Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ОБОРОНОСПОСОБНОСТЬ КАК ПРИНЦИП ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА
Научные статьи
16.01.13 11:34



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Государственное регулирование
А.Г.ВАГАРШЯН
ОБОРОНОСПОСОБНОСТЬ КАК ПРИНЦИП ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА
В статье автор обосновывает новый принцип организации и деятельности государственного аппарата – обороноспособность. Этот принцип предполагает такие свойства государственного механизма, как самосохранение, самовоспроизводство и самосовершенствование.
Такая способность государственного механизма должна внедряться посредством учреждения особых государственных и правовых институтов.
  

  Государственный аппарат как система государственных органов, организуется и функционирует на основе определенных взаимосвязанных принципов. Принципами организации деятельности государственного аппарата являются закрепленные в нормах права (или выведенные из их общего смысла) положения, которые обуславливают сущность государственного аппарата, исходные, основные вопросы (функции, структуры, полномочия) его организации и деятельности. Иерархическая система принципов организации и деятельности аппарата современного социально-правового государства включает фундаментальные, общие, отраслевые принципы, а также принципы конкретного государственного органа.

    Как руководящие идеи, принципы построения и деятельности государственного аппарата разработаны, обоснованы и претворены в государственно-правовой практике в ходе многовековой истории существования государственного аппарата.     Круг этих принципов в каждой стране обусловлены как объективными, так и субъективными факторами. Модель современного демократического, социального и правового государства способствует глобализации принципов государственного аппарата, в результате чего в государствоведении принципами построения и деятельности государственного аппарата считаются: первенство прав и свобод человека и граждан, гуманизм, демократизм, правовая законность, разделение властей, гласность, доступность государственной службы и профессионализм, сочетание коллегиальности и единоличия, публично-правовая ответственность государства перед обществом и т.д. Однако необходимо иметь в виду, что конкретные условия конкретного государства могут стать факторами для переосмысления и дополнения рамок рассматриваемых принципов. В государствоведении принято, что на организацию, функционирование и постоянное развитие государственного аппарата решающими факторами являются экономические условия, особенности политической системы и практики, официальная в том числе и юридическая доктрина, фундаментальные принципы государственного аппарата, политико-правовые и нравственно-идеологические качества общества, цели и задачи стоящие перед обществом и т.д. Рамки общих принципов построения и деятельности государственного аппарата обусловлены также и историческими условиями, национальным составом данного государства. На функционирование и постоянное развитие единой государственной системы решающимися факторами являются также особенности провозглашения и юридического признания государства и обусловленные этим внешнеполитический статус государства, геополитическое состояние государства. В результате для Республики Армения угроза ее суверенитету и территориальной целостности является постоянным внешнеполитическим фактором. Следовательно, стоящая перед государством главная задача, является прежде всего защита страны, постоянное укрепление его обороноспособности. В обычных условиях любое государство осуществляет функцию защиты страны. Однако необычные геополитические условия существования государства диктуют существенно перестроить концепцию построения государства в том смысле, что осуществление обычной функции защиты государства является недостаточным для обеспечения обороноспособности. Таким образом, особенные условия конкретного государства и дополнительные угрозы его безопасности порождают проблемы, осмысление и теоретическое решение которого являются первоочередной задачей науки. Осмысляя эту проблему, предлагается признать общим принципом организации и деятельности государственного аппарата обороноспособность.

   Прежде всего, необходимо иметь в виду, что защита страны – это система политических, экономических, социальных, правовых, образовательно-воспитательных, идеологических, военных и других мероприятий, направленных на подготовку страны к военной обороне, а также вооруженная защита государства, его территориальной целостности и неприкосновенности. В деле построения и становления этой системы существенную роль играет весь механизм государственной власти. Следовательно, кроме других вышеуказанных общих принципов государственного аппарата необходимо дать определенное место и принципу обороноспособности. Обороноспособность должна стать присущим государственной системе определенным свойством, свойством самосохранения, самопроизведения, самосовершенствования. Задача состоит в том, чтобы способность действовать в чрезвычайных, военных, необычных условиях внедрять в сущность созданных для обычных и нормальных условий государственных органов и правовых институтов.

   Принцип обороноспособности требует строение государственного аппарата вести в таком направлении, чтобы он был способен осуществить стоящие перед ним задачи в чрезвычайных и военных условиях. Эта способность не является механическим свойством, подразумеваемым изначально, а должна выражаться учреждением и становлением особых государственно-правовых институтов, функционирование которых и должно превратить государство способным в чрезвычайных или военных ситуациях оперативно, без промедления и эффективно осуществлять стоящие перед ним задачи управления. Внедрение такой системы должно дать устойчивость государственной системе, т.е. способность сохранять свои основные характеристики и выполнять стоящие перед ним задачи, несмотря на различные дезорганизирующие воздействия.

  Признание обороноспособности общим принципом построения и деятельности государственного аппарата не означает простое теоретическое переименование категории «функция защиты (или обороны)». Предлагаемый принцип обороноспособности и функция обороны существенно отличаются. Функции государства являются основными направлениями ее деятельности, направленные на решения целей и задач государственного управления обществом. Функцию защиты должно осуществлять любое государство, но проблема состоит в том, что оно может быть не обороноспособным, поскольку функция – это всего лишь направление деятельности, и субъект деятельности может быть не способным действовать даже при желании. В отличие от функции защиты, принцип обороноспособности является руководящим, исходным положением наряду с другими принципами, который обусловливает как организацию, так и деятельность, назначение государственного аппарата. При этом оно созвучно с другими общими принципами организации и деятельности государственного аппарата, поскольку речь идет не о чем-то особенном, чрезвычайном явлении, а о том, чтобы руководящую идею – принцип притворить правовыми средствами в законодательство регулирующее отношения организации и деятельности государственного аппарата. Такая установка не противоречит нормам международного права. Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека, в статье 15 устанавливает, что «во время войны или чрезвычайного положения, которое угрожает жизни нации любая высшая договаривающаяся сторона может применять средства, которые отступают от положения данной конвенции только настолько, насколько это требует острость ситуации, при условии, что эти меры не являются несовместимыми с другими международными обязательствами стороны».

   Существенная разница между категориями «функция защиты страны» и «принципом обороноспособности» подтверждается многими примерами истории. «Прошлое, настоящее и будущее являются сообщающимся сосудами и насколько мы часто обращаемся к истории, настолько хорошо понимаем, что мы должны сделать и сегодня и завтра»2. Современная реальность не отделена от прошлого и будущего. Настоящее является не только продолжением истории, но и предпосылкой будущего. Для современности история важна именно тем самым. Рассмотрим эту связь на примере оборонительного строительства первой Республики Армения3. Опыт правового обеспечения защиты страны и фактические результаты функционирования оборонительной системы этой республики приобретают очень важное прикладное значение в том смысле, что этот опыт можно использовать для определения путей совершенствования сегодняшней государственности, разработки оборонительных проблем третей Республики Армения. Одной из важных функций первой Республики Армения была защита страны, которая осуществлялась особой системой государственно-правовых институтов. Осуществление этой функции здесь подразумевало построение организационного составляющего оборонительной системы и его управления, и была направлена на становление особого образования – армянской армии. Функционирование оборонительной системы осуществлялось на основе правовых актов Российской Империи и республиканского законодательства, изучение архивного массива которых позволяет прийти к заключению, что в государственном механизме первой Республики Армения большая часть подразумевающих полномочий по управлению оборонительной системы и ответственность за эту сферу была сосредоточена в системе исполнительной власти в лице правительства, военного министерства и других органов. Правительство осуществляло правовые и организационные мероприятия по защите страны и несло ответственность за состояние вооруженных сил, за их всякое обеспечение, т.е правительство «добросовестно» осуществляло свою основную задачу в деле обороны страны – функцию обороны. В результате этой деятельности, летом 1920 г. в армянской армии имелись около 25 тыс. регулярной боевой силы и около 9 тыс. тыловых войск и обслуживающего персонала, а также около 6 тыс. добровольческих отрядов4. По приблизительным данным по направлению Карс-Александрополь турки сосредоточили 4 дивизии (около 12 тыс. солдат). В этом же направлении армянская сторона имела около 9 тыс. солдат. Как видно численное превосходство не было очень велико. Кроме того, необходимо иметь в виду наше преимущество в том, что армянские войска находились в положении регулярной и позиционной обороны. И очевидцы, и архивные документы деятельности правительства подтверждают, что армянская армия была хорошо вооружена и обеспечена. Однако результатом армяно-турецкой войны стало поражение армянской армии. На первый взгляд, кажется, что в течение двух лет (1918–1920 гг.) почти что все было сделано для становления системы обороны страны. Однако системный подход позволяет прийти к заключению, что правительство, сосредоточивая все свои усилия на организационно-структурное строительство, во-первых, на основе обычной концепции функции защиты страны, и, во-вторых, пренебрегало морально-психологическую, воспитательную работу, чем и воспользовались большевитская пропаганда. А организация, хотя и очень четкая, без духа и самопожертвования, убежденного патриотизма изначально обречена на поражение. Насколько бы не была велика роль материально-экономических факторов в деле реформирования, общественного развития, все-таки опыт прошлого века и начала нового тысячелетия показывает важность морально-духовных и правовых качеств общества. Уроки истории указывают, что в системе национальной безопасности и обороны страны важными составляющими являются духовно-морально-правовые качества населения.

   Если, исходя из принципа обороноспособности, рассматривать и анализировать оборонительную систему, и такой ее компонент, как законодательство Республики Армения, то мы находим, что оно определенно учитывает требования этого принципа, т.е. принцип обороноспособности все-таки в какой-то мере имеет свое выражение в определенных государственно-правовых институтах, например, в полномочиях президента в области обороны, в порядке объявления войны и применения вооруженных сил, в институтах выбора президента и парламента, в порядке выражения вотума недоверия правительству и т.д. Однако более подробное изучение показывает, что все- таки законодательство имеет существенные проблемы и пробелы с точки зрения принципа обороноспособности, которые ожидают своего законодательного решения. Например, в конституционном законодательстве отсутствует институт делегированного законодательства. Естественным было бы, если это законодательство предусматривало бы норму, согласно которой, в условиях войны парламент мог бы уполномочить главе государства или правительству принять решения, имеющие силу закона, которые действовали бы до окончания войны (или на срок, установленный парламентом) и не могли бы противоречить Конституции. С этой точки зрения проблемным является также система местного самоуправления. Допустим, в военное время исходили сроки полномочий органов местного самоуправления или осталась вакантной должность руководителя общины, по какому направлению должно идти правовое регулирование проблемы, если Конституция не предусмотрела никакого нормативного решения данной проблемы. Таким образом, только беглый взор показывает, что с точки зрения предлагаемого принципа обороноспособности необходимо осуществить мониторинг всего законодательства. Для осуществления этого правового мониторинга предлагаются параллельные применения трех критерии:
а) системы государственной власти и местного самоуправления настолько эффективны и четки, что в любых ситуациях, в том числе и в военных, не порождает ни какой организационно-структурный вакуум;
б) все структуры публичной власти четко овладевают своей компетенцией и способны реализовывать ее в любых чрезвычайных или военных ситуациях, исходя из своего публично-властного назначения;
в) публично-властная система со своим служебным и рабочим персоналом впитана духом дисциплины и патриотизма, в чрезвычайных ситуациях способна к дисциплине и самоорганизации, готова к самопожертвованию. Последнее требование относится также к общественности.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика