Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правозащитные функции институтов гражданского общества
Научные статьи
11.12.12 13:54



 
ЕврАзЮж № 11 (54) 2012
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Утяшев М.М.
Правозащитные функции институтов гражданского общества
В статье рассматриваются основные категории гражданского общества, этапы его формирования, начиная с гражданских инициатив, а также формирования институтов, а затем в целом гражданского общества. Большое внимание уделяется взаимодействию органов государственной власти и институтов гражданского общества, выявлению различных факторов и идеологий, препятствующих развитию гражданских инициатив и гражданского общества.
Основное внимание уделяется месту институтов гражданского общества в механизме защиты прав и свобод человека.

    Сущность гражданского общества неправомерно сводить, как это делают некоторые ученые, к «движениям», «взаимодействию» людей и даже к группам или стратам, коли они не институированы. В этих случаях мы имеем дело с временно объединенной группой людей, толпой, но не институтом гражданского общества.

  Искомое нами понятие представляет собой более высокоорганизованное и не временное, а более или менее устойчивое сообщество, граждан, объединенных общими интересами и желанием удовлетворить этим свои потребности, а тем самым государственные или общественные интересы. Ибо трудно представить какие-либо общественные или государственные интересы цивилизованного государственного устройства, наличие которых оправдывало бы нарушение прав и свобод человека и гражданина или покушение на благополучие своих сограждан.

   Процесс развития гражданских инициатив, создания гражданских институтов и формирования гражданского общества зарождается и развивается на основе превращения подданных монархического государственного строя в граждан, а самого государства - в правовое конституционное государство. И процесс этот проистекает именно в такой последовательности в тесном взаимодействии и взаимозависимости. При этом неизбежным остается вопрос о возможности самоограничения государства. Причин крушения абсолютизма может быть много, но ограниченная монархия всегда была плодом самоограничения власти монарха. Процесс конституционализации государства предполагает ограничение его всевластия основным законом, с одной стороны, и закреплением в нем элементарных и минимальных прав и свобод человека и гражданина - с другой. Эти явления сложны и многообразны, а претворение их в жизнь требует и политической воли властей, и наличия некой негосударственной сферы, давление которой на власть столь ощутимо, что не может ею игнорироваться. То есть то самоограничение власти, которое необходимо для превращения государства в правовое, дается ему с трудом, нехотя. Государство склонно, скорее всего, не самоограничиваться, и чаще всего его к этому принуждают. Кто и как?

    Это может сделать государствообразующий народ, объединенный в зрелое гражданское общество. только в этом случае может быть осуществлена его суверенная воля, только в этом случае законы будут защищать его волеизъявление, только в этом случае возможен социальный контроль за деятельностью исполнительной власти, только в этом случае могут быть реализованы такие права и свободы человека и гражданина, как право на жизнь, неприкосновенность личности, обеспечение его чести и достоинства. только в этом случае восторжествует конституционная декларация, что человек, его права и свободы являются высшей целью государства. И оно обязуется всеми своими силами и средствами, в том числе правосудием, защищать гражданина от любой напасти.

   На пути к гражданскому обществу существует ряд идеологических идиом. Некоторые ученые убеждают общественность в том, что для формирования гражданского общества, установления демократии, построения правового государства и внедрения прочих социально-политических инноваций сле¬дует создать некие предварительные условия, соответствующую базу. Тот же избитый трюизм: не спешите модернизироваться, не торопитесь и так далее. Это то же самое, как учить человека плавать без воды, водить машину - на табуретке.

   Такую базу никто не готовил и не будет готовить, пока нет понимания социальной ценности этих явлений и нет осознания ее необходимости, а также отсутствуют политические предпосылки для их внедрения в политическое и правовое сознание граждан.

    Отсюда проистекает и второе заблуждение, когда утверждается, что в стране нет гражданского общества, а в иных странах оно есть. Правильнее говорить о степени развитости, значимости элементов гражданского общества, об их влиянии и авторитете. В одних странах гражданские инициативы, гражданские институты и гражданское общество находятся в зачаточном состоянии, в других - хорошо развиты, ибо государственная власть, поняв значимость гражданской активности, не сильно противилась, а кое-где и поддерживала развитие индивидуализма и личной активности граждан.

    Наконец, третье заблуждение, требующее пояснения. Весьма часто в поисках выхода из негативных процессов отдельные люди, склонные к этатистскому мышлению, призывают к повышению ответственности общества. Общество должно, общество обязано! - говорят они весьма легковесные словосочетания, не желая понять, что общество никому не должно и не обязано. И ничего делать не станет, ибо при такой постановке вопроса общество - абстрактное понятие. В нем нет организационного начала.

   Другое дело - гражданское общество! Здесь есть воля, интерес и цель действия. Здесь есть организационное начало.

   В том триедином процессе движения к развитому гражданскому обществу, который мы предлагаем, первоначальным является развитие гражданских инициатив. Вроде бы понятно, элементарно, осуществимо. Но не осуществляется или осуществляется с трудом. В чем же суть проблемы? В сопротивлении власти. Любая гражданская инициатива, рационализаторские предложения, повышение эффективности индивидуального предпринимательства, повышение благосостояния фермерства, благотворительность, которые произойдут помимо власти, за ее пределами, понизят «ореол» ее значимости и непогрешимости.

    Например, вечная проблема жителей 1/6 части суши - нехватка земли. Ни для частного строительства, ни для фермерства, ни даже для могилки земли не хватает. Отдай землю фермеру, и с нею вместе уйдет власть. Богатому и успешному фермеру она, в самом деле, только «обуза». Таким путем можно дойти и до «кощунственного» вопроса: а зачем нам такая государственная власть со всеми своими «нельзя», бюрократами, взяточниками и коррупционерами?

    Для развития гражданского сознания колоссальное значение имеет развитие свободной экономики, частной собственности, гарантированной государством свободы предпринимательской, трудовой и потребительской деятельности. Принципом гражданского общества в экономической сфере является свобода реализации каждым человеком своих социально-экономических интересов. Реализация этой свободы способствует возникновению и расширению новых, нетрадиционных связей и отношений, росту гражданских инициатив, не обязательно рыночного свойства. Именно так развивается благотворительность, создаются фонды и клубы, ассоциации и кооперативы... Отличительной чертой их является раздражающая власть, суверенный характер их членов. Надо же и ей продемонстрировать свое значение - позвольте же хоть ленточку перерезать у входа в ваш институт гражданского общества.

    Если же она бездействует, то пагубное влияние такого равнодушия замещается имитацией деятельности. Поэтому она всячески дискредитирует позитивные действия других или же преуменьшает их значение. Власть становится в позу, для нее важнее доказать свою значимость, чем на самом деле служить интересам народа. Все идет наоборот.

     Не будет, надеюсь, слишком неуместным напомнить исторические факты из жизни царской России, в которой массовый голод, недоедание, нищета случались через каждые 5-7 лет. Когда после неурожая 1897 года земство Калужской губернии решило выявить истинные проблемы продовольственной нужды, дабы предотвратить наступление нового массового голода, местный губернатор запретил вести статистический сбор данных. По его «просвещенному» мнению, это было подозрительным делом «неблагонадежных» в политическом отношение статистиков. Вернее, конечно, то, что печальные результаты исследования могли получить огласку, а бедность и нищету нельзя было бы не замечать и скрывать от центральной власти, как делали все губернаторы России.

   В 1905 году циркуляром Министерства внутренних дел запрещалось выдавать ссуды крестьянам, принимавшим участие в аграрном движении . Власть не беспокоила такая деталь, что в этих крестьянских семьях страдали от голода и нищеты совершенно невинные дети и старики. Вместо всемерной помощи власть запрещала благотворительность и преследовала благотворителей. Некий деятель Казанской губернии запретил крестьянам брать муку, пожертвованную голодающим местным купцом. Власти всячески мешали деятельности Красного Креста в борьбе с голодом.

   В голодные 1891-1892 годы был смещен с должности Саратовский губернатор генерал-лейтенант А.И. Косич за то, что с состраданием отнесся к бедствиям голодающих и постарался оказать им широкую помощь.

    Воистину в России порой трудно понять, что такое добро и зло, что хорошо, а что плохо. Также бывает и с понятиями, в чем заключается обязанность власти, а за что ее немедленно накажут и в ускоренном режиме заменят другой. Безответственная власть превращается в несчастье для народа.

    По мере возрастания институтов гражданского общества естественно увеличивается необходимость их институирования. Более эффективной деятельности ассоциаций и организаций служат наличие банковского счета, наименования, офиса, то есть официальной регистрации в качестве юридического лица. Эту функцию полностью присвоило себе государство. И его органы часто решают несвойственную и непосильную для них задачу о том, нужен ли стране тот или иной институт гражданского общества. Законодательство решает этот вопрос более лояльно, практика - весьма ригористично и, конечно, произвольно. При этом не неся никакой ответственности за неправомерные решения об отказе в регистрации «неблагонадежных», с ее точки зрения, организаций и ассоциаций.

   Но только пройдя этот закономерный круг, ассоциация граждан получает тот набор прав, которым их «октроировало», одарило государство. Только такой гражданский институт получает имя, и только оно может быть услышано, к чему стремится любая публичная организация.

  Но какими бы ни были уставные цели и задачи института гражданского общества, он всегда является политическим фактором. Политическое бытие его осуществляется через партии и ассоциации, средства массовой информации и самоуправление.

   И еще одно замечательное суждение, принадлежащее главному редактору журнала «Правозащитник» В. Вердашко, в этом же ключе: «Гражданское общество вырастает из правозащитных организаций», - озаглавил он свою беседу с известным правозащитником С. Ковалевым.

   Все изложенные до сих пор авторские построения грешат одним из распространенных недостатков всех наших гуманитарных знаний - они обесчеловечены, в них не бьется мысль о месте человека в этих абстракциях. Они именно поэтому и таковы, что в них не просматривается забота о человеке.

    Итак, становление гражданского общества идет параллельно с осознанием необходимости поставить пределы государственной бюрократии, произволу чиновников, укротить единовластие кого бы то ни было, подчинить государственный аппарат таким правилам, которые обеспечили бы гражданам свободу и безопасность. В конце концов, устроить дело так, чтобы поставить государственную власть под социальный контроль, чтобы власть не расходовала государственный бюджет, как свои личные денежные средства. Более того, высказывается мнение, что гражданское общество более чем государство «есть естественная социальная инфраструктура политики и политических отношений».

   Государственная власть будет контролировать жизнь общества ровно настолько, насколько это общество позволит это ей делать, и это совершенно естественно, ибо бытие власти есть воздействие на других в желательном направлении, это господство и принуждение, это ограничение свободы граждан, давление на них и даже насилие. Поэтому во взаимоотношениях по линии государство-личность всегда существует социальное напряжение, экспансия, противодействие. Оправдывая существование государства, граждане склонны лишаться своей автономии, своих естественных и неотъемлемых прав, возможности свободного поведения и личной жизни.
  
   Но и индивидуализм тоже не может быть безграничным, ибо это будет перерастать в анархизм, в хаос и беспорядок. Впрочем, такая опасность редко фиксируется историей.

    Гораздо распространеннее тирания, деспотия, тоталитаризм, то есть угнетение граждан государственной властью. Из этого следует, что государство и индивиды обречены на совместное сожительство, и разум диктует необходимость не противопоставления этатизма и индивидуализма, а поиска гармоничного сочетания общественных и личных интересов.

   Исторический опыт продемонстрировал, что самоограничение государственной власти вполне возможно, что известная формула Линкольна: «Правление народа, посредством народа, для народа» не прекраснодушная фантазия, а вполне реальная вещь. И такое государство с демократической формой правления получило название правового. Именно в таком государстве развиты гражданские инициативы, большинство социальных вопросов решается самими гражданами, граждане свободно и добровольно объединяются в гражданские институты: благотворительные фонды, клубы, ассоциации, кооперативы, и таким образом в правовом государстве находит свое воплощение гражданское общество. Правовое государство и гражданское общество взаимосвязаны и взаимоувязаны.

   Только в обоюдном сочетании они могут существовать, ибо только в гармоничном сочетании общественных и личных интересов, этатизма и индивидуализма возможно их бытие. Но таких государств, которые отвечали бы параметрам правового, а значит и с развитым гражданским обществом, в мире весьма немного. В других же до сих пор остается актуальным риторический вопрос: «государство для человека» или «человек для государства» (более бытовая и ясная форма: трамвай для человека или человек для трамвая). Если государство - это особый орган, аппарат, средство или «организация», и эта организационная сила отделена, отчуждена, как сказал бы Маркс, от общества, а по всему видно, что так и есть, то ответ будет однозначно в пользу гражданского общества. И это не выдумка, не миф, а политическая и правовая реальность, которая требует своего осмысления, чтобы развивать защиту индивидуализма и автономии личности.

   Итак, сущность государства в своих отношениях с гражданами может быть сведена к трем выводам: государство создается для человека, для защиты его естественных и неотчуждаемых прав, гражданских свобод личности; государство - универсальная организация, и его оправдание не должно быть сведено к оправданию любого и конкретного государства; государство во взаимоотношениях со своими гражданами обязано соблюдать паритет прав и обязанностей, то есть разделять полномочия по управлению с гражданским обществом.

   Общество, как известно, есть результат объективного взаимодействия людей, определенная организация их совместной жизни, сущность которой заключается в связях и взаимоотношениях между людьми, их объединениями и общностями. Общество - это самосохраняющаяся и саморазвивающаяся система, управляемая социальными потребностями и законами.

   Гражданское общество по своему определению есть нечто более высокое, нежели просто человеческое общество, формируемое в процессе превращения подданных государства в его граждан, то есть в таких жителей данного государства, которые, являясь членами сообщества, имеют чувство собственного достоинства, самостоятельность, обладают всеми естественными правами, знают их и умеют отстоять, самостоятельно определяют свое экономическое и политическое поведение. Уже из этого перечня видно, насколько широк круг интересов и возможностей граждан правового государства. Для развития гражданского самостояния, достоинства и индивидуального сознания колоссальное значение имеет развитие свободной экономической сферы, утверждение частной собственности, о ценности которой для граждан говорило подавляющее большинство мыслителей, свобода экономического и публичного поведения по формуле: разрешено все, что не запрещено законом.

    Принципом гражданского общества является свобода реализации каждым человеком своих социально-политических интересов. В этих целях свободно проявляются гражданские инициативы, возникают и расширяются новые нетрадиционные, негосударственные и гражданские институты: детские учреждения, учебные заведения, торговые предприятия, фонды, клубы и т. д. Свободные от формализма и бюрократии, идеологических и иных шор, они лучше отвечают своему предназначению в более полном удовлетворении потребностей общества. таким образом, гражданские институты создают здоровую конкуренцию государственным структурам и тем самым способствуют их развитию и совершенствованию.

    Гражданские институты, в свою очередь, благодаря своему качественному превосходству занимают все больше сфер и заставляют съеживаться, суживаться, сжиматься сферы государственного вмешательства. Минимализация государства должна со временем привести к равновесному соотношению его с гражданским обществом. В странах, где это происходит, государство превращается в «менеджера», в «ночного сторожа», в арбитра, в государство социального обеспечения, в государство всеобщего благоденствия.

   Исходя из сказанного, предлагаю такое определение гражданского общества. Это совокупность негосударственных общественных институтов, выражающих интересы различных страт, групп и слоев, защищающих права, свободы и интересы граждан, в которых органически сочетаются индивидуальные и личные права граждан с общественными и государственными интересами. С целью развития гражданского общества государственная политика, законодательство, правовой поря¬док, политическая воля должны быть направлены на обеспечение следующих положений:
-    всемерное развитие свободы и самостоятельности чело¬века с целью проявления им инициативы, гражданской активности, своих убеждений и интересов, независимости в политическом и экономическом поведении;
-    политическая независимость и автономия личности, которые могут базироваться только на экономической независимости, основой чего является неприкосновенное и гарантированное право частной собственности;
-    реализация правового принципа «разрешено все, что не запрещено законом», из чего следует, что разумный гражданин своей страны не обязан испрашивать особые разрешения на удовлетворение своих потребностей;
-    установление юридических механизмов и процедур реализации прав граждан.

   Логика такого понимания сущности и содержания институтов гражданского общества подводит нас к тому, чтобы сформулировать следующую научную гипотезу и обосновать её: все институты гражданского общества по своему определению и по сущностному содержанию являются элементами механизма защиты интересов личности, прав человека и гражданских свобод.

    Для начала следует заметить, что по смыслу и по своему назначению, в том числе по конституционным декларациям, государственная власть является первой защитницей прав человека, говоря иными словами, первой правозащитницей: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Более того, в лучших традициях конституционализма ст. 18 Конституции торжественно провозглашает: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

  Тем не менее, понятия правозащита и правозащитник в лексиконе политической элиты и государственных служащих несут в себе явно негативное содержание. Сами государственные служащие и чиновники уничижительно относятся к правозащитникам. Не говорит ли все это о том, что они сами в первую очередь отступают от своего государственного долга, от служения своему народу и основному закону страны? Вопрос относится к числу риторических. И вот в этой ситуации неравнодушные и наиболее активные граждане России, не по служебному долгу и не за зарплату, берутся и помогают государству, которое не очень-то справляется со своими непосредственными обязанностями. Эта правозащитная деятельность, как государства, так и институтов гражданского общества, всемерно поддерживается и поощряется мировым сообществам. В частности, такой деятельности посвящена Декларация ООН «О праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы», в преамбуле которой говорится: правозащитниками являются лица, которые, действуя индивидуально или совместно с другими, содействуют эффективному устранению всех нарушений прав человека и основных свобод.

   Они могут являться представителями разных профессий, быть членами правительственных и неправительственных структур, в том числе гражданскими служащими, например, сотрудниками правоохранительных органов или тюремными служащими. Деятельность правозащитников затрагивает все категории прав человека: гражданские, культурные, экономические, политические и социальные права. Вдохновляемые и направляемые стандартами прав человека, правозащитники ведут борьбу с серьезными проблемами, с которыми люди сталкиваются во всем мире, такими как голод и нищета, нетерпимость и дискриминация, злоупотребление властью и коррупция, конфликты и репрессии, несправедливость и лишение свободы.

   Первая статья Декларации провозглашает право каждого человека, индивидуально или совместно с другими, поощрять и стремиться защищать и осуществлять права человека и основные свободы на национальном и международном уровнях. Этому праву граждан и гражданских институтов корреспондирует, согласно Декларации, обязанность государств принимать все правовые, административные и другие меры, необходимые для обеспечения эффектной гарантии прав и свобод, о которых говорится в этом документе. Такое взаимодействие институтов гражданского общества и государственных структур было бы оптимальным вообще для связки по линии «общество - государство», оно продуктивно и в деле защиты прав и свобод человека и гражданина. Актуальность взаимодействия общества и государства обусловливается множеством причин, но, пожалуй, наиболее важная из этих, наблюдаемая в последние три десятилетия, - это экспансия исполнительной власти и необходимость сдерживания ее устремлений именно силами гражданского общества. Наиболее эффективная форма влияния гражданского общества на власть - это установление социального контроля за наиболее важными властными структурами, к которым, конечно, относится законотворческая, правоохранительная, политическая, военная, финансовая деятельность и обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Важным аспектом рассматриваемой проблематики является вопрос о взаимодействии институтов гражданского общества и органов власти. И те, и другие призывают к взаимодействию, но дальше призывов дело не движется, и понятно почему. Права И.Н. Гаврилова, которая видит причину такого состояния в сочетании объективных и субъективных факторов, но более важно, что государство «далеко не всегда готово уступать свои позиции гражданскому обществу. Возможность третьего сектора в поступательном развитии страны не оценивается по достоинству. Более того, порой их вовсе не замечают или замалчивают».

   В развитых демократиях говорить о благоприятном влиянии гражданской активности, гражданских инициатив, институтов гражданского общества на общественное развитие считается трюизмом, ибо это настолько очевидно, что не понимать этого можно, видимо, только со злым умыслом. Гражданские инициативы, становление гражданских институтов, развитие гражданского общества необходимы не ради них самих, а ради общественного прогресса, для нормального эффективного функционирования всего общественного организма.

   И здесь важна политическая воля власти. Недаром по решению 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в феврале 2003 г. была сформирована группа видных деятелей для анализа взаимоотношений между ООН и гражданским обществом. В пункте 175 доклада этой группы, в частности, говорилось о необходимости содействия тому, чтобы правительства обеспечивали процветание гражданского общества, чтобы «организации гражданского общества получали возможность беспрепятственно развиваться в полную силу».

   Полностью согласуются с советской и российской ментальностью распространенные призывы и заверения гражданских активистов о необходимости помогать государству. Видимо, потому тщетными остаются эти призывы, и власть их не слышит. Вероятно, надо помогать стране и ее народу. Государство же само в силах помочь всем и каждому, лишь бы каждый его служащий и чиновник осознавал и честно исполнял свой долг.
Что касается помощи от гражданских институтов, вся их деятельность является таковой. И с этой стороны проблем не видится. Проблема всегда одна - государство не желает открытости и сотрудничества, ревниво, а то и с опаской относится ко всем гражданским инициативам.

    В иной взаимозависимости находятся права человека и гражданское общество. Гражданское общество является одним из условий соблюдения и защиты прав человека.

   Важнейшей особенностью гражданского общества является свобода реализации каждым человеком своих социально-политических, экономических, культурных и личных устремлений. Ему представляется возможность проявлять гражданские инициативы, создавать нетрадиционные негосударственные гражданские институты: детские учреждения, учебные заведения, фонды, торговые и производственные предприятия. Свободные от формализма и диктата, бюрократического вмешательства и идеологического воздействия, они порой лучше отвечают своему предназначению и более полно удовлетворяют потребности граждан.

    В развитых странах значительную часть гражданского общества составляют различные группы самопомощи, родительские и женские объединения, анонимные алкоголики, пчеловоды, цветоводы и т. д. Главное их предназначение - в защите гражданских интересов, в готовности отстаивать свое достоинство, свои права. Но это еще отказ от иждивенческого, пассивного отношения к жизни, от патернализма, когда граждане совсем отрешаются от решения любых вопросов, возлагая даже малейшие из них на государственную власть.

   Одновременно гражданские институты создают здоровую конкуренцию государственным структурам и тем самым способствуют их развитию и совершенствованию.

   Институты гражданского общества, неправительственные и общественные организации могут действовать в большинстве сфер жизнедеятельности людей, защищая, например, права потребителей и заказчиков, отстаивая права и свободы человека и гражданина, осуществляя социальный контроль за деятельностью государственных структур, соблюдением законов и правил в местах содержания заключенных и задержанных, в образовательных и воспитательных учреждениях, влияя на работу с мигрантами или беженцами, участвуя в экспертизе законопроектов с точки зрения гендерного равноправия или соответствия норм права Конституции Российской Федерации и т. д.

   Из сказанного возникает сущностная связь гражданского общества с правовым государством. только принципы правового государства, ставшие реальностью, способны развивать гражданские инициативы, способствовать развитию гражданских институтов, формировать гражданское общество. И чем больше будет самоограничиваться государство, тем больший простор получит гражданское общество. Поэтому только в условиях демократического правления и получают развитие гражданские институты.

    Из вышеизложенного видно, что в триаде: государство, общество, личность, безусловно, главенствующее положение занимает личность, поэтому привычное для нашего правосознания словосочетание следует читать иначе: личность, общество, государство. Личность самоценна. Все остальное вторично, произведено самим человеком. По крайней мере, так должно быть там, где государство претендует на звание правового, а общество - гражданского. такое положение может стать реальностью, только если приоритетом общественного развития станет индивид с его интересами, правами и свободами. Любой и / или каждый институт гражданского общества следует признать элементом механизма защиты прав человека и гражданских свобод. Для того чтобы заниматься правозащитной деятельностью, общественное объединение, неправительственная или некоммерческая организация вовсе не обязана быть таковой по уставным целям. Право граждан на объединение включает в себя право на добровольной основе объединяться для защиты общих интересов и достижения общих целей.

    Члены этих ассоциаций знают друг друга как никто другой и могут встать на защиту множеством правомерных способов: путем петиций, заявлений и обращений к государственным или общественным организациям, проведением собраний, митингов, пикетов, публикациями в СМИ, встречами с государственными служащими и т. д.

   Но ведь все эти действия суть не что иное, как проявление гражданской активности, защита своих и чужих интересов, отстаивание определенных позиций, выражение общественного мнения и т. д. Все эти действия институтов гражданского общества, хоть и опосредовано, служат защите законных прав и интересов граждан. И если член такого объединения попадает в экстремальную ситуацию, участвует в конфликте или нарушаются его права или свободы, может ли общественное объединение его единомышленников отстраняться от его защиты и быть безучастным наблюдателем допускаемого в отношении его беззакония или произвола?

   Вопрос из числа не требующих ответа!

    Более того, та же статья 27 Закона об общественных объединениях, перечисляя права организации, определяет такую важную ее обязанность: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях.

    В более широком смысле многие институты гражданского общества способны вести и иную деятельность, которая также будет способствовать повышению правосознания граждан и правовой культуры, знанию гражданами своих прав, в конечном итоге лучшему обеспечению прав человека и гражданских свобод.

    Таким образом, очевидно, что непременным элементом механизма защиты прав человека и гражданских свобод является по закону и по определению каждый институт гражданского общества: общественное объединение, некоммерческая или неправительственная организация.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика