Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о дуализме федерализма: традиции и инструментарии
Научные статьи
13.12.12 10:18



 
ЕврАзЮж № 11 (54) 2012
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
Искужин Р.К.

К вопросу о дуализме федерализма: традиции и инструментарии
В статье рассматриваются основные теоретико-методологические традиции изучения федерализма, анализируются ключевые характеристики и недостатки, присущие сформировавшимся в их рамках подходам и концепциям, а также обозначаются концептуальные основания и практические предпосылки исследований федеративных отношений в границах современной конституционной теории.

Как разблокировать компьютер от вируса без оплаты и смс. Довольно часто пользователь сталкивается с проблемой зависания и остановки работы компьютера от вирусов. Как разблокировать компьютер, вся подробная информация на сайте http://remont-komputerov-notebook.ru 
  В современных условиях исследования федерализма характеризует доминирование двух основных традиций его изучения, предлагающих два фундаментально различных понимания его природы, сущности и форм.

    Первая традиция опирается преимущественно на формально-правовые, структурно-функционалистские и нормативно-ценностные концепции и может быть обозначена как объективистская. В её рамках федерализм предстаёт совокупностью устойчивых принципов, определяемых набором универсалий - конституционно-правовых норм, социально-культурных характеристик или политических ценностей.

  Эти принципы образуют наиболее устойчиво используемое в научной литературе определение федерализма. Закрепляясь конституцией и иными правовыми актами, они в совокупности составляют то, что принято называть структурой федерализма. Границами этой структуры и определяется характер восприятия федерализма сторонниками данного под- хода.

    Вне зависимости от того, какой именно набор универсалий оказывается в фокусе исследовательского внимания, федерализм в данном методологическом ракурсе всегда имеет чёткие системные границы и принципы и чётко определён, а складывающееся на их основе федеративное устройство рассматривается как самодостаточный и самоценный феномен.

   Вторая традиция основывается на принципах методологического индивидуализма и может быть обозначена как субъективистская. В рамках этой традиции федерализм фактически лишён системных свойств и выступает ситуативным феноменом, проявляющимся в самом взаимодействии политических факторов.

   Как, например, отмечает Даниэль Дж. Элазар, «в своей основе федерализм - это вопрос взаимоотношений. Он воплощается в конституциях и институтах, структурах и функциях, но, в конечном счете, имеют значение именно взаимоотношения (центра и регионов)».

   По мнению исследователей В.В. Гайдука и А.Р. Сулейманова, «федерализм - это лишь политическая тенденция, динамическая характеристика территориального государственного устройства, в основе которой лежит стремление к построению федерации любыми действенными и правовыми способами и методами».

    Концентрированным выражением «субъективистского» понимания федерализма выступает его инструменталистская трактовка, реконструкция концептуальных границ которой позволяет выявить два фундаментальных методологических принципа рассмотрения федерализма в данном ракурсе: во- первых, как средства и механизма достижения политических целей, во-вторых, как временного явления, предполагающего возможность существования чётких временных границ федеративного проекта.

   Глубокое противоречие между двумя традициями, утвердившееся в научной практике, позволяет говорить о том, что современное состояние федералистских исследований характеризуется ситуацией дуализма. Этот дуализм обуславливается не просто существованием двух традиций анализа, подчёркивающих разные стороны и аспекты федеративных отношений, но существованием двух противоположных практик изучения федерализма, которые опираются на взаимоисключающие методологические принципы и ориентированы на объяснение одних и тех же процессов и явлений.

    Побочным эффектом такой ситуации является то, что на фоне противопоставления двух доминирующих исследовательских традиций вне ракурса рассмотрения оказывается множество иных форм и проявлений федеративных отношений, анализ которых не вписывается в устоявшиеся концептуальные схемы. В этом смысле преодоление сложившегося дуализма обуславливается естественной необходимостью объяснения тех тенденций и процессов, характеризующих развитие современных федеративных государств, которые либо не получают достаточного объяснения в рамках «объективистской» и «субъективистской» традиций, либо в принципе выпадают из их исследовательского фокуса.

    Очевидно, что в методологическом плане это преодоление не может быть связано с простым искусственным синтезом принципов и установок, присущих обеим исследовательским традициям. Альтернативный ракурс рассмотрения федеративных отношений должен опираться на самостоятельные концептуальные основания, учитывая теоретико-методологический потенциал, накопленный современной конституционно-правовой наукой, а также применяемые в её рамках новые исследовательские инструменты. Но, самое главное, любые новые подходы и концепции должны быть соразмерны и адекватны самому предмету анализа, т. е. тем процессам и явлениям в сфере развития федеративных отношений, которые требуют более глубокого изучения.

    таким образом, ситуация доминирования двух основных исследовательских традиций, характеризующая сегодняшнее состояние федералистских исследований, заставляет обращаться к рассмотрению предпосылок, обуславливающих необходимость использования нового теоретического ракурса в изучении современного опыта федерализма, как в теоретическом плане, так и в плане изменений в самой конституционно-правовой практике федеративных государств.

     В настоящее время развитие федеративных отношений характеризует ряд тенденций, при объяснении которых утвердившиеся подходы и концепции испытывают серьёзные трудности. Эти тенденции связаны не столько с новыми проявлениями и сферами распространения федерализма, сколько с новыми формами его существования.

  Во-первых, утверждение федеративных структур и институтов сегодня всё в большей степени приобретает фрагментарный характер, что, в частности, проявляется в распространении практик децентрализованного управления и адаптации отдельных принципов федерализма в различных вариациях в «усечённом» виде, вне целостной системы федеративного устройства.

    Во-вторых, характер и динамика развития федеративной системы оказываются всё более зависимы от социального контекста, а именно - от конкретной институциональной среды, в которую помещаются федеративные институты. Процесс федерализации и распространения многоуровневой системы управления ведёт не столько к закреплению и утверждению универсального набора федеративных институтов, сколько к различным вариантам их интерпретации в зависимости от конкретных социальных условий. Как следствие, в каждом случае складывается особая конфигурация институтов и практик федерализма, встроенных в общий контекст политических взаимодействий того или иного общества.

    Наконец, в-третьих, одним из определяющих факторов развития федеративной системы становятся утверждающиеся в её границах неформальные механизмы согласования интересов между политическими акторами. При этом из ситуативного явления и временной девиации они превращаются в функциональный инвариант развития системы отношений Центра и регионов, по-разному проявляясь как в новых, развивающихся, федеративных государствах, так и в классических федерациях.

   Стоит заметить, что теоретическая реконструкция взглядов авторов классических работ по теории федерализма, в частности, К. Уира, У. Ливингстона, У. Райкера и К. Фридриха, показывает, что проблема соотношения федеративных структур со сложившимися в обществе практиками взаимодействия выступала одной из ключевых в общих рассуждениях исследователей, вне зависимости от методологического контекста анализа.

    Такие тенденции отчётливо демонстрируют, что значимость федерализма в современных условиях всё в большей степени определяется не структурным (конституционно-правовые нормы, система органов управления) или стратегическим аспектом (деятельность основных политических факторов - элитных групп Центра и регионов), а теми формами устойчивых взаимоотношений, которые он приобретает, будучи встроенным в сложившийся в обществе порядок политических взаимодействий. Как следствие, ключевая проблема федералистских исследований может быть сформулирована следующим образом: как федеративные структуры встраиваются в сложившийся в обществе порядок взаимодействий политических акторов.

   Если предположить, что федерализм имеет «структурирующее» воздействие на процесс взаимодействия политико-правовых факторов, то оно заключается в том, что федеративные структуры в состоянии формировать определённые модели поведения политико-правовых факторов, воспроизводимые впоследствии в практиках их взаимодействий. В этом случае основным предметом изучения должны стать сами факторы, обеспечивающие устойчивость воспроизводства федеративных отношений, а именно - устойчивые практики взаимодействия, утверждающиеся в рамках федеративной системы, которые, с одной стороны, складываются на основе закреплённых формальных структур, с другой - воспроизводятся в непрерывных взаимодействиях политико-правовых факторов. Особое значение в этом случае приобретает анализ условий, механизмов, а также степени устойчивости их воспроизводства.

   Представляется, что наиболее адекватный инструмент анализа условий и механизмов воспроизводства таких практик может быть разработан на основе современной институциональной теории.

   Анализ сложившихся внутри институциональной теории направлений позволяет обозначить концептуальные границы трёх основных подходов к институциональному развитию федерализма, утвердившихся сегодня в научной практике. В основу каждого из них заложена самостоятельная трактовка понятия федеративного института. Первый подход опирается на структурно-институциональную традицию анализа и рассматривает в качестве институтов федерализма, прежде всего, формальные конституционно-правовые нормы, регулирующие взаимодействие различных уровней государственного управления. Второй подход основывается на институционализме рационального выбора и рассматривает федеративные институты как правила игры и утвердившиеся ограничительные рамки во взаимодействии ключевых политических факторов федеративной системы, прежде всего, элитных групп Центра и регионов. Наконец, третий подход объединяет в себе черты социологического и исторического институционализма, предлагая рассмотрение федеративных институтов в качестве относительно независимой переменной политического процесса, как устойчивого комплекса организованных практик взаимодействия, утверждающихся в отношениях Центра и регионов.

   Каждый из этих подходов выстраивает собственную логическую модель развития федеративных отношений, основываясь на специфическом понимании того, что представляет собой динамика институционального развития федеративной системы, условия изменения её институциональных основ, а также насколько развитие федеративных институтов оказывается зависимым от субъектного фактора.

    В отечественной науке наибольшее распространение получили первые два подхода, что привело к доминированию и закреплению двух основных объяснительных схем в анализе институциональных изменений российского федерализма. Одна акцентирует внимание на структурном характере институциональных изменений в долгосрочной перспективе, вписывая их в контекст трансформации российской государственно-политической системы в целом. другая связывает институциональное развитие с корректировкой институцио-нального дизайна, опираясь на анализ смены различных конфигураций правил игры. Как следствие, в обеих схемах институциональный фактор изменений не является ключевым, выступая производной либо от социальных и политических процессов трансформации государственной системы, либо от действий конкретных политических факторов - элитных групп Центра и регионов. При этом в первом случае возникают трудности при объяснении динамики развития федеративной системы на фоне неизменности структуры её институционального ландшафта, во втором, напротив, - при выявлении общей траектории и логики развития федеративной системы на фоне смен различных конфигураций элитных групп.

   Наибольшим методологическим потенциалом для преодоления данных недостатков обладает подход, опирающийся на трактовку института как относительно независимой переменной политического процесса. Однако в отечественной научной практике его использование в большинстве случаев оказалось тесно сопряжено с анализом соотношения формальных и неформальных институтов. Формируемое данной методологической схемой представление о развитии российского федерализма является достаточно упрощённым, а сама данная схема содержит в себе скрытую нормативную установку. Кроме того, трудности в её приложении к анализу отечественного опыта федерализма заключаются в том, что основные фундаментальные противоречия в сфере взаимоотношений Центра и регионов в России наблюдаются не столько между комплексом неформальных практик и новыми формальными нормами, сколько между различными типами самих неформальных практик. А именно - между устоявшимся комплексом регуляторов и теми практиками, которые утверждаются и приобретают устойчивость в результате установления новых формальных норм.

    Таким образом, оба типа институтов (формальные и неформальные) более оправданно рассматривать с точки зрения принципиального пересечения их функций, т. е. в их функциональном единстве. такой подход представляется перспективным в контексте анализа устойчивых практик взаимодействия, утверждающихся в федеративной системе.

    При рассмотрении института в качестве устойчивого комплекса организованных практик взаимодействия об обозначенных нами элементах устойчивости федеративной системы, обеспечивающих её воспроизводство и развитие, можно говорить как о федеративных практиках. В одних случаях в процессе воспроизводства они получают достаточную степень устойчивости и приобретают черты института. В других - их существование носит временный характер, а само возникновение может быть связано с ситуативными факторами.

     Основным преимуществом анализа федеративных практик является то, что он позволяет сделать акцент на том, как именно федеративные структуры встраиваются и вживаются в порядок взаимодействий, сложившийся в том или ином обществе. Кроме того, данный подход ориентирован на комплексный учёт структурного и стратегического (субъектного) факторов в развитии федерализма. Он подчёркивает их взаимосвязь и взаимообусловленность.

   Методологически исследование федеративных практик может опираться на анализ процесса их институционализации. В рамках каждой федеративной системы складывается определённый порядок взаимодействий между политическими акторами различных уровней управления федеративного государства - прежде всего между Центром и регионами. Характер институционализации такого порядка может быть определён двумя базовыми параметрами: во-первых, уровнем институционализации федеративных практик, определяемым степенью устойчивости их воспроизводства, а также разнообразием форм их существования; во-вторых, соотношением различных типов федеративных практик между собой, т. е. степенью их согласованности / рассогласованности.

    Различное сочетание этих критериев даёт возможность говорить о четырёх различных моделях утверждающегося и воспроизводимого в рамках федеративной системы порядка взаимодействия политических факторов двух уровней власти: модели устойчивого институционального баланса, модели относительно устойчивого равновесия, модели неустойчивого равновесия, а также модели институционального конфликта. Каждая из этих моделей представляет собой идеальный тип, но, вместе с тем, её отдельные черты могут быть обнаружены в особенностях развития и функционирования институционального комплекса федеративных систем различных государств.

   Модель устойчивого институционального баланса характеризуется высокой степенью институционализации порядка взаимодействий двух уровней власти, что проявляется как в устойчивости воспроизводства механизмов сотрудничества центральной и региональной элит, так и в существовании различных форм согласования интересов между ними. Институциональный комплекс федеративной системы в рамках такой модели способен сохранять свои основные очертания и устойчиво воспроизводиться в процессе взаимодействия элитных групп Центра и регионов, даже несмотря на изменения в их субъектном составе и существенные корректировки в институциональном дизайне федеративного государства.

    Модель относительно устойчивого институционального равновесия отличает невысокий уровень институционализации федеративных практик на фоне общего характера их согласованности в комплексе регуляторов федеративной системы. Основная особенность данной модели заключается в том, что она описывает состояние федеративной системы, характеризующееся отсутствием каких-либо глубоких противоречий внутри институционального комплекса при достаточно низкой степени устойчивости его воспроизводства. При этом невысокий уровень институционализации взаимоотношений Центра и регионов связан не столько с ситуативностью и неустойчивостью механизмов сотрудничества между ними, сколько с очевидным недостатком форм такого сотрудничества.

   Модель неустойчивого институционального равновесия определяется сочетанием фактора устойчивого воспроизводства институционального комплекса федеративной системы и присущих этому комплексу рассогласований между различными типами практик. Устойчивость институциональных практик в данном типе федеративной системы, как правило, обуславливается воспроизводством комплекса традиционных регуляторов взаимодействия центральной и региональной элит, который способен утверждаться в обществе до приобретения государственно-территориальной системой черт федеративного образования. Основной особенностью этой модели являются глубокие институциональные рассогласования внутри комплекса регуляторов федеративной системы, выступающие следствием либо «импорта» институтов, либо противоречий между различными типами федеративных практик, проявляющихся по ходу развития системы.

   В свою очередь, модель институционального конфликта предполагает существование в рамках федеративной системы множественности по большей части ситуативно воспроизводимых практик, различные конфигурации которых находятся в противоречии друг с другом. При этом отмечается высокая степень фрагментации порядка взаимодействий Центра и регионов на фоне неустойчивого воспроизводства основных механизмов согласования интересов между элитными группами.

  Таким образом, каждая из этих моделей позволяет рассмотреть специфический характер конфигурации федеративных практик, воспроизводимых во взаимодействии Центра и регионов, а также особенности складывающегося порядка взаимоотношений двух уровней власти в рамках федеративного государства.

   Представляется, что использование обозначенного инструментария при анализе институционального развития российской федеративной системы может способствовать восполнению недостатков, присущих альтернативным подходам, и оказаться особенно эффективным при рассмотрении условий воспроизводства её институционального комплекса на современном этапе.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика