Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международное экологическое право перед вызовами современности (Экологическая Конституция Земли)
Научные статьи
15.01.13 12:38


  
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
ИНТЕРЭКОПРАВО
Копылов М.Н., Солнцев А.М.
Международное экологическое право перед вызовами современности (Экологическая Конституция Земли)
Современное состояние международно-правового регулирования международных экологических отношений, когда стремительно увеличивающийся в количественном отношении нормативный массив в действительности не приводит к улучшению экологической ситуации в мире настоятельно диктует необходимость проведения серьезной реформы международного экологического права, прежде всего, в части, касающейся повышения эффективности действующих механизмов экологического сотрудничества государств и создания новых механизмов такого сотрудничества. В статье авторы обосновывают необходимость создания. Международной экологической организации, единого международно-правового экологического акта (Экологической конституции Земли) и Международного экологического суда для решения насущных экологических проблем.


Бороться с экологическим кризисом возможно лишь совместными усилиями всех государств мира. Это аксиома сегодняшнего дня. Однако сотрудничество государств в сфере защиты и сохранения окружающей среды носит фрагментарный характер1. Ученые и политики не раз обращали внимание на необходимость укрепления международно-правовой базы экологического сотрудничества и создания действительно эффективных международных контрольных механизмов в этой сфере2. По нашему мнению можно выделить три основные проблемы дальнейшего развития международного экологического сотрудничества: отсутствие единого универсального международно-правового экологического акта, отсутствие универсальной международной межправительственной экологической организации, а также отсутствие Международного экологического суда. Остановимся подробнее на каждом из указанных вопросов.

   Всеобъемлющее соглашение по экологической безопасности планеты (Экологическая конституция Земли).

   Сегодня действует более 1000 двух- и многосторонних международных соглашений, регулирующих различные сферы экологического сотрудничества: защиту отдельных видов флоры и фауны на планете Земля или в отдельно взятых регионах мира, защиту атмосферы3 и космоса (трансграничные перемещения воздуха, озоновый слой, изменение климата4, космический мусор5), защиту водных ресурсов, защиту экологических прав человека6 и т.д. Однако до сих пор не создано единого международного экологического соглашения, которое бы закрепило принципы международного экологического права, основные права и обязанности государств в сфере обеспечения и поддержания международной экологической безопасности. Данный акт должен кодифицировать отрасль международного экологического права. При этом, мы опираемся на следующее определение кодификации международного экологического права, которое было выработано проф. М.Н. Копыловым: систематизация и усовершенствование принципов и норм международного экологического права, осуществляемые путем установления и точного формулирования содержания действующих норм, пересмотра устаревших и разработки новых норм с учетом потребностей развития международных отношений и закрепления в едином внутренне согласованном порядке этих норм в международно-правовом акте, который призван с возможно большей полнотой регулировать международные экологические отношения.

   Попытки кодификации международного экологического права предпринимались ранее на официальном и неофициальном уровнях. На официальном уровне КМП ООН в 1996 г. включила в свою долгосрочную программу тему «Право окружающей среды: права и обязанности государств по защите окружающей чело-века среды» и «Принцип предосторожности», но вот уже более пятнадцати лет не может начать процесс кодификации по указанной теме.

   В области неофициальной кодификации международного экологического права несомненным прорывом явилась разработка специалистами Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП) и Международного совета по праву окружающей среды (при посильном участии Центра программной деятельности в области права окружающей среды и учреждений ЮНЕП) проекта Международного пакта по окружающей среде и развитию9, который был одобрен на юбилейном конгрессе ООН по международному публичному праву (Нью-Йорк, 13–17 марта 1995 г.)10. Измененная и дополненная версия Международного пакта была представлена государствам-членам ООН во время 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 2004 г. А 22 сентября 2010 г. МСОП представил четвертую редакцию проекта Пакта, являющейся на сегодняшний день последней.

   Таким образом, учитывая большой вклад КМП ООН11 и МСОП12 в кодификацию и прогрессивное развитие международного экологического права, рациональным видится следующее: КМП ООН на основании Проекта Международного пакта по окружающей среде и развитию может разработать Экологическую конституцию Земли, которая в дальнейшем, согласно сложившейся практике, может быть принята либо Генеральной Ассамблеей ООН, либо на международной конференции ad hoc.

   О необходимости разработки и принятия Всемирной экологической конституции говорил, в частности, Президент Украины на сентябрьском 2009 г. Саммите по проблеме изменения климата. Не случайно поэтому в декабре того же года во Львове была проведена международная научно-практическая конференция «Глобальные изменения климата: угрозы человечеству и механизмы предотвращения».

   По мнению экспертного сообщества, в Экологической конституции Земли должны найти свое закрепление прежде всего экологические права человека и в первую очередь право на безопасную (благоприятную) окружающую среду. На обеспечение этих прав должна быть направлена экологическая политика государств и мирового сообщества в целом.

   В этой связи от КМП ООН и от других заинтересованных сторон потребуется проделать немалый объем работ по приведению ст. 14 проекта Международного пакта по окружающей среде и развитию (в ред. от 22 сентября 2010 г.) в соответствие с понятийно–терминологическим аппаратом, который в настоящее время пользуется поддержкой большинства государств мира. Это касается прежде всего закрепленного в ст. 14 права каждого «на окружающую среду, благоприятную для его здоровья, процветания и достоинства». Такая формулировка во многом схожа с Принципом 1 Стокгольмской декларации, который еще в 1972 г. явился не совсем удачным компромиссом.

   В остальных своих частях ст. 14 проекта Пакта уже сегодня содержит перечень широко признаваемых экологических прав человека: право на доступ к экологической информации, право на участие общественности в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды, право на доступ к экологическому правосудию, право на участие коренного населения малочисленных народов в принятии эколого-значимых решений.

    Поскольку обеспечение соблюдения экологических прав человека возлагается на специальные (отраслевые) принципы международного экологического права, которые реализуются прежде всего в процессе международного экологического сотрудничества государств и соответствующих международных организаций, Экологическая конституция Земли должна стимулировать такое сотрудничество, стать фактором повышения его эффективности. Следовательно, в ней целесообразно закрепить формы и методы международного экологического сотрудничества применительно к конкретным его видам.

    Во избежание декларативности Экологическая конституция Земли должна предусмотреть надежный организационный механизм обеспечения ее реализации в форме специализированной международной организации, наделенной широкой компетенцией по обеспечению безопасной (благоприятной) окружающей среды, по координации международного природоохранного сотрудничества, а также по контролю над выполнением Конституции.

   Таким образом, предлагаемая концепция Экологической конституции Земли может решить ряд важных на сегодня для мирового сообщества и каждого его члена общих проблем: сформировать систему экологических прав человека и закрепить его право на безопасную окружающую среду; определить направления мировой экологической политики, а также экологического сотрудничества государств и международных организаций; устранить пробелы в международно-правовом регулировании экологических отношений и сделать более системной отрасль международного экологического права; создать дополнительные международные организационно-правовые и судебные гарантии обеспечения экологического правопорядка в мире; способствовать согласованному развитию национальных систем экологического законодательства.

    Принятие единого универсального кодифицирующего международно-правового акта, таким образом, призвано решить две важнейшие проблемы:
– ответить на вопрос о количестве и содержании специальных (отраслевых) принципов международного экологического права;
– завершить оформление международного экологического права в самостоятельную отрасль современ-ного международного права.

   Напомним, что на взаимосвязь упорядочения правовых принципов, норм и иных установлений внутри отрасли международного экологического права со всеобъемлющей кодификацией указывал еще О.С. Колбасов.

   Кодификация международного права содействует установлению – на экономически и политически со-зревшей основе – более точного содержания универсальных международных договоров, большей предметности отраслей международного права, конкретизации объектов международно-правового регулирования с учетом достигнутого уровня волеизъявления государств.

   Как справедливо отмечалось в отечественной и зарубежной юридической литературе, в результате международно-правовой кодификации объединяются на качественно лучшей регулятивной основе (чаще – в рамках многостороннего правового акта) нормы конкретной отрасли международного права, в соответствии с уровнем правосознания на данный период, а сами такие нормы более точно формулируются16. Достижение такой большой упорядоченности, ясности и лучшего качества правил должного поведения само по себе оказывает позитивное влияние на весь процесс правоисполнения, на действенность права в целом.

  Говоря о второй проблеме, которая решается посредством единого международно-правового акта, напомним высказывание Ю.М. Колосова, который еще в 1974 г. писал: «Группа правовых норм и принципов может претендовать на образование самостоятельной правовой отрасли в том случае, когда государства договариваются о формулировании широкого универсального международно-правового акта, содержащего основные принципы международного права в данной области международных отношений». Более того, «до появления подобного акта, – по его мнению, – можно говорить о становлении соответствующей отрасли международного права, а после его вступления в силу – о появлении новой отрасли».

   Вместе с тем следует отметить, что параллельно с процессом разработки единого акта будет продолжаться процесс кодификации отдельных направлений международного экологического права как на универсальном, так и на региональном уровнях. Так, например, в п. 162 итогового документа «Будущее, которого мы хотим», принятого на Конференции ООН по устойчивому развитию (Рио-де-Жанейро, 22 июня 2012 г.), содержится призыв «до завершения 69-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в срочном порядке заняться вопросом о сохранении и рациональном использовании морского биологического разнообразия в районах за пределами национальной юрисдикции, в том числе на основе принятия решения о разработке международного документа на базе Конвенции ООН по морскому праву».

   Региональные механизмы могут дополнять усилия в целях эффективного претворения политики в области устойчивого развития в конкретные действия на национальном уровне и содействовать их осуществлению. Так, важным направлением можно считать российско-казахстанскую программу «Байтерек», которая является самым масштабным международным космическим проектом на постсоветском пространстве. Начало проекту было положено в январе 2004 г., когда было подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о развитии сотрудничества по эффективному использованию комплекса «Байконур». В соответствии с Соглашением одним из основных направлений в совместной деятельности сторон по обеспечению дальнейшего эффективного использования космодрома Байконур должна стать модернизация эксплуатируемых и создание новых экологически более безопасных космических ракетных комплексов для последующего поэтапного сокращения эксплуатации ракет-носителей, использующих высокотоксичные компоненты ракетного топлива. В развитие Соглашения от 9 января 2004 г. главы правительств двух стран 22 декабря 2004 г. подписали Соглашение о создании на космодроме Байконур космического ракетного комплекса «Байтерек». Целью данного Соглашения было определение основных принципов и условий сотрудничества при создании и совместном использовании нового экологически безопасного космического ракетного комплекса «Байтерек» на базе объектов наземной космической инфраструктуры космодрома Байконур в целях выполнения коммерческих космических программ и проектов, а также реализации национальных космических программ Российской Федерации и Республики Казахстан.
(Продолжение следует)


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика