Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конституционное (уставное) судопроизводство в защите прав человека
Научные статьи
13.12.12 11:43


  
ЕврАзЮж № 11 (54) 2012
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО
Андрианова В.В.
Конституционное (уставное) судопроизводство в защите прав человека
Автор статьи в сравнительном аспекте рассматривает природу и нормативное закрепление полномочий конституционных (уставных) судов в сфере прав и свобод человека. Затрагиваются проблемы дублирования полномочий; разнообразия и особенностей полномочий конституционной юстиции в сфере реализации и защиты высшей конституционной ценности.

 
Такое финансовое обязательство представляет собой финансовый актив для кредитора и финансовый пассив для должника. Финансовый актив, вся подробная информация на сайте http://aktuv.com.ua

  Защита прав и свобод человека и гражданина реализуется на основании части 4 статьи 125 Конституции, в рамках которой Конституционный Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

    Компетенция по защите прав и свобод органов конституционного правосудия берет начало в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации»: многие субъекты Российской Федерации продублировали полномочия федерального конституционного суда, переведя их на региональный уровень. Этот подход связан со схожим статусом Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов, положением федерального и региональных органов конституционного правосудия в системе судебной защиты прав и свобод человека и гражданина.

   Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает жалобы на нарушение прав и свобод не только федеральными конституционными законами, федеральными законами, но и конституциями (уставами) субъектов, законами субъектов при условии их применения в конкретном деле по жалобе заявителя1. таким образом, происходит дублирование полномочий.

    Согласно Конституции РФ, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина относятся к ведению Российской Федерации, а в совместном ведении Российской Федерации и субъекта находится защита прав и свобод.

   По мнению Б.С. Эбзеева, в таком полномочии проявляется двойственная правовая природа конституционных (уставных) судов: с одной стороны, они являются органами правосудия; а с другой - высшими конституционными органами государственной власти, и в данном качестве стоят в одном ряду с другими высшими органами государственной власти - главой исполнительной власти, правительством, органом народного представительства субъекта.

   Из статьи 76 Конституции Российской Федерации, регулирующей принципы разрешения коллизий между нормативными актами различного уровня, не вытекает и правомочие федеральных судов признавать нормативные акты субъектов Российской Федерации не соответствующими их конституциям (уставам). Осуществление указанной функции, влекущее лишение нормативных актов субъектов Российской Федерации юридической силы, по смыслу статей 5 (часть 2), 73 и 118 Конституции Российской Федерации возможно лишь органами конституционного судопроизводства, если такое их правомочие предусматривается конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации. Конституционные (уставные) суды обладают исключительным полномочием осуществлять проверку нормативных актов субъектов федерации на предмет их соответствия региональным конституциям (уставам) и лишать эти акты юридической силы.

   В.В. Комарова подчеркивает, что законодатели в качестве цели деятельности региональных органов конституционного правосудия называют: защиту основных прав и свобод человека и гражданина (республики Саха (Якутия), Адыгея, Башкортостан); содействие в создании самостоятельной системы законодательства (Самарская, Курганская область, Кабардино-Балкарской Республика); упрочение законности в правотворчестве и применении права (Курганская область, Северная Осетия - Алания; Кабардино-Балкарской Республика); поддержание верховенства в правовой системе и непосредственного действия Конституции (Устава) на всей территории ее субъекта (республики татарстан, Северная Осетия - Алания, Саха (Якутия), Адыгея); обеспечение высшей юридической силы Конституции (Республика Башкортостан).

   На основании проведенного автором исследования можно сделать вывод: на уровне субъектов федерации происходит более детальная регламентация деятельности конституционных (уставных) судов в сфере прав человека.

    Перечень полномочий конституционного (уставного) суда субъектов федерации, содержащийся в законодательстве, не является исчерпывающим. В то же время основные полномочия - обеспечение верховенства конституции (устава) субъекта, осуществление нормоконтроля и толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации в установленных процедурах - закреплены за всеми конституционными (уставными) судами.

   Современные ученые приводят различные классификации полномочий конституционных (уставных) судов. В.А. Кряжков в зависимости от степени распространенности выделяет полномочия типичные, характерные для большинства судов; нетипичные, или достаточно распространенные; а также эксклюзивные - редко встречающиеся.

    Распространенным полномочием является рассмотрение конституционным (уставным) судом субъекта дел по жалобам на конституционность актов, примененных или подлежащих применению в конкретном деле. Полномочие конституционных судов по проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод гражданина, закреплено в законодательстве республик Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Ингушетия, Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Северная Осетия - Алания, Татарстан, Хакасия.

   Право на обращение с индивидуальной, коллективной жалобой о проверке соответствия конституции (уставу) субъекта Российской Федерации различных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации существует не везде; перечень заявителей, направляющих обращение в орган конституционного правосудия, отличается в субъектах Российской Федерации, а также на национальном и субнациональном уровнях системы судебной защиты прав и свобод.

   Сопутствующим полномочием конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина является направление послания конституционного (уставного) суда парламенту субъекта Российской Федерации (республики Адыгея, Бурятия, Дагестан, Саха (Якутия), Татарстан). Отметим, что конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации могут использовать данное полномочие для усиления защиты прав и свобод граждан, привлекая внимание к нарушению прав нормативными актами субъекта Российской Федерации.

   Как уже отмечалось, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина относится к ведению Российской Федерации, а в совместном ведении Российской Федерации и субъекта находится защита прав и свобод.

   Отметим, что регулирование субъектами федерации прав и свобод человека и гражданина ограничено. К ограничениям отнесем следующее: правовое регулирование по вопросам защиты прав и свобод должно осуществляться в соответствии с Конституцией Российской Федерации; недопустимо вторжение субъектов федерации в предметы ведения Российской Федерации; невозможно первичное, учредительное регулирование прав и свобод, предполагающее провозглашение новых региональных прав, субъект федерации может осуществлять только юридическое гарантирование признанных Конституцией Российской Федерации прав и свобод, их конкретизацию (например, применительно к социальным общностям и группам населения, как в Уставе Алтайского края) или создавать дополнительные механизмы их реализации применительно к конкретным условиям отдельных субъектов.

   Напомним, что в Уставе (Основном законе) Алтайского края, согласно статье 12, закрепляется право на дополнительную социальную защиту граждан Российской Федерации, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, а их потомкам (детям первого и второго поколений) гарантируется право на получение дополнительных льгот и компенсаций, предусмотренных федеральными законами и законами Алтайского края. Порядок и условия предоставления льгот и компенсаций за счет средств федерального бюджета, а также отнесения граждан Российской Федерации к категории граждан, подвергшихся радиационному воздействию, устанавливаются федеральным законом.

  Согласно статьям 77, 78 Устава Ростовской области, донское казачество - исторически сложившаяся общность в составе многонационального населения Ростовской области, имеющая самобытные традиции, культуру. Органы государственной власти Ростовской области и органы местного самоуправления в целях восстановления исторической справедливости в отношении казачества осуществляют необходимые меры по реализации федерального законодательства о казачестве, принимают нормативные правовые акты по вопросам возрождения казачества и обеспечивают их выполнение; граждане, относящие себя к потомкам донских казаков и выразившие желание совместно восстанавливать и развивать казачьи формы хозяйствования, культуры, быта и участвовать в несении государственной и муниципальной службы, могут объединяться в хуторские и станичные общества, создавать окружные, войсковые и иные традиционные для казачества общества.

   Вернемся к конституционному (уставному) суду субъекта Российской Федерации, который рассматривает отнесенные к его компетенции вопросы в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, а именно в пределах ведения субъекта. Вместе с тем, права и свободы, защищаемые конституционными (уставными) судами, гарантированы Конституцией Российской Федерации, следовательно, своего отдельного объекта защиты у них нет. Правомерен вопрос о существовании такой категории дел в рамках российской модели конституционного правосудия.

    В.В. Комарова в рамках исследования проверки конституционности по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционными (уставными) судами выделяет обозначение самого акта, подлежащего проверке на конституционность. Согласимся с высказанным мнением: в Кабардино-Балкарской Республике проверяется конституционность закона и иного нормативного акта Кабардино-Балкарской Республики; в Республике Татарстан - закона или его отдельных положений, нормативных правовых актов президента и кабинета министров Республики Татарстан, а также органов местного самоуправления; в Республике Бурятия - закона, иного нормативного правового акта органов государственной власти Республики Бурятия и органов местного самоуправления.

    В заключение процитируем высказывание Н.А. Бобровой: «Юридическая же безответственность Конституционного Суда в целом (не в позитивно-политическом смысле) - важнейшее условие независимости Конституционного Суда, являющегося, в свою очередь, гарантией конституционного строя». Само наличие Конституционного Суда еще не означает наличие подлинной гарантии для конституционного строя, в том числе для высшей конституционной ценности - прав и свобод человека. Необходимо также обратить внимание на недостаточность усилий одного Конституционного Суда и недопустимость умаления роли конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и судов общей юрисдикции в многосложном деле обеспечения конституционной законности.

    По мнению исследователей проблем развития регионального конституционного правосудия в России, объективно необходимость создания конституционных и уставных судов на региональном уровне обусловлена демократизацией государства, принципом разделения государственной власти не только «по горизонтали», но и «по вертикали», поиском эффективной формы конституционного контроля по сравнению с традиционными, осуществляемыми органами государственной власти.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика