательстве, регулирующем корпоративные правоотношения: ФЗ «Об акционерных обществах»; ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; ФЗ «О производственных кооперативах»; ФЗ «О потребительской кооперации» и др.

    Порядок рассмотрения дел в арбитражном суде по корпоративным спорам имеет ряд особенностей. Прежде всего, законодателем установлены дополнительные требования к содержанию искового заявления по корпоративным спорам: в исковом заявлении, помимо общих положений должны быть также указаны: 1) государственный регистрационный номер юридического лица; 2) содержащийся в едином государственном реестре юридических лиц адрес (место нахождения) юридического лица (п.1 ст.225.3 АПК РФ).

   Арбитражный суд извещает юридическое лицо о принятии искового заявления по корпоративному спору к производству, об изменении основания или предмета иска путем направления этому юридическому лицу копий соответствующих судебных актов по адресу, содержащемуся в едином государственном реестре юридических лиц, не позднее следующего дня после дня вынесения соответствующих судебных актов (п.2 ст.225.4 АПК РФ).

   В определении о принятии искового заявления арбитражный суд может указать на обязанность юридического лица уведомить о возбуждении производства по делу, предмете и об основании заявленного в арбитражный суд требования, об иных обстоятельствах спора участников этого юридического лица, лиц, входящих в его органы управления и органы контроля, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на эмиссионные ценные бумаги этого юридического лица (п.3 ст.225.4 АПК РФ).

    Принятие обеспечительных мер при рассмотрении корпоративных споров не должно приводить к фактической невозможности осуществлять юридическим лицом деятельность или к существенному затруднению осуществления им деятельности, а также к нарушению этим юридическим лицом законодательства Российской Федерации (ст. 225.6 АПК РФ).

   Рассмотрения корпоративных споров в арбитражных судах с участием иностранных лиц и предприятий с участием иностранного капитала производится с учетом особенностей, установленных 32 главой арбитражного процессуального кодекса.

   В статье 247 кодекса определен перечень дел по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций.

   Так, арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, в случае, если:
1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации, либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;
2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;
3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;
4) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;
5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;
6) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;
7) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;
8) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;
9) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации сетей «Интернет» на территории Российской Федерации;
10) в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

    К исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц, согласно ст. 248 кодекса, относятся дела:
1) по спорам в отношении находящегося в государственной собственности Российской Федерации имущества, в том числе по спорам, связанным с приватизацией государственного имущества и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд;
2) по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории Российской Федерации, или права на него;
3) по спорам, связанным с регистрацией или выдачей патентов, регистрацией и выдачей свидетельств на товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели или регистрацией других прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые требуют регистрации или выдачи патента либо сви-детельства в Российской Федерации;
4) по спорам о признании недействительными записей в государственные реестры (регистры, кадастры), произведенных компетентным органом Российской Федерации, ведущим такой реестр (регистр, кадастр);
5) по спорам, связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории Российской Федерации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц.

    В исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации находятся также предусмотренные дела с участием иностранных лиц, возникающие из административных и иных публич-ных правоотношений.

    Согласно ст. 249 кодекса в случае, если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определили, что арбитражный суд в Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражный суд в Российской Федерации будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда.

   Иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов (ст.251 АПК РФ). Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом.

   Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации и федеральным законом.

   Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом.

   В случаях, если иностранные лица, участвующие в деле, рассматриваемом арбитражным судом в Российской Федерации, находятся или проживают вне пределов Российской Федерации, такие лица извещаются о судебном разбирательстве определением арбитражного суда путем направления поручения в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства. В этих случаях срок рассмотрения дела продлевается арбитражным судом на срок, установленный договором о правовой помощи для направления поручений в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства, а при отсутствии в договоре такого срока или при отсутствии указанного договора не более чем на шесть месяцев (статья 253 АПК РФ).

   Иностранные лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими организациями и гражданами. Процессуальные льготы предоставляются иностранным лицам, если они предусмотрены международным договором Российской Федерации.

   Иностранные лица имеют право обращаться в арбитражные суды в Российской Федерации по правилам подведомственности и подсудности, установленным настоящим Кодексом, для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

  Иностранные лица, участвующие в деле, должны представить в арбитражный суд доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

   В случае непредставления таких доказательств арбитражный суд вправе истребовать их по своей инициативе.

   Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении иностранных лиц тех иностранных государств, в которых введены ограничения в отношении российских организаций и граждан.

   Документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права в отношении российских организаций и граждан или иностранных лиц, принимаются арбитражными судами в Российской Федерации при наличии легализации указанных документов или проставлении апостиля, если иное не установлено международным договором Российской Федерации (ст.255 АПК РФ).

   Арбитражный суд исполняет переданные ему в порядке, установленном международным договором Российской Федерации или федеральным законом, поручения иностранных судов и компетентных органов иностранных государств о выполнении отдельных процессуальных действий (вручение повесток и других документов, получение письменных доказательств, производство экспертизы, осмотр на месте и другие).

   Поручение иностранного суда или компетентного органа иностранного государства не подлежит исполнению, если:
1) исполнение поручения нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку Российской Федерации;
2) исполнение поручения не относится к компетенции арбитражного суда в Российской Федерации;
3) не установлена подлинность документа, содержащего поручение о выполнении отдельных процессуальных действий.

   Арбитражные суды могут в порядке, установленном международным договором Российской Федерации или федеральным законом, обращаться к иностранным судам или компетентным органам иностранных государств с поручениями о выполнении отдельных процессуальных действий.

   Таким образом, применительно к Российской Федерации следует отметить, что инвестиционная деятельность, в том числе деятельность иностранных дочерних фирм, регулируется на территории нашего государства как нормами международного права, так и нормами национального российского законодательства. Разрешение корпоративных споров между участниками предприятий с иностранными инвестициями характеризуется наличием иностранного элемента и производится с учетом особенностей, установленных российским процессуальным законодательством.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика