Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА: НА ПОРОГЕ ПЕРЕМЕН. Детектор лжи – проверка на полиграфе
Научные статьи
15.01.13 12:53


  
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Европейское право
Пантелеева K.A.
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА: НА ПОРОГЕ ПЕРЕМЕН. Детектор лжи – проверка на полиграфе
В статье рассматриваются основные меры, принятые с целью снижения загруженности Европейского cуда по правам человека. Дается анализ новых критериев приемлемости жалоб и реформирования процедуры рассмотрения дел Судом в связи со вступлением в силу Протокола № 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, автором статьи освещены основные решения, к которым пришли государства – члены Совета Европы в ходе конференций по вопросам будущего Европейского cуда.
  
С момента своего подписания в 1950 г. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) получила широкое развитие в трех направлениях – юрисдикционном, институциональном и географическом. Изначально являясь соглашением между небольшим количеством западноевропейских стран, Конвенция превратилась в развернутую систему, дополненную четырнадцатью протоколами, один из которых, Протокол № 11, превратил Европейский суд по правам человека (далее – Европейский суд, Суд, ЕСПЧ) в орган с обязательной для государств-членов юрисдикцией, к которой открыт прямой доступ для всех граждан государств-участников. После того как в Совет Европы вступило большинство стран бывшего Советского Союза, юрисдикция Европейского суда распространилась более чем на 800 млн. человек, проживающих на территории 47 государств. Будет справедливо отметить, что с развитием судебной практики Европейского суда изменялась политическая и правовая картина Европы, превращая конвенционный механизм защиты прав человека в один из самых успешных в мире1. Однако в последнее время Суд стал жертвой собственного успеха. Суд тонет в потоке индивидуальных жалоб. На настоящий момент в Европейский суд поступило и ждет рассмотрения около 151 тысяч жалоб2. Причем каждый год число жалоб увеличивается на 5–6 %. Только за первое полугодие 2012 г. в ЕСПЧ поступило более 50 тысяч жалоб (за весь 2011 г. поступило 64,5 тысяч жалоб)3. В среднем Европейский суд выносит 1,5 тысяч постановлений в год. Таким образом, каждый год количество жалоб, не рассмотренных Судом, катастрофически возрастает. Необходимо отметить, что приблизительно 70 % жалоб, поданных в Суд, являются «повторяющимися», т. е. аналогичными тем жалобам, которые уже были рассмотрены Судом и по которым сложилась устойчивая практика.

  Детектор лжи – проверка на полиграфе обеспечивает высокую точность результата проверок. Позволяет получить скрываемую информацию, возможность получения которой иными способами отсутствуют. Детективное агентство «Частный детектив Турция» в городах Стамбул, Кемер, Анталья, Мармарис, Анкара. Вся подробная информация на сайте  http://detectives-turkey.com



  На Россию приходится более 22 % от общего объема жалоб, направляемых в ЕСПЧ. Это первое место среди всех государств – участниц Конвенции, однако по количеству жалоб на душу населения Россия находится на 18 месте4. К тому же большинство жалоб, поданных против России, признается Европейским судом неприемлемыми. Так, в 2011 г. против России было подано 12 465 жалоб, из них 12 223 жалобы объявлены неприемлемыми или исключены из списка подлежащих рассмотрению дел.

  Огромная загруженность Суда влечет за собой несколько проблем. Во-первых, это длительноcть рассмотрения жалоб. С момента получения жалобы Секретариатом ЕСПЧ до вынесения окончательного постановления в среднем проходит 5-6 лет. В данной связи возникает вопрос актуальности решений, вынесенных спустя более 5 лет после подачи жалобы. Зачастую вынесенные решения уже не могут положительно повлиять на ситуацию заявителя и эффективно восстановить его права на национальном уровне.

  Во-вторых, юридической общественностью в настоящий момент обсуждается проблема снижения качества мотивировки выносимых постановлений, аргументация Суда все больше нуждается в специальных пояснениях6. Постановления, разрешающие однотипные жалобы, часто слово в слово повторяют друг друга.

   В качестве основных причин кризиса, в котором сейчас оказался Суд, принято выделять, во-первых, рост числа государств – участников Конвенции, во-вторых, наличие у некоторых из них серьезных проблем в области защиты прав человека, в-третьих, расширительное толкование Судом прав и свобод при разрешении им конкретных дел и, наконец, крайне позитивную репутацию Суда среди населения стран Совета Европы. Все это привело к возрастающему год от года количеству индивидуальных жалоб, причем большая часть которых (95 %) признается Судом явно необоснованными. В ответ на сложившуюся ситуацию Совет Европы за последние несколько лет рассмотрел огромное число предложений по реорганизации Европейской системы защиты прав человека и изменению Конвенции.

   Пилотные постановления

  Еще до одобрения Комитетом министров в мае 2004 г. Протокола № 14 Европейский cуд стал самостоятельно предпринимать меры в отношении растущего числа жалоб.

   Ранее Суд не считал себя компетентным давать рекомендации государству-ответчику в отношении того, какие конкретные действия оно должно предпринять для устранения последствий нарушения Конвенции. Как правило, Европейский cуд в своих постановлениях просто констатировал, имело ли место нарушение Конвенции. Только если национальное законодательство не позволяло полностью восстановить нарушенные права заявителя, Суд «в случае необходимости» присуждал ему денежную компенсацию. Однако, по мнению Комитета министров, одной из причин ненадлежащего исполнения постановлений государствами явился отказ Европейского суда определять конкретные способы устранения нарушений Конвенции на национальном уровне. В ответ на указанную критику Европейский суд в некоторых своих постановлениях стал рекомендовать государствам-ответчикам предпринять конкретные действия для восстановления прав заявителей, например, такие как возобновление производства по уголовному или гражданскому делу, освобождение незаконно задержанных лиц из-под стражи, возврат конфискованного имущества собственнику.

   Вместе с тем, Комитет министров пошел дальше и в 2004 г. им была принята Резолюция 2004(3)9, в рамках которой Суду было предложено указывать причины, которые, по его мнению, предопределяют выявленные им нарушения. Данная норма была введена в целях оказания помощи государствам-ответчикам в поиске наиболее подходящих решений выявленных Судом проблем, а Комитету министров в осуществлении более эффективного контроля над исполнением постановлений. Это особенно важно в тех случаях, когда Суд считает, что выявленная им проблема может привести к подаче значительного числа новых жалоб. Наиболее заметным результатом такой рекомендации Комитета министров явилось создание процедуры пилотного постановления. Порядок вынесения пилотных постановлений в 2011 г. был закреплен в Регламенте Европейского суда10. Регламентом подробно урегулирована данная процедура и обозначены вопросы, которые должны быть рассмотрены Судом при вынесении такого постановления. Согласно Регламенту Европейского суда, государства обязаны предпринять в установленные Судом сроки меры, указанные в постановлении Суда. Меры, указанные в пилотном постановлении, должны привести к устранению структурных проблем, генерирующих нарушения прав человека. Таким образом, процедура пилотного постановления нацелена на предотвращение поступления огромного числа новых однотипных жалоб в Суд.

    Особенность процедуры пилотного постановления заключается в том, что, вынося такое постановление, Европейский суд берет на себя роль суда первой инстанции, обязывая государство совершить конкретные действия. Зачастую Суд указывает на недостатки правового регулирования и пробелы в законодательстве государства – участника Конвенции. Следовательно, такому государству следует создать эффективное средство правовой защиты, причем критерии эффективности устанавливает Суд.

   Первым пилотным постановлением в практике Суда является постановление по делу «Брониовский против Польши», вынесенное 22 июня 2004 г.12 В данном постановлении Суд установил, что «факты данного дела выявляют наличие в правовом порядке Польши функционального сбоя, в результате которого отдельная категория частных лиц была лишена в прошлом или продолжает быть лишенной права на уважение своей собственности. Суд также посчитал, что пробелы в законодательстве и внутренней практике, выявленные в частном случае конкретного заявителя, могут вызвать в будущем многочисленные обоснованные жалобы» (п. 189 постановления).

   Затрагивая пути преодоления данной структурной проблемы, Суд подчеркнул, что факт регистрации Секретариатом 167 аналогичных жалоб является не только «фактором, отягчающим ответственность государства по Конвенции», но также и «угрозой эффективности созданного Конвенцией механизма» (п. 193 постановления). В связи с этим Европейский суд постановил, что «государство-ответчик обязано посредством должных правовых и административных мер обеспечить эффективную и быструю реализацию рассматриваемого имущественного права либо обеспечить взамен равноценное возмещение в соответствии с принципами защиты прав собственности, установленными ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. После вынесения постановления в Польше в сжатые сроки была проведена работа по приведению законодательства в соответствие с постановлением Суда. Был принят закон, повышающий уровень выплат за утраченное имущество, были внесены изменения в Гражданский кодекс в части исков к Государственному казначейству. Верховный Суд страны принял ряд постановлений, касающихся права на выплату компенсации, с учетом позиций Европейского суда. Наконец, 6 сентября 2005 г. государство и заявитель заключили мировое соглашение, в котором государство признало нарушение прав заявителя, зафиксировало принятые законодательные меры, выплатило денежную компенсацию.

    15 января 2009 г. Суд вынес первое пилотное постановление в отношении Российской Федерации по делу «Бурдов против России (№2)»14. Суд указал, что одной из причин, побудивших его к вынесению пилотного постановления, явилось большое количество однотипных дел, проистекающих из одной и той же системной проблемы, а также непринятие Российской Федерацией каких-либо значимых мер, способных существенно минимизировать поток жалоб в Европейский суд. Суд постановил, что источником нарушений, выявленных в деле «Бурдов против России (№2)» стало повторяющееся неисолнение государством судебных решений и отсутствие у пострадавших эффективного внутригосударственного средства правовой защиты от соответствующих нарушений. В этой связи Европейский суд обязал власти Российской Федерации в течение года разработать поправки в действующее законодательство или принять новый закон, который позволил бы восстановить нарушенные права заявителей на национальном уровне. Во исполнение данного постановления 30 апреля 2010 г. был принят закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (№ 68-ФЗ от 30 апреля 2010 г.). Согласно данному закону, заявитель в случае длительного рассмотрения его дела судом или не надлежащего исполнения решения суда вправе обратиться в национальный суд с иском о компенсации вреда, причиненного нарушением сроков судопроизводства. В настоящее время Судом данный закон признан эффективным средством правой защиты16. Абсолютное большинство жалоб признаются неприемлемыми в случае необращения заявителей к механизму, предоставленному нормами данного закона. Однако нельзя не упомянуть о следующей проблеме. Дело в том, что данный закон регулирует исполнение решений судов, связанных только с денежными обязательствами государства. Возникает вопрос, как быть в тех случаях, когда согласно решению суда государство обязано было выдать квартиру, например, военнослужащим. В настоящее время в Европейский суд поступает все больше таких жалоб, что говорит о том, что Европейским судом вполне возможно будет вынесено новое пилотное постановление против России, если на национальном уровне не будет предпринято достаточных мер по реформированию действующего законодательства и созданию эффективных средств правовой защиты.

   10 января 2012 г. Судом было вынесено второе пилотное постановление в отношении Российской Федерации «Ананьев и другие против России»17. Суд в данном деле констатировал наличие в Российской Федерации структурной проблемы бесчеловечных и унижающих достоинство условий содержания в следственных изоляторах и отсутствие эффективных национальных средств правовой защиты от данного нарушения. Согласно данному постановлению, власти обязаны, во-первых, выплатить компенсации всем заявителям, обратившимся в Европейский суд до вынесения пилотного постановления с жалобами на ненадлежащие условия содержания в российских следственных изоляторах. Во-вторых, разработать в течение шести месяцев с даты вступления пилотного постановления в силу план действий. Данный план должен включать в себя комплекс мер по решению структурной проблемы и по созданию новых (или совершенствованию существующих) средств правовой защиты, отвечающих требованиям, изложенным в пилотном постановлении.

  Процедура пилотного постановления, по мнению некоторых комментаторов, представляет собой «радикальное» отступление от ранее сложившейся практики Суда18. Данная процедура, фактически требующая изменения национального законодательства, вызвала среди российских исследователей крайне неоднозначную реакцию и весьма интенсивные дискуссии о месте и роли решений Европейского суда в национальной правовой системе, а также о содержании понятия «субсидиарность» применительно к деятельности Европейского суда по правам человека.

  Протокол № 14

   Как было отмечено выше, государства – участники Конвенции, равно как и сам Суд и его Секретариат, находятся в постоянном поиске вариантов решения проблемы перегруженности Суда, ведь на кону стоит вопрос эффективного отправления правосудия. Одной из самых заметных мер на этом пути стало принятие Протокола № 14 к Конвенции.

   Хотелось бы отметить, что, в отличие от Протокола № 11, Протокол 14 не вносит радикальных изменений в контрольный механизм Конвенции. Предусмотренные в нем нововведения касаются в основном функционирования, а не структуры системы. Основной целью Протокола № 14 является повышение работоспособности Суда путем предоставления ему процессуальных средств для своевременного рассмотрения всех поданных в Суд жалоб, одновременно позволяющих Суду сконцентрироваться на рассмотрении особенно важных дел, поднимающих наиболее серьезные вопросы.

    Несмотря на широкую дискуссию, сложившуюся вокруг ряда предложений по реформированию конвенционной системы, они не были включены в Протокол № 14. Так, в 2006 г. так называемая «Группа мудрецов», состоящая из известных юристов, представила ряд предложений в Комитет министров. Группа рекомендовала, в частности, создание нового механизма фильтрации жалоб и подписание Устава Европейского суда, который регулировал бы определенные организационные вопросы функционирования Суда и внесение изменений в который было бы более гибким, чем процедура изменения международного договора, необходимая для реформирования Конвенции20. Кроме того, Комитету министров не было предоставлено право увеличивать число судей по требованию Пленарного заседания Суда. Было решено также не вводить финансовую ответственность государств за неисполнение постановлений Суда. Предоставление Суду права давать предварительные заключения по запросу национальных судов, а также расширение полномочий по даче консультативных заключений также не было одобрено, ввиду риска усугубления загруженности Суда.

    Принципиальные изменения, вводимые Протоколом № 14, способные разрешить проблему загруженности Суда, касаются введения нового критерия приемлемости, введения возможности единоличного рассмотрения вопроса приемлемости жалоб, а также изменения компетенции комитетов из трех судей.

    Компетенция единоличного судьи и расширенная компетенции комитета из трех судей

   Необходимость «ускорить рассмотрение жалоб, которые не требуют подробного изучения» привела к созданию двух процедурных механизмов для более эффективного рассмотрения большого количества неприемлемых жалоб, с одной стороны, и обоснованных повторяющихся жалоб – с другой.

    До момента вступления Протокола № 14 в силу, предварительное рассмотрение жалоб относилось к компетенции комитетов из трех судей, которые своими окончательными решениями объявляли жалобы неприемлемыми в случае их явной необоснованности. Протокол № 14 в целях ускорения отсеивания тысяч явно необоснованных жалоб передал данную функцию в компетенцию единоличного судьи. При этом Протоколом № 14 предусмотрено, что при разрешении вопроса о приемлемости жалоб судье будет помогать специальный докладчик – сотрудник Секретариата Европейского суда.

    В качестве меры, гарантирующей беспристрастность судей, решено, что, заседая по делу единолично, судья не вправе рассматривать жалобы, поданные против того государства, от которого он был избран.

   С целью более оперативного рассмотрения обоснованных повторяющихся жалоб, Протокол № 14 расширил компетенцию комитетов из трех судей. Если ранее комитеты рассматривали только вопросы приемлемости жалоб, то теперь они могут также, в порядке упрощенного производства, разрешать их и по существу в тех случаях, когда поднятые в деле вопросы по поводу толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней уже явились предметом устоявшейся практики Европейского суда21. Если судья, избранный от одной из стран-участниц Конвенции, выступающей стороной в споре, не является членом комитета, последний вправе на любой стадии производства по делу предложить этому судье заместить одного из членов комитета, учитывая при этом все имеющие отношение к делу факторы. Целью этого положения является предоставление комитету компетентного мнения «национального» судьи, являющегося экспертом в законодательстве и судебной практике своей страны, что может быть полезно для правильного разрешения вопросов, поднятых в жалобе.

    Тем не менее, по мнению международной неправительственной организации «Международная Амнистия», в особом опыте судьи в законодательстве и правовой системе государства-ответчика не будет необходимости по причине того, что данная упрощенная процедура применяется, как было сказано выше, только к делам, по которым у Суда уже сложилась «прочно утвердившаяся» практика.

   Однако стоит отметить, что признание ответственности государства органом международной юстиции без обязательного участия судьи, который был избран от государства-ответчика, представляет собой небольшую революцию в области международного публичного права, где институт «национального судьи» или судьи «ad hoc» имеет давние традиции, отражающие один из аспектов государственного суверенитета.

    Из всех обсуждаемых предложений по реформе Суда создание процедуры разрешения вопроса о приемлемости жалоб единоличным судьей и новой упрощенной процедуры рассмотрения жалоб комитетом из трех судей считается наиболее эффективным средством борьбы с увеличивающейся загруженностью Суда. Комитеты из трех судей берут на себя рассмотрение существенного количества жалоб, ранее находившихся на рассмотрении Палат из семи судей. Анализ, проведенный исследовательской группой Секретариата Суда в 2010 г., показал, что новая упрощенная процедура будет разгружать палаты более чем на 50 % и способствовать увеличению потенциала Суда для вынесения новых решений.

   Разрешение вопроса приемлемости жалоб судьями единолично получило весьма положительную оценку в Предварительном заключении Европейского суда, подготовленном к Брайтонской Конференции (апрель 2012 г.). Согласно данному документу, всего за один год (июнь 2010 – июнь 2011) количество жалоб, обработанных судьями единолично, увеличилось более чем на 30 %. Эти результаты позволили говорить о постепенной ликвидации объема нерассмотренных жалоб25. Достижению этого результата способствует предоставление дополнительных ресурсов для Секретариата, которые могут также принимать форму временного направления специалистов из Договаривающихся государств.

   Новый критерий приемлемости

   Идея о том, что в распоряжении Суда должны быть дополнительные механизмы по отсеиванию необоснованных жалоб заявителей, была одной из основных в ходе процесса реформирования Суда и привела к началу затяжной дискуссии о необходимости введения нового критерия приемлемости. В конце концов, был найден компромисс в виде изменения § 3 (b) ст. 35 Конвенции следующим образом:
«Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу… если он сочтет, что:

b)заявитель не понес значительный ущерб, если только принцип уважения прав человека, как они определены в настоящей Конвенции и Протоколах к ней, не требует рассмотрения жалобы по существу, а также при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

   Существенным условием нового критерия приемлемости является наличие «значительного ущерба». Однако Протоколом № 14 предусмотрены некоторые гарантии от необоснованного отказа в рассмотрении жалобы. Во-первых, даже в тех делах, где заявитель не понес значительный ущерб, его жалоба не будет объявлена неприемлемой, если «уважение прав человека» требует рассмотрения дела по существу. Этот элемент предоставляет Суду широкую свободу усмотрения, как гласит пояснительный доклад к Протоколу № 14: «Данное условие открыто для широкого толкования, предусматривающего возможность установления объективных критериев, путем постепенного развития прецедентного права Суда».

   Второй гарантией является предусмотренное Протоколом № 14 условие, что Суд может объявить неприемлемой жалобу, только если дело было надлежащим образом рассмотрено национальным судом. Смысл заключается в том, что каждая жалоба будет получать судебную оценку либо на национальном, либо европейском уровне, отражая тем самым принцип субсидиарности.

   Введение нового критерия приемлемости породило различные критические замечания со стороны некоторых неправительственных организаций, ряда государств-участников, судей, членов Секретариата Суда и Парламентской Ассамблеи. Неправительственные организации опасались главным образом того, что новый критерий приемлемости предоставит ЕСПЧ слишком широкие полномочия по своему усмотрению отказать в рассмотрении в принципе обоснованных жалоб, а также создаст реальную неопределенность среди заявителей о перспективах успеха их жалоб в ЕСПЧ28. Обеспокоенность неправительственных организаций также разделили некоторые судьи Европейского суда, подчеркнув, что «на основе нового и весьма туманного, даже потенциально произвольного критерия, жалобы, вероятно, будут отклоняться “независимо от того, обоснованы ли они”».

    В общем, ценность нового критерия приемлемости состоит в том, что он в любом случае предоставляет Суду некоторую дополнительную свободу в работе по отсеиванию жалоб, что способствует уменьшению его загруженности. Эффективность нового критерия зависит от того, как Суд будет толковать условие о наличии «значительного ущерба» и что он понимает под «надлежащим рассмотрением внутригосударственным судом». Тем не менее, учитывая, что свобода толкования Суда ограничена фактическим обстоятельствами дела, можно уже сейчас предположить, что новый критерий приемлемости не решит основных проблем Суда. К тому же, в свете своего второго аспекта, новый критерий приемлемости предполагает, по большому счету, наличие у государства-ответчика хорошо функционирующей национальной судебной системы. Это справедливо для одной группы договаривающихся государств, а именно тех, на которые приходится относительно небольшое количество жалоб. В этих странах, вероятно, можно рассчитывать на национальные судебные системы, функционирующие достаточно стабильно. Однако, во второй группе стран, из которых в Суд поступает большая часть жалоб, работа судебных систем вызывает серьезные нарекания со стороны Европейского суда.

  Более того, в ходе подготовки к Брайтонской конференции Европейским судом была высказана позиция, согласно которой определение того, было ли дело рассмотрено надлежащим образом на национальном уровне, требует от Суда тщательного изучения жалобы. Зачастую данные вопросы решаются при рассмотрении дела по существу, таким образом, Европейским судом был сделан вывод, что в данном условии попросту нет необходимости31. Соответственно, на Брайтонской конференции Государства-участники пришли к соглашению, что к концу 2013 г. из ст. 35 должна быть исключена фраза «при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении никакого дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

   Однако стоит отметить, что в Предварительном заключении Европейского суда к Брайтонской декларации было указано, что новый критерий на настоящий момент был применен в 30 делах33 и будет использоваться чаще в будущем, когда будет разработана соответствующая практика Суда и когда он станет доступным Единоличным судьям.

  Конференции о будущем Европейского суда

   По мнению большинства западных исследователей, несмотря на то, что процедурные нововведения Протокола № 14 представляют собой важнейший инструмент повышения эффективности Суда, Протокол не решил основных проблем, а лишь дал Суду небольшую передышку. Необходимо разрабатывать и обсуждать последующие предложения по реформированию Суда.

   В период с 2010 по 2012 гг. состоялись три Межправительственных конференции по вопросам будущего Европейского суда. Целями данных конференций было обсуждение мер по дальнейшему улучшению работоспособности Суда. Особое внимание участники всех трех конференций уделяли дальнейшему укреплению принципа субсидиарности, совершенствованию процесса фильтрации жалоб, а также надзору за исполнением постановлений Европейского суда и более широкому применению норм Конвенции на национальном уровне.

    Первая Межправительственная конференция «О будущем Европейского суда по правам человека» состоялась еще до вступления Протокола № 14 в силу, в феврале 2010 г. в Интерлакене (Швейцария). Цель данной конференции состояла в том, чтобы побудить государства договориться о разработке и принятии мер, которые обеспечили бы в ближайшем будущем или в среднесрочной перспективе нормальное функционирование Европейского суда. Представителями 47 государств-членов была подписана совместная декларация, содержащая план действий из краткосрочных и среднесрочных мер, а также программа их реализации.

   Одним из важных изменений, введенных Интерлакенской декларацией, является принятие политики приоритетности дел. В соответствии с этим документом, все жалобы делятся на семь категорий в зависимости от содержания, и им присваивается соответствующая степень приоритетности. Так, наиболее скорому рассмотрению подлежат жалобы, касающиеся риска для жизни или здоровья заявителя, семейных или личных обстоятельств (в частности, дел, затрагивающих интересы детей), а также требований срочных мер, в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда. Затем в порядке очередности следуют дела, касающиеся структурных проблем в правовой системе государства – участника Конвенции или иных вопросов, имеющих большое значение для национальных правовых систем или конвенционной системы. Чуть больше времени займет рассмотрение жалоб на нарушение «основных прав», в частности права на жизнь, права не подвергаться пыткам и права не быть незаконно лишенным свободы. Дольше всего будут рассматриваться дела-клоны и неприемлемые жалобы.

    Согласно принятой Декларации, Комитет министров должен оценить в течение 2012 – 2015 гг., в какой мере реализация Протокола № 14 и Интерлакенской декларации улучшила ситуацию загруженности Суда, а до конца 2019 г. Комитет министров должен решить, необходимы ли еще более глубокие изменения конвенционной системы.

   Обсуждение вопросов повышения эффективности конвенционной системы было продолжено в ходе второй и третьей межправительственных конференций «О будущем Европейского суда по правам человека», организованных Турцией в 2011 г. в городе Измире и Великобританией в апреле 2012 г. в городе Брайтоне соответственно.

   Целью Измирской конференции было обсуждение предпринятых за прошедший после Интерлакенской конференции год мер и достижение договоренностей о дальнейших шагах по улучшению работоспособности Суда.

    Было выражено мнение, что положения Протокола № 14 к Конвенции, вступившего в силу 1 июня 2010 г., не приведут к долгосрочному и кардинальному решению проблем, стоящих перед системой Конвенции. В связи с этим на конференции был принят Дополнительный план действий39, основанный на плане действий, утвержденном на Интерлакенской конференции.

   Третья межправительственная конференция о будущем Европейского суда была наиболее напряженной. Вызвано это было, как представляется, решительным настроем Великобритании – страны, председательствующей в Совете Европы на тот момент. Дело в том, что в Великобритании широко обсуждается вопрос о пределах свободы усмотрения государств и права на вмешательство международного органа во внутренние дела государства. Британское правительство внесло ряд крайне дискуссионных предложений, направленных на сокращение прерогатив Суда и смещение акцента на надлежащее исполнение Конвенции на национальном уровне.

   Однако поправки, которые содержит окончательный текст Брайтонской декларации, не столь радикальны, как этого можно было ожидать.

   Интерлакенская, Измирская, Брайтонская декларации подчеркивают, что именно индивидуальная жалоба приводит к пересмотру дел заявителей на основании Конвенции и позволяет Суду выявить недостатки, имеющие место на национальном уровне. В этой связи Европейским судом резко критиковались инициативы ряда стран, направленные на ограничение права на подачу индивидуальной жалобы. Так, Европейский суд выступал резко против таких административных мер, как введение срока действия жалобы41, пошлинных сборов и обязательного юридического представительства заявителей или использование в жалобах только официальных языков Совета Европы42. Великобритании, как Председателю в Совете Европы и соответственно на Брайтонской конференции, поступили многочисленные обращения, в том числе со стороны неправительственных организаций, о том, что данные меры с большей вероятностью приведут не к ограждению Суда от явно необоснованных жалоб, а лишь ограничат право на подачу индивидуальной жалобы, которое является основой системы Конвенции. В этой связи в ходе Брайтонской конференции было решено, что консенсус по этим вопросам недостижим, и было принято решение отложить рассмотрение данных инициатив на неопределенный срок.

   Несмотря на то, что Суд строго применяет правило шестимесячного срока, на Брайтонской конференции было принято решение рассмотреть вопрос о том, остается ли этот срок, который 50 лет назад являлся вполне разумным, оправданным в сегодняшнем обществе с его быстрыми средствами связи. Участники Конференции, принимая во внимание аналогичные сроки, применяемые при разбирательствах в национальных судах, пришли к выводу, что данный срок необходимо сократить. Правительство Великобритании предлагало сокращение данного срока с 6 до 2 месяцев, однако окончательный вариант Декларации не содержит столь радикальной нормы. Согласно Брайтонской декларации, жалоба в Европейский суд должна подаваться по истечении четырехмесячного срока с момента вынесения окончательного решения на национальном уровне, а Комитету министров предложено разработать соответствующую поправку к Конвенции до конца 2013 г.

   Как было указано ранее, Декларацией предложено в течение следующего года внести поправку в Конвенцию в части изменения еще одного критерия приемлемости – исключения из п. 3 ст. 35 формулировки «не может быть отказано в рассмотрении никакого дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом».

    Более того, согласно Декларации, «для целей прозрачности и доступности принципов субсидиарности и свободы усмотрения, как они выработаны прецедентным правом Европейского суда, они должны быть включены в Преамбулу Конвенции»46. Как подчеркивается некоторыми комментаторами, неясно, как включение данных принципов повлияет на их прозрачность и доступность47. К тому же самого понятия «субсидиарность» Конвенция не предусматривает, хотя для большей прозрачности и доступности это не помешало бы. Конвенция лишь отсылает к прецедентному праву Суда, которым изначально данные доктрины и разрабатывались.

   В развитие предложений, внесенных Брайтонской декларацией48, в настоящее время Комитетом министров разрабатываются Протокол № 15, который уже был одобрен Комитетом, и Протокол № 16, которыми предполагается дополнить Конвенцию.

  Протоколом № 15 будут внесены изменения в Преамбулу Конвенции и сокращен срок для подачи жалобы в Суд.

    Протокол № 16 касается в основном проблемы консультативных заключений Европейского суда. Предполагается, что право запрашивать консультативные заключения Суда будет предоставлено высшим национальным судебным инстанциям, которые должны иметь право передавать на рассмотрение Суда вопросы толкования Конвенции для вынесения им заключения по конкретному делу. Консультативные заключения не должны быть обязательными, но если такое заключение применяется национальным судом, лицо, по делу которого было запрошено заключение, как правило, не должно в дальнейшем иметь права на подачу жалобы в Суд по тому же вопросу.

   Итак, одним из ключевых элементов процесса, начатого в Интерлакене, было признание странами-участницами того, что ответственность за эффективное функционирование Конвенции должна быть совместной. Суд не должен и, в принципе, не может на практике нести на себе все бремя работы, порожденной реализацией Конвенции на национальном уровне. Государства – члены Совета Европы должны отдавать себе отчет в том, что сохранение работоспособности системы Конвенции зависит от ее более эффективного выполнения на национальном уровне. Выполнение Конвенции на национальном уровне в полном объеме требует от государств принятия эффективных мер по предотвращению ее нарушений. Все государственные должностные лица должны выполнять свои обязанности, а законодательство и правоприменительная практика должны быть нацелены на то, чтобы обеспечивалась практическая реализация Конвенции в полном объеме. Национальные власти также должны обеспечить достаточные финансовые средства в бюджете, при помощи которых можно обеспечить компенсацию вреда в связи с нарушениями Конвенции. Национальные суды и органы правосудия при вынесении своих решений должны учитывать соответствующие аспекты Конвенции и устоявшуюся практику Суда. Крайне необходимо распространение информации о критериях приемлемости среди населения государств – участников Конвенции для того, чтобы у людей не создавалось ложных иллюзий о том, что Европейский суд по правам человека является судом четвертой инстанции. Потенциальные заявители, должны быть осведомлены об особенностях компетенции Суда и о том, что доступ к механизмам Конвенции ограничен посредством условий приемлемости жалоб, соблюдение которых является обязательным для рассмотрения жалоб Судом.

   Только совместная работа государств с институтами Совета Европы и неукоснительное следование основным началам Конвенции на национальном уровне сможет удержать на плаву систему, созданную более 60 лет назад и призванную защищать права каждого из нас от произвола властей.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика