Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


ЛЕОН ДИОН: КВЕБЕКСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ В УСЛОВИЯХ «СМУТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ»
Научные статьи
16.01.13 13:50



 
ЕврАзЮж № 12 (55) 2012
Право и политика
Гусов К.В.
ЛЕОН ДИОН: КВЕБЕКСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ В УСЛОВИЯХ «СМУТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ»
В статье раскрываются взгляды квебекского политолога на особенности национализма и националистической политики в обществе с дефектной национальной идентичностью. В качестве примера выступает крупнейшая канадская провинция Квебек. Цитируемые произведения впервые переведены на русский язык.
  

   Леон Дион (1922–1997) – известный квебекский политолог, публицист, профессор Университета Лаваля, в 1960–1967 гг. – заведующий кафедрой политических наук в этом университете. В 1963–1970 гг. являлся сопредседателем Королевской комиссии по вопросам двуязычия и бикультурализма. Лауреат канадских и международных научных премий, член Королевского общества Канады, автор многочисленных трудов и статей, ранее не переводившихся на русский язык. В рамках настоящей статьи рассматриваются три работы ученого: «Национализм и политика в Квебеке» (Nationalismes et politique au Québec, 1975), «Смутная идентичность» (Une identité incertaine, 1995) и «Заплутавшая революция. 1960–1976 годы» (La Révolution déroutée, 1960–1970, 1998).

   Значительные усилия ученый приложил к исследованию вопросов, связанных с политическими идеологиями: либерализмом, итальянским фашизмом, национал-социализмом, марксизмом, и коммунизмом в его российской версии и – как это часто принято у квебекских политологов – квебекским национализмом. Разумеется, ситуация в Квебеке находится в центре внимания Л. Диона: ученый посвятил своей беспокойной родине целый ряд глубоких и детально разработанных трудов.

    Свое определение национализма Л. Дион дает в развернутой работе «Национализм и политика в Квебеке», выделяя два понимания национализма – как идеологии и как социального движения:
1) Националистическая идеология понимается как «совокупность представлений отдельной специфической группы (народ, или нация), которая определяется рядом черт, ни достаточных, ни необходимых по отдельности (общие происхождение, история, территория, культура, социальные институты и язык), и утверждает общность своей принадлежности и судьбы, часто вопреки другим сообществам, воспринимаемым как чуждые или враждебные, либо посредством проектов, направленных на решение культурных, экономических и политических вопросов, признаваемых этой общностью необходимыми».

    2) Националистическое движение – это «всякая форма совместного действия, охваченная (часто в ответ на действия других сообществ, воспринимаемых как чуждые или враждебные) стремлением составить национальную общность, которая мобилизует своих участников путем пропаганды общности их принадлежности и судьбы, а также при помощи проектов, направленных на решение культурных, экономических и политических вопросов, признаваемых этой общностью необходимыми».

   В целом придерживаясь примордиалистских взглядов, Л. Дион почти дословно повторяет классика примордиализма Отто Бауэра3, указывая, что основу национализма составляет общность происхождения, истории, территории, культуры, социальных институтов, языка и исторической судьбы социальных общностей. Однако Л. Дион сразу же уточняет, что нельзя «ограничиваться пониманием национализма как культурной категории» и что нужно «сверять националистические представления с данными географии, демографии, технологии, экономики, социальной стратификации и политики»4. Это уточнение введено по той причине, что на характер и результаты манифестации квебекского национализма определяющим образом повлиял специфический региональный контекст, в частности, серьезные затруднения, которые испытывают франкоязычные жители Канады в области национальной самоидентификации.

   Вопросам идентичности канадских франкофонов посвящена отдельная небольшая, но весьма детальная работа Л. Диона с красноречивым названием «Смутная идентичность» (1995). Ее лейтмотивом стала та точка зрения, что в силу разного рода исторических обстоятельств ни франкоканадцы, ни даже относительно компактно живущие и независимые квебекцы не имеют сегодня четко определенной и легко специфицируемой идентичности.

 

Линия раскола во мнениях

Участвующие группы

Позиции, занятые группами

1.
Этнокультурное единство франкоканадцев

Франкофоны Квебека

Ориентированы на гражданское согласие с квебекскими англофонами в целях укрепления стабильности Квебека

Франкофоны других провинций

Практикуют изоляционизм в целях сохранения родной культуры от «ползучей ассимиляции»

2.
Отношение к политике правительства

Франкофоны Квебека

Неодобрительно воспринимают политику провинциального правительства , достаточно автономного от федерального центра, но не углубляющего эту автономию

Франкофоны других провинций

Сдержанно-почтительно относятся к федеральному правительству, прилагающему в последние десятилетия немало усилий по сохранению франкоканадской культуры за пределами Квебека

3.
Отношение к роли государства в обществе

Франкофоны Квебека

Накопив многолетний опыт самостоятельного руководства своей провинцией, пока не готовы к масштабному социальному действию без государственной поддержки

Франкофоны других провинций

Привыкнув к прессингу со стороны англофонного федерального правительства, не утратили навыков «глухого сопротивления»

4.
Ви́дение политических перспектив Квебека

Франкофоны Квебека, в том числе видные интеллектуалы и др. лидеры общественного мнения

Считают, что провинциальное правительство «предало» идеалы суверенного «государства Квебек»

Правительство провинции Квебек

Довольствуется широкой фактической автономией в составе канадской федерации


    В числе факторов кризиса идентичности у 8,5-миллионной общины франкоязычных канадцев Л. Дион называет:
1) Отсутствие у канадских франкофонов героического прошлого, актов крупных социальных или политических трансформаций, которые придавали бы им (прежде всего, в собственных глазах) историческое величие;
2) Активную экономическую модернизацию франкоканадского и особенно квебекского общества. Она привнесла новые материальные реалии жизни (ускоряющийся обмен информацией с окружающим миром, динамичное развитие современных технологий) и вызвала быстрое укоренение в обществе элементов либеральной, рационалистической и плюралистической культуры англосаксов, противоречащей ценностям традиционной патриархальной французской культуры6;
3) Приток иммигрантов, чья культура далека от общей франкоканадской и в лучшем случае близка к североамериканской англоязычной культуре, «беспредельной по своей ассимилирующей мощи»6;
4) Территориальную, политическую и демографическую асимметрию франкоканадского сообщества7, вследствие которой квебекские франкофоны избрали идентичность Квебека, а не Французской Канады, поскольку только так могли позволить себе роскошь «государства, служащего национальным интересам»8. Многие сепаратисты в Квебеке вообще стали считать термин «франкоканадцы» оскорбительным, призывая заменить его на слово «квебекцы»9. В результате сторонники «государства Квебек», борясь с термином «франкоканадцы» из-за второй его части, нанесли сокрушительный удар и по первой части этого слова;
5) Раскол в общественном сознании самих квебекцев, вызванный «истощением политического импульса»10 – ослаблением активности правительства Квебека в противостоянии федеральному центру после завершения «тихой революции» к началу 1980-х гг. и ухода ее харизматических лидеров.

     Инструментальный, направленный на торг с федеральным центром, сепаратизм квебекского руководства вошел в противоречие с «пугающими»11 политическими ориентациями жителей Квебека, сохраняющих по инерции надежды на более существенную независимость. Однако на «предательство» со стороны государства квебекцам сложно ответить собственной активностью, ибо в силу своих традиций и особенностей исторического развития Квебек не располагает сильным гражданским обществом, способным без помощи администрации провинции отстаивать и укреплять свою независимость12.
Сложившись, вышеперечисленные факторы обусловили весьма плачевный интегральный результат: франкоканадское сообщество стало напоминать «разнообразного» и «нерешительного человека, неуверенного в своей идентичности».

   Ниже приведена таблица, в которой суммирована только часть элементов кризиса франкоканадской идентичности, а именно наметившиеся в последние десятилетия групповые расколы некогда единой коллективной идентичности канадских франкофонов. Отметим, что в таблице не отражены такие проявляющиеся на личностном уровне феномены, как «культурная усталость»14, вызванная головокружительной модернизацией социально-экономической жизни и разрывом с традицией, постоянное напряжение от воздействия англосаксонской культуры, нестабильность в политических воззрениях и отсутствие сознания величия Французской Канады. Все это пестрым калейдоскопом смешано в сознании канадских франкофонов.

   Кризис франкоканадской идентичности самым непосредственным образом влияет на судьбы квебекского национализма, что ярко иллюстрируется фактом существенного раскола последнего. Так, Л. Дион приводит следующие течения квебекского национализма: консервативное, либеральное, социал-демократическое и социалистическое течения. Каждому из них присущи, как показывает автор, собственные предпосылки, аргументация, функции и политический праксис.

    Консервативный национализм, разумеется, прохладно относится к инициированию серьезных социальных перемен,но с консервативным, терпеливым пиететом к законной власти и сложившимся корпоративным структурам представители течения сочетают общее для всех квебекцев недоброжелательное отношение к англофонному федеральному центру.

   Социал-демократический и социалистический национализм, начиная с конца 1950 х гг., напрямую увязывает свои цели с сепаратизмом и отделением от канадской федерации15. При этом он сумел «сенсационно» обрести способность привлекать в свои ряды как радикально настроенную молодежь и рабочих, так и серьезных интеллектуалов16, и даже создать влиятельную Квебекскую партию.

   Либеральный национализм занимает в целом центристские, умеренно-осторожные позиции, отчего его лозунги всегда были двойственной и противоречивой комбинацией социал-демократических и консервативных идеологией.

    Широкое представительство разного рода идеологических установок, относящихся к одному и тому же националистическому направлению, не может объясняться только естественным плюрализмом мнений в демократическом обществе. В противном случае в Квебеке можно было бы выделить некое магистральное течение, отражающее мнение большинства населения, а остальные политические движения пользовались бы минимальной поддержкой. На деле вышло так, что за какие-то два десятилетия «тихой революции» квебекцы ухитрились поддержать все три типа политических предпочтений, о чем свидетельствовали итоги провинциальных выборов. Массовая, практически одновременная социальная поддержка совершенно несхожих между собой, а зачастую противоречивых даже в самих себе идеологических платформ красноречиво свидетельствует о глубине кризиса идентичности франкоканадцев.

   Так, в 1975 г., когда премьер-министр Квебека Рене Левек заявил, что в провинции будет проведен референдум о сецессии Квебека, то есть сепаратизм был вполне официальным направлением государственной политики Квебека, по электоральному поведению квебекцев представлялось «всё более невероятным, что отделение Квебека может последовать из обычных выборов»17. А на референдуме 1995 г. квебекское общество высказало почти критическую поддержку идее политического суверенитета Квебека, хотя буквально за несколько лет до этого отвергало предложения федерального правительства в виде Мичлейкских и Шарлоттаунских соглашений. Безусловно, на настроения квебекцев мог повлиять убедительный пример «успешного» сепаратизма в СССР, Югославии и Чехословакии, но бесспорно и то, что семена иностранных примеров легли на благодатную почву «смутного» национального самосознания франкоязычных жителей Канады.

    Кризис идентичности, из-за которого франкоканадцы характеризуются как «нерешительные люди», а их идентичность – как «смутная», обусловил также наличие у квебекского национализма такого фундаментального свойства, как непостоянство, отсутствие четкой теоретической позиции, внутренне непротиворечивой программы действия и стабильной социальной поддержки.

 



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика