Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


«Панк-молебен» в храме Христа Спасителя: социально-правовое, криминологическое и политическое
Научные статьи
22.11.12 09:45

вернуться

  
ЕврАзЮж № 10 (53) 2012
Право и религия
Лунеев В.В., Нечевин Д.К.
«Панк-молебен» в храме Христа Спасителя: социально-правовое, криминологическое и политическое
В статье анализируется политическое, социальное, криминологическое, уголовно-правовое и историческое значение совершенного преступления в храме Христа Спасителя группой «Pussy Riot». Рассматриваются особенности процесса формирования общественного мнения, влияния религии на сознание и культуру общества, взаимная обусловленность права и морали, в том числе в рамках имеющегося международного опыта.

     Тою бо мерою, ею же мерите, возмерится вам.
Евангелие от Луки, гл. VI

    История. Религии вообще и мировые религии в особенности оказали существенное влияние на формирование религиозных, а также первых нравственных и правовых способов защиты от общественно опасных деяний . Изначально они назывались грехом, в борьбе с которым оттачивались средства борьбы религии и морали. Священные книги мировых религий при кажущейся подчас противоречивости их содержания имеют общую цель – совершенствовать природу человека, делая его цивилизованным членом общества. Во второй книге Моисея (Исход, гл. 20) Ветхого завета провозглашены широко известные десять заповедей: «13. Не убивай. 14. Не прелюбодействуй. 15. Не кради. 16. Не произноси ложного свидетельства. 17. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего» . В Новом завете (гл. 5 от Матфея, 38, 39) Нагорная проповедь расширяет затем некоторые заповеди, впервые формулируя непротивление злу насилием. В дальнейшем принцип ненасильственного сопротивления разделяли и пропагандировали многие политики и общественные деятели, например, лидер индийского национального движения М.К. Ганди (1920). Эти заветы можно встретить в «Декларации чувств» У.Л. Гаррисона (1838) и у Л.Н. Толстого («Царство Божие внутри вас», 1894). Многие из христианских заповедей восприняты также современными правовыми системами мира, в частности, уголовным правом. Мораль библейских заветов является содержательным источником таких понятий как «пассивное сопротивление», «гражданское неповиновение» и других, которые нашли свои гуманные формы в уголовной и криминологической политике многих стран, в том числе и России. Каким образом поддерживается и какое имеет значение их взаимосвязь?

    С точки зрения истории, воззрения людей на отклоняющееся от привычных общественных норм по-ведение традиционно поддерживала религия и теология, которые занимались обоснованием и оформлением правил поведения в обществе: они создавались веками и основывались на обычаях наших предков. Религиозные заповеди и древние обычаи нравственного содержания были частью реальной жизни общества, способствуя выживанию человечества в жестокой борьбе за свое существование. Многие из них стали источником моральных норм, которые в свою очередь, выступают подчас прообразом принципов права, в том числе, уголовного права.

   Основная мысль теологического взгляда на генезис преступности связана с проблемой причинности совершения преступления. Представления о том, что преступник – это безбожник, слуга дьявола или проводник зла означали, что причина преступного поведения кроется в самом субъекте, отягощенном грехом. Разные религии, несмотря на их разобщенность и автономность, были сходны в подобном понимании. И это объясняет, почему нередко борьба с преступностью сопровождалась в истории жестокими наказаниями и уничтожением преступников, особенно, если они не стремились к раскаянию в своих греховных делах. Наглядной иллюстрацией понимания теологией причин преступности являются крестовые походы, продолжавшиеся на протяжении двух столетий (1096-1270 годы) под знаменем освобождения христианских святынь в Палестине из-под власти мусульман, которые не разделяли идей христианства. Позже на этой основе были заложены идеи инквизиции (от латинского inquisition - расследование, розыск), которая представляла в католической церкви церковный суд по делам о еретиках. Так уже в 1184 г. папа Луцкий III и император Фридрих I установили жестокий порядок розыска и наказания епископскими судами еретиков (приверженцев ереси, как особого течения в западном христианстве, отклоняющегося от официальной церковной догматики). Епископские суды выносили в таких делах только смертные приговоры, а светские королевские власти, как правило, безоговорочно их исполняли. Позже Иннокентием III инквизиция была учреждена официально, а в послании Лютеранскому собору (1215 г.) было провозглашено: «Выкорчевать пороки… реформировать обычаи, истребить ереси, упрочить веру…» .

   В последующие столетия извращение идеи о наказании как искоренении зла становится причиной разжигания ненависти на религиозной почве. История напоминает нам о трагедии Варфоломеевской ночи, где религиозная ненависть привела к массовому уничтожению гугенотов католиками в ночь на 24 августа 1572 г., а также тридцатилетней войне (1618-1648 гг.), когда численность населения Германии, на территории которой проходили основные сражения, уменьшилась почти на треть. Таким образом, перечисленные примеры опровергают теологическую концепцию о причинности преступлений: истинными преступниками являются не люди, которых обвиняются в связях с нечистой силой, ереси или религиозном инакомыслии, а те, кто использует социальную среду для превращения религии в инструмент осуществления собственных интересов.

   Современные реалии. Исторический опыт учит нас, что насилие на религиозной почве имеет глубокие корни. Насильственное, варварское насаждение религии, обычаев, морали или представлений, которые привносятся извне в общество, приобретает новые формы, хотя, по сути, мало чем отличается от крестовых походов прошлого. В чем причина этого явления и как с ним бороться? Ф.М. Достоевский исследовал эту проблему в романе «Братья Карамазовы»: «Если что и охраняет общество даже в наше время и даже самого преступника исправляет и в другого человека перерождает, то это опять-таки единственно закон Христов, сказывающийся в сознании собственной совести…» - говорит один из героев романа. Конечно, Ф.М. Достоевский идеализировал влияние Священного писания и религии на поведение людей. Но превентивный характер христианских заповедей исследован достаточно широко наукой и вывод здесь однозначен: общепризнанные человеческие заповеди, поддерживаемые религией, сдерживают тех, кому присуща вера, от совершения преступлений. В этом смысле, право и религия имеют общие задачи социальной регуляции поведения человека в обществе. В ходе исторической эволюции оба начала взаимно обогащали друг друга: право обеспечивало религии социальное пространство, формируя условия для вероисповедания, необходимого для членов общества, а религия наполняла право духовно-нравственным содержанием, воспитывая людей ценить и уважать его.

   Криминализация. Важным аспектом отношений религии и права, является исследование мотивации преступлений, совершаемых на религиозной почве . Сегодня в мире насчитывается огромное количество религиозных групп и общин, которые отклоняются в своей идейной и духовной ориентации от обще-признанных канонов, и зачастую носят откровенно криминальный характер. На основании имеющихся данных сегодня в России действует до 80 крупных религиозных сект, численность которых приближается к 300 тысячам человек. На первом месте стоит религиозное движение новопятидесятников, на втором – движение «Свидетели Иеговы». Число членов последнего насчитывает около 140 тысяч человек. Далее идут мормоны и кришнаиты. Кроме них существует много других мелких сект. Их число в общей сложности достигает 800 тысяч . В чем же заключается условия для криминализации их деятельности? Приведем лишь ряд известных общеизвестных фактов. После трагических событий 18 ноября 1978 года в южноамериканском поселке Джонстаун, где покончили с собой 912 адептов секты «Храм людей», казалось бы, мир извлек из этого уроки. Но в 1994 г. история повторилась в Швейцарии, где 53 члена религиозной секты «Орден храма Солнца», в том числе дети, покончили с собой. В 1995 г. в конце декабря во Французских Альпах под деревней Сен-Пьер-де-Шерен на ритуальном костре погибли еще 16 членов подобной же секты. Хроника трагических событий может быть продолжена на примере других радикальных форм религиозного фанатизма. Деятельность таких групп как Аль-Каида наглядно показывает, что криминология должна иметь четкие представления о мотивации и причинности преступлений, совершаемых членами экстремистских религиозных организаций. В этом контексте теологический подход к исследованию проблем мотивации исторически оправдан. Однако не метафизическое объяснение происхождения преступности связью с неким потусторонним злом, которое выступает источником греховных и преступных деяний, является предметом изучения. «Теологический подход» к решению вышеуказанных проблем может быть признан безоговорочным в одном: он учит нас опыту того, что религия в состоянии как способствовать предупреждению преступлений, так и объяснять их причинность и мотивацию.

   По этой причине, в уголовных кодеках России и других стран, хотя и по-разному, находят отражение такие важные нормы, охраняющие посягательства на религиозную свободу граждан. Так в ст. 136 (Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина) вводится понятие дискриминации, которая понимается так: «Дискриминация, т.е. нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка…, места жительства, отношения к религии, убеждений…». Ст.282-1 определяет правовое понимание «организации экстремистского сообщества»: «Под преступлениями экстремистской направленности … понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды…, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части Кодекса. Эта мотивация повторяется далее в 16 составах преступных деяний УК (убийство, различные виды телесных повреждений, побоев и истязаний, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, нарушение равенства прав и свобод, вовлечение несовершеннолетних, а также широко распространенные – хулиганство, вандализм, и надругательство над телами умерших и местами их захоронений). Если учесть, что названное выше понятие «дискриминация» полностью повторяется в п. «е» ст. 63 (обстоятельства, отягчающие наказание), то можно предположить, что многие деяния, совершенные по данным мотивам, тоже как бы относятся к экстремистским. Это способствует размыванию правовых представлений о подобных действиях. Так, в понятие экстремистской мотивации нередко включаются очень широкий спектр движущих побуждений - политические, идеологические, расовые, национальные или религиозные ненависть или вражда либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Такое понимание требует уточнения, поскольку является избыточным и нечетким как по форме, так и по содержанию, давая простор для злоупотребления правом со стороны заинтересованных лиц. Для начала, проанализируем само понятие «экстремизм».

   Этимологически понятие «экстремизм» происходит от французского слова «extremisme», которое, в свою очередь произошло от латинского «еxtremus» - крайний. Применяясь к субъектам такой деятельности, понятие «экстремизм» характеризует приверженность крайним радикальным взглядам, реализуемым в соответствии с ними мерам или принципам. В социальной жизни экстремизм может выступать движущей силой реформ, революции, бунтов, кровавых восстаний, террора, смены власти и общественного строя. Многие из этих событий происходили и в истории России. Как крайнее проявление нетерпимости, экстремизм наблюдается в различных сферах жизни и деятельности и в зависимости от ситуации получать в обществе позитивную или негативную оценку. Таким образом, социальная, профессиональная или правовая оценка экстремистских действий зависит от конкретного содержательного потенциала радикальных настроений общества, который влияет на оформление соответствующей нормы.

  Примечательно, что термин «экстремизм» приобрел сегодня не только криминальный, но криминально-политический контекст. Так, в зависимости от него, можно выделить оппозиционный, межпартийный, националистический, сепаратистский, антисемитский, антимигрантский, промигрантский и др. его проявления. Часто можно встретить употребление в литературе характеристик «правых» и «левых», национал-социалистических, сексуальных, патриотических и др. экстремистов. Несмотря на различия, они имеют важную общую особенность - специфический вид преступного поведения с особой мотивацией. Поэтому множественная классификация экстремизма, связанная с различными сторонами общественных отношений, а, следовательно, и с большой совокупностью различных причин и условий, предопределяет дифференциацию непосредственных и опосредованных мер противодействия.

   Надо подчеркнуть, что кроме введения понятия «экстремистской деятельности (экстремизма)» Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» детально определяет, что именно понимается под экстремистской организацией и экстремистскими материалами, которые прямо или косвенно «включены» в те или иные составы экстремистских преступлений. Как уже отмечалось выше, экстремистскую организацию можно понимать как общественное или религиозное объединение или группа, либо иная организация, в отношении которых, по основаниям, предусмотренным действующим федеральным законодательством, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Нередко экстремистская деятельность открыто поддерживается зарубежными организациями, которые используют ее для достижения определенных политических целей. Представляется, что внедрение экстремистских побуждений в молодежные группы в ряде примеров т.н. «цветных революций» последнего времени, является апробацией стратегией некоторых политических сил.

   Уголовная ответственность за экстремистские действия существует в России со времени принятия УК 1996 г. Основные изменения в этих статьях связаны с определенным усилением уголовной ответственности за так называемую «экстремистскую мотивацию» и ее возможную «политизацию». В 2003 г. ПАСЕ дало вполне четкое определение политической подоплеки экстремизма: «экстремизм – это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии» . Это определение сужает уголовно-правовое понимание экстремизма. В данном случае говорится не о мотивации, а о действии, направленном на «отвержение принципов парламентской демократии». Этот акцент представляется очень примечательным, что делает целесообразным рассмотрение данного определения более подробно.

   Правовая характеристика экстремистских действий, обусловленных неуважением к лицам иной национальности, религии, расе и т.д. хорошо представлена в УК большинства стран, но они нигде не политизированы. В большинстве уголовных законов вообще нет политизированного понятия «экстремизм», за исключением Республики Беларусь и Узбекистана. В кодексах европейских стран в этом смысле преимущественно употребляется понятие «дискриминация». Например, в УК Франции в главе V о посягательствах на достоинство человека, есть раздел «О дискриминациях». В частности, в ст. 225-1 говорится, что «дискриминацию образует любое различие, проведенное между физическими лицами в силу их происхождения, пола, семейного положения, состояния здоровья, физических недостатков, обычаев, политических убеждений, профсоюзной деятельности, реальной или предполагаемой принадлежности к определенной этнической группе, нации, расе или религии. Это деяние наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом. В УК Швеции в главе 16 ст. 8 можно встретить, например, такое определение: «Лицо, которое в распространенном заявлении или сообщении угрожает или выражает неуважение к национальной, этнической или другой подобной группе людей со ссылкой на расу, цвет кожи, национальное или этническое происхождение или религиозные убеждения, должно быть приговорено к тюремному заключению не более двух лет, или если преступление является малозначительным, то к штрафу». УК Литвы содержит ст. 169, которая вводит правовое определение дискриминации: «Дискриминация по принадлежности к определенной национальности, расе, полу, происхождению, религии или иной группе людей» с наказанием публичными работами либо штрафом, или ограничением свободы, или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет». В УК Болгарии предусмотрены преступления против национального и расового равенства (ст. 162-163) и преступления против вероисповедания (ст.ст. 164-166). В УК Испании имеется статья 559, которая не совсем четко вводит квалификацию подобных действий: «Тот, кто тяжко нарушит общественный порядок (в который входят все конституционные права) с целью воспрепятствовать какому-либо лицу, осуществить свои гражданские права, наказывается штрафом на сумму от трех до двенадцати месячных заработных плат и (специальным) лишением пассивного избирательного права на срок от двух до шести лет». В УК Польши имеется несколько статей на данный предмет регулирования. Одна из них, ст. 196 очень точно выражает суть проблемы. Она гласит: «Кто оскорбляет религиозные чувства других лиц, публично оскорбляя предмет религиозного почитания или место, предназначенное для публичного исполнения религиозных обрядов, подлежит штрафу либо лишения свободы на срок до 2 лет».

   Практическое руководство по «Законодательству против преступлений на почве ненависти», опубликованное Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (2009), не употребляет политизированного понятия «экстремизм», а использует другое понятие «преступления на почве ненависти», «предубеждение», «ненависть», «геноцид», «дискриминация», «язык ненависти» (С. 18, 20, 30, 30, 31). Таким образом, в представленном обзоре зарубежного законодательства присутствует предмет регулирования экстремистских действий, который представлен широким спектром мотивации их совершения, но без акцента и связи с политикой.

  В отличие от Европы, в России были отдельные попытки политизировать понятие «экстремизм». Так в 1992 г. Б.Н. Ельцин на «Конгрессе интеллигенции России» говорил о том, что в России присутствует «угроза фашизма», имея в виду рост радикально настроенной политической оппозиции. Правящая, политическая и экономическая элита, которая уже в начале 90-х годов сознавала антисоциальную направленность своей деятельности и в связи с этим опасалась возможного недовольство со стороны общества. Поэтому политическая элита пыталась защитить себя уголовным законодательством от возможного народного недовольства в ложно определяемых формах якобы надвигающегося фашизма. По этой причине в УК часто пытались ввести политические формулировки оценочного характера, которые позволяли бы расправляться со всеми идеологически неугодными противниками.

  Серьезной социальной базы для фашизма в России, конечно же, не было и нет, но это не исключает появления других экстремистских настроений, особенно среди социально незрелой или слабо интегрируемой в суровых жизненных реалиях молодежи. Эти группы представляют собой потенциал для политического манипулирования со стороны радикально настроенных экстремистов. При таких условиях «политизация экстремизма» несет в себе ряд проблем. Можно предположить, что криминализация политического экстремизма, который гораздо хуже изучен и определен, чем фашизм, открывает неограниченные возможности для манипулирования деятельностью асоциально настроенной молодежи и других инакомыслящих групп. Даже в УК ФРГ (которая является родиной национал-социализма) стараются уйти от темы политизации экстремизма. Так в третьей главе «Угроза демократическому правовому государству» связывается со статьями 84 (продолжение деятельности партии, объявленной противоречащей Конституции), 85 (нарушение запрета на объединение), 86 (распространение пропагандистских материалов организаций, являющихся не конституционными), 86а (использование знаков неконституционных органов) и 166 (оскорбление вероисповедания, религиозных обществ и мировоззренческих объединений). В этом смысле Германия не допускает «политизации» своего уголовного законодательства, придерживаясь конституционного порядка, и к ответственности привлекаются лица, нарушающие его. Таким образом, очевидно, что в мировой практике политический экстремизм не являлся правовой сферой регулирования.

    Как же обстоят дела в правовом поле современной России? В целях обоснования этого феномена была предпринята разработка федеральной программы по противодействию политическому и религиозному экстремизму на 1999-2000 годы . Идеи, представленные в ней, стали реализовываться в федеральном законодательстве еще в 2002-2007 гг. Так, в ряде законов раскрывается порядок введения перечня общественных и религиозных организаций, деятельность которых приостановлена или запрещена, а также вводится ответственность за распространение экстремистских материалов и вносятся существенные изменения в нескольких статьях, предусматривающих обычные бытовые деяния. Если такие деяния совершены по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы, то они относятся к преступлениям экстремистской направленности. Всего в УК РФ представлено 16 различных статей, которые прямо и непосредственно предусматривают уголовную ответственность за экстремизм. Надо заметить, что сепаратизм, публичные призывы к игнорированию федеральных законов, к отделению от государства, национальная, религиозной вражда, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по национальному и религиозному признаку в отечественном законодательстве всегда были уголовно наказуемыми. Представляется важным подчеркнуть, что в многонациональной стране в решении данного вопроса может быть оправданным лишь один подход: соблюдение равных прав всех народов при их широкой культурно-национальной автономии, где есть место для здорового патриотизма любой нации. Еще А. Солженицын в книге «Россия в обвале» (1998) писал: «Патриотизм - достояние многих стран, в том числе всех европейских, патриотизм - начало, объединяющее народ и никак не отделяющее от человечества... Приняв понятие гражданского патриотизма, нельзя упустить патриотизма национального. В странах однонациональных тот и другой единая суть. В странах много-национальных, как наша, национальный патриотизм есть составная и подкрепляющая часть общегражданского... В Соединенных Штатах патриотизм стоит высоко. Не только никто его не стыдится, но Америка дышит своим патриотизмом, гордится им - и разные народные группы сливаются в нем едино» . Однако российский законодатель нередко «скрещивает» правовые и политические понятия. Наиболее показательными статьями при этом являются статьи УК РФ 282-1 (организация экстремистского сообщества) и 282-2 (организация деятельности экстремистской организации), которые действуют в последней редакции с 2009 г. В официальном статистическом ежегоднике эти статьи, как правило, не упоминаются, однако согласно информации ведомственного единого отчета о преступности за 2011 г. было зарегистрировано преступлений по ст. 282-1 – 17, (из которых расследовано 7 дел и направлено в суд 6, а по ст. 282-2 – зарегистрировано - 67, расследовано – 45 и направлено в суд – 43). Удельный вес таких деяний в структуре всех осужденных в этом году составляет 0,006%.

    Представляется важным сравнить эту информацию с реальной статистикой политически мотивированных преступлений, совершаемых в других странах. Если сравнить Россию и США, то в России выглядит намного более спокойной. Так, по данным ФБР, в 2004 году (последние доступные данные) в США было за-регистрировано 7649 криминальных инцидентов, которые были мотивированы ненавистью к расе, религии, физическим недостаткам, национальности и пр., пострадало 9,5 тыс. человек, а виновниками этих преступлений были 7,1 тыс. человек. По данным независимой информации в США ныне действуют более 800 экстремистских организаций, исповедующих идеологию ненависти к представителям другой расы, религии и нетрадиционной сексуальной ориентации, а всех их объединяет ненависть к нынешней американской власти. Около 200 экстремистских организаций декларируют, что они готовы прибегать к насилию для достижения своих целей. Ежегодно в США учитывается более 8 тыс. «преступлений ненависти». По мнению крупных университетов с начала 90-х годов в США наблюдается значительное увеличение числа преступлений ненависти.

   Возвращаясь к проблемам России надо заметить, что принятие антиэкстремистских законов вызвало большую дискуссию в Думе. В ходе парламентских дебатов не раз говорилось, что понятие «экстремизм» не достаточно четко определено. Высказывались также опасения в том, что принятые законы развязывают руки для преследования любого инакомыслия в нашей стране и в этом смысле, такие законы антиконституционны и антидемократичны. Присутствовало и противоположное мнение, особенно со стороны депутатов из партии «Единой России», которые считали, что отсутствие подобных законов чревато насильственным изменением конституционного строя, подрывом безопасности РФ, захватом и присвоением властных полномочий и т.д. И эти вариации мнения были доминирующими. Сомнения есть не только у законодателей, но и ряда аналитиков, которые прогнозируют рост недовольства в обществе. Начальник управления специальных технических мероприятий Б. Мирошников сообщил, что в Рунете ныне действуют до 40 сайтов экстремистской направленности. Поэтому правовые определения мотивации экстремизма дополняются такими новыми элементами и характеристиками как «равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы относятся к преступлениям экстремистской направленности». Возникает вопрос: «Что это за социальные группы, которые в данном случае имеются в виду?» Не будет ошибкой предположить, что это те самые группы, которые обладая личным состояние, нажитым нелегитимным путем во время экономического и финансового кризиса - олигархи, коррупционеры всех мастей - используют сегодня свои властные полномочия в личных интересах.

    Как отмечал Д.А. Медведев, сегодня около 760 тысяч несовершеннолетних живут в социально опасных условиях . При том отношении, которое мы имеем к ним со стороны общества и государства, трудно ожидать от этих лиц лояльного отношения к властям. Поэтому чисто репрессивные меры в их отношении малоэффективны. Великий китайский мыслитель Конфуций говорил: «В стране, в которой правят хорошо, стыдятся бедности, а в стране, в которой правят плохо, стыдятся богатства». В этом контексте современный экстремизм в широком понимании слова, представляет собой не столько акты столкновения религий, наций, цивилизаций, сколько антагонизм социально расслоенных групп, который является следствием социальной несправедливости. Сегодня в нашей стране регистрируется запредельный рост пропасти между бедными и богатыми. По разным данным этот разрыв достигает 30-100 кратной величины. Несправедливость этого разрыва, образованного за счет фактического разграбления общенародной собственности, совершенного с попустительства властей, сегодня осознается почти всем населением. Эта тенденция ведет к обособлению права от морали, где уголовное законодательство несет в себе опасный потенциал искаженно-го понимания мотивации социального протеста.

     Политизация. Обобщив некоторые особенности и причины изменяющихся форм экстремизма, можно утверждать, что его мотивацию могут порождать различные, нередко непримиримые, противоречия и конфликты в обществе. Различия между ними должны быть, безусловно, учтены, поскольку здесь существуют две опасности. С одной стороны, многие объективные противоречия и конфликты накапливаются годами, часто игнорируются и не находят своего разрешения, что несет в себе опасный потенциал. С другой стороны, мотивы лидеров экстремистской деятельности, которые организованы и финансируемы заинтересованными лицами, носят подчас откровенно идеологический идейный характер, направленный на радикальное изменение власти, политики, экономики во имя собственных корыстных целей. Они прикрыты внешними лозунгами о борьбе за интересы населения и псевдорешением накопившихся социальных, национальных, религиозных и иных противоречий. Этот прием широко используются в политической борьбе, и он является распространенной практикой организации экстремистской деятельности в последние годы. Некоторые авторы обращают внимание на социально-психологические и индивидуально-психологические причины поддержки такого экстремизма. С одной стороны, ими могут быть мотивация самоутверждения, стремление к утверждению себя в социальной среде, служение фанатичной идеи «спасения» мира, агрессивность, проявление крайней нетерпимости к инакомыслию, к мигрантам и ответной ре-акции с другой стороны. Не исключая влияния психологических особенностей на формирование экстремистского поведения отдельных лиц, основные причины экстремизма лежат, как представляется, не столько в психологии, сколько в политических, экономических, социальных, национальных и религиозных отношениях, сложившихся в обществе. Эти отношения выступают питательной средой политический, идеологический, национальный или религиозный или психологический мотивации совершаемых противоправных действий, упрочняют преступную направленность этих действий отдельных групп и слоев населения, наносят ущерб целостности и безопасности жизни в обществе.

    Мы коснулись истории экстремизма, причин его криминализации, его исполнителей и руководите-лей, с тем, чтобы попытаться вывести оценку антирелигиозного «Панк-молебна» в храме «Христа Спасите-ля», совершенного 21 февраля 2012 г. Надеждой Толоконниковой, Марией Алехиной, Екатериной Самуцевич и другими неустановленными лицами из группы «Pussy Riot». Напомним суть совершенного ими действия. Надев маски, участники «молебна» поднялись на амвон в храме «Христа Спасителя», который традиционно является священным местом отправления религиозного обряда православной церкви. Вызывающее действие участников группы, сопровождаясь ремейком «Боже царя гони», который был переиначен содержательно в текст «Богородица, Путина прогони», происходило в присутствии верующих, которые бы-ли крайне возмущены и расценили это действие как богохульство. Вся предыстория деятельности данной группы показывает, что совершенное действие было не случайным. Так вначале группа состояла из выпускников философского факультета МГУ, именуемой «Война», куда входило много студентов, в том числе и гражданский муж Толоконниковой – Петр Верзилов. Идеологом группы «Война» был Алексей Плуцер-Сарно (филолог, искусствовед и журналист), который является автором всех текстов и концепций данной группы. Среди наиболее громких «произведений» группы были такие акции - шоу как «Говно – друг или враг», «Современное искусство - гной и блевотина» и др. Надо заметить, что Н. Толоконникова участвовала до этого во многих других неприличных акциях группы. Так, будучи беременной и позже, с ребенком на руках, что вызвало негативную реакцию даже со стороны ее близких родственников, она принимала участие во многих скандально известных представлениях. По имеющейся информации, участники акций неоднократно сознательно провоцировали полицию и общественность и даже желали своего ареста для привлечения общественного внимания и роста популярности. Репетиция к панк-молебну в храме Христа Спасите-ля состоялась до этого во втором по значимости храме Москвы – в Елоховском Соборе и других приходах. Таким образом, «бесовский шабаш», как образно назвал это действо журналист Максим Соколов, шагал по стране и даже за ее пределы, являясь симптомом оформившейся тенденции. Результатом этого стало осквернение двух церквей в Южно-Сахалинске, церкви в Великах Луках, попытка поджечь собор в Балтийске (б. Пиллау), осквернение храма XIII века в Пскове и т.д.

    Примечательно, что уже в своем названии «Pussy Riot» группа несет вызов общепринятым морально-этическим канонам общества, поэтому даже специалисты затрудняются дать приемлемый, с точки зрения цензуры, перевод этого названия на русский язык. Игорь Крылов, написавший о группе в Российской газете статью «От Войны» до Pussy Riot», предложил перевод «Бунт кисок», а Елена Костюченко - «Писькин бунт», оговариваясь при этом, что такой перевод имеет самый приличный вариант. На основании этого, очевидно, что целью группы является откровенный вызов обществу. Если принять во внимание тот факт, что у группы были руководители, которые очевидно располагали средствами для финансирования ее акций, то это ставит совсем другие вопросы. Например, возникает вопрос: «Зачем нужно бросать вызов обществу»?

    Социально-правовая оценка. Часто критика политизации российского законодательства по вопросам религиозной ненависти, которая содержательно втиснута в правовые рамки понятия «экстремизм», оставляет без внимания тот факт, что во многих странах давно распространен как глубокий анализ подобных действий, так и причин их порождающих. Во многих странах принимается во внимание возможности и условия, когда формальные различия недовольства молодежи положением дел могут криминализировать ее поведение. В этом контексте вызывающие или вандалистские действия могут определяться дифференцированно, так они могут определяться в качестве «дискриминации» (Франция, Литва), «неуважения» (Швеция), «оскорбления» (Польша) «действия против вероисповедания» (ФРГ, Болгария), «тяжкое нарушение общественного порядка» (Испания), действия на почве ненависти (Бюро ОБСЕ) и т.д. Тем не менее, как бы не называл закон действия, совершенное на почве религиозной ненависти, мера уголовного наказания, не превышает, как правило, двух лет лишения свободы.

    Напомним, какую меру ответственности выбрал суд для группы «Pussy Riot». Действие субъектов, совершивших надругательство над религиозными чувствами православных граждан в «Храме Христа Спасителя» были судом квалифицированы по ст. 213 ч. 1 (хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам религиозной ненависти) и ч. 2 (то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка). Им грозил максимальный срок наказания до 7 лет лишения свободы. Хотя государственное обвинение требовало трех лет колонии для каждой осужденной, Хамовнический суд нашел смягчающие обстоятельства и положительные характеристики Н. Толоконниковой, М. Алехиной и Е. Самуцевич, а также наличие у первых двух девушек малолетних детей. Тем не менее, суд не счел возможным ограничиться условным сроком и приговорил каждую из них к двум годам заключения в колонии общего режима за хулиганство по мотивам религиозной ненависти. Несмотря на то, что в последнем слове обвиняемые настаивали на том, что их акция носила политический, а не религиозный характер, с правовой точки зрения их аргументация показалась суду малоубедительной. Заметим здесь, что в данном случае, мотивация преступления по данной статье может быть любой - как политической, идеологической, расовой, национальной, так и религиозной. Определяющей является не мотив, а сама конечная цель.

    Приговор вызвал волну возмущений у части молодежи как в России, так и за рубежом. Оценки действий группы были при этом далеко не однозначны. «Мне кажется они - не вменяемые, я осуждаю их действия. Церковь не место для подобных акций», - заявила М. Матье в эфире телеканала «ТВ-Центр». Э. Кох присоединился к противникам Pussy Riot («Forbes» США): «Pussy Riot ворвались в церковь, плясали вокруг алтаря, произносили непристойные молитвы. По-моему, это требует наказания». Сторонники панк-группы Pussy Riot в Германии устроили аналогичную, хотя и в другой внешней форме, вызывающую акцию протеста 18 августа при проведении мессы в Кельнском соборе, чем вызвали возмущение как священнослужителей, так и прихожан. После этого, представители католической церкви обратились в полицию со следующим заявлением: «Покой в Кельнском соборе был нарушен – мы не можем и не хотим этого терпеть» - заявил священник Роберт Кляйне. Нарушителям порядка грозит теперь денежный штраф или тюремное заключение до трех лет, сообщило немецкое обозрение «Frankfurter Rundschau». Таким образом, не конкретный мотив, а цель действия - вызов обществу - является в данном деле фактором дальнейшего развития событий.

   В заключении необходимо отметить, что исключить продолжение аналогичного вандализма нельзя, и это свидетельствует о необходимости более глубокого изучения криминогенных составляющих подобных акций. Без знания этого, вести с эффективную борьбу с ними невозможно.

Фокусник на день рождения считается для праздника популярным развлечением. В такой счастливый день нужно больше веселится и многие хотят поверить в чудеса. Фокусники предоставят такую возможность. Фокусник на день рождения, вся подробная Информация на сайте http://kakadu.org.ru


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика