Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ВЗГЛЯДЫ НА ФОРМУ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ В ПЕРИОД МЕЖДУ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ
Научные статьи
15.01.13 13:11



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
История права
Габинет Д. А.
ВЗГЛЯДЫ НА ФОРМУ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ В ПЕРИОД МЕЖДУ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ
В статье раскрываются взгляды на форму государственного режима идеологов украинского национализма Д. Донцова и Н. Сциборского. На основе анализа научных трудов учёных отображается их отношение к роли и месту демократии, тоталитаризма и авторитаризма в будущем независимом Украинском государстве
  
    Распад СССР и утрата главенствующей роли коммунистической партией в начале 90-х годов ХХ ст. ознаменовали новый этап в развитии различных сфер научной жизни на постсоветском пространстве, что было связано, в первую очередь, с расширением тематики научных исследований в связи со снятием ограничений идеологического характера; улучшением условий для научных исследований в связи с предоставлением открытого доступа ко многим документам и материалам, которые находились на хранении в спецфондах архивных и библиотечных учреждений союзных республик, а также открытием для учёных новых возможностей для работы в библиотечных и архивных учреждениях стран ближнего и дальнего зарубежья.

    Вместе с тем, на фоне перехода общества к рыночным отношениям, а также в условиях недостаточного бюджетного финансирования сферы науки и образования, сложилась парадоксальная ситуация, когда новые возможности были использованы некоторыми учёными не для получения объективных знаний, а для искажения реальной действительности, что было связано с выполнением ими «заказов» отдельных партийных или даже государственных структур.

  Достаточно ярко такая ситуация проявилась и в Украине, особенно в сфере научных исследований, связанных с историей становления, деятельностью, а также идеологией различных националистических организаций.

   Подтверждением этому могут служить попытки «очернить» или наоборот «обелить», или даже «героизировать» отдельных исторических деятелей.

   Например, за последние годы в Украине появился ряд научных публикаций, в которых в качестве убеждённых демократов пытаются представить учёных и политических функционеров, которые благодаря своей деятельности в период между мировыми войнами фактически стали идеологами украинского национализма − Д. Донцова и Н. Сциборского.

   В целом, к исследованию их политико-правовых взглядов прямо или косвенно обращались в своих научных трудах такие современные учёные: И. Шлихта, И. Вдовичин, В. Резник, Ю. Вильчинский, Н. Горелов, А. Зайцев, В. Кучер, Н. Обушный, Ю. Манелюк.

   Вместе с тем в истории политических и правовых учений практически отсутствуют комплексные исследования, в которых абстрагировано от современной общественно-политической ситуации и политической конъюнктуры, базируясь на принципах объективности и историзма, были бы проанализированы взгляды Д. Донцова и Н. Сциборского, в том числе и на форму государственного режима.
В связи с этим целью данной статьи является попытка непредвзятого анализа взглядов вышеупомянутых учёных на роль и место демократии, тоталитаризма и авторитаризма в процессе построения независимого Украинского государства.

   Следует отметить, что именно в период между мировыми войнами происходит эволюция взглядов Д. Донцова от безусловного признания преимуществ западных демократических государственных режимов к отстаиванию идей интегрального национализма и развития тоталитарного Украинского государства.

   Еще в 1921 г. в своем труде «Основания нашей политики» ученый утверждал, что единственным «выходом», спасением Украины от «политической смерти» есть «вестернизация нации», сущность которой заключалась в «лелеянии всех живых еще в народной психике традиций и институций Запада». В сфере политики это означало внедрение в практику создания Украинского государства наилучших образцов западноевропейской демократии с ее «экономической и политической самодеятельностью, которая базируется на свободе единиц».

   Сравнивая состояние социального развития России и западноевропейских стран, Д. Донцов относил русское общество к обществам «примитивным», для которых свойственны примат государства над «единицами» и «корпорациями», несовершенная «сепарация “я” от “мы”, единицы от массы, индивида от субстанции…», когда «веления моральные, правовые, религиозные и политические воспринимаются не как веление собственного “я” (“совести”), а как непонятные по своей сущности приказы сверху», которые индивид беспрекословно должен выполнять.

   В противовес этому автор предложил вернуть Украину в родную для неё культурную европейскую среду, с присущим ей утверждением идей неприкосновенности личности, уважением её чести и достоинства.

   Исходя из названых положений труда «Основания нашей политики» современный украинский учёный И. Вдовичин пришел к выводу, что государственным идеалом для Д. Донцова было независимое, демократическое, построенное на принципах народовластия Украинское государство.

  Приверженцем подобных взглядов является ещё одна украинская исследовательница И. Шлихта, которая утверждает, что Д. Донцов признавал демократию «идеальным устройством» государства в течение всего периода с 1921 по 1939 годы.

   На наш взгляд, такое утверждение является справедливым исключительно для раннего этапа творческой деятельности ученого, поскольку, как справедливо отметил Ю. Манелюк, с момента победы в Италии фашизма Д. Донцов стал первым популяризатором его идей в украинском обществе.

   Уже в 1924 г. в статье «Агония одной доктрины» сам автор писал: «Не желаю возвращаться здесь к икс раз затрагиваемой мной теме об опустошениях, которые несёт в себе доктрина либерализма, или когда хотите демократии, в нашей политической и духовной жизни… как этот слизняческий демократизм делал и продолжает делать напрасными наиболее героические усилия нации, направленные на самостоятельность и выработку твердой национальной идеологии. Спасти нас от этого упадка могло бы лишь полное и безвозвратное отречение от либерально-демократической доктрины».

   Откровенно ненавидя российский большевизм, ученый одновременно восхищался его силой. Он пытался противопоставить ему движение настолько же энергичное и бескомпромиссное, но националистическое по духу и цели. Модель такого движения Д. Донцов увидел в фашизме, который победил в Италии.

   Сравнивая фашизм и большевизм, ученый выделил четыре общих признака этих движений: оба были антидемократическими и в то же время народными; оба были движениями «инициативного меньшинства» и характеризовались бескомпромиссностью.

   Само по себе воплощение этих признаков в практику государственного строительства должно было стать, по мнению Д. Донцова, гарантией стабильного развития будущего независимого Украинского государства.

   Отрицая возможность признания народа основным источником осуществления государственной власти, ученый на страницах своего труда «Национализм» утверждал, что народ в силу своей «пассивности» никогда не может воплотить в жизнь ни одной идеи9, а потому власть должна находиться в руках активного, или «инициативного меньшинства», «правящей касты», которая должна быть организована в форме идеологически гомогенного «ордена», то есть авторитарной политической партии.

   Таким образом, в сфере создания государства Д. Донцов определял для народа второстепенную роль «внешнего тела», «обузданного скота», который должен идти «туда, где определено его место и практически делать то, в чём заключается его задание».

  В связи с этим следует также отметить то, что, предлагая концепцию «иерархизированного общества» и определяя в нем характер и место «правящей касты», Д. Донцов имел ввиду такую социальную структуру, которая бы в противовес демократической форме государственного режима с ее принципом равенства всех перед законом базировалась на функциональном и правовом неравенстве отдельных индивидов, представителей разных социальных групп населения.

   При этом учёный был убеждён, что такое неравенство было предопределено не только исторически, но и естественно, поскольку каждый, кто хотел «обеспечить себе место под солнцем», должен был «доказать свою способность для этого».

   Вместе с тем в независимом Украинском государстве, основанном на принципах интегрального национализма, индивид должен был «фанатично» подчиняться интересам нации, а соответственно выполнять волю все того же «инициативного меньшинства» или «правящей касты». Как писал сам Д. Донцов в своей статье «Церковь и национализм», которая была опубликована на страницах Литературно-научного вестника в мае 1924 г., «современный национализм “не толерантный” и фанатичный», потому что слишком верит в свою правду. И в этом вновь отражается мировоззрение той большой организации, которая учит, что «кто не со мной, тот против меня»13. Таким образом, фанатичная вера населения в общее дело государства и нации должна была сочетаться с признанием любой другой идеологии, кроме государственной, не только ошибочной, но и преступной. В самом государстве должны были быть уничтожены все оппозиционные организации, а «теоретическим противникам», по мнению Д. Донцова, следовало «отвечать не доказательствами, а ножом».

    Принимая во внимание вышеизложенное, можно с уверенностью согласиться с выводами Л. Реберта15, М. Сосновского16, Н. Горелова17, А. Зайцева18, Л. Еременко19 и других ученых, которые утверждали, что Д. Донцов, развивая на украинской почве идеологию так называемого «интегрального национализма», отбросил демократию, концепцию народовластия и предлагал на это место антидемократическую систему политического и социального иерархизма во главе с «правящей кастой» как единственного и исключительного выразителя национальной воли.

   Невзирая на то, что Д. Донцов не создал собственной завершенной концепции формы государственного режима независимой Украины, его взгляды имели определяющее влияние на формирование мировоззрения Н. Сциборского.

    Исследовав процесс зарождения и развития демократии в мире, Н. Сциборский утверждал, что отправной точкой фактического внедрения основных демократических идей в практику государственного строительства можно считать времена Великой буржуазной французской революции, когда на законодательном уровне в Декларации прав человека и гражданина состоялось признание «за человеческой личностью собственных, абсолютных, ни от кого не зависимых ценностей, которые определялись самим фактом её рождения (свободы)». Развиваясь в течение всего XIX ст., идеи личной и гражданской свободы приобретали всё большее «признание», оформившись в мощное движение либерализма, под воздействием которого состоялась перестройка «государственного уклада» почти всех цивилизованных народов мира, «основанного на принципах демократии (народовластия)». Под влиянием сложных процессов общественно-хозяйственной жизни, новых социальных классов и политических партий демократические формы «государственного устройства» уже перед Первой мировой войной окончательно оформились в «режимы политической, или, иначе говоря, парламентарной демократии».

   Но, по мнению учёного, исполнив свою мессианскую историческую роль в виде победы над феодализмом и сословной монархией, демократия «оказалась в очень тяжелом состоянии», что особенно проявилось после завершения Первой мировой войны.

    Причины этого Н. Сциборский видел в историческом процессе, который предопределил «органические изменения общественной структуры и хозяйственных отношений».

    Таким образом, экономическая эволюция, по мнению ученого, привела к растущей дифференциации общества, которое базировалось теперь не на социальном происхождении людей, а на противоположности их хозяйственных интересов. Соответственно, «трудовые массы», приобретая все большую политическую силу и общественное значение, возвышаясь в своем культурном уровне, достаточно быстро осознали разницу между высокими идеями демократии и способами их реального осуществления, когда, пропагандируя в теории лозунги свободы человека и осуществив их в плоскости «формально-правовой», демократия не смогла обеспечить эту свободу в основной и наиболее важной для существования общества «социально-экономической сфере»22. А это, как писал Н. Сциборский, явилось причиной того, что «формально свободный гражданин превратился в раба новой − социально-экономической системы!».

   Предпосылками такого развития событий ученый считал внутренние дефекты самой демократии. Прежде всего, это признание народа единственным источником власти и его участие в управлении государственными делами через парламентские институции. Такую позицию Н. Сциборский объяснял тем, что многочисленные парламентские партии, группы и фракции очень часто используют власть для решения своих хозяйственных интересов, грубо игнорируя при этом интересы всей нации.

   Вместе с тем, отмечал ученый, в практике парламентаризма стало обычным явление, когда партии, чтобы получить голоса избирателей и, как следствие, прийти к власти, прибегают к разного рода «блокированиям, закулисным интригам, неморальным компромиссам, подкупам, коррупции» и другим средствам влияния на общественное мнение в желательном для себя направлении. Все это «искажает» принципы демократии и превращает провозглашенную ею «за святая святых» свободу слова и мысли в свободу «лжи и демагогии».

   Таким образом, по мнению Н. Сциборского, демократия сама по себе является «абсурдом», поскольку она создает легальные условия для прихода к власти политических сил, целью которых является разрушение как государства, так и самой демократии.

   Учитывая это, автор предлагал авторитаризм и тоталитаризм как альтернативу демократической форме государственного режима будущего независимого нациократического Украинского государства.

   Анализируя основные положения фашистской идеологии, Н. Сциборский одобрительно отнесся к отрицанию возможности участия в управлении государственными делами «толпы, механического собрания единиц, что само не знает собственных желаний и выгод», то есть народа.

    Зато, подобно Д. Донцову, он отстаивал идею передачи власти в руки «ведущего меньшинства», что в соответствии с его «Очерком проекта основных законов (Конституции) Украинского государства» должно было быть представлено «единственной формой политической организации общества − Организацией Украинских Националистов».

   Вместе с тем следует отметить, что в соответствии с конституционным проектом Н. Сциборского в Украинском государстве все же предусматривалось существование определенных форм представительской демократии. В свою очередь, ведущую роль в определении кандидатов в представительные органы власти должны были играть профессионально-сословные организации, которые объединяли представителей «продуцирующих социальных составляющих нации», то есть граждан, которые занимались социально полезным трудом.

   Особое место в своей политической концепции Н. Сциборский уделял вопросу национальной диктатуры. В то же время, в отличие от фашистской доктрины, которая признавала диктатуру единственной формой осуществления государственной власти, ученый отмечал, что в нациократическом государстве власть диктатора будет временной31. Такую позицию он объяснял тем, что «перманентная диктатура − это, собственно говоря, даже не форма нормального государственного строя. Вся история политики не знает примера, чтобы диктатуры − задерживаясь дольше, чем того требует целесообразность, что их порождает − являлись режимами созидающими. Напротив − они почти всегда влекли за собой катастрофы, которые надолго сдерживали дальнейшее общественное развитие».

    Но даже в условиях «постоянного государственного строя» ученый наделял Председателя Государства − Вождя Нации всей полнотой государственной власти, в том числе в исполнительной, законодательной и судебной сферах.

   Таким образом, согласно концепции Н. Сциборского, в Украинском государстве фактически должен был быть проигнорирован один из главных признаков демократической формы государственного режима − осуществление государственной власти на основании её деления на законодательную, исполнительную и судебную ветви.

   С целью укрепления украинской государственности автор «Нациократии» отрицал также любые проявления идеологического плюрализма, что предусматривало, с одной стороны, запрет партий и других политических организаций, за исключением Организации Украинских Националистов, а с другой − признание украинского национализма единственной государственной идеологией.

   Именно государственной идеологии должно было быть подчиненно сознание всех членов украинского общества, а реализация их свобод и достижение интересов ставились в прямую зависимость от воли Украинского государства.

   Вместе с тем нациократической модели Н. Сциборского были присущи и некоторые демократические принципы, например, Государственный Сейм и исполнительные органы местного самоуправления должны были формироваться путем выборов, основанных на принципах общего, равного, непосредственного и тайного избирательного права.

    Но в целом это не влияет на определение формы государственного режима согласно нациократической концепции Н. Сциборского как антидемократической, что вобрала в себя характерные черты ярчайших образцов тоталитаризма, существовавших в странах Европы в период между мировыми войнами. Можно полностью согласиться с мнением О. Зайцева о том, что нациократическое устройство, предложенное Н. Сциборским как альтернатива фашистской диктатуре, в случае его осуществления стало бы лишь модернизированным вариантом последней.

   Показательным в этом плане, считает ученый, является опыт коммунистического тоталитаризма, когда даже при существовании формально «свободных» выборов и широкого (на бумаге) местного самоуправления отсутствие реального идейно-политического плюрализма и многопартийности привели к ничем не ограниченной диктатуре.

   Таким образом, является очевидным то, что в период между мировыми войнами Д. Донцов и Н. Сциборский однозначно определились со своими убеждениями относительно будущего государственного режима независимой Украины. Критикуя в своих трудах основные положения демократии, они совершили попытку обосновать такую теорию государственного строительства, при которой реальная власть должна была находиться в руках инициативного националистически настроенного меньшинства, навязывающего свою волю всему украинскому народу. Лишь такие условия гарантировали, по глубокому убеждению Д. Донцова и Н. Сциборского, возможность стабильного развития Украинского государства, а главное − должны были обеспечить на века его независимость и непобедимость. Вместе с тем, в их теории не нашлось места гуманизму и человеколюбию, а любому гражданину будущего Украинского государства, независимо от его национальности и происхождения, была уготована роль практически бесправного «винтика» безжалостного государственного механизма.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика