Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу об актуальности учета исторических и иных местных традиций в системе муниципально-правовых отношений в Российской Федерации
Научные статьи
27.11.12 09:08


  
ЕврАзЮж № 2 (4) 2008
Конституционное и муниципальное право
Шайхуллин М.С.
К вопросу об актуальности учета исторических и иных местных традиций в системе муниципально-правовых отношений в Российской Федерации

    В соответствие с частью 2 ст. 1 ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», местное самоуправление - это самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций. Таким образом, органы местного самоуправления в своей деятельности должны руководствоваться, во-первых, интересами населения, во-вторых, историческими традициями, в-третьих, иными местными традициями. Исходя из этого, представляется возможным определить круг вопросов связанных с уяснением социально-правовой сущности интересов населения муниципальных образований, которые с одной стороны неоднородны по своему содержанию в силу различных причин, с другой взаимосвязаны с приматом в местном самоуправлении, а именно историческими и иными местными традициями.

    Многоаспектность традиции и их социально¬регулятивных свойств в праве, дает возможность объяснить, что из себя представляют исторические и иные местные традиции и насколько они в настоящее время соответствуют интересам населения муниципальных образований, современным представлениям о праве, власти и политике, в том числе деятельности государственных и муниципальных органов, где процветают коррупция, вседозволенность, бюрократия, волокита и другие негативные явления.

    Решая проблемы по собственному усмотрению, эффективная местная власть делает это в интересах местных жителей, а не абстрактного государства, его центральных и региональных властей, у них другие проблемы и по содержанию и по масштабам1. Вместе с этим, необходимо отметить, что при решении вопросов местного значения органы государственной власти и местного самоуправления усматривают вовсе не интерес жителей муниципальных образований, а необходимость самоутверждения в государственной и муниципальной среде, которая в совокупности с решенными вопросами имеет конечной целью удержание власти в одних или нескольких руках.

   Каждое общество, каждое государство, как правило, разрабатывает ту концепцию и применяет ту модель местного самоуправления, которая более или менее учитывает его исторический опыт, традиции и правовую культуру населения . В данном случае следует сделать поправку на то, что учитывать исторический опыт, традиции и правовую культуру органы государственной власти и местного самоуправления должны не более или менее, что характерно абстрактному поведению в конституционной среде, а конкретно, учитывая позитивные исторические и иные местные традиции, отсекая возможность продолжения негативных традиций в муниципальной среде, как на основе права, так и собственно социальных норм, что будет твердо подчеркивать конкретно юридический подход к исследуемой проблематике. При этом необходимо прививать привычку у должностных лиц государственных и муниципальных органов не только уважать права и законные интересы граждан, но и усматривать особенности внутрисоциального регулирования тех или иных вопросов местного значения в каждом конкретном муниципальном образовании, в целях исключения подрыва социальной материи сообществ, которые по своей социальной природе не являются идентичными. Последнее, на наш взгляд нуждается в более подробном и методологическом исследовании и изучении традиций самоуправления.

   Например, дискуссионным является вопрос как органы государственной власти и местного самоуправления усматривают интересы населения муниципальных образований, ведь сам «интерес» - понятие не строго юридическое, это во-первых, а во- вторых даже в юридическом плане «интерес» от лат. «interesse», означает «возмещение ущерба» или то, что затрагивает правовые интересы лица, а как можно выяснить затрагивались интересы конкретного лица, либо группы граждан, если только они не обращались с жалобами и заявлениями? Практически ни как. Поскольку весь комплекс форм непосредственного волеизъявления граждан, в практике деятельности органов местного самоуправления не является эффективным и работоспособным.

   Отсюда вывод, что органы государственной власти и муниципальные органы при решении вопросов местного значения, исходят не из интересов населения, а скорее корпоративных интересов, что присуще давней, непрерывающейся веками негативной традиции в органах государственной власти и местного самоуправления. Однако следует отметить, что данный вывод вовсе не открытие в муниципальной науке и практике деятельности государственных и муниципальных органов, это скорее констатация следующего: 1) необходимости исследования в науке муниципального права вопроса об «усмотрении позитивного и негативного в правовом и социальном регулировании, организации и деятельности органов местного самоуправления»; 2) важности разработки правовых и организационных основ деятельности муниципальных органов по решению вопросов связанных с выявлением мнения населения и его учете в правотворческой и правоприменительной деятельности.

   Интересы населения муниципальных образований, как правовая категория, обеспечивается во всей их объективной совокупности, только при особом отношении муниципальных органов власти к учету исторических и иных местных традиций. Только традиции самоуправления являются квинтэссенцией сегментирующей основу муниципальной власти и местного самоуправления, поскольку синтезируют не только другие социальные нормы, но и субъективное право, и законный интерес.

    Выявление специфики различных социальных норм является вместе с тем необходимой предпосылкой для уяснения смысла, содержания и характера соотношения правовых и неправовых норм в рамках выполняемой ими функций социальной регуляции, объективных оснований и критериев известного «разделения труда» и «сфер влияния» между ними и т.д.  Вместе с этим следует отметить, что для науки муниципального права большую актуальность приобретает формирование образа социального регулирования на основе традиции, обычая, морали и нравственности в деятельности органов местного самоуправления и их должностных лиц. Поэтому, особую практическую ценность приобретает соотношение и реальное воплощение традиций местного самоуправления и других социальных норм в механизме правотворческой и исполнительно-распорядительной деятельности муниципальных органов.

    Говоря о традициях местного самоуправления, необходимо отметить, что каждую конкретную традицию исследовать не имеет смысла, ибо ценность традиции для правотворческой и правоприменительной деятельности заключается не в том, чтобы выявить конкретное социально-регулятивное свойство отдельно взятой традиции, а в том, что на основе комплекса социальных норм обеспечить устойчивый во времени и пространстве организационно-правовой механизм по решению вопросов местного значения в муниципальных образованиях разных типов. В этом смысле справедливо высказывание В.С. Нерсесянца, который отмечает, что поиски оптимальных вариантов сочетания правовых форм воздействия с регулятивными возможностями других социальных норм являются одной из центральных задач всей социальной политики  и если следовать ученому, то необходимо отметить, что органы местного самоуправления как не политизированный институт в государстве, обязан обеспечивать и защищать прежде всего социальные права своего населения.

    Учет особенностей местного самоуправления в нашем государстве дело в достаточной степени трудное. Поэтому оперировать конкретными цифрами в законе должен законодатель субъекта в составе РФ, понимающий конкретный вектор развития местного самоуправления в отдельно взятом муниципальном образовании. Вместе с этим отсутствует и сама инициатива органов местного самоуправления, ибо зажата тисками все еще существующего государственно-номенклатурного аппарата обеспечивающего централизованную систему управления.

   Как отмечает А.А. Ярошенко единообразие в определении численного состава депутатов представительного органа наряду с позитивной оценкой в связи с сокращением избыточного количества депутатов в ряде муниципалитетов несет и определенный негативный оттенок. Прежде всего, он связан с нереализованностью основного признака самоуправления - учета местных традиций и особенностей населением при формировании структуры и состава муниципальных органов.

   Однако возникает вопрос о методике учета исторических и иных местных традиций в системе правового регулирования, организации и деятельности органов местного самоуправления, ведь до сих пор нет единого подхода к учету особенностей той или иной территории муниципального образования, тем более традиций населения, граждан, юридических и физических лиц. Это во многом обусловлено централизованной политикой государства по отношению к муниципальным органам власти.

    Как отмечает П.М. Шишко, двойственность гражданского состояния всегда опиралась в России, с одной стороны на традиции народной демократии («вечевой», соборный, земский принципы самоуправления), которые противостояли полицейско-бюрократической традиции подчинения государственной власти. С другой стороны, без поддержки сильной центральной власти народом или хотя бы его молчаливого нейтралитета, государство не могло осуществлять свои основные функции. Непреходящее значение традиций становления российской государственности, гражданского состояния России коренится не только в теоретическом переосмыслении западноевропейского опыта, но и в самом процессе преподавания обществоведческих дисциплин, в которых он должен быть освоен и изучен на уровне сравнительного анализа и преподнесен как наше, отечественное понимание гражданственности. В этом процессе большое значение играет роль обстоятельного рассмотрения вековых народных традиций самоуправления, отличных от западноевропейских, но необходимых для понимания практики становления современного российского местного самоуправления.

  Вместе с этим, государство должно определиться по вопросу о формировании муниципальных традиций и позитивных традиций государственных органов. Более того, представляется необходимым сформировать конкретную структуру, которая будет заниматься не только мониторингом муниципального законодательства, но и историческими и иными местными традициями, формируя рекомендации по их учету в правотворческой и правоприменительной деятельности муниципальных органов власти.

    Огромную роль традиции играют для правотворческих органов, поскольку именно они принимают муниципально-правовые акты в соответствии с которыми должны жить и работать наши граждане. Правотворческая инициатива граждан, также является сравнительно молодой формой демократии пока еще с не сложившимися традициями.

   Примером сложившегося в науке и практике положения является неработающий закон о местном самоуправлении, в котором был скопирован европейский опыт муниципального самоуправления, но совершенно не учтены особенности народного понимания самоуправления в России. Он не получил должной научной обработки, эмпирической проверки на практике, инновационных методов внедрения с корреляцией к российской действительности в современных условиях и т.д. Российская история знает много таких примеров, от магистратов при Петре I до других нежизнеспособных для России форм местного самоуправления, которые были прилежно скопированы в Европе и с «успехом» не прижились в нашей стране. При современном уровне обществознания постоянное повторение и провал таких попыток выглядят, по меньшей мере наивно и странно6.

   В России есть давняя традиция местного самоуправления: еще до 1917 года была община, земства. У них были широкие права, а возглавляли эти органы достойные люди. Именно земства создали систему здравоохранения и образования в российской глубинке. Заслуживает внимания опыт и сибирского земства периода колчаковщины. Там участвовали все партии, кроме большевиков, профсоюзы, общественные организации. И тогда действительно была инициатива снизу, а не директивы сверху. Поэтому ключевая задача российской власти - вернуть жизнь на места. Но если люди решают свои проблемы в рамках местного самоуправления, то зачем им чиновники на региональном уровне? Поэтому отказ от прямых выборов губернаторов - это не ситуативный шаг, а элемент сознательной линии на размывание региональной бюрократии, регионального управления и увеличение прав местного самоуправления. Размывание, прежде всего, как политически самостоятельной величины. Вместо них курировать ту или иную область будут назначенцы из Москвы. А это совсем другой статус. Кстати, такая линия, сглаживая межрегиональные барьеры, позволит выровнять экономический и социально-культурный уровень российских территорий. Однако ни кто не предлагает возрождать исконные традиции земского и городского самоуправления, хотя во многих из них с учетом трансформированного взгляда есть рациональное зерно. Рациональность может заключаться в том, что мы не можем игнорировать историю общинного самоуправления.

   Так, Украина имеет давние традиции местного самоуправления в своих городах и селах. Еще во времена Киевской Руси существовали такие формы местного самоуправления, как вече и территориальные общины. В средние века к нам из Европы пришла и распространялась система местного самоуправления, в основе которой лежали предписания Магдебургского права. Страна имеет немалый опыт в этой сфере, а вчера все ее работники отметили свой профессиональный праздник - День местного самоуправления.

  Это хороший пример на основе исторических традиций, формировать новые традиции муниципальной и государственной власти, ведь мы живем в условиях динамично развивающихся общественных отношений, которые к тому же еще и не урегулированы правом. Более того, такие общественные отношения не вытекают из системы обычно-правовых норм.

   Может быть по этому повсеместно местное самоуправление находится в сильной зависимости от администраций и центральной власти». Многие также отмечают, что развитое самоуправление напрямую связано с экономической и политической стабильностью в обществе. Так, по мнению К.П. Ланге дестабилизация ситуации в СССР и постсоветской России начала 90-х во многом связано с «отсутствием развитой политической культуры и традиций самоуправления . Действительно самоуправленческие традиции были сломлены административно-бюрократической машиной еще во времена могучего советского союза.

   По распространенному мнению современных исследователей местное самоуправление является «одним из важнейших институтов гражданского общества, дающего возможность гражданам ... в наибольшей степени влиять на политические процессы локального уровня . Конечно государственная власть не способна регулировать отношения в такой большой стране, при этом учитывая исторические и иные особенности каждой конкретно взятой территории.

    Как справедливо отметил В.В. Путин, «традиция, местного самоуправления, которая заложена давно, с 1917 года, очень важна для нашей страны. Общественные деятели много говорят об этом, но основная мысль сводится к тому, чтобы развивать это направление, развивать органы местного само- управления . Более того необходимо отметить, что без традиций местного самоуправления развивать муниципальную власть мы не сможем, ибо традиции самоуправления - это фундамент всего муниципального строительства.

   Как отмечает П. Анохин, традиции местного самоуправления в Прикамье имеют десятилетнюю историю. Поэтому мы оказываемся заложниками ситуации. Любая перестройка болезненно переносится людьми, системой. Придется привыкать, приспосабливаться к новым условиям работы, новым обязанностям. Вся соль в том, что мы не можем не менять налаженную систему и обязаны перекраивать границы муниципалитетов Пермской области.

   В связи с этим органам государственной власти и местного самоуправления необходимо осознать необходимость устойчивой консервативной муниципальной политики, которая обусловит более размеренное состояние правовых и общественных отношений в нашей стране.

   По мнению А. Никитина, ни один устав не является уставом органа местного самоуправления, поскольку в нем сохраняется порочный принцип разделения властей. Администрация получает статус органа местного самоуправления, не являясь фактически таковым, поскольку никто из жителей Саратова чиновникам администрации полномочия управлять собой не делегировал. Чиновники, таким образом, по любому из указанных проектов устава, продолжат узурпировать местную власть, оставаясь полностью неподотчетными населению.

   На наш взгляд такая тенденция укоренилась в результате развития негативных традиций номенклатурно-бюрократического аппарата местных органов власти. Более того, муниципальные служащие, не будучи избранными, а назначенными, не учитывают мнение населения по тем или иным вопросам, поскольку включены в систему муниципальной службы, а не должностных лиц осуществляющих свою деятельность на выборной основе.

   Однако торопиться здесь нельзя: необходимо создавать методологию управления, организационные и бюджетные условия для работы новых муниципалитетов, систему подготовки кадров. Только после того, как будет создан институциональный каркас муниципального уровня власти, местное самоуправление начнет развиваться самостоятельно, без государственной поддержки.

   Прошедшие годы выявили и проблемы реформы, а точнее, плацдармы для контрреформы, в том числе получающие и законодательное обрамление. Вот их неполный список: - упорно навязывается унификация форм (систем) местного самоуправления и их так называемое «вертикальное» построение вопреки гарантированной Конституцией самостоятельности местного самоуправления как публичной власти, ее осуществления с учетом исторических и иных местных традиций. Выбор этих форм должен оставаться за населением, а лучшая управленческая вертикаль - закон, строго соответствующий Конституции.

   Однако следует констатировать, что прямые формы демократии на муниципальном уровне пока не действуют, кроме традиционных муниципальных выборов, и в некоторых случаях местных референдумов. Обусловлено это прежде всего тем, что у нас утрачена традиция местного самоуправления. Одни говорят, что местное самоуправление - спасение от всего. Жители, ответственные за свой участок, микрорайон, район, решат все проблемы. Другие говорят: это ужасно, начнется произвол, возобладает непрофессионализм... На самом деле местное самоуправление бедный, жалкий, больной российский уродец. Его надо лечить, учить, воспитывать, вправлять в корсет, обувать в ортопедическую обувь и медленно выращивать.

   Но не надо забывать опыт зарубежных государств, где удачно сочетаются делегированные полномочия и государственный контроль за местным самоуправлением, это и многое другое подкрепляются прочными демократическими традициями отправления власти на местном уровне, поэтому муниципальная система функционирует эффективно.

   Вместе с этим, следует привести мнение С.Ю. Витте о том, что у нас в России, хватает собственных начал самоуправления и государственного управления и использовать зарубежный опыт всецело нет ни какой необходимости.

   Может быть этим обстоятельством и воспользовались энтузиасты возрождения земских традиций. Кстати большим энтузиастом возрождения земских и городских традиций самоуправления дореволюционной России был А.И. Солженицын.

   Практически во всех крупных городах стали создаваться комитеты и советы территориального общественного самоуправления населения. Сначала в обособленных микрорайонах, затем и во внутригородских, особенно никак из общего городского ландшафта не выделяющихся. Уже в 1991 году таких несоветских низовых самоуправлений в Москве было более 350, в С.-Петербурге и Новосибирске более чем по 50, в Пензе, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Норильске, Барнауле, Омске, Красноярске, Улан-Удэ и многих других городах - от 3 до 10. Нужно учесть при этом, что население микрорайонов, в которых были созданы органы территориального общественного самоуправления, составляло где 5, а где и 50 тысяч человек. Это означает, что, например, в Красноярске ОТОСы были созданы примерно на территории проживания 18-20% населения города. Интересны и сельские инициативы того времени. Один из сельсоветов Шушенского района Красноярского края в 1992 году самораспустился, передав все свои полномочия собранию старост сел, избранных на сходах в качестве местного органа территориального общественного самоуправления.

  Однако деятельность территориального общественного самоуправления еще только предстоит осмыслить в спектре муниципально-правовых отношений, а именно градостроительство, землепользование, жилищные правоотношения, право муниципальной собственности в соотношений с публично-правовыми образованиями. Более того, возникает необходимость формирования новых традиций территориального общественного самоуправления, ибо в нем мы наиболее открыто, наблюдаем демократические формы народного волеизъявления.

   Е.М. Ковешников считает, что именно российские традиции и опыт должны быть положены в основу выработки новой модели местного самоуправления в нашей стране18. С данной позицией нельзя не согласиться, поскольку традиции местного самоуправления - это базисные и надстроечные явления, укрепляющие всю муниципальную систему и гарантирующие ее деятельность в системе муниципально-правовых отношений в Российской Федерации.

  Некоторые исследователи считают, что основой для создания подлинного самоуправления мог бы стать опыт российского земства, который интересен не только для возрождения традиций местного самоуправления, но и для определения наиболее эффективных мероприятий развития современной отечественной демократии . По этому поводу следует отметить, что традиции земства возможны для возрождения только с учетом их трансформации в реальную действительность.

    Во многих государствах федеративных, а иногда и не федеративных, где существуют мощные традиции местного самоуправления (в Нидерландах -  провинции и местное самоуправление, в Германии -    земля и т.д.), в этих странах государства чаще всего приноравливалось к существующим традициям, т.е. старалось каким-то образом согласовать существующие устойчивые традиции и государственные интересы. У нас ситуация несколько иная: сегодня субъектовый уровень далеко не готов даже к восприятию такой идеи, даже к прочтению закона нормальному, безэмоциональному. Поэтому, видимо, сегодня ведущая роль должна принадлежать федерации. Необходимо отметить, что опыт самоуправления Германии наиболее приемлем с точки зрения развития экономических основ муниципального самоуправления, более того в ФРГ возможно позаимствовать опыт методологического учета исторических традиций общин и объединений.

   Таким образом, тема об актуальности учета исторических и иных местных традиций в системе муниципально-правовых отношений в Российской Федерации в настоящее время нуждается в научной разработке и практическому внедрению. Также актуальность учета традиций местного самоуправления подчеркивается необходимостью поиска наиболее эффективных моделей борьбы с негативными традициями в муниципальной среде, причем не уголовными и административными правовыми нормами, а именно муниципальными средствами.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика