Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ОСОБЕННОСТИ ФРАНЦУЗСКОГО КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА: НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ ТРЕТЬЕЙ РЕСПУБЛИКИ
Научные статьи
15.01.13 13:29



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Конституционное право
Бочкарев С.В.
ОСОБЕННОСТИ ФРАНЦУЗСКОГО КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА: НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ ТРЕТЬЕЙ РЕСПУБЛИКИ
В статье рассматриваются особенности французского конституционализма последней четверти XIX в. Автор анализирует основные конституционно-правовые институты Третьей республики, их юридический и фактический статус.
  
Для многих покупка недвижимости в Одессе — это хорошее капиталовложение. В крупном городе квартиры, дома и офисы менее подвержены ценовым колебаниям. Недвижимость в одессе, вся подробная информация на сайте http://www.atlanta.ua  
Становление и утверждение конституционализма явилось одним из самых значимых событий всемирной истории цивилизации. Конституционализм – это многоаспектное понятие. Как справедливо отмечает В.Г. Графский «конституционализм есть нечто обдуманно учреждаемое в виде институтов и норм (благодаря замыслам, идеям или программному требованию определенного политического реформаторства, движения), либо учрежденное формально (т.е. уже закрепленное законодательно и организационно в виде институциональных учреждений и процедур) и функционирующее реально (пребывающее в постоянном целенаправленном и процедурно-выверенном варианте деятельности) в целях безопасности лиц и имуществ».1 Приоритетами конституционализма являются такие общечеловеческие ценности как: права, свободы человека и гражданина; народовластие; суверенитет; парламентаризм; политический плюрализм; многопартийность; разнообразие форм собственности и многие другие.2 Существенный вклад в формирование и развитие данных ценностей внес опыт французской государственности посредством разработки и создания политико-правовых концепций и идей, заложивших основы современного конституционализма.

   Научный анализ наиболее важных этапов эволюции конституционного права тех зарубежных стран, которые имеют длительную и содержательную историю конституционализма, играет большую роль в понимании эволюции правового государства, формы его правления, государственного устройства и политического режима; он также способствует уяснению особенностей политических систем конкретных стран. Поэтому изучение идей и сущности конституционализма в зарубежных странах и особенностей его истории является одной из важнейших задач современной историко-правовой науки. Для современной России конституционный опыт Франции как страны прочных правовых и демократических традиций имеет особое значение.

    Фактическое воплощение идеи конституционализма начинается со второй половины XVIII в. Связано это было с принятиями конституций в США, Франции и Польше и впоследствии рецепирование конституционных идей, в той или иной степени многими государствами.3 На континентальную Европу большее влияние оказали конституционные установления, заложенные во Франции в конце XVIII – начале XIX вв. Причем не было терминологического разграничения понятий «конституция» и «конституционализм».4 Примером может служить ст. 16 Декларации прав человека и гражданина 1789 г.: «Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет Конституции».

   Таким образом, конституционализм, для французских законодателей, это государственно-правовые институты, построенные по принципу разделения властей и права граждан, гарантированные конституцией. В тоже время, французский конституционализм Третьей республики вобрал в себя конституционные традиции, которые были сформированы, начиная с 1789 г.6 Именно в такой трактовке конституционализм после революции стал во Франции формой легитимации власти, как республиканской, так и монархической.
В этой связи французский конституционализм, сложившийся в последней четверти XIX в. представляет особый интерес.

  Система органов государственной власти Третьей республики, получившая закрепление в Конституции, создавалась под влиянием важных и своеобразных политических факторов. Это обусловило как своеобразие самих органических законов, составивших Конституцию, так и основных государственно-правовых институтов Третьей республики.

   Конституция 1875 г. состоит из трех законов конституционного характера: Закона «Об организации Сената» от 24 февраля 1875 г., Закона «Об организации государственных властей» от 25 февраля 1875 г. и Конституционного закона «О взаимоотношениях государственных властей» от 16 июля 1875 г.

  К этим Конституционным законам непосредственно примыкают еще два органических закона: «О выборах в Сенат» и «О выборах в Палату депутатов», принятые Национальным собранием 2 августа и 30 ноября 1875 г. соответственно.

   Конституция Третьей республики – это результат длительной борьбы в Национальном собрании между сторонниками республиканской формы правления и монархистами у которых был различный подход к конституционализму. Это привело к тому, что в Конституции соединились различные подходы к организации государственной власти во Франции. Вынужденные принять республиканскую форму правления, монархисты стремились, однако, чтобы ее институты были как можно ближе к учреждениям монархического строя. В результате в Конституции оказались зафиксированы институты, свойственные конституционным монархиям XIX века (например, коллективная ответственность министров перед парламентом). В этой связи, можно согласиться с характеристикой Основного закона Третьей республики, данной А. Лебоном, бывшим министром колоний: «Эта Конституция чрезвычайно далека от совершенства... Но она самая эластичная и компромиссная из всех конституций, которые знала Франция с 1789 г. ... Будучи детищем монархического собрания.., она не является продуктом какой-либо доктрины, а главные органы власти, установленные ею, заимствованные из опыта различных эпох и режимов, и предназначены для того, чтобы служить взаимными противовесами».

  В Конституционных законах Третьей республики отразились также, иногда противоречащие друг другу, взгляды известных государственных и политических деятелей той эпохи герцога В. де Брольи, Э. Лабуле и Л.-А. Прево-Парадоля и, как следствие, произошло рецепирование в республике тех учреждений и институтов государственного права, которые характерны для дуалистической монархии, однако сами эти государственно-правовые институты оказались индифферентны к форме правления. Это обстоятельство позволяло современникам утверждать, что была создана «республика слишком монархическая для республиканцев и слишком республиканская для монархистов».

  Третья республика была конституционно оформлена в 1875 г. как парламентская республика с отдельными элементами Президентской.

   Некоторые исследователи считают, что во Франции уже с принятием Конституционных законов 1875 г. установилась парламентская республика.

    Однако, только с середины 1880-х гг., когда изменился фактический и юридический статус указанных органов власти, можно говорить о парламентской республике во Франции. Отметим следующие характерные черты такой организации власти:
– двухпалатная система, существовавшая при неизменной структуре парламента (Палата депутатов, избираемая на основе прямых выборов, и Сенат, формирующийся путем косвенного голосования);
– дуализм исполнительной власти между Президентом республики и правительством;
– особый характер отношений между правительством и парламентом, определявшийся политической ответственностью Совета министров, которая приводила, по причине многопар-тийности, к крайней нестабильности министерств и кабинета в целом.

   В то же время, Конституционные законы 1875 г. содержат ряд формально-юридических особенностей, обусловленных, главным образом, условиями политического компромисса между республиканцами и монархистами. Отметим одну из них, которая непосредственно затрагивает проблематику французского конституционализма XIX в.

    Конституционные законы 1875 г. не провозглашали ни принципов конституционного строя, ни традиционных прав и свобод. В Конституции вообще отсутствуют декларативные заявления принципиального характера.

    В истории Франции было всего две Конституции в которых ничего не сказано о правах и свободах: Конституционные законы 1875 г. и Конституция Пятой республики. Причем если преамбула Конституции 1958 г. отсылает к преамбуле Конституции 1946 г., то в Конституционных законах 1875 г. этого нет.

    Для законодателей 1875 г. наиболее важной проблемой было закрепление определенной формы правления. В данных условиях в Конституционные законы включили лишь то, что было абсолютно необходимо для обеспечения функционирования государственного управления. Однако это не означает, что Национальное собрание отвергало основные положения Декларации 1789 г. На заседании парламента 1 февраля 1875 г. депутат А. Валлон заявил: «Мы (Национальное собрание. – С.Б.) установили ряд конституционных положений, не задаваясь мыслью о формулировании философских деклараций. Наши принципы известны. Это – принципы 1789 г.».11 Здесь можно отметить определенную тенденцию, прослеживающуюся на протяжении XIX в.: все меньшее декларирование прав и свобод (за исключением Конституции 1848 г.).

    Однако в дальнейшем, в конце XIX – начале XX вв., французские законодатели приняли ряд законов, содержавших нормы о правах и свободах (например, закон о свободе собраний 1881 г., закон о свободе печати 1881 г., закон о свободе ассоциаций 1901 г. и т. д.). Эти и ряд других законов признаются Конституционным советом Пятой республики в качестве конституционных и в настоящее время.

    Наиболее важным конституционно-правовым институтом являлся Парламент, поскольку Третья республика была конституционно оформлена как парламентская республика с наличием отдельных элементов Президентской. Согласно Конституционным законам, Парламент состоял из двух палат: Сената и Палаты депутатов.

   Законодательная власть в республике – представительная. Именно на основе выборов народ передает власть своим представителям и уполномочивает представительные органы осуществлять государственную власть. В этом смысле парламент Третьей республики являлся представительным органом власти, по нескольким основополагающим признакам.

   Во-первых, избранные депутаты и сенаторы были независимы от избирателей. Согласно статье 13 Органического закона от 30 ноября 1875 г.: «Всякий императивный мандат ничтожен и недействителен».12 Таким образом, на основании данной статьи можно говорить о национальном представительстве как конституционно-правовом принципе, поскольку у депутатов отсутствовала юридическая обязанность выполнять наказы своих избирателей.

   Во-вторых, парламентарии избирались на определенный срок и не могли быть отозваны избирателями. Так депутаты нижней палаты избирались на четырехлетний срок (статья 15 органического закона от 30 ноября 1875 г.),13 а сенаторы от департаментов и колоний избирались на девятилетний срок. К тому же, сенаторы не могли быть отозваны населением (статья 6 и 7 Конституционного закона от 24 февраля 1875 г.).

   В-третьих, члены Национального собрания представляли всю страну в целом.

    В-четвертых, согласно статья 1 Конституционного закона от 25 февраля 1875 г.: «Законодательная власть осуществляется двумя собраниями: Палатой депутатов и Сенатом».16 Таким образом, только избранные представители могли принимать окончательное решение по вопросам законодательства. Следовательно, процедура референдума не была конституционно закреплена. Некоторые исследователи Третьей республики, в этой связи, обращали особое внимание на то, что сами Конституционные законы 1875 г. не были вынесены на референдум,17 хотя это нарушало, в определенной степени, конституционную традицию Франции.18 Объяснялось это тем, что Национальное собрание сделало этого в силу суверенитета, который оно признало за собой. Как отмечал Ш.Сеньобос: «Избиратели имеют только право быть представленными в палате, обладающей... законодательной власти. Народ не имеет никакой учредительной власти, не имеет ее даже под номинальной формой плебисцита: ему не представляют для поправок ни конституционных законов, ни дополнений к ним... Республика 1875 г. является чисто представительным режимом; суверенным оказывается только Национальное собрание».

    Одним из составляющих элементов идеи конституционализма является принцип разделения властей. Несмотря на то, что в первые годы существования Третьей республики, по мнению М. Тропе, «формировалась современная концепция разделения властей»,20 сами Конституционные законы 1875 г. и система органов государственной власти, установленная ими, нарушала данный принцип. Так, оценка правомочности выборов согласно статья 10 Конституционного закона от 16 июля 1875 г. не принадлежит суду: «Каждая из палат сама решает вопрос о праве ее членов быть депутатами или сенаторами и о правильности их избрания».21 Таким образом, Сенат и Палата депутатов сами принимают решения по поводу законности выборов своих членов.

   Стоит отметить, что полномочия верхней Палаты французского Парламента распространялись отчасти на судебную и исполнительную власть.

  Во-первых, Палата депутатов могла быть распущена по предложению Президента республики лишь с согласия Сената. Сам же Сенат роспуску не подлежал (статья 5 Закона от 25 февраля 1875 г.).22 Такое ограничение права исполнительной власти распускать представительное собрание в республиканской Конституции Франции появилось впервые именно в 1875 г.

   Во-вторых, Сенат в качестве Верховного Суда разбирал дела по обвинению Президента республики в государственной измене. Он также разбирал факультативно дела по обвинению министров в совершении ими должностных преступлений. Причем, в этих случаях Палата депутатов возбуждала обвинение.

   Такие полномочия Сената вполне естественны, поскольку депутаты Национального собрания, вотировавшие в 1875 г. Конституцию, надеялись сделать из Сената «опору режима»23 в надежде в будущем восстановить монархическую форм управления. Однако, заметной чертой парламентаризма во Франции последней четверти XIX в. являлось преобладающее влияние Палаты депутатов на всю политическую жизнь страны при относительной малоактивности Сената. Действительно, те исключительные полномочия, которые получил Сенат по Конституции, были почти не использованы.

   Особое место в государственном механизме Третьей республики принадлежало исполнительной власти.

   Главой государства являлся Президент республики. Следует отметить, что формально-юридический статус Президента республики изменился после принятия Конституционных законов 1875 г. В 1871–1875 гг. Президент республики являлся фактически главой исполнительной власти. Он формировал правительство, был его председателем, направлял его деятельность. Сфера непосредственного воздействия Президента на Национальное собрание была чрезвычайно мала: он обладал только правом суспенсивного вето на решения Национального собрания (Закон от 13 марта 1873 г.).24 В тоже время, в тексте Конституционных законов нашли закрепление некоторые положения из ранее принятых законов.

  Парламент Франции непосредственно избирает Президента, что является одной из характерных черт парламентской республики.

    Президенту республики были предоставлены права, по своему объему формально почти не уступающие правам монарха. Монархисты, обладая большинством в Национальном собрании, были убежденными сторонниками сильной Президентской власти. С помощью Президента они надеялись реставрировать монархию во Франции, «создав… монархию без короля».26 Л. Блан, выступая на заседании Национального собрания 21 июля 1875 г., говорил: «Мы имеем дело с настоящим королем, помимо лишь наследственной власти, что с практической точки зрения не представляет большого значения».27 Однако обширные права не соответствовали действительному положению, которое занимал Президент в системе органов государственной власти Третьей республики.

   Во-первых, сами Конституционные законы, во многом, затрудняли Президенту исполнение властных полномочий.

   Во-вторых, Президент являлся лишь главой государства, но не главой правительства и зависел от воли парламентариев, которые его избирали.

   В-третьих, после принятия Конституционных законов произошла определенная эволюция института Президента, постепенно снижалась его роль и значение в политической жизни страны.

  Итак, Президент Третьей республики наделялся по Конституции обширными полномочиями, которые частично перешли из законов, принятых Национальным собранием в 1871–1874 гг. Однако, институт Президента имеет и более глубокие корни. Сюда следует отнести определенное влияние Конституции 1848 г., всей конституционной истории Франции. Несомненно, также, что некоторые особенности правового положения Президента имеют сходство с конституционными монархиями. Однако, в период с 1877 г. и до 1884 г. Президент де-факто постепенно терял свои полномочия, причем этот процесс не сказывался на содержании Конституции. В конечном итоге, к середине 1880-х гг. должность Президента стала, скорее, «почетной и представительской».29 Как образно сказал Р. Пуанкаре, став Президентом, Конституционные законы 1875 г. могут быть выражены в двух статьях: «Статья первая – Президент имеет все права, статья вторая – Президент не пользуется ни одним из своих прав без разрешения правительства».

   После конституционной реформы 1884 г. институт Президента окончательно приобрел тот статус, который был характерен для всей последующей истории Третьей республики. Сложилась практика, когда Президент лишь формально осуществлял свои права. Также установилось правило, в силу которого Президент не должен претендовать на переизбрание.

  Более того, начиная с 1884 г., во Франции реставрация монархии стала невозможной конституционным путем: «Республиканская форма правления не может служить предметом предложений о пересмотре» (статья 2 Закона от 14 августа 1884 г.).32 Конституирование Третьей республики во Франции завершилось.
Следует отметить, что Конституция содержала лишь отдельные фрагментарные положения, касающиеся деятельности правительства, хотя министры играли существенную роль во французской конституционной системе.

   Министры назначались декретами Президента республики. Причем, о праве Президента назначать членов кабинета не упоминала ни одна статья конституционных законов 1875 г. Молчание основного закона на этот счет можно объяснить тем, что, во-первых, данное право Президента уже осуществлялось в момент, когда принималась Конституция; во-вторых, это право косвенно вытекает из статьи 3 Закона от 25 февраля 1875 г. Согласно которой Президент производит назначения на все военные и гражданские должности. Отсюда следует, что глава государства и назначал, и отзывал всех министров.

   Совет министров был предусмотрен Конституцией, но он упоминается лишь вскользь, в статье 4 Закона от 25 февраля 1875 г., где указывалось, что: «По мере открытия вакансий, после провозглашения настоящего закона, Президент республики назначает в совет министров штатных членов Государственного совета».33 Однако в Основных законах Третьей республики не было установлено правил, регламентирующих состав и деятельность Совета министров. До начала XX в. число министров устанавливалось Президентом, причем, сам глава государства определял разделение функций и обязанностей между министрами.

  Главой французского правительства являлся председатель Совета министров, но Конституция не определила его функций и задач.

    Характерной особенностью парламентского режима Третьей республики являлось то об-стоятельство, что парламент, не ограничиваясь законодательной ролью, осуществлял также и контроль над министрами. Общее руководство делами принадлежало Совету министров, но в случае, если правительство получало вотум недоверия от депутатов, то оно должно было уйти в отставку (статья 6 Закона от 25 февраля 1875 г. устанавливала коллегиальную ответственность министров перед Парламентом).34 Для Третьей республики характерны частые отставки Совета министров. За период с 1877 по 1879 гг. максимальный срок пребывания у власти Совета министров не превышал четырнадцати месяцев,35 а средняя продолжительность «жизни» в период с 1876 по 1914 гг. – чуть более девяти месяцев.

  Итак, французские законодатели 1875 г., с формальной точки зрения, отступили от понятия конституционализма, заложенного в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.: конституционно-правовые институты, не были построены по принципу разделения властей, а права граждан и их соблюдение, не только не гарантировалось конституцией, но даже не нашли своего конституционного закрепления. Однако это «отступление» придало французскому конституционализму Третьей республики свои своеобразные черты.

   Конституция Третьей республики отличается от других французских конституций, как по форме, так и по содержанию. Конституционные законы отразили определенный компромисс в борьбе республиканцев и монархистов по поводу формы правления во Франции. Это обстоятельство обусловило как формально-юридические особенности Конституции, так и правовой статус высших органов государственной власти.

    Третья республика была конституционно оформлена в 1875 г. как парламентская республика с отдельными элементами президентской. Однако практика государственно-правового строительства Третьей республики оказалась во многих отношениях довольно далекой от конституционных установлений. В ходе практической реализации Конституции парламент, главным образом Палата депутатов, стал играть главенствующую роль в системе органов государственной власти. Палата депутатов, избираемая всеобщим голосованием, формировала из своего состава правительство и оказывала непосредственное влияние на Совет министров. Также институт Президента претерпел существенные изменения в конце 1870-х – 1880-х гг. Президент республики de facto постепенно терял свои полномочия. Напротив, реальная роль Совета министров возросла. Причем, эти процессы не сказывались на содержании Конституции. В 1884 г., когда республиканцы завоевали парламентское большинство, принимается ряд конституционных поправок, которые завершили процесс конституирования Третьей республики во Франции. Таким образом, Во Франции установилась парламентская республика после изменение юридического и фактического статуса высших органов государственной власти.


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика