Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ОСОБЕННОСТИ ТОЛКОВАНИЯ ЗАКОНОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВОСУДИЯ
Научные статьи
15.01.13 13:26


  
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Конституционное право
Манасян А. А.
ОСОБЕННОСТИ ТОЛКОВАНИЯ ЗАКОНОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВОСУДИЯ
В статье рассматривается вопрос разграничения юрисдикции между Конституционным Судом и обычными судами в сфере толкования законов. Представляя основные критерии по поводу указанной проблемы, Автор подчеркивает, что исходным из них является цель деятельности обсуждаемых органов, какое обстоятельство должно лежать в основе самоограничения указанных судебных инстанций. Автор также отмечает, что целесообразно сформировать единообразную практику принятия решений Конституционным Судом в случае возможности различных толкований нормы, применяя «принцип соответствующего Конституции толкования закона» и признавая норму противоречащей Конституции только в тех случаях, когда ее невозможно толковать в контексте конституционных требований.
  
  Регистрация доменов в более чем 180 зонах. Регистрация домена, вся подробная информация на сайте http://www.bestname.ua 
Практика признания оспариваемой нормы соответствующей Конституции в рамках правовых позиций, выраженных в постановлении Конституционного Суда, распространена в деятельности конституционных судов многих государств. Каждая из них имеет свои особенности, но для всех указанных судов общим является то, что представленное в постановлении толкование становится обязательным для всех иных государственных органов.

  В то же время, несмотря на вышесказанное, одним из существующих важнейших проблем в сфере взаимоотношений Конституционного Суда и иных судебных инстанций остается отсутствие общей позиции относительно того, какие судебные органы имеют полномочие по толкованию законов, являющихся объектами конституционного правосудия, и относительно вопроса разграничения юрисдикции в указанной сфере. С первого взгляда может показаться, что решение обсуждаемой проблемы однозначно, а именно, толкование законов дают только общие суды, а толкование Конституции – Конституционный Суд. Однако указанное решение, кажущееся бесспорным с теоретической точки зрения, становится трудно применяемым на практике, принимая во внимание в первую очередь особенности правового статуса, целей и задач Конституционного Суда.

   То, что Конституционный Суд не ограничен данным другими судами толкованием законов, является состоявшимся фактом в правосудной практике большинства государств3. В Республике Армения об этом свидетельствуют также действующие законодательные регулирования. В частности, согласно части 8 статьи 68 Закона РА «О Конституционном Суде»4 одним из видов принимаемых Конституционным Судом решений является решение о признании оспариваемого акта или его оспариваемого положения соответствующим Конституции в конституционно-правовом содержании, раскрытом постановлением Конституционного Суда. А согласно части 12 статьи 69 по делам, предусмотренным в указанной статье, в том случае, когда Конституционный Суд, раскрыв в резолютивной части постановления конституционно-правовое содержание положения закона, признал его соответствующим Конституции и одновременно нашел, что это положение применено в отношении него в ином толковании, вынесенный в отношении заявителя окончательный судебный акт подлежит пересмотру на основании нового обстоятельства в установленном законом порядке. В результате внесенных 26 октября 2011 года изменений подобные положения были предусмотрены также в Гражданском процессуальном и Уголовно-процессуальном кодексах РА5, согласно которым случаи, когда Конституционный Суд Республики Армения признал положение закона, примененного судом по данному гражданскому или уголовному делу, недействительным и противоречащим Конституции, или раскрыв в резолютивной части постановления конституционно-правовое содержание положения закона, признал его соответствующим Конституции и одновременно нашел, что это положение применено в отношении него в ином толковании, являются основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам6. Вышесказанное свидетельствует о том, что в ходе исполнения своих полномочий Конституционный Суд может раскрывать конституционно-правовое содержание оспариваемого положения закона. При этом, если согласно части 4 статьи 15 Судебного кодекса РА обоснования (в том числе толкование закона) судебного акта Кассационного Суда или Европейского суда по правам человека по делу, имеющему конкретные фактические обстоятельства, обязательны для суда при рассмотрении дела с аналогичными фактическими обстоятельствами, то же самое нельзя сказать о Конституционном Суде. Это связано с тем, что принятые Конституционным Судом постановления по существу дела, а следовательно, и раскрытое в них конституционно-правовое содержание положения закона, обязательны для всех государственных органов и органов местного самоуправления, их должностных лиц, а также физических и юридических лиц на всей территории Республики Армения. Обобщая вышесказанное, отметим, что в ходе исполнения своих полномочий Конституционный Суд РА может раскрывать конституционно-правовое содержание оспариваемого положения закона, при этом, указанная правовая позиция имеет обязательный характер.

    Следовательно, в данном случае основным вопросом является то, как необходимо разграничить юрисдикцию вышеуказанных судов в обсуждаемой сфере, и какую технику применить для достижения этой цели. В этом смысле следует отметить статью 92 Конституции РА7, согласно которой высшей судебной инстанцией Республики Армения, кроме вопросов конституционного правосудия, является Кассационный Суд, который призван обеспечивать единообразное применение закона, а в соответствии со статьей 93 конституционное правосудие в Республике Армения осуществляется Конституционным Судом. Вышесказанное свидетельствует о том, что Конституция уточнила миссию каждого из указанных судебных органов, предоставляя полномочие по обеспечению единообразного применения закона Кассационному Суду (как органу, осуществляющему правосудие), а полномочие по осуществлению конституционного правосудия – Конституционному Суду.

    Следовательно, мы считаем, что в условиях действующих конституционных регулирований решение представленной проблемы должно быть таким, чтобы каждый из судебных органов осуществлял функцию по толкованию законов в рамках предоставленных под его юрисдикцию сфер, исключительно с целью обеспечения исполнения своей миссии. Иначе говоря, исходным критерием, обусловливающим границу сферы толкования законов указанными судебными инстанциями, является лежащая в основе их деятельности цель. То есть, в одном случае, Кассационный Суд, давая толкование положения закона, преследует цель обеспечить единообразное применение закона, а в другом случае, Конституционный Суд, осуществляя данную функцию с целью обеспечения осуществления конституционного правосудия, решает какое обстоятельство должно лежать в основе самоограничения деятельности указанных судебных инстанций8. Подходя к проблеме толкования законов Конституционным Судом с данной точки зрения, мы приходим к заключению, что последний может осуществлять данную функцию с целью раскрытия конституционно-правового содержания закона или его соответствующих положений, а не с целью осуществления общего толкования закона.

   Еще одно обстоятельство, которое необходимо принять во внимание в указанном контексте, следующее: несмотря на то, что одной из задач Кассационного Суда является обеспечение единообразного применения закона, в рамках представленных конституционных регулирований речь не о своевольном документе, имеющем название «закон», а о конституционном законе. А закон, который возможно толковать в нескольких вариантах, может считаться конституционным только в том случае, когда воспринимается в контексте соответствующих конституционных требований. Это в свою очередь предполагает, что в вышеуказанных случаях применению подлежит признанное соответствующим Конституции толкование закона. В частности, в таком случае толкование, данное Конституционным Судом, задачей которого является осуществление конституционного правосудия, становится указание тех правовых границ, в рамках которых должна восприниматься и применяться данная правовая норма, и вне этих рамок, применяемая или толкуемая норма приведет к неконституционным последствиям. Следовательно, юрисдикция Конституционного Суда по толкованию законов ограничивается вышеуказанными рамками и не может осуществляться вне этих границ.

    В то же время необходимо принять во внимание и то, что вышесказанное относится к случаям наличия таких толкований, когда одно из них противоречит конституционным требованиям. Вместе с тем, в том случае, когда суды применяют соответствующее Конституции толкование нормы, с точки зрения разграничения юрисдикций неэффективно, чтобы Конституционный Суд толковал ее иным образом. Принимая вышесказанное во внимание, считаем, что в случаях, когда данное иными судебными инстанциями толкование нормы закона соответствует Конституции, целесообразно, чтобы Конституционный Суд применял данное толкование и раскрывал конституционно-правовое содержание последней иным образом только в тех случаях, когда существует противоречие между принятым восприятием нормы и конституционными требованиями.

    Следовательно, основные критерии относительно обсуждаемой проблемы, которые, по-нашему мнению, дадут возможность также обеспечить эффективное разграничение юрисдикций между разными судебными инстанциями, можно обобщенно представить следующим образом:
– исходным критерием, обусловливающим границу сферы толкования законов Конституционным Судом и иными судебными инстанциями, является цель их деятельности, какое обстоятельство должно лежать в основе самоограничения деятельности обсуждаемых органов,
– задачей Кассационного Суда является обеспечение единообразного применения конституционного закона, а не своевольного документа, имеющего название «закон», что предполагает такое толкование закона, которое соответствует конституционным требованиям,
– задачей органа, осуществляющего конституционное правосудие, является указание того, какое толкование закона соответствует Конституции, а какое нет, иначе говоря, тех правовых границ, в рамках которых должна восприниматься и применяться данная правовая норма, и вне рамок которых, применяемая или толкуемая норма приведет к неконституционным последствиям,
– Конституционный Суд может осуществлять данную функцию с целью раскрытия конституционно-правового содержания закона или его соответствующих положений, а не с целью дачи общего толкования закона,
– если возможно несколько толкований нормы закона, и данное судами толкование соответствует Конституции, с точки зрения разграничения юрисдикций целесообразно, чтобы Конституционный Суд применял данное толкование,
– если возможно несколько толкований нормы закона, и существует противоречие между принятым восприятием нормы и конституционными требованиями, целесообразно, чтобы орган, осуществляющий конституционное правосудие, раскрывая конституционно-правовое содержание последней, представил толкование, соответствующее Конституции,
– принимая во внимание изменения в законодательстве РА относительно видов принимаемых Конституционным Судом решений и оснований пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам и имея ввиду необходимость обеспечения принципа правовой предсказуемости, считаем, что целесообразно сформировать единообразную практику принятия решений Конституционным Судом в случае возможности разных толкований нормы, применяя «принцип соответствующего Конституции толкования закона» и признавая норму закона противоречащей Конституции только в тех случаях, когда ее невозможно толковать в контексте конституционных требований.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика