Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ БОРЬБЫ С ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ
Научные статьи
16.01.13 11:24



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Государственное регулирование
Ищенко Н. С.
ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ                                             
В данной статье коррупция рассматривается как одна из глобальных проблем человечества. Основной угрозой, исходящей от нее является подрыв принципов государственного управления, равенства всех перед законом и социальной справедливости. Приводятся алгоритмы повышения эффективности борьбы с коррупцией.
  

 

Коррупция в современных условиях представляет собой страшную криминальную паутину, опутавшую практически весь земной шар. Она является одной из актуальных глобальных проблем человечества. Полностью изжить ее не удалось ни одной из стран мира. Основная угроза, исходящая от нее, состоит в подрыве принципов государственного управления, равенства всех перед законом и социальной справедливости.

   Более 10 лет на законодательном уровне в Республике Беларусь реализуется система по борьбе с коррупцией, в то время как, например, Российская Федерация лишь в 2008 г. приступила к разработке соответствующей программы. Мировой опыт демонстрирует, что коррупция активно процветает, когда государство испытывает серьезные трудности в развитии либо находится в стадии модернизации и переходит к новым способам управления экономикой и иными важнейшими сферами жизнедеятельности.

   Формирование белорусского правового государства (и иных постсоветских государств) происходит в сложных условиях, связанных с радикальными изменениями экономических, политических, социальных основ жизни общества. Недостаточная развитость институтов гражданского общества, с одной стороны, существенным образом затрудняет процесс построения новых отношений между государством и обществом, а с другой стороны, – возлагает особую ответственность на государственные структуры, призванные, обеспечивая стабильность общественного развития, способствовать становлению нового типа отношений между государством и личностью. В подобных условиях качество работы, профессионализм и законность деятельности государственных чиновников становятся одним из условий эффективности проводимых в стране реформ.

   Поэтому не случайно на состоявшемся 13 ноября 2008 г. совещании по вопросам эффективности принимаемых мер по борьбе с коррупцией Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко заявил: «Базовый принцип нашей политики – государство для народа. И ради достижения этой цели я не отступлю от решительной борьбы с коррупцией – ржавчиной, способной втянуть страну в пропасть экономических и социально-политических потрясений».

   Государству сегодня адресованы основные общественные запросы: обеспечить гарантии гражданских прав и справедливость, снизить уровень насилия и социального неравенства, навести порядок во всех сферах. На постсоветском пространстве имеют место две существенные проблемы – низкая эффективность государственной власти и коррупция. Без качественного современного госуправления, без высокой персональной ответственности тех, кто этим занимается, решить эти задачи, стоящие перед обществом и государством, невозможно.

   Несмотря на проводимые реформы в сфере государственного управления, законодательства, развития гражданского общества и предпринимательства, коррупция на постсоветском пространстве остается серьёзной проблемой. С ней сталкиваются не только граждане государств, но и представители международных организаций и бизнес-компаний. Коррупция в правительственных кругах обосновывается, регулируется определенными связями. Она заменяет содержание норм законов и правил, формирует общественное мнение, устойчивую общественную психологию. И если для общественной массы оправдание взяточничества – это стремление обеспечить себе нормальное проживание, то для ряда чиновников это желание лично обогатиться в кратчайший отрезок времени. Большой вред народу и государству, не говоря об антигосударственном характере коррупции, наносит изъятие из официального государственного оборота большой массы средств и поступление в коррупционный оборот. В конечном итоге проигрывают все, кроме государственных чиновников и близких (по родству или по иным основаниям) к ним предпринимателей. Несмотря на то, что все проигрывают, финансовые вливания и производственный оборот растут. Относительно государственных финансовых средств, то здесь видимого роста не наблюдается. Это приводит к тому, что как в частном секторе, так и в государственном зарплата не увеличивается, создаётся застой в значимых сферах – в системе социальной защиты, обеспечения и страхования, образования и здравоохранения, ставятся искусственные препятствия на пути развития бизнеса и производства, культуры и социальных инфраструктур. Анализ состояния преступности показывает, что коррупционным проявлениям подвержены в той или иной степени практически все отрасли и сферы деятельности.

   Различные коррупционные проявления постоянно привлекают внимание научной общественности. Вопросам их выявления и пресечения квалификации данного преступления, изучению его детерминант и определению возможных мер профилактики посвятила свои исследования целая плеяда видных юристов: В.А. Ананич, Р. М. Асланов, А.А. Аслаханов, А.В. Барков, И.И. Басецкий, В.В. Бачила, В.И. Берестень, Б.В. Бойцов, Г.Е. Быстров, Г.А. Василевич, Б.В. Волженкин, А.А. Головко, П.И. Гришаев, А.Е. Гучок, А.И. Долгова, А.В. Дулов, В.Ф. Ермолович, А.А. Жижиленко, Б.В. Здравомыслов, Г.А. Зорин, А.К. Квициния, В.М. Корякин, Н. Ф. Кузнецова, А.В. Куликов, М.Д. Лысов, В.И. Попов, Н.И. Порубов, А.С. Рубис, Э.А. Саркисова, А. Я. Светлов, В.М. Хомич, В.П. Шиенок и др. В них содержится ценный материал, составляющий фундамент современного учения о коррупционных проявлениях, положенный в основу законодательных решений о борьбе с ним. Вместе с тем, последовательное развитие социально-правовой ситуации, изменения в системе управления, обновление национального служебного и уголовного законодательства, формирование новой идеологии, усложнение криминальной ситуации в стране существенным образом модифицируют коррупцию как социальное явление и требуют обращения к проблемам его предупреждения вновь.

   Особая значимость существующей проблемы в сфере коррупционных правонарушений прослеживается в пристальном, неослабевающем внимании правоохранительных органов, проявляемая в проводимых ею мероприятиях. Особо следовало бы подчеркнуть роль органов прокуратуры в данной сфере, которые в соответствии с законодательством Беларуси являются координаторами работы правоохранительных органов в данной сфере. Так, лишь за текущий год правоохранительными органами и на международном, и на республиканском, и на региональном уровнях провели 17 важных (в т.ч. и выездных) мероприятий1, красной нитью которых являлась тема повышения эффективности деятельности органов прокуратуры Республики Беларусь по выявлению коррупционных преступлений. Так, в Генеральной прокуратуре Республики Беларусь 28.03.2012 состоялось одиннадцатое заседание республиканского координационного совещания по борьбе с преступностью и коррупцией, на котором рассмотрены ход выполнения в 2011 году положений Государственной программы по борьбе с преступностью и коррупцией на 2010–2012 годы, утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 23.09.2010 № 485, и дополнительные меры по противодействию преступности и коррупции. Участники – члены республиканского координационного совещания по борьбе с преступностью и коррупцией, представители республиканских государственных органов. Было отмечено, что во исполнение положений Государственной программы по борьбе с преступностью и коррупцией на 2010–2012 годы государственными органами в 2011 году осуществлен комплекс организационно-правовых и организационно-практических мероприятий по противодействию коррупционным преступлениям. В результате скоординированной и системной работы правоохранительных и иных государственных органов количество зарегистрированных в 2011 году преступлений сократилось на 6,3% (с 140 920 до 132 052). Уменьшилось число особо тяжких (на 22,9%), тяжких (на 7%) и менее тяжких преступлений (на 5,2%), убийств и покушений на убийство (на 9,7%), преступлений, связанных с умышленным причинением тяжких телесных повреждений (на 11,9%), разбоев (на 31,1%), грабежей (на 22%), изнасилований (на 20,1%), хулиганств (на 22,9%), вымогательств (на 29,6%), мошенничеств (на 15,1%), краж из жилищ (на 8%). По оконченным расследованием уголовным делам количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снизилось на 18,6 %, преступлений, совершенных группой лиц, – на 15 %. Вместе с тем на фоне общей положительной динамики имеется ряд неблагоприятно влияющих на обеспечение противодействия преступности и коррупции упущений в организации системы профилактики. По мнению членов республиканского координационного совещания по борьбе с преступностью и коррупцией, актуальны проблемы снижения уровня алкоголизации населения и обеспечения правопорядка в общественных местах. Продолжает оставаться сложной ситуация, связанная с рецидивной преступностью, одной из причин которой является незанятость общественно полезным трудом лиц, освободившихся из мест лишения свободы, лечебно-трудовых профилакториев, а также отбывающих наказание, не связанное с лишением свободы. В прошлом году неработающими, ранее судимыми лицами совершено 72,4% от общего числа оконченных расследованием преступлений данного вида. Уделено внимание вопросу профилактики семейного насилия, в том числе необходимости его своевременного выявления и пресечения. Отмечено, что в 2011 году в состоянии алкогольного опьянения совершено почти 27 тыс. преступлений, в том числе 83,7% убийств и 81% – преступлений, связанных с умышленным причинением тяжких телесных повреждений. Подчеркнуто, что осуществленные в минувшем году комплексные мероприятия антикоррупционного характера позволили усилить профилактическую составляющую борьбы с коррупцией. Анализ коррупционной преступности свидетельствует о сохраняющейся тенденции снижения количества регистрируемых преступлений названной категории. Всеми правоохранительными органами в 2011 году выявлено 2 416 коррупционных преступлений, что на 5,6% меньше, чем в 2010 году (2 559). Снижение уровня выявляемости коррупционных преступлений зафиксировано со стороны всех правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с коррупцией. Всего выявлено 1 322 (в 2010 году – 1 323) факта взяточничества, 863 (861) – хищения путем злоупотребления служебными полномочиями, 141 (270) – злоупотребления властью или служебными полномочиями, 40 (64) – превышения власти или служебных полномочий. Существенно сократилось количество выявленных наиболее опасных коррупционных преступлений – получение взяток. В 2011 году по оконченным производством делам установлен материальный ущерб в сумме 38 348 млн. руб-лей, что на 3 842 млн. рублей меньше, чем в 2010 году (42 190 млн. рублей). Возмещен материальный ущерб на сумму 15 847 млн. рублей (14 130 млн. рублей). При этом в прошлом году приняты меры по возмещению ущерба на сумму 36 021 млн. рублей, в 2010 году – на 21 367 млн. рублей. Констатировали, что работу по организации борьбы с коррупцией необходимо строить на основе глубокого анализа криминогенных факторов. В целях действенного влияния на пресечение коррупционных проявлений, исправления сложившейся ситуации следует вырабатывать комплекс эффективных организационно-практических мер. Требует усиления контроль за доходами (оптимальнее, представляется, добавить еще и контроль за расходами2) предлагает государственных служащих, а также должностных лиц некоторых категорий, перечень которых установлен законодательством. Необходимо сконцентрировать усилия правоохранительных органов на выявлении системных проявлений коррупции в экономической и управленческой деятельности, выработать и реализовать адекватные и действенные меры по противодействию негативным тенденциям в характере и структуре коррупционной преступности. Кроме того, следует продолжить работу по оптимизации перечня коррупционных преступлений и внедрить новые формы статистической отчетности о коррупционной преступности. Для повышения результативности борьбы с коррупцией нужно усилить взаимодействие с институтами гражданского общества, в том числе посредством правового просвещения граждан, проведения социологических опросов, привлечения представителей общественности к работе специальных общественных структур при государственных органах. Особое внимание следует обратить на повышение эффективности и уровня взаимодействия между органами, осуществляющими борьбу с коррупцией, и иными государственными органами и организациями по предупреждению, пресечению и выявлению коррупционных преступлений. По итогам работы координационным совещанием было принято решение, направленное на дальнейшее выполнение Государственной программы по борьбе с преступностью и коррупцией на 2010–2012 годы.

   Международная неправительственная организация Transparency International (ТИ) представила Индекс восприятия коррупции (ИВК) за 2011 год (Corruption Perceptions Index 2011)3. Представляются заслуживающими внимания определенные положения данного доклада. ИВК – это сводный индикатор, рассчитываемый на основе данных, полученных из 17 экспертных источников, предоставленных 13 организациями, включая Всемирный экономический форум (World Economic Forum), Всемирный Банк (World Bank), Азиатский банк развития (Asian Development Bank), Африканский банк развития (African Development Bank), Фонд Бертельсманна (Bertelsmann Foundation), Economist Intelligence Unit, Freedom House, Global Insight, Political Risk Services, World Justice Project, International Institute for Management Development, Political and Economic Risk Consultancy. Все источники измеряют общую степень распространенности коррупции (частотность и/или объем взяток) в государственном и политическом секторах и включают оценку множества стран. Источники оценивают уровень восприятия коррупции экспертами, как живущими в конкретной стране, так и зарубежными, и представляют собой набор опросов предпринимателей, аналитиков по оценке коммерческих рисков и специалистов по конкретным странам из различных международных организаций. ИВК 2011 года охватывает 183 государства и основан на данных из источников за два последние года. ИВК ранжирует страны и территории по шкале от 0 (самый высокий уровень коррупции) до 10 (самый низкий уровень коррупции) на основе восприятия уровня коррумпированности государственного сектора. В итоговом рейтинге, наряду с количеством баллов и рангом страны, приводятся также число источников, разница между наиболее высокими/низкими значениями индикаторов для каждой страны на основе соответствующих источников, величина стандартного отклонения и доверительный интервал по каждой стране, который позволяет сделать выводы о точности результатов Индекса для каждой страны.

    Согласно данным ИВК восприятия коррупции ТИ за 2011 год, коррупция по-прежнему остается одной из основных проблем во многих государствах мира. Данные исследования показывают, что правительства некоторых стран не в состоянии защитить своих граждан от коррупции, будь то злоупотребления в области государственных ресурсов, взяточничество или принятие решений без ведома общественности. Идущие по всему миру акции протеста, под знаком которых прошел 2011 год, показывают возмущение коррупцией в политике и государственном секторе. Во многих случаях они спровоцированы коррупцией и экономической нестабильностью, что ясно показывает – граждане считают, что руководители и общественные институты их государств в недостаточной мере прозрачны и подотчетны, указывают авторы исследования. Две трети стран, включенных в рейтинг, набрали менее чем по 5 баллов. Большинство стран, в которых развернулись события «Арабской весны», занимают позиции в нижней части ИВК с показателями ниже 4 баллов. Еще до этих событий специальный доклад TИ, посвященный данному региону, предупреждал о том, что даже наличие антикоррупционных законов лишь в малой степени сдерживает непотизм, взяточничество и раздачу должностей – настолько глубоко укоренились такие явления в повседневной жизни этих государств. Страны Еврозоны, страдающие от долговых кризисов, отчасти обязаны этим неспособности государственной власти справиться с взяточничеством и уклонением от уплаты налогов, ключевыми факторами, стоящими за кризисами такого рода, и показали худшие результаты среди государств-членов Европейского Союза. Россия в 2011 году по уровню восприятия коррупции оказалась на 143 месте из 183 возможных с индексом 2,4 балла. Свое место она разделила с Азербайджаном, Беларусью, Мавританией, Нигерией, Того, Угандой. Если сравнивать нынешний показатель России в 2011 году с данными 2010 года (2,1 балла, 154 место из 178) можно отметить небольшую позитивную динамику (тогда как Беларусь ухудшила свое положение). Данные изменения объясняются принятием Россией комплекса антикоррупционного законодательства, определяющего основные правовые параметры предотвращения коррупции в публичном секторе и вводящего, в том числе, ответственность за дачу взятки публичным должностным лицам иностранных государств, что позволило заявить о готовности Российской Федерации присоединиться к Конвенции ОЭСР по борьбе с взяточничеством.

   Обратимся к официальной статистике4. В 2004 г. было зафиксировано 4542 преступления, связанных с коррупцией, в 2007 – 3082, 2008 – 2735, 2009 – 3366, 2010 – 3637, 2011 – 2416, за первые пять месяцев текущего года в Республике Беларусь было зафиксировано 1011. Этот показатель на 26,1% ниже, чем показатель аналогичного периода прошлого года. Однако реальной картины в данной сфере эти цифры не дают. По мнению экспертов5 Исследовательского центра (независимый аналитический центр, работающий в сфере экономических и социальных исследований с 1999 г.) Института приватизации и менеджмента (ИПМ) –белорусский бизнес уже многие годы ощущает на себе неравенство условий хозяйствования, но усугубление произошло в момент прошлогоднего кризиса, связанного с валютным перекосом. По причине множественности курсов арендаторы устанавливали разную арендную плату. Данное исследование было подготовлено на основе опроса 400 представителей малого и среднего бизнеса. В этом году в исследование был включен пункт об «авторстве» коррупции, то есть респондентов спрашивали, кто же чаще всего является инициатором коррупционных проявлений. Выяснилось, что в большинстве случаев (более 50%) инициатором коррупционных действий являются представители власти. И лишь 18,2% респондентов признались, что инициатива исходила от них самих. Также отмечена следующая корреляция: чем больше компания, тем чаще инициатива коррупционных действий принадлежит самим хозяйствующим субъектам. Так, если по мнению респондентов-представителей малого бизнеса в 12,8% случаев они сами являются инициаторами дачи взятки и в 56% случаев с них ее требуют представители органов власти, то представители бизнеса, где работает более 200 человек, признались, что в 36,5% случаев сами предлагали взятку для ускорения решения вопроса, а в 42,3% случаев им предлагали «оплатить» услуги представителей органов власти. Эксперты объясняют такую закономерность тем, что основной задачей малого бизнеса является сохранение существующих условий для ведения их бизнеса, в то время как крупный бизнес платит за изменение условий в лучшую для них сторону6. Более половины представителей белорусских малых и средних предприятий придерживаются мнения, что меры, предпринятые на государственном уровне по улучшению ситуации с коррупцией в стране, не привели в 2011 году к значительным изменениям. Почти 60% респондентов заявили, что ситуация в 2011 году не изменилась, что практически соответствует результатам 2010 года. Более того, если в 2010 году ухудшение коррупционной ситуации в стране констатировали всего 9,6% опрошенных, то в 2011 году этот показатель вырос уже до 14,8%. Одновременно с этим несколько уменьшилось и количество тех, кто свидетельствовал об улучшении ситуации – с 29,7% в 2010 году до 25,5% в 2011-м. По мнению экспертов, коррупционная обстановка в стране не меняется в лучшую сторону по той причине, что необходимые шаги в сторону либерализации экономики не предпринимаются. Действие контролирующих органов направлено на суровое наказание выявленных коррупционеров. Одновременно с этим принимаются административные меры устрашающего характера, призванные предотвратить коррупционные преступления. Однако перечисленные шаги не устраняют первопричины, из-за которых, собственно, коррупционные действия и происходят. Причины коррупции разнятся в зависимости от сферы ее совершения, поэтому необходимо изучать отраслевые особенности коррупционных явлений. Эксперты обращают внимание, что коррупция возникает зачастую потому, что иного решения вопроса люди не видят. Необходимо выявление причины появления фактов коррупции в той или иной сфере и последующая либерализация и дебюрократизация соответствующих процедур. Дают ведь взятки не потому, что хотят дать, а потому, что иного пути решения вопроса не видят, – подчеркивают они. Для того чтобы устранить основания для совершения коррупционных действий, необходимо, как уже отмечалось выше, детально изучить всю специфику коррупции в отдельных отраслях и там же на корню устранять первопричины. Только таким образом коррупция может быть минимизирована/побеждена, а до тех пор у нее постоянно, как у сказочного змей-Горыныча после отрубания головы будет вырастать очередная голова.

   Законодательная база для борьбы с коррупцией в Республике Беларусь (и в ряде постсоветских государств, в том числе в России, на Украине и т. д.) пока недостаточно эффективна, она не позволяет в полной мере бороться с этим явлением. Законопроекты, которые направлены на борьбу с коррупцией, очень трудно проходят через парламент. Парламент – это срез всего нашего общества: каково общество – таков и парламент. Если общество поражено коррупцией, значит, в парламенте есть депутаты, которые отражают интересы коррумпированных личностей. Потому с таким трудом и проходят через парламент необходимые законопроекты. Так, в парламенте (Государственной Думе) России неоднократно не «проходили» (не принимали) законопроекты антикоррупционного содержания. В этой связи довольно часто поднимают вопрос о правомерности существования депутатской неприкосновенности. Государственная Дума – это срез или зеркальное отражение российского общества. Если в обществе есть богатые, значит, в Государственной Думе есть депутаты, которые защищают интересы богатых. Если в обществе есть преступники и преступность, значит, и в Государственной Думе есть депутаты, которые либо сами замараны преступной деятельностью, либо отражают и защищают интересы преступных кланов. Это объективная закономерность. Поэтому становится понятной (с первой точки зрения непонятная) реакция парламента – преступникам либо их ставленникам/представителям не нужны законы антикоррупционного характера. А посему, представляется, что для преступников не должно существовать неприкосновенности. И правы те, кто отмечает, что депутатская неприкосновенность является одним из условий для коррумпированной деятельности.

   Однако существует необходимость в депутатской неприкосновенности с политической точки зрения. Представьте себе, идет выборная кампания, или надо принять очень важный закон, который кем-то лоббируется и заранее известно, что часть депутатов будет против этого закона, и для того чтобы закон принять или не принять, не хватает 2–3 голосов. Значит, нужно депутата задержать, продержать трое суток в изоляторе временного содержания и, извинившись, выпустить. Таким образом, депутат не примет участия в голосовании, и закон пройдет или не пройдет, а кандидат будет избран депутатом или не будет избран. Именно поэтому неприкосновенность депутата необходима. Многие депутаты совершенно не заинтересованы в этой неприкосновенности (например, генерал А. Гуров и др.) и готовы рассмотреть этот вопрос и ограничить неприкосновенность депутата.

  В настоящее время следовало бы создать условия, чтобы против депутата можно было возбудить уголовное дело, провести расследование и только на стадии придания суду требовать согласие парламента. А может быть, необходимо какую-то другую форму продумать, более упрощенную. Но надо помнить, что палка всегда бывает о двух концах. Мы боремся с преступными проявлениями и забываем вопросы политики. А на политику преступники оказывали и оказывают огромное воздействие.

  И, если уж зашел разговор о неприкосновенности, то давайте его расширим: а как насчет судейской неприкосновенности? Ведь правоохранительные органы не имеют право, застав судью при совершении преступления, возбудить уголовное дело. Представьте себе ситуацию: мы застали судью при совершении преступления. Узнав, что он судья, его отпускают. А вещественные доказательства через какое-то время исчезают. Даже если потом квалификационная комиссия даст разрешение на возбуждение дела, это уже ни к чему не приведет.

  Недавно на Комиссии по борьбе с коррупцией был рассмотрен законопроект о внесении изменения в Закон о защите судей, где поставили вопрос о праве возбуждать уголовные дела не против судей, а по факту совершения преступления, а уже в процессе расследования предъявлять доказательства и лишать судей их неприкосновенности. В ближайшее время, как пояснили члены Комитета по безопасности, этот законопроект будет вынесен на рассмотрение данного Комитета, после чего он будет представлен на рассмотрение Государственной Думой. У данного законопроекта много противников. Значит, многие не заинтересованы в его принятии. Остается лишь надеяться, что преступное лобби будет в меньшинстве и законопроект будет принят.

  Самой опасной и, с нашей точки зрения, влиятельной является исполнительная власть и ее «неприкосновенность», когда чиновники цинично нарушают закон, совершают преступления и остаются недосягаемыми для правосудия. Примерами этого пестрят все средства массовой информации. Это особо пагубная примета российского, украинского общества. Беларусь также не может похвастаться чистотой своих рядов.

  Но законодательство – это не самый сильный рычаг в борьбе с коррупцией. Мы должны, прежде всего, говорить об условиях, порождающих коррупцию, так как любое преступление – это социальная болезнь общества. А у любого заболевания есть определенные причины: то ли это, образно говоря, слишком грязные руки, которые не моют, то ли это грязная среда, то ли это нечистая вода. В вопросе коррупции очень многое зависит от политической воли бороться с нею.

  За последнее десятилетие в России (а Россия – уникальная страна, представляется, что она всегда бросается в какие-то крайности) сложились уникальные условия для создания коррумпированных группировок и коррумпированной деятельности. В результате действий, определявшихся желанием переориентировать российскую экономику, политику и общественное развитие в совершенно противоположную сторону, от социализма к капитализму, вся государственная собственность осталась без хозяина. Она была отчуждена от государства и стала как бы ничейной. Вокруг этой собственности и начали развиваться все коррупционные процессы. То есть начался передел собственности. Он продолжается и по сей день, и будет продолжаться еще долго. А пока происходит передел собственности, будет существовать и коррупция. От этого мы никуда не денемся. Все сказанное в различной степени относится и к иным постсоветским государствам – Украине, Молдове, Казахстану, Беларуси (в России размах коррупционных правонарушений настолько масштабен, что даже трудно представить, о чем думают и насколько неэффективно действуют правоохранительные органы – ведь одни только рейдерские захваты военно-промышленного комплекса чреваты для России потерей национальной безопасности, суверенитета).

  Видимо, первыми в государстве столкнулись и почувствовали проблему коррупции те, кого можно назвать практиками, те, кто непосредственно раскрывал преступления. Потом за эту проблему взялись и научные работники. Так, генерал МВД в отставке А. И. Гуров был и «практиком», а теперь стал крупным ученым. Все помнят его предупреждения о надвигающейся опасности коррумпированного захвата экономики и политических рычагов в государстве. Его научные публикации «Лев готовится к прыжку» и «Лев прыгнул», к сожалению, не были вовремя услышаны властью, или их не захотели услышать. Красной нитью в работе проходила мысль о невозможности борьбы со спрутом коррупции без доступа к информации. Особенно плохо обстоят в этом аспекте дела. Все ведущие международные организации неоднократно заявляли о необходимости прозрачности информации (в т.ч. и ТИ).

  В мае 2009 г. на рабочем совещании в Грузии были обсуждены законы свободы доступа к информации и различные практики в регионе (хотя, изучив материалы совещания, можно прийти к выводу, что оно, скорее, было международным, нежели региональным; в его работе принимали участие в том числе и российские специалисты, и западные). Защитники свободы информации из Кавказского региона собрались с 8 по 11 мая 2009 г. для сравнения законодательств и практик в регионе и для выработки общих стратегий для укрепления права доступа к информации в этих странах. В рабочем совещании, организуемом Архивом Национальной Безопасности совместно с партнерами из Тбилисского государственного университета, приняли участие представители ведущих организаций защитников свободы информации в Грузии, Армении, Азербайджана, России, США и др. В Телави в течение двух дней проходили встречи, выступления и дискуссии, а также сессия Архива Государственной Безопасности Грузии в Тбилиси.

  Среди участников были юристы, которые рассказали о судебных процессах, касающихся свободы доступа к информации (СДИ), журналисты, которые использовали законы СДИ в их журналистских расследованиях, а также ученые – и те, кто содействовал принятию и пропаганде проектов законов о СДИ и те, кто сталкивается с проблемами в доступе к информации в их работе в архивах. Рабочее совещание состоялось в критический поворотный момент, – все представленные страны имеют законы СДИ, в январе 2009 г., такой закон был принят и в Российской Федерации, но проблемы – в соблюдении законов (все еще с большими трудностями сталкивается каждая из стран, даже приняв такой закон). Тема необходимости разработки совместной стратегии и создания работающей сети для обмена информацией и поддержки друг друга несколько раз прошла в докладах, а также в обсуждениях вне зала.

  Так, хотя закон о свободе доступа к информации был принят в Грузии в 1999 г., в Армении в 2003 г., в Азербайджане в 2005 г. и в России в 2009 г. и много работы по запросам и мониторингу было сделано после принятия законов, во всех странах все еще отсутствует действительно надежный механизм его реализации. Например, в Азербайджане парламент принял практически все рекомендации НПО (неправительственные организации), которые привели к значительному улучшению права, однако с тех пор не был достигнут какой-либо значительный прогресс с точки зрения реальной открытости правительственной информации.

  На семинаре было также отмечено, что общее наследие советского прошлого в представленных странах, где граждане не имели права доступа к информации и где правительство контролировало доступ к информации, по-прежнему осталось в общественном сознании. Как отметили несколько ораторов – большинство граждан не знают, что даже существуют законы СДИ, и даже многие местные органы власти не знают о правовых требованиях. Это наследие создает сложные задачи для применения законов на всем постсоветском пространстве, поэтому перед их применением необходима широкая просветительская работа среди граждан и должностных лиц о праве знать.

  Большинство участников описали конкретные проблемы в реализации действующих законов и правил в их странах. Хотя фактические тексты законов в регионе в целом очень хорошие (к примеру, лучше, чем язык в предлагаемой Европейской конвенции), их фактическое осуществление отстает от международных стандартов. Одной из важных причин было то, что граждане редко обращаются в суд даже после получения необоснованных отказов на свои запросы. Некоторые существенные прецеденты имеются в регионе, однако для успешной реализации права свободы доступа к информации инициаторам запроса приходилось обращаться в суд, как в ряде примеров из Армении. В Азербайджане ситуация с реализацией права также эпизодична, но судя по всему решения судов были менее благоприятными для случаев СДИ. Несмотря на то, что закон в Азербайджане предусматривает уголовную, а также административную ответственность за отказ предоставить информацию, на самом деле там ни разу не было решения суда по применению уголовной ответственности в случаях нарушения СДИ.

  Необходимость более расширенного, углубленного и регулярного обучения была выдвинута как одна из основных целей предстоящей работы. На заключительной сессии Конференции – «мозговом штурме» – участники вновь подчеркнули необходимость объединять их знания и усилия и обмениваться информацией по конкретным вопросам. Грузинская делегация выразила свое намерение организовать НПО по свободе информации в Грузии, а в последующем и региональный центр на Кавказе по образцу Санкт-Петербургского Института Развития Свободы Информации (что, представляется, следовало бы сделать и в Республике Беларусь). Другой важной инициативой стало намерение создания формальной сети с веб-сайтами участников этого семинара, где они могли бы участвовать в он-лайн обсуждениях вопросов и практики своей работы. Организаторы также решили, что все презентации данного семинара и заключительные документы будут опубликованы в двух предстоящих выпусках Грузинского Архивного Бюллетеня.

  В последний день семинара-практикума участники посетили Государственный Архив Национальной Безопасности Республики Грузия, где они имели уникальный шанс увидеть и работать с документами советского периода, особенно с документами периода с 30-х по 80-е гг. Архив государственной безопасности Грузии объединил три бывших центральных архива – Президентский Архив, Архив КГБ и Архив Министерства Внутренних Дел. Наши грузинские коллеги спасли документы от наводнений и пожаров и, проявив героические усилия, поместили все документы в современное хранилище. После обеспечения физической безопасности документов сотрудники архива сделали электронные копии коллекции и открыли доступ к документам для общественности.

  Участники семинара пришли к выводу, что Архив Государственной Безопасности Грузии является примером открытости и эффективности, непревзойденным во всем бывшем советском пространстве. Мониторинг официальных сайтов федеральных органов государственной власти на сайте партнеров СДИ – Института Развития Свободы Информации – размещен экспертный анализ официальных сайтов Президента РФ, Правительства РФ, Государственной Думы РФ, Федерального Собрания РФ.

  Однако значительных изменений по сравнению с прошлым годом не наблюдается: большая часть замечаний эксперта, изложенных в Мониторинге этого года, остается в силе. Говорить о каком-либо информационном прорыве, который, кстати, обещают с высоких трибун каждодневно, не приходится7. Принятие Федерального закона РФ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» стало ключевым поворотным моментом отказа от давних традиций засекреченности государственной деятельности.

  Таким образом, без консолидации сил гражданского общества, органов власти и управления становится архисложным гарантирование гражданам любого государства СДИ, устойчивое развитие любого общества и минимизация столь опасного, сложного явления, как коррупция (в особенности верхушечной, крупной, деловой).

  Коррупция/взяточничество порождается комплексом экономических, социальных, политических, правовых, духовно-нравственных детерминант. Проведенный анализ показал, что они коренятся как в имеющемся тяжелом историческом наследии, так и в особенностях современного переходного периода. За распространенностью коррупции/взяточничества стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабая экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм.

  В основе программы борьбы с взяточничеством должны лежать определенные принципиальные соображения, пронизывающие теорию и практику борьбы с этим негативным явлением: переориентация стратегии государства с интересов элиты на интересы большинства граждан (Беларуси, Украины, России и т. д.); законность; упреждающий характер мер воздействия на коррупцию и взяточничество; адекватность применяемых мер борьбы с коррупцией, взяточничеством социально-экономическим, политическим реалиям, состоянию общественного сознания; непрерывность борьбы с коррупцией/взяточничеством; комплексность; координация деятельности правоохранительных структур и всех органов государственной власти; специализация сотрудников; использование возможностей гражданского общества в предупреждении взяточничества.

Необходимо сконцентрировать усилия правоохранительных органов на выявлении системных проявлений коррупции в экономической и управленческой деятельности, выработать и реализовать адекватные и действенные меры по противодействию негативным тенденциям в характере и структуре коррупционной преступности. Кроме того, следует продолжить работу по оптимизации перечня коррупционных преступлений и внедрить новые формы статистической отчетности о коррупционной преступности. Для повышения результативности борьбы с коррупцией нужно усилить взаимодействие с институтами гражданского общества, в первую очередь, посредством правового просвещения граждан (начиная с детских садиков), проведения социологических опросов, привлечения представителей общественности к работе специальных общественных структур при государственных органах. Особое внимание следует обратить на повышение эффективности и уровня взаимодействия между органами, осуществляющими борьбу с коррупцией, и иными государственными органами и организациями по предупреждению, пресечению и выявлению коррупционных преступлений. Неразвитое гражданское общество, отсутствие свободы доступа к информации – главные факторы развития коррупции. Следовало бы при разработке мероприятий по борьбе с коррупцией опираться не только на данные официальной статистики, т.к. совершенно справедливо ряд экспертов предполагают несоответствие ее реальной преступности (причем, она выше в разы). Перед рассмотрением законопроектов в палатах Парламента обязательно проводить его антикоррупционную экспертизу.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика