Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


О некоторых политико-правовых задачах, решение которых должно способствовать укреплению нашего содружества
Научные статьи
18.01.13 13:02


  
ЕврАзЮж № 4 (6) 2008
Особое мнение
Е.С. Смирнова
О некоторых политико-правовых задачах, решение которых должно способствовать укреплению нашего содружества
  

 В настоящее время электрик не редкость, но опытного профессионального электрика найти трудно. Нужен электрик в Митино, вся подробная информация на сайте http://master-muznachas.ru


Для России, как и для многих других стран Содружества Независимых Государств, в середине 90-х годов ХХ в. начался период активного знания в русло международно-правовых отношений. Это время можно назвать революционным для национальной правовой системы по степени воздействия на нее всего комплекса международных норм — от европейских до многосторонних на уровне СНГ и двусторонних белорусско-российских.
 
   Конституции государств Содружества, как это принято, содержат базовые нормы о правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства. В то же время представляется проблематичным соотношение норм основных законов государств Содружества и международных соглашений, затрагивающих права человека, в частности предоставление больших (чем это предусмотрено законами) прав некоторым категориям граждан Содружества.

Очевидный успех и международная популярность европейской модели интеграции в рамках Европейского Союза сказались на появлении, частично на практике, а больше в теории, набора институтов СНГ, который в определенной степени действительно напоминает то, что имеет место в ЕС.

  Устав Содружества Независимых Государств в качестве одной из основных целей СНГ определяет «обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами СБСЕ» (ст. 2). Среди целей Содружества указываются такие, как содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении, взаимная правовая помощь и сотрудничество (ст. 2). Принципиальным является то, что обеспечение прав и основных свобод человека отнесено к сферам совместной деятельности государств-членов (ст. 4).

    В развитие темы следует отметить, что правовой статус личности в странах СНГ в значительной мере зависит от характера института гражданства. Содержание данного института складывается, прежде всего, из конституционных норм, которые получают свое закрепление в текущем законодательстве. Все конституции государств СНГ включают в себя нормы о гражданстве, специальными законами регулируется правовое положение иностранных граждан.

   Двойное гражданство, как фактор, свидетельствующий о предоставлении особых прав гражданам, проживающих на территориях договаривающихся государств, с определенной периодичностью становится востребованным практикой государственного строительства стран СНГ. Лидером в этом процессе и его инициатором является Россия.

  В то же время, отношение к двойному гражданству у руководителей стран Содружества характеризуется неоднозначностью. Позиция по существующей проблеме в середине 90-х годов выглядела следующим образом. В свое время Президент Украины Л. Кучма категорически заявлял, что он против двойного гражданства. Президент Казахстана Н. Назарбаев со своей стороны так же был против двойного гражданства, т.к. это могло бы стать фактором, серьезно угрожающим легитимности национального режима и территориальной целостности Казахстана . Имелись весьма категоричные мнения. Тем не менее, наличие двойного гражданства в странах СНГ получило свою практику.

  Государства стран Содружества по-разному относятся к многогражданству. Туркменистан (и Россия) в своем национальном законодательстве признают двойное гражданство, то есть принадлежность человека наряду с гражданством Республики Туркменистан (Российской Федерации) к гражданству другого государства. В Таджикистане не допускается принадлежность граждан к гражданству другого государства, «за исключением случаев, предусмотренных законом и межгосударственными договорами Таджикистана» (ст. 4 Закона о гражданстве). Таджикистан и Россия признают за своими гражданами право приобрести, не утрачивая гражданства одной страны, гражданство другой. В остальных государствах, как уже отмечалось, второе гражданство либо не признается (Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Украина), либо имеется прямой запрет гражданам государств иметь второе гражданство (Армения, Грузия, Молдова).

    Рекомендованные Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ 1992 года договорные соглашения были реализованы заключением между Россией и Туркменистаном Соглашения об урегулировании вопросов двойного гражданства 23 декабря 1993 года . Документ отличается краткостью изложения и емкостью содержания, регулируя процедуру приобретения второго гражданства. При определении объема прав и свобод граждан предпочтение отдается стране проживания.

  В отношении военной службы необходимо отметить следование норм названного соглашения Европейской конвенции о сокращении случаев многогражданства и  о воинской обязанности в случаях многогражданства 1963 г.6. Предусмотрено выполнение воинской службы в стране проживания на момент призыва (ст. 5). Лица, прошедшие воинскую службу в одной из сторон, освобождаются от выполнения ее в другой.

   Договор между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об урегулировании вопросов двойного гражданства, заключенный 7 сентября 1995 года7. позволяет гражданам каждой из сторон приобрести (не утрачивая имеющегося гражданства), гражданство другой стороны (ст. 1). Законом, регулирующим условия и порядок приобретения гражданства другой стороны, является закон о гражданстве приобретаемой стороны, при наличии свободного волеизъявления (ст. 2). В договоре отмечается необходимость осуществления для лиц, имеющих двойное гражданство, прав и обязанностей стороны постоянного проживания (ст. 3). Социальное обеспечение, образование и медицинское обслуживание лиц с двойным гражданством производится стороной постоянного проживания. Воинскую обязанность лицо обязано выполнить только в отношении одной стороны, с которой оно имеет «эффективную связь», что соответствует рекомендации Европейской конвенции 1963 года. Прохождение воинской службы по контракту предусмотрено в вооруженных силах любой выбранной стороны (п.п. «в», п. 3 ст. 3). Процессуальная сторона выхода из гражданства осуществляется в соответствии с законом той страны, гражданство которой утрачивается (ст. 5). Бипатриды имеют право защиты обеих сторон (ст. 6). Между тем, помимо некоторых преимуществ, которые имеют лица, имеющие двойное гражданство, их правовое положение в значительной степени зависит от внешнеполитического курса, проводимого договаривающимися государств.

  Профессор А.И. Ковлер подчеркивает, что ориентирование на использование двойного гражданства, прежде всего в рамках СНГ, создает внешне либеральный режим двойного гражданства, по крайней мере, для граждан Российской Федерации. Между тем, введение этой нормы создало иллюзию возможного широкого распространения института двойного гражданства как способа решения проблем миллионов граждан бывшего СССР, оказавшихся за пределами территории республик, носителем языка и культуры которых они являются. Посулы двойного гражданства соотечественникам за рубежом являются «очередным мифологизированным политическим лозунгом, разменной монетой в геополитической игре».

    Рассматривая проблему двойного гражданства критически, можно указать, что ирония ситуации состоит в том, что наибольшее количество русских проживает не в Таджикистане и в Туркменистане, а на Украине и в Казахстане. В Белоруссии проблемы русскоязычного населения не существует, так как общество русифицировано в культурном отношении, введен закон о равенстве двух языков — белорусского и русского в качестве государственных. Проживающие в других странах СНГ русские, безусловно, должны иметь возможность приобретать российское гражданство в упрощенном порядке. О решении проблемы подобным образом свидетельствует законодательная практика других зарубежных государств.

   Двойное гражданство, как решающий фактор в предоставлении особых прав иностранцам — гражданам Содружества, не имеет столь обширной проблемы в их провозглашении, насколько сложна и кропотлива работа по имплементации в законодательную практику норм международных договоров и соглашений, заключенных между странами Содружества на двух- и многосторонней основе.

   Следует отметить одну из уникальных в международной практике тенденцию, имевшую место среди стран СНГ в 90-е годы ХХ в. — заключение ряда договоров и соглашений о правовом положении граждан своего государства, проживающих на постоянной основе, в другой стране Содружества.

   Среди них: Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве в целях обеспечения прав российского меньшинства в Туркменистане и туркменского в России от 18 мая 1995 года ; Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Туркменистана, и граждан Туркменистана, проживающих на территории Российской Федерации от 18 мая 1995 г., а также Соглашение между Россией и Таджикистаном о регулировании процессов переселения и защите прав переселенцев от 10 октября 1992 г. . Соглашение запрещает прямое или косвенное принуждение к переселению, осуществление переселения возможно только на основе свободного волеизъявления (ст. 1). Имущественные, финансовые и другие гарантии переселенцам закрепляются в статьях 7, 8, 10, 11 указанного Соглашения. В Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, подписанном 28 марта 1994 года, также содержится ряд аналогичных гарантий.

   В Меморандуме об основных принципах решения вопросов, связанных с гражданством и правовым статусом граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Казахстана, и граждан Казахстана, постоянно проживающих на территории России, от 28 марта 1994 года  в список прав, предоставляемых населению двух республик входит возможность проходить службу по контракту в вооруженных силах названных государств, широкие права в пользовании и распоряжении собственностью и т.д. Названное положение перекликается с рекомендацией Европейской конвенции о гражданстве 1997 года, но появление таких норм должно повлечь более детальное урегулирование вопроса путем заключения специальных договоров.

    Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами России, прибывающими для постоянного проживания в Республику Казахстан, и гражданами Республики Казахстан, прибывающими для постоянного проживания в Российскую Федерацию, подписанное 20 января 1995 года  содержит подробную процессуальную регламентацию приобретения и выхода из гражданства одной из сторон, что является позитивной новацией при заключении подобного рода договоров и соглашений (ст. 2). Предоставляется право лицам, не определившимся с гражданством до времени заключения Соглашения, избрать гражданство в течение года со дня вступления в его силу (ст. 3). Можно сделать вывод о том, что в данном соглашении содержится так же право оптации.

    13 июня 1996 года в Москве был подписан Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории России , в соответствии с которым предполагается регулировать порядок прохождения воинской службы лиц, постоянно проживающих в одном из государств (ст. 8).

   В Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Киргизской Республикой, подписанном 10 июня 1992 года , предусматривается широкое сотрудничество двух стран в различных экономических и социальных сферах с целью достижения благоприятных жизненных условий для граждан обоих государств. Договор послужил основанием для подписания 28 марта 1996 года Соглашения между Российской Федерацией и Киргизской Республикой об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами Российской Федерации, прибывающими для постоянного проживания в Киргизскую Республику, гражданами Киргизской Республики, прибывающим для постоянного проживания в Российскую Федерацию, или выхода из прежнего гражданства.

   Договор о правовом статусе граждан одного государства, проживающих на территории другого государства, заключенный 28 апреля 1998 г. между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой и Российской Федерацией служит существенным вкладом в систему договоров, направленных на предоставление значительных прав населению государств Содружества , прежде всего в вопросах получения прав гражданства.

  Договор между Российской Федерацией и Киргизской Республикой о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Киргизской Республики, и граждан Киргизской Республики, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, подписанный 19 марта 1997г.  также направлен на решение проблем населения двух стран.
 
   29 августа 1997 года в Москве были подписаны три договора России с Арменией: Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Армения; Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения; Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Армения, и граждан Республики Армения, постоянно проживающих на территории Российской Федерации17. Все указанные договоры в большей или меньшей степени содержат в себе положения, затрагивающие статус граждан обоих государств. В статье 8 Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи предусмотрено обеспечение гражданам сторон прав и свобод, гарантируется недопущение любой формы дискриминации по национальному признаку или признаку пола, языка, религии, политическим убеждениям в соответствии с общепринятыми нормами международного права. Стороны обязаны обеспечить гражданам свободу передвижения, право проживания, получение работы, приобретения недвижимости. Вопрос собственности и пользования землей отнесен к законодательству стороны проживания (ч.3 ст. 4). Предусмотрено уравнение постоянных жителей с гражданами стороны проживания в сфере образования. Наличие данного положения свидетельствует о стремлении разработать более детально права граждан в случае проживания на территории другого государства.

   Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан от 25 декабря 1998 г. подчеркивает политическую основу Союзного государства, предоставляя гражданам России и Беларуси равные права избирать и быть избранными в выборные органы Союза (ст. 1). Ст. 2 провозглашает равные права на участие в хозяйственной деятельности на территории договаривающихся сторон. Декларируются равные гражданские права и свободы, а также доступность и равные права граждан в получении образования, включая высшее и послевузовское образование (ст. ст. 3,4). Необычное решение проблемы предоставления статуса постоянно проживающего лица содержится в ст. 5 — «обмен жилыми помещениями является основанием для выдачи им разрешений на постоянное жительство на территории сторон»; ст. 7 регламентирует равные права на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-правовых гарантий на территориях сторон, а также равные права на социальное обеспечение, медицинскую помощь и доступ к услугам лечебно-оздоровительных учреждений сторон18. К сожалению, остались нереализованными положения ст. 9 Договора, где предполагалось, что стороны приведут в течение 1999 г. действующее законодательство в соответствие в настоящим Договором.

    Остался открытым вопрос урегулирования отношений стран СНГ со странами Балтии в вопросах предоставления гражданства, а также конкретных прав, которые могли бы быть предоставлены населению бывшего СССР. Исключение составляет Литва, где вопросы правопреемства населения решились без излишних коллизий подписанием в 1991 г. двустороннего российско-литовского Договора о предоставлении прав литовского гражданства всем этническим русским, постоянно проживающим в Литве. В дальнейшем было заключено Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Литовской Республики о временной трудовой деятельности граждан от 29 июня 1999 г., положения которого распространяются на труд постоянно проживающих в двух государствах иммигрантов (ст. 1)19.

   Договор о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова от 19 ноября 2001 г. предусматривает введение в будущем двойного гражданства. В ст. 16 указывается, что «вопросы двойного гражданства будут регулироваться на основе отдельного соглашения между Сторонами»20. Установлено, что стороны будут координировать миграционную политику, включая меры по предупреждению и недопущению нелегальной миграции из третьих стран, и в этих целях заключат отдельное соглашение (ст. 17). Каждая из сторон гарантирует гражданам другой стороны, а также лицам без гражданства, проживающим на ее территории, независимо от национальной принадлежности, экономические и культурные права и свободы в соответствии с общепризнанными международными нормами о правах человека.

   Свободе передвижения посвящено Соглашение о безвизовом передвижении граждан государств СНГ по территории его участников 1992 г. (не подписаны Туркменистаном и Украиной), а также Соглашение между Правительствами Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о взаимных безвизовых поездках граждан от 20 ноября 2000 г.22.

    Ряд многосторонних соглашений в рамках СНГ свидетельствует о необходимости без излишних сложностей решать проблемы трудовых взаимоотношений иммигрантов на территории Содружества. Так, в Договоре между Россией, Беларусью, Казахстаном и Киргизией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях 1996 года в качестве одной из основных целей указано «обеспечение устойчивого демократического развития государств» (ст. 2)23. В то же время, как отмечает профессор И.И. Лукашук, в этой важной области странам СНГ еще предстоит долгий и совсем не легкий путь.

   Соглашение между Правительством Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республикой и Правительством Российской Федерации о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях от 24 ноября 1998 г., а так же Соглашение о принципах признания и нострификации документов об ученых степенях, сопоставимости ученых степеней (участвуют Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Молдова, Россия, Туркменистан, Узбекистан, Украина)  направлены на унификацию образовательных стандартов на территории Содружества.

   Большое число армянских иммигрантов в России, а также наличие на территории Армении постоянно проживающих граждан России, придали импульс к заключению Договора о взаимном признании документов об образовании между Российской Федерацией и Республикой Арменией , 26 мая 2000 г было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых степенях . Следует напомнить, что в рамках СНГ заключено Соглашение о предоставлении равных прав гражданам государств участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. на поступление в учебные заведения от 24 ноября 1998 г.

  В плане регламентированности культурных и образовательных прав гражданам двух государств представляет интерес Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Грузия о сотрудничестве в области культуры, науки и образования от 3 февраля 1994 г. В соглашении указано, что каждая из сторон предоставит гражданам другой стороны возможность пользоваться библиотеками, музеями, галереями, архивами и другими учреждениями культурного характера для научной работы, учебы и в иных целях (ст. 4). Предусматривается сотрудничество между Академиями Наук двух стран (ст. 14). Каждая из сторон гарантирует гражданам другой стороны, проживающим на ее территории, «равные со своими гражданами права на образование, его доступность и равноправие всех видов обучения» (ст. 17) . По мнению Директора Консульского Департамента МИД РФ В.А. Павловского, по мере стабилизации обстановке на Кавказе и в общем контексте российско-грузинских отношений можно будет вести речь и о возврате к безвизовому режиму взаимных поездок граждан с Грузией . Аналогичное мнение выражается и грузинской стороной.

   В то же время, граждане Грузии пользуются определенными правами в России. Так, в академии МВД России обучалась на безвозмездной основе большая группа грузинской молодежи. Как отмечает Н.П.Патрушев, в России на основе ряда международных соглашений в настоящее время обучается слушатели из стран СНГ и некоторых других государств . К сожалению, в настоящее время сотрудничество «силовиков» более востребовано, чем общение Академий Наук. Грузинские граждане, испытывающие трудности визового режима, введенного Россией с 2000 г., в большей степени нуждаются в реализации иных прав, чем указано в Соглашении 1994 г. Безусловно, характерной чертой правового положения иностранных граждан является разрешительный порядок их въезда и выезда на территорию страны пребывания, но при этом международные договоры могут его упростить (как в рамках СНГ), но это не означает его отмены.

   Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о статусе корреспондентов средств массовой информации Российской Федерации в Республики Таджикистан и корреспондентов Республике Таджикистан в Российской Федерации от 11 июля 2001 г.  имеет особую актуальность для свободы слова стран Содружества.

   На закрепление гарантий медицинского обслуживания населения Содружества направлены ряд международных соглашений, к которым можно отнести Соглашение о взаимном предоставлении гражданам Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республики и Российской Федерации равных прав в получении скорой и неотложной медицинской помощи от 24 ноября 1998г ; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о медицинском страховании граждан Российской Федерации, временно находящихся в Украине, и граждан Украины, временно находящихся в Российской Федерации от 28 октября 1999 г. ; Соглашение об организации санаторно-курортного лечения и организованного отдыха военнослужащих и членов их семей, гражданского персонала пограничных войск государств-участников СНГ ; Соглашение о санаторно-курортном лечении и организованном отдыхе военнослужащих и членов их семей государств — участников СНГ от 4 июня 1999 г. составляют тот массив международных норм и стандартов Содружества, который нуждается в дальнейшей имплементации в национальное законодательство.

    Пенсионное обеспечение граждан стран — участниц Содружества также является предметом заключения ряда международных договоров. Среди них следует указать Соглашение о порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств — участников СНГ, подписанное 24 марта 1993 г. В его преамбуле стороны ссылаются на Соглашении о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 г.39; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о гарантиях пенсионных прав жителей гор. Байконур Республики Казахстан от 18 июня 2000 г.40; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Грузия о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения от 16 мая 1997 г., предусматривающее пенсионное обеспечение граждан двух государств, на территории, которой они имеют место постоянного проживания (ст. 2).

  По мере развития практики заключения международных соглашений, затрагивающих правовой статус иностранных граждан на территории конкретного государства, происходит совершенствование такого рода соглашений путем объединения вопросов их регулирования. Примером является Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинета министров Украины о порядке расчетов в связи с реализацией военнослужащих Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины и членами их семей — граждан Российской Федерации равных с гражданами Украины прав на обучение в учебных заведениях общего образования, начального, среднего и высшего профессионального образования, на прием в детские дошкольные учреждения, а также на охрану здоровья и другие виды социального обслуживания от 16 марта 2000 г.

  В то же время, по мнению ученых, право СНГ может потерять свою организующую и упорядочивающую силу из-за нарастания взаимоисключающих норм и коллизий. По мнению И.Н. Глебова, необходимо использовать любую возможность для укрепления Содружества, придания многосторонним актам СНГ преимущественной силы, особенно в отношениях, связанных с правами человека42. Ученые считают, что следует урегулировать систему взаимного обмена правовой информацией СНГ. За весь период существования Содружества его субъектами подписано более 350 договоров и соглашений по различным вопросам сотрудничества, основная их часть на практике не выполняется.

  Проблемы развития «единого российско-белорусского гражданства», провозглашенного Уставом Союза Беларуси и России (гл. IV), нашли свое подтверждение в Договоре о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997 г. Калькированные по стандартам Европейского Союза, предоставляющие субсидиарное гражданство населению двух стран, права не имеют развития по ряду причин, среди которых нереальность создания на сегодняшний день всех перечисленных надстроечных структур, предусмотренных уставными документами . Между тем, такие права граждан единого союзного государства, как избрание в органы местного самоуправления, право участия в выборах в Парламент союзного государства ждут своей реализации.

  Разработка конституционного акта Союзного государства, свидетельствует о продолжающейся работе в этом направлении. Однако, как подтверждает практика стран ЕС, процесс конфедерализации государств сложен и противоречив . В.Г. Вишняков отмечает, что выдвижение на первый план международных начал в процессе создания Союзного государства происходит под влиянием политических факторов, это приводит к смешению международно-правовых и конституционных подходов, к эклектике разнородных, разнонаправленных отношений . Хронологически последовательным шагом в деле формирования Союзного государства и его единой правовой системы могло бы явиться внесение в конституции России и Беларуси соответствующих изменений, направленных на отражение в основных законах двух государств, как их современного состояния, так и перспектив их дальнейшего объединения.

    Между тем, развитие двусторонних отношений продолжает сохранять международный характер. В январе 2006 г. на заседании Высшего Государственного Совета Союзного государства были пописаны документы, предоставляющие ряд дополнительных прав гражданам двух стран — Соглашение об обеспечении равных прав граждан Российской Федерации и Республики Беларусь на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территориях государств — участников Союзного государства», а также Договор о сотрудничестве в области социального обеспечения, а также Межправительственное соглашение о порядке оказания медицинской помощи гражданам России в учреждениях Беларуси и белорусским гражданам в российских учреждениях здравоохранения . Подписание направленного на создание правовой основы организации надлежащего учета иностранных граждан и лиц без гражданства, въезжающих в Россию или Беларусь с территории третьего государства, Соглашения между Правительством России и Беларуси об использовании миграционной карты единого образца , стало возможным благодаря отсутствию границы между двумя государствами.

  Е.В. Пушкина отмечает, что Конституции России и Украины, несмотря на различия в степени и объемах регламентации основных прав и свобод человека и гражданина, ориентированы на международные стандарты, по своей структуре и содержанию во многом схожи в силу общности корней, духовных традиций, правовой школы, политических, социально-экономических реалий, обусловленных материальными, финансовыми, организационными возможностями государственных институтов и уровнем правосознания населения.

   Устав СНГ в качестве одного из принципов Содружества определил «верховенство международного права в межгосударственных отношениях» (ст. 3). Что же касается верховенства международного права в области национального законодательства, то не все страны СНГ оказались готовым его принять. Верховенство норм международного права закреплено в конституциях Армении (ст. 6), Беларуси (ст. 8), Казахстана (ч.3 ст. 4), России (ч.4 ст. 15), Молдовы (ч.2 ст. 4), Таджикистана (ст. 10). В конституциях других стран Содружества нормы международного права, как правило, являются «составной и непосредственно действующей частью законодательства (ч.3 ст. 12 Конституции Киргизии). Такая норма отсутствует в Конституции Тур- кмении50. Вместе с тем, по мнению Н.А. Михалевой, имеющаяся имплементация норм международного права в национальное законодательство стран СНГ выражает прогрессивные тенденции в права.

    Анализ ряда соглашений между странами Содружества, касающийся правового положения граждан одного государства, проживающего на территории другого государства Содружества, позволяет сделать вывод о том, что здесь имеет место предоставление преференциального правового режима, которое устанавливается международным договором.

  В соответствии с нормами международного права государственные органы должны осуществлять свои полномочия таким образом, чтобы не только не нарушать предписания этого права, но и содействовать их реализации. В противном случае наступает ответственность государства. Ю.А. Тихомиров отмечает: «Сближение национальных правовых систем в международном объеме стало острейшей проблемой современности».

    Рассматривая проблему соотношения международного и национального права применительно к СНГ, следует отметить, что в рамках Содружества складывается своего рода общее право, обладающее чертами как международного, так и надгосударственного права. Однако, рассматривая практическую сторону вопроса, следует указать на серьезные противоречия, возникающие в процессе соотношения принимаемых на уровне СНГ актов (уставных документов, соглашений, модельных законов и т.д.), что усложняет их интеграцию в национальные правовые системы, затрудняет реализацию процедуры устранения возникающих коллизий и как следствие не позволяет констатировать их конституционную приоритетность для государств — членов Содружества.

    По мнению И.Н. Глебова, последствия суверенизации придали хронический характер попыткам подчинить национальному праву все проявления международного права. Особенно это ощущается в военной сфере53. Несмотря на ряд международных соглашений как в рамках всего Содружества, так и двусторонних, вопрос службы иностранных граждан в вооруженных силах стран СНГ в настоящее время не решен.

  Вместе с тем, согласно положению Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции Российской Федерации, решение о согласии на его обязательность для России возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию России или пересмотра ее положений в установленном порядке. В ряде случаев можно констатировать наличие коллизии международной и национальной правовых норм. Профессор О.И. Тиунов рекомендует в таком случае толковать их в духе сближения, не допуская выводов, влекущих внешнеполитические осложнения. Лишь при невозможности устранить коллизию методом толкования следует отказаться от применения внутренней нормы55. Подгонка определенной внутренней нормы к требованиям международного договора может привести к ломке больших групп норм даже различных отраслей законодательства. Государство не может предоставить иностранцам какие-либо права или возложить на них какие-либо обязанности, которые бы представляли собой вторжение в сферу суверенных прав государства его гражданства.

   И все же, исходя из классификации национальных режимов, предоставляемых иностранным гражданам конкретным государством58, можно сделать благоприятный для характеристики дальнейшего развития Содружества вывод. Предоставление национального режима характерно для всего пространства СНГ, ряд государств — Россия, Беларусь, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан — согласно международным соглашениям, должны предоставлять гражданам договаривающихся государств преференциальный режим, который позволял бы им реализовывать права в большем, нежели при национальном режиме, объеме.

   Проблема гармонизации и унификации правовых систем является общей для всех государств Содружества. Межпарламентская Ассамблея в 1992 году приняла «Постановление об Основных направлениях сближения национальных законодательств государств — участников Содружества», где указан широкий круг областей, в которых необходимо сближение законодательств. Предполагается развивать такие направления сотрудничества как основные условия перемещения рабочей силы и гарантии трудовых и социальных прав работников. Законодательная работа в рамках этого направления неизбежно должна опираться на многие международно-правовые акты, включая Международные пакты о правах человека 1966 г.  Приходится с сожалением констатировать, что социальным регулированием, которое сегодня на повестке дня для Европейского Союза, институты СНГ по существу не занимаются.

  В высказываниях российских ученых и политиков содержится критический отзыв не только по поводу излишней формализованное™ и большого количества договоров и соглашений стран Содружества. В рамках Содружества создано 70 советов, но все они не работают. Экономический суд СНГ принял незначительное число решений, которые оставлены без должного внимания . Отмечаются недостатки в деятельности руководства государств — участников Содружества. Существование СНГ используется президентами этих стран в качестве должного средства поддержания их власти на национальном уровне. В результате появилось понятие «дифференцированная интеграция», развиваются те сферы сотрудничества (политика, экономика, разоружение, образование, окружающая среда, миграция), которые политические лидеры считают для себя наиболее важными, не ставя пред собой цели более тесного сотрудничества.

  Сегодня нередко задается вопрос: а есть ли будущее у СНГ? Некоторые ученые констатируют, что СНГ свою историческую роль сыграло, да и то не в полной мере, но история и география подталкивают государства к интеграции. Тем более, в современную эпоху, когда по всему миру формируются региональные союзы государств, эффективно отстаивающие свои интересы в глобализирующемся мире, СНГ может и должно существовать и развиваться, но нужна новая концепция его развития . Между тем, ряд политических лидеров Содружества не видят альтернативы этому региональному объединению . На сентябрьском 2004 г. Саммите глав государств СНГ были указаны два направления реформирования Содружества: региональная безопасность и экономическое взаимодействие.

  Президент Российской Федерации В.В. Путин указывает, что заинтересованная работа над вопросами реформирования СНГ продолжается. Из опыта СНГ выросло несколько продуктивных инициатив экономического сотрудничества. Сегодня параллельно на основе совпадающих интересов сторон развивается союзное государство с Белоруссией, ЕврАзЭС, Единое экономическое пространство...многостороннее партнерство позволяет решать проблемы с меньшими затратами». Оптимистично звучат слова о том, что на пространстве СНГ идет не простой, но активный поиск оптимальных моделей взаимодействия.

   Выводом является тезис о том, что необходимо восстановить в государственном правосознании не только России, но и всех стран Содружества идею верховенства международного права в том истинно демократическом понимании, как она закреплена в конституциях большинства стран мира. Пока идут процессы становления конституционализма, разрабатываются законы о международных договорах, идея примата международного права не должна быть упущена государствами СНГ, иначе не будет надежды на прекращение конфликтов и противоречий между ними в ближайшем будущем. Необходимо преодолеть игнорирование, медлительность и неполноту реализации в российском законодательстве международно-правовых норм, содержащихся в конвенциях (договорах, соглашениях), ратифицированных или подписанных Россией.

  Российскими учеными отмечается, что правовая политика — это научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных и муниципальных органов по созданию эффективного механизма правового регулирования, по цивилизованному использованию юридических средств в достижении таких целей, как наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление дисциплины, законности и правопорядка, формирование правовой государственности и высокого уровня правовой культуры и жизни общества и личности68. В целом же, характеризуя правовую политику России постсоветского периода, отмечается ее непоследовательность.

   Сформировавшийся на государственном уровне подход к осознанию, формулированию и реализации национальных интересов России также является далеко не безупречным70. Разработчикам большинства официальных документов так и не удалось обозначить векторы поступательного движения и задать систему ценностных ориентиров, выйти за узкие временные рамки текущего переходного периода, а также избежать терминологической путаницы и излишней абстракции используемых в них понятий.

  В связи с отмеченным, представляются особенно актуальными слова русского профессора Е. Спекторс- кого, высказанные им сто лет назад, о том, что конституционная идея имела немало мучеников, пострадавших за нее, особенно у нас в России, но необходимость ее очевидна: «Хорошая конституция это все равно, что хорошие пути сообщения». Несмотря на тернистость этого пути, особенно в рамках такого регионального объединения как СНГ, нужно учитывать законотворческую возможность для имплементации норм международных договоренностей в национальные правовые системы государств с целью защиты прав населения Содружества.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика