Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ПРИНЦИПЫ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РФ: ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОРРЕКТНОСТЬ
Научные статьи
16.01.13 13:48



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Право и политика
В.Р.Валиуллин
ПРИНЦИПЫ  МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В  РФ: ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОРРЕКТНОСТЬ
Политическая корректность является обратной стороной толерантности в межэтнических отношениях, она задает формальные основы межэтнического сотрудничества. Однако принципы толерантности и политкорректности иногда входят в противоречие. Данная статья посвящена проблеме сочетаемости принципов толерантности и политкорректности в современной России.
  

   При всей первоначальной схожести понятий «толерантность» и «политкорректность», между ними присутствуют определенные различия. Так, согласно «Декларации принципов толерантности», утвержденной резолюцией Генеральной конференции ЮНЭСКО 16 ноября 1995 г., «толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности».

   Принято, что в государствах с демократическими политическими режимами, общество наиболее толерантно к поведению, убеждению и взглядам других людей даже в том случае, когда они не разделяются и не одобряются ими. В данном определении следует подчеркнуть один важнейший акцент толерантности, а именно упор на понимание других политических культур и других точек зрения. Даже в случае личного неприятия чьих-либо взглядов толерантность подразумевает понимание или хотя бы попытку понимания, а не априорное отрицание всего непонятного и необычного. Тем более если речь идет о полиэтнических государствах, представленных множественностью этнических общностей.

   Очевидно, что возможности возникновения этнополитической конфликтной ситуации заметно снизится, если представители различных этнических общностей постараются понять позиции своих оппонентов. Именно на этом принципе строится основа большинства современных полиэтнических государств. Толерантность, в этом случае, является теоретическим плацдармом, идеологической конструкцией межэтнического сотрудничества, если так можно выразиться, «сводом общих правил» для жителей полиэтнической страны. Но как достичь практической регламентации и реализации принципа толерантности в современном обществе?

   Как раз политическая корректность предполагает регламентацию принципов толерантности на практике, её апробацию. Как отмечает исследователь В.В. Панин: «Она предписывает строгое следование стандартам лингвистического поведения, включающих в себя, в том числе, и нетолерантное отношение к тем, кто не одобряет практику политкорректности и толерантности. Толерантность не может означать вседозволенности и намеренного игнорирования прав граждан на основании культурной или религиозной идентичности. При всем уважении к «богатому многообразию культур», «форм самовыражения» и «способов проявлений человеческой индивидуальности» политкорректность устанавливает общеобязательные нормы лингвистического поведения. Таким образом, она становится общим знаменателем политического дискурса в демократическом обществе».

   По мнению С.Г. Тер-Минасовой, политкорректность сводится к стремлению «найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида».

   Некоторые отечественные авторы считают термин «политическая корректность» неудачным. Так, по мнению Т.В. Киселевой, следует говорить о коммуникативной корректности. На наш взгляд, представленные термины смещают акцент в понимании данного явления в сторону лингвистических и культурных вопросов, тогда как появление политкорректности было вызвано в первую очередь именно этнополитическими обстоятельствами. Именно в этом кроется отличие политкорректности от обычной вежливости. Согласно канонам политкорректности, если в вашем присутствии произносятся неполиткорректные выражения, следует отбросить обычную вежливость.

   Политкорректность как политический, социальный и культурный феномен, зародилась в 70-х гг. в Соединенных Штатах Америки. Первоначальным толчком стала борьба «африканских пользователей английским языком, возмутившихся негативными коннотациями метафорики слова «black» (черный)». Прилагательное «черный» имеет негативные коннотации в большинстве языков мира. Именно поэтому чернокожее население Соединенных Штатов протестовало против слова «black», которое вызывает отрицательное отношение других граждан к афроамериканцам.

   Очевидно, что расовые проблемы и вопросы межэтнического общения в этой стране, основанной иммигрантами, непосредственным образом способствовали появлению подобной концепции. Кроме того, не стоит забывать и о том, что английский язык является современным языком международного общения. Некоторые исследователи указывают на то, что сам термин был введен в научный и общественный лексикон в 1975 г. американской феминисткой Карэн де Кроу.

  Первоначально данная концепция получила распространение в среде университетских кампусов, а затем в 90-е гг. стала общей практикой в публичной коммуникации. Исследование, проведенное В.В. Паниным, показало, что современные американские газеты практически не используют политически некорректные слова и выражения, в то время как в середине прошлого столетия они употреблялись постоянно.

    Некоторые исследователи считают, что идеология политической корректности зародилась под влиянием неомарксизма6. В качестве примера политически корректного публичного дискурса приводились материалы советских средств массовой информации, построенные по канонам марксистско-ленинской идеологии. В СССР «доярку называли «оператором машинного доения», а тракториста – «механизатором». Налицо было желание смягчить восприятие низкостатусного социального положения большей части населения. Можно привести и другие примеры. Так, учебные заведения для детей с задержкой умственного развития могли называться «спецшколами». В советские же времена смертная казнь долгое время называлась «высшей мерой социальной защиты». Успехи советской пропаганды в значительной мере основывались на идеалах марксизма-ленинизма и декларации уважения к правам человека вне зависимости от цвета кожи, пола, возраста и этнической принадлежности.

   Обнаруживая марксистские корни политкорректности, сторонники этой версии указывают на то, что классический марксизм в начале двадцатого века столкнулся с трудной интерпретативной проблемой: как объяснить то, что пролетариат Европы не поднимается на революцию и не создает новый, марксистский порядок? Целый ряд неомарксистских теоретиков, среди которых особенно выделяются Антонио Грамши, Дьерд Лукач, Теодор Адорно, Герберт Маркузе и другие авторы, нашли ответ на этот вопрос. Они считали, что пассивность пролетариата связана с западной культурой, которая «ослепляет рабочих», делая их членами общества потребления, не замечающими, что потребность в очередной покупке цементирует капиталистический способ производства. На новом витке развития капитализма эксплуатация осуществляется более изощренными методами: через рекламу, моду, средства массовой информации, PR, престижное потребление и т.п. Основной призыв неомарксистов сводился к призыву уничтожения западной культуры, неразрывно связанному с уничтожением ее культурных кодов. Таким образом, политическая корректность, по мнению Уильяма Линда, – это «ни меньше, ни больше, как марксизм, переведенный из экономической плоскости на культурную терминологию».

  Необходимо признать, что в советской идеологии и пропаганде действительно присутствовали достаточно политкорректные положения об интернационализме и борьбе с расизмом, а также некоторые другие постулаты. Однако, считать политкорректность исключительным порождением неомарксистской идеологии – это явное преувеличение. На наш взгляд, политическую корректность следует рассматривать как проявление идеологии либерализма в условиях этнокультурного и разнородного общества. Очевидно, что идеологическим основанием политической корректности является не марксизм, а либерализм, который последовательно отстаивает права как личности, так и этнических общностей.

   С точки зрения политической лингвистики, политически корректные высказывания очень сильно напоминают эвфемизмы, которые, «будучи эмоционально нейтральными словами или выражениями, употребляются вместо синонимичных им слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными».

   Так, например, вместо слова «соврать» большинство людей предпочитает говорить «уклониться от истины», вместо «струсить» – «проявить осторожность» и т.п. Если противоположным вариантом эвфемизмов являются дисфемизмы, то в области политической корректности – это умышленное использование некорректных выражений по отношению к различным группам граждан.

  Тем не менее, существует, по меньшей мере, два серьезных отличия политкорректности от обычных эвфемизмов. Во-первых, политкорректность значительно шире обычных эвфеминистических конструкций, так как она «задействует не только лексикологический, но и синтаксический, морфологический, словообразовательный уровни».

    Во-вторых, политическая корректность направлена на решение конкретных политических проблем. Обычная человеческая вежливость связана с желанием наладить доброжелательные отношения с конкретным человеком, в то время, как «политически корректный» эвфемизм – это всегда эвфемизм, введенный с целью избежать того или иного оскорбления какой-либо группы населения»10. А если это касается межэтнических отношений, то «политически корректный» эвфемизм, не направлено не обидеть тот или иной этнос.

   Удачной, на наш взгляд, является классификация, которая строится по уровням политической корректности. Он выделяет ловообразовательный, лексический и синтаксический уровни политкорректности. На синтаксическом уровне речь идет о правилах построения целых фраз и предложений, которые иногда в результате совершенно теряют свой первоначальный смысл, так как из них абсолютно невозможно понять, о ком идет речь: о мужчине или женщине, белом или черном.

     Кампания по внедрению политической корректности привела к очевидным перегибам. Так, Л.П. Лобанова приводит фрагмент из докладной записки Джоанны Т. Райт, чиновника из штата Аризона, «О программе образования в школах, финансируемых за счет бюджета штата Аризона»: «Считаю необходимым также рассмотрение вопроса об исключении из образовательной программы произведений Дж.Р.Р. Толкиена в связи с их противоречием принципам политической корректности. Важнейшим недостатком произведений Дж.Р.Р. Толкиена является декларация безусловного разделения положительных и отрицательных персонажей».

   Стараниями подобных фанатиков политической корректности под угрозу поставлено существование произведений всемирного литературного и художественного наследия, которые в той или иной степени задевают достоинства различный этнических групп.

   Сегодня теория и практика политической корректности вызывают сильную критику не только со стороны консерваторов, которые огульно относят ее к проискам марксизма-ленининзма, но и со стороны некоторых либеральных деятелей. По мнению Марио Корти, политическая корректность может стать крайним проявлением либерализма, когда «самокритика и уважение к инаковости иногда доходят до саморазрушения».

    Дело в том, что либеральная система ценностей состоит в том, что она распространяется на тех, кто ее не разделяет,т.е. есть допускает конфликт непримиримых концепций внутри себя. Либеральными свободами и правами в демократических странах пользуются не только религиозные конфессии, но и приверженцы других авторитарных и тоталитарных идеологий».

   Возможно, что таким образом в либеральных демократиях может быть механизм саморазрушения. В таких странах может зародиться идеология, которая в конечном итоге завоюет доминирующее положение и отменит все достижения демократии, включая политкорректность и толерантность.

    Американский учёный В. Шляпентох, иммигрировавший из СССР в 1979 г., называет политкорректность «милой и гуманной идеологией», но, вместе с тем, отмечает, что именно она практически разрушила гуманитарное образование в США: «Политкорректность идеологизировала социологическое образование не меньше, если не больше, чем советская пропаганда после Сталина. С релятивизацией социальной науки исчезла потребность в серьезной методологии… Доклады многих аспирантов… равно как и их диссертации, носят жалкий характер. Аспиранты заменяют научный уровень идеологическим рвением. Большинство тем аналогичны темам по истории партии и СССР. Критиковать аспирантские работы нельзя, ибо критика будет истолковываться как протест против их замечательных тем. Снижение общей требовательности приводит к тому, что все получают высшие оценки, а семинары аспирантов превращаются в болтовню мало подготовленных людей при том, что профессор ничего не делает, всех хвалит и сам по сути не рассуждает о предмете».

    Очевидно, что политическая корректность в определенной степени «мешает признавать очевидные факты и допускать разумные конъектуры. На Западе много говорят о неизбежности мультиэтнического, мультикультурного общества. Меньше говорят о том, что произойдет, если в той или иной демократической стране возобладает культура, враждебная западным либеральным ценностям. И, в частности, что произойдет, если в результате демографических процессов будут преобладать мусульманское население и фундаменталистские тенденции в исламе. Вот это мы больше всего боимся высказывать и обсуждать вслух. Более всего стесняемся поставить вопрос о необходимости конкретных мер по предотвращению возможной угрозы нашей культуре со стороны культур, менее толерантных».

    Проблема механического использования правил политкорректности становится новым препятствием на пути эффективной политической межэтнической коммуникации в демократических странах. Политическая межэтническая коммуникация в условиях политической корректности приобретает новые черты. Отрицательные эффекты политкорректности фактически сводят на нет усилия по борьбе с дискриминацией. Дискриминация и непонимание продолжается, но в политкорректной форме.

    Тем не менее, опыт западных стран показывает, что появление резких и неполиткорректных сообщений в коммуникационном пространстве вполне возможно. Так, например, большой шум вызвал абсолютно неполиткорректный фильм «Борат: Культурные исследования Америки в пользу славного государства Казахстан». Этот фильм был запрещен к прокату в кинотеатрах многих стран мира, особенно в тех, где принцип толерантности не является обязательным. Однако, в тех странах, где наряду с политкорректностью существует принцип толерантности, этот фильм пользовался большим успехом. Почему? На наш взгляд, политкорректность без настоящей толерантности выхолащивает саму идею установления понимания между людьми разных рас, вероисповеданий, национальностей, политических взглядов и других различий. Поэтому эти принципы современной политической межэтнической коммуникации в демократических странах следует рассматривать вместе, как нераздельное единство.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика